Автор Тема: Абхазы  (Прочитано 5095 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ЛАШАРЕЛА

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 1392
  • Карма 493
  • Пол: Мужской
  • крест "Лашари"
  • Уважение: 0
Абхазы
« : Январь 19, 2011, 07:18:52 pm »
  • Publish
  • 0
    Гость
    --
    Старый Ханашв Цугба сидел под чинарой во дворе своей пацхи и шил из сыромятной кожи чувяки своему единственному сыну — юноше Темыру.
    Залаяла собака. Старик поднял голову и увидел молодого незнакомого ему человека; тот, не добежав до калитки, перескочил через забор: видно, очень спешил. Увидев старика, он бросился к нему и, на ломаном абхазском языке стал умолять спрятать его. Произношение выдавало в нем черкеса.
    — Погоня, — волнуясь сказал он. — Спаси меня, укрой! Если нагонят, меня убьют.
    — Заходи в дом! — быстро ответил Ханашв и ввел гостя в пацху. Приставив к стене лесенку, он указал на чердак.
    — Полезай, дад! Устройся в углу на куче шерсти. Будь спокоен: у меня ты в безопасности.
    — Да будет безмятежна твоя старость! — благодарно пробормотал гость и поспешно влез на чердак.
    Старик вышел во двор и, убедившись, что там никого нет, вернулся в пацху. Стоя внизу, он сказал:
    — Ты не бойся, дад! Никого не видно. Наверное, никто не заметил, как ты ко мне забежал. Но скажи — кто за тобой гонится и почему?
    — Я убил человека. Его друзья погнались за мной, чтобы отомстить за него.
    — За что же ты убил?
    — Он оскорбил меня: он хлестнул нагайкой моего коня на джигитовке!
    — Кого же ты убил? Как его имя?
    — Не знаю. Я ведь впервые в вашем селении...
    В этот миг опять неистово залаяла собака, и оба они застыли в испуге.
    — Тише! Я пойду посмотрю, — негромко предупредил старик и вышел во двор.
    Вдалеке из-за бугра показалось несколько человек, вслед за ними двигалась толпа. Старик заслонил ладонью глаза от солнца и начал всматриваться. Теперь уже была ясно видна вереница приближающихся к его дому людей. Они двигались медленно, не спеша.
    "Это не за ним ли, за убийцей?" — подумал старик и приготовился грудью защищать гостя.
    Но вот несколько человек, опередив других, отворили калитку и вошли во двор. Вслед за ними хлынула толпа.
    И тут Ханашв увидел, что на руках у людей лежала тяжелая, завернутая в бурку ноша, поддерживаемая со всех сторон.
    При виде знакомой бурки у старика потемнело в глазах. Точно полоснули его по сердцу кинжалом.
    Из толпы выступил убеленный сединами старик Ашвью Абидж, его сверстник и друг, и сказал:
    — Крепись, Ханашв! Тебя постигло сегодня великое горе. Но нет ничего на свете, что с течением времени не ослабевало бы. Не ты ли всегда учил нас: чем сильнее у человека характер, тем крепче выдержка, — особенно в горе? Сегодня неизвестным черкесом убит твой Темыр!
    У старика подкосились ноги. Он схватился за сердце и, наверное, упал бы, если бы люди не поддержали.
    Плач и крики женщин огласили двор.
    Двое суток пролежало бездыханное тело его сына на тахте в пацхе.
    И двое суток под разными предлогами поднимался старик на чердак, чтобы отнести еду гостю-черкесу.
    На третьи сутки, похоронив убитого, товарищи Темыра возвратились вместе с Ханашвом во двор. До позднего вечера они сидели со стариком.
    — Мы знаем, — сказал один из юношей, самый любимый сверстник Темыра и неразлучный его друг, — все вместе мы не сможем заменить тебе сына. Но мы разделим с тобой горе. Каждый день мы будем тебя навещать, как будто все еще жив наш Темыр, и во всем будем тебе помогать.
    — Даем тебе слово, — добавил другой, — что отомстим убийце. Черкес ловко прячется. Он ускользнул от нас в лесу, и, наверное, здесь, где-то рядом, кто-то его умело укрывает. Но мы разыщем его и убьем. Скоро, очень скоро ты об этом узнаешь. Может быть, хоть это немного успокоит тебя.
    Слова их, произнесенные торжественно и решительно, громко прозвучали в пацхе.
    И друзья Темыра ушли.
    Безутешный старик огляделся, нет ли кого поблизости, наполнил дорожную сумку едой, приставил лесенку к чердаку и позвал черкеса.
    — Сойди, мой гость! Сойди! Здесь нет никого. Все ушли.
    И когда черкес спустился, старик дрожащей рукой протянул ему сумку.
    — Возьми, — сказал он. — Здесь еды на два дня. Поспеши домой, дад! Лесом ближе пройти к перевалу. Ночь темна, тебя никто не увидит.
    Низко-низко склонился перед стариком гость и приложил к губам край его черкески. Потом выпрямился и, не сказав ни слова, вышел из пацхи.
    Аурысқуа! Шҩани! Шҩаби! Шҩчи! Зеги искусааит!!!
    ---
    Когда-то возле Грузии уже была «православная империя», Византия, чье влияние простиралось на пол-мира. Их войска тоже стояли в Сухуми (Цхуме), и их церковники служили в грузинских храмах службы на греческом языке. Они тоже считали себя центром мирового православия и мира вообще. Тогда казалось, что так будет вечно. Но сегодня нет ни Византии, ни ее армии. Ее наследие – в руинах, и даже в ее церквях молится другой народ. А Грузия по-прежнему живет. Так что следите, как бы в погоне за чужим добром не потерять свое…

    Оффлайн lera apsua

    • Новичок со стажем
    • **
    • Сообщений: 34
    • Карма 9
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #1 : Январь 21, 2011, 02:39:28 pm »
  • Publish
  • 0
    какая милая тема,того глядишь,и на вашем форуме абхазы появятся,честно,хоть одна приятная вещь у вас нашлась:-)

    Оффлайн Simo Hayha

    • Global Power Moderator
    • Генералисимус
    • ******
    • Сообщений: 20068
    • Карма 2041
    • Пол: Мужской
    • Уважение: +124
    Re: Абхазы
    « Ответ #2 : Январь 21, 2011, 02:54:30 pm »
  • Publish
  • 0
    А ты по чаше заходи и сама открывай приятные темы, а то Нарт сочок...  :yaa:

    Оффлайн ЛАШАРЕЛА

    • Герой
    • *****
    • Сообщений: 1392
    • Карма 493
    • Пол: Мужской
    • крест "Лашари"
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #3 : Январь 22, 2011, 03:43:41 pm »
  • Publish
  • 0
    ОТКУДА ПОШЕЛ НАРОД АПСНЫ
    Откуда пришли они, никто уже не помнит, разве что самые древние старики... Абхазский флаг и герб Даным-давно, в незапамятные времена, жили абхазы в далеком краю Мысыр - теперь его называют Египет. Там жили люди белые, а рядом, в Абассии,- черные. Были у них свои цари, и долгое время пребывали они в мире. А чтобы мир тот был прочен и нерушим, отдавали они своих сыновей на воспитание друг другу. У белых людей во дворце рос наследник черного царя, а у черных - наследник царя абхазского.

      Однажды отлучился абхазский царь из своей столицы: призвали его дела на самый край царства, к горькому морю. И случилась без него беда. Черный царевич играл в саду со своими сверстниками. Ненароком толкнули его, упал он в куст роз па острые шипы и выколол себе глаза. Ослеп черный царевич!

      В страхе собрался народ, стали думать, судить да рядить. Как сказать своему царю о беде, когда он вернется? Что будет, когда черный царь узнает о страшном несчастье, постигшем сына? Страшились абхазы за свою судьбу, ибо знали: жесток у черных людей закон - око за око, зуб за зуб. И боялись они не зря.

      Узнал черный царь, что сын его ослеп, и повелел ослепить абхазского царевича. И началась война. Черных воинов было что саранчи в пустыне, абхазских ж совсем мало. Храбро бились они, лучших бойцов теряли, но не могли остановить врага. Вот уже царь и все люди царского рода погибли. Вот уже совсем не осталось абхазов. И тогда обратился к народу мудрый столетний старик. - Люди! - сказал он.- Приснился мне вещий сон. Будто стоим мы все тут и ждем чего-то. А с юга, с высокой горы, низвергается черный потоп. Многих большая вода захлестнула, многие утонули. Тогда вдруг явилась мне покойная бабушка Хапашава. Протянула, нам свой платок и повела за собой на север. Кто пошел за ней - спасся, кто остался - погиб. Слушайте, люди! Надо бежать на север!

      Собрались абхазы и пошли па север - через пустыни безводные и горы бесплодные. Шли день и ночь, устали, проголодались, истомились от жажды. И вот остановились они у подножия гор, сплошь покрытых лесами.

      Ночью разбудил абхазов далекий грохот. Заволновались люди. Начали спрашивать друг друга: "Кто это гонится за нами с юга? Какой еще ждать беды?"

      И тогда неведомо откуда из ночной темноты вышла дряхлая, седая старушка, точь-в-точь покойная бабушка Хапашава. Вздохнула она тяжело и промолвила: Гонится за вами пророк черных людей Хазара-таалы. Мчится он на колеснице, запряженной арашем Дулдулом. А видом этот араш подобен жирафу, но голова у него ослиная, а копыта железные. Скоро он будет здесь, и вам от него по уйти. Всех потопчет свирепый араш Дулдул! Заплакали люди, заметались от горя. И тогда сказала им старушка: - Утрите слезы, есть еще надежда. Дайте мне сито, муки самой белой и соли!

      Принесли ей все, что она просила. Просеяла старушка муку и соль, замесила круто и испекла на углях большой плоский хлеб.

      Заклубилась пыль с юга, налетел из пустыни пророк Хазаратаалы па своей колеснице. Страшен был его конь-араш Дулдул! Искры летели из-под его железных копыт.

      Но тут вышла вперед старушка и положила перед Дулдулом абхазский хлеб с солью - апсуа рчеп-жика. И остановился перед ним араш Дулдул как вкопанный.

      Не мог понять Хазаратаалы, почему не скачет Дулдул на врагов, почему не топчет их железными копытами. Замахал мечом, закричал, начал понукать араша. А Дулдул ни с места. Тогда соскочил пророк Хазаратаалы с колесницы и увидел перед собой апсуа рчен-жика. Но законам предков не мог он переступить через хлеб-соль и вложил меч в ножны.

      Долго уговаривал Хазаратаалы абхазов покориться и вернуться в Мысыр, обещал им пощаду, если заплатят выкуп за кровь. Но ответили ему абхазы:
    - Мы выкуп свой кровью уже заплатили и назад не вернемся.

      Повернулся тогда Хазаратаалы к беглецам спиной и ускакал на своем араше в пустыню.

      А люди пошли дальше на север. Добрались они до высоких гор, дошли до большой Лыхненской поляны, окруженной дремучим лесом. И тут остановились.

      От этих людей и ведут счет своим поколениям нынешние абхазы. Но не все беглецы остались здесь, другие двинулись дальше и осели на реке Кубани, От них пошли абазины.

      Так ли это было или не так - никто не знает. только до сих пор чтят люди Апсны священный закон хлеба-соли. И не преступают его никогда.
    -- --------
    Они пришли там, где жили Картвельские племена  :lol: :lol: :lol:
    Аурысқуа! Шҩани! Шҩаби! Шҩчи! Зеги искусааит!!!
    ---
    Когда-то возле Грузии уже была «православная империя», Византия, чье влияние простиралось на пол-мира. Их войска тоже стояли в Сухуми (Цхуме), и их церковники служили в грузинских храмах службы на греческом языке. Они тоже считали себя центром мирового православия и мира вообще. Тогда казалось, что так будет вечно. Но сегодня нет ни Византии, ни ее армии. Ее наследие – в руинах, и даже в ее церквях молится другой народ. А Грузия по-прежнему живет. Так что следите, как бы в погоне за чужим добром не потерять свое…

    Оффлайн PHOENYX

    • Новичок со стажем
    • **
    • Сообщений: 152
    • Карма 82
    • Пол: Женский
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #4 : Апрель 01, 2012, 10:50:58 pm »
  • Publish
  • 0
    Устные истории аджарских абхазов
    30.03.2012 15:06
    Тамар Гитолендиа

    По переписи населения 2002 года в Аджарии, в городе Батуми и нескольких селах Хелвачаурского района, проживают 1650 абхазов. Они являются потомками абхазских мухаджиров, изгнанных Российской Империей из Абхазии в 1867 году. Если сравнить с прошлыми переписями, то демографическая динамика абхазов в Аджарии выглядит следующим образом: в 1939 году насчитывалось 1029 абхазов; в 1959 году - 1157 абхазов; в 1970 году - 1361 абхаз; в 1979 году - 1508 абхазов; в 1989 году - 1636 абхазов. В XIX веке, по переписи 1886 года, в Батумском округе насчитывалось 915 абхазов. Более ранних данных о количестве абхазов в Аджарии не имеется.1

    Первый поток миграции абхазов из Абхазии отмечается в 1867 году, второй - в 1877 году. Во время первого переселились 19 342 человека, во время второго - 31 964 человека. В это же время небольшое количество абхазов поселилось в Аджарию. Потомки абхазов также живут в Турции и в нескольких арабских странах, куда их предки переселились при мухаджирстве.2

    Ареал расселения абхазов в Аджарии составляют Батуми и прилегающие к нему районы - то есть, Пивзавод, Абхазское поселение, Городок; а также села Периа, Адлиа, Урехи, Мнатоби, Ангиса и Салибаури в Хелвачаурском районе; и ортабатумские поселения Цинсвла, Челта, Чаис Убани, Кведа Самеба.

    Целью моего исследования было описать переселение из Абхазии в Аджарию, сложности освоения новых мест, приспособление к новому географическому, социальному и этническому окружению, а также современный быт переселенцев и другие схожие вопросы.

    В 2011 году я предприняла три экспедиции в Аджарию. Во время исследования использовались методы наблюдения и интервью. Материал исследования (устные рассказы) я собирала, проводя интервью с проживающими в Батуми и прилегающих к нему селах абхазами. Моими информаторами были лица разного возраста (но, в основном, это были пожилые люди) из разных социальных слоев, обоих полов. Было собрано до 30 интервью на грузинском языке.

    Я изучала повседневную жизнь проживающих в Аджарии абхазов, их культуру и процессы, протекающие в обществе. Полевые наблюдения дали мне информацию по исследовательской тематике. Метод наблюдения помог мне в изучении реальности в естественных условиях.

    Во время полевых работ я столкнулась со следующими трудностями: сперва на меня смотрели подозрительно, со страхом - но когда узнавали, что я приехала не с политическими целями, то с удовольствием соглашались на интервью. Один из респондентов отметил, что в последнее время абхазы в Аджарии оказались в центре большого внимания и их пугает лишний ажиотаж вокруг себя. Они чувствуют себя здесь нормально, занимаются своими делами.

    В Аджарии абхазам нравилось, когда при входе в семью я здоровалась и прощалась на их языке. Также им было приятно, когда я показывала знание их обычаев. В отношениях с ними знание абхазской культуры и соблюдение определенных, свойственных для них норм поведения, помогло мне расположить их к себе.

    Во время экспедиции я в большом количестве собрала истории по тематике мухаджирства, так как большинство проживающих в Аджарии абхазов являются потомками мухаджиров.

    Динамика переселения абхазов в Аджарию
    (по полевым материалам)

    В Аджарии встречаются:

    •   Абхазы, приехавшие в Аджарию в начале XIX века - причины их переселения не известны. Во время полевых работ из рассказов выяснилось, что факты переселения абхазов в Аджарию подтверждаются еще до мухаджирства, в начале XIX века.
    •   Абхазы, переселенные в 40-х годах XIX века.
    •   Абхазы, переселенные в первом потоке мухаджирства, в 1867-1868 годах.
    •   Абхазы, переселенные во втором потоке мухаджирства, в 1877-1878 годах.
    •   Абхазы, выехавшие после мухаджирства, в конце 1890-х годов. Те, которые бежали от сложившейся в то время ситуации.
    •   Абхазские женщины, которые вышли замуж в 30-40-х годах XX века и позднее - невестки абхазов, проживавших в Аджарии.

    Из исторических источников известно, что в 1866 году одна часть абхазского народа восстала против Российской Империи. Причиной восстания стала русификаторская политика российских властей, тяжелые налоги, бесправие, циничное отношение к этнической идентичности абхазского народа.

    Слово «мухаджерет» арабского происхождения и означает «переселение, эмиграция»,3 но на абхазском, черкесском и языках других народов Кавказа этот термин приобрел значение «беженец, изгнанный с родины, насильно переселенный».4

    Петре Чараиа в 13-м номере журнала «Квали» от 1897 года писал про Дали:

    «...Дали был переполнен абхазами... Страна, известная раньше мужеством своих жителей, сегодня уничтожена настолько, что в ней никого не осталось». (стр. 268).

    63-й номер газеты «Дроэба» от 1875 года сообщает:

    «Верховное правительство из-за стратегических и других соображений видело пользу в том, чтобы опустошить эти места. В Сухумском, Пицундском, Гагрском и других ущельях - там, где раньше бурлида жизнь - сейчас редко встречаются даже следы человека. Здесь можно найти одно-два села, в которых живут бедные черкесы, и колонии русских переселенцев».

    Османские солдаты часто освобождали корабли от «лишнего груза». По сведениям газеты «Русский мир» от 29 октября 1877 года, турки увозили на кораблях стариков, молодых и детей - но как только корабль исчезал с горизонта, начиналась «сортировка» абхазских пленных. В море выбрасывали всех стариков, которые не могли держать оружие, старых женщин, которые не годились для гарема, и детей, которые нуждались в опекунстве матери. Много людей погибло как при перевозке морем, так и при транспортировке по суше.

    Истории мухаджирства очень эмоционально переданы прессой XX века. Эта эмоциональность объясняется тем, что факты принудительного переселения абхазов из Абхазии освещались параллельно событиям. Сравнивая материалы XIX века с рассказами абхазов, живущих в Аджарии, становится очевидным, что у последних изменилась интерпретация тех явлений.

    Подлинная причина переселения - империалистические интересы России и Турции. В устных историях абхазов, живущих в Аджарии, о них не упоминается. Респонденты говорят только о факте мухаджирства.

    Из рассказов отцов, бабушек и дедушек абхазы, живущие в Аджарии, знают, откуда, из какой деревни или уголка они были переселены. Аджарские абхазы происходят, в основном, из Гудауты, Гагры, Бзыпи, Гульрипши, Очамчире, Агубедиа, Цандрипша... Мне встретился и респондент, который не знал, где жили его предки.

    Из рассказов респондентов известно, что большинство мухаджиров прибыли в Аджарию морем, хотя часть была перевезена и по суше.

    Рассказчики особенно подчеркивают тот факт, что они обосновались здесь и не меняли места своего проживания уже более 150 лет:

    «Мы живем на этом месте уже 150 лет, никуда не переезжали. Постоянно живем здесь уже несколько поколений: сперва, отец моего деда, потом – мой дед, затем мой отец, теперь - я, мой сын и мои внуки. Уже шесть поколений живем здесь и никуда отсюда мы не переселялись». (Зури Атружба, с. Салибаури)

    Было несколько случаев, когда я просила рассказать, как их предки оказались в Батуми, вспомнить истории, рассказанные дедами, бабушками, отцами. Эти просьбы некоторым были неприятны и вызывали неловкость. Александр Ацанба говорит:

    «Об этом мы не говорим. Вообще-то и наши предки об этом не говорили. И мы не спрашивали. Все были очень подавлены. Я спросил однажды, и мне сказали, чтобы я не спрашивал больше. Для них это была болезненная тема».

    На тему мухаджирства существует множество историй. Записанные нами устные истории не имеют претензий на историческую правду. Данный материал будет интересным с точки зрения документирования чувств и воспоминаний конкретных людей - какую интерпретацию дают мухаджирству живущие в Аджарии абхазы. Проект «Абхазы в Аджарии» позволяет показать жизнь малоизвестных личностей в исторически интересном контексте.

    Александр Ацанба рассказывает:

    «Во время мухаджирства абхазов выселили в Персию и Турцию. Батуми - приморский город, и уезжали через Батуми. Больше половины вернулись обратно из Турции. Сначала приехали в Абхазию. Там их не приняли. Затем - сюда. Тот, кто вернулся - остался жить в Батуми. Что еще могли сказать. Выселили и все. Очень много, около 10 тысяч человек было выселено. Здесь они поселились. Здесь им было очень хорошо. У них было собственное хозяйство».

    Предок Миктата Исрафила Каитамба приехал в Аджарию из Турции:

    «Отец мой и его братья-сестры - все родились в Аджарии. Дед, Мути Каитамба, приехал из Турции, так как был мухаджиром. Где он жил до мухаджирства, я не знаю... Помещики привезли их в Турцию. Людей высадили на берегу, а сами скрылись, оставив народ на произвол судьбы. Тогда погибло много человек. Со стороны отца моей жены было 75 семей. Только ее дед переехал сюда. Из 75 семей остались, по словам племянника, только 40-50 семей - остальные погибли. Оставшиеся абхазы устроили на холме собрание, на котором решили, что если они не поедут в Турцию, то все здесь погибнут. Только мой дед сюда приехал».

    По мнению Отара Чаушба, его предки приехали в Аджарию где-то в 1850-х годах:

    «Что значит мухаджирство, вы, наверно, знаете. Это принудительное переселение. Их корабль пристал к берегу. На корабле произошло восстание. Сейчас здесь село Адлиа. Абхазы называют его Бехере. Здесь их высадили с корабля. Тут везде были болота. Потом возникло село, население которого вскоре выросло. Поэтому больше всего абхазов живет в Адлии, потом - в Городке, Челта, здесь - в Мнатоби, еще в Ангиса, Шави Парки, Самеба, Периа, Чагнари...»

    По словам Зури Атружба, его предки относятся ко второму потоку абхазских мухаджиров:

    «Это происходило в 1880-х годах. Тогда еще Аджария принадлежала Турции. Потом зашли войска Российского императора Николая и Аджария присоединилась к Грузии. Полагаем, что мы переселились в этот период. Наши предки выехали из Абхазии в Турцию. Абхазы очень уважали старейшину рода и, когда уезжал старейшина, за ним следовала вся семья и вся прислуга. Абхазия полностью опустела, начиная с территории Гагры. Здесь абхазов фактически не осталось. Опустели села. А живущие на побережье абхазы переселились в Турцию.

    Впервые христианство пришло на территорию Грузии через Аджарию и Абхазию, то есть - в приморскую зону. Потом, когда пришли турки и заняли приморскую зону, они сделали абхазов, живущих здесь, мусульманами. Когда приближались русские войска – пугали (турки - абхазов-мусульман, Т.Г.), что вот, идут христиане, они убьют вас. Так турки обманывали абхазов, что бы те переселились в Турцию. Абхазы были воинами. Тогда турки воевали с Российской Империей.

    В 1880-ых годах, когда наши - Атружба – уплывали на корабле, один из наших родственников заболел. Ему было очень плохо. Отвезти его в Турцию было невозможно. Отец деда и его двоюродный брат привезли больного сюда, в Батуми. Там, в городе, сейчас расположен Бульвар. Корабль прибыл и больной сошел. Но больного не могли оставить одного и две семьи - отца моего деда и его двоюродного брата - тоже сошли. Эту историю мне рассказал отец. Остальных наших родных корабль увез в Турцию. Вот эти две семьи и остались в Батуми. Потом отцу деда понравилась эта сторона (село Салибаури), а другому (двоюродному брату) - села Ангиса-Адлиа с другой стороны, и он поселился там. Больной умер, его похоронили, а двоюродные братья остались здесь».

    Предков Светланы Сури Мусхаджба во время мухаджирства привезли на корабле, а затем вывезли на большое поле в Ахалсопели, дальше Гонио, со словами: «Делайте, что хотите - куда хотите, туда и идите». Члены семьи отца Сури до этого поехали в Турцию. Сури помнит рассказ отца:

    «Когда нас привезли туда, мы сошли с корабля и нам сказали: «Делайте, что хотите». Там было сделано что-то вроде забора, и нас завели туда. Утром мычит корова. Идет высокий мужчина с шапкой на голове и ведет корову. Привел большую корову, открыл двери и сказал – возьмите эту корову и покормите детей молоком. Оказалось, он был нашим дедом. И потом нам очень помогали находящиеся там абхазы, все для нас сделали. Но они не остались надолго - уехали. Нашли какой-то корабль и уехали втихаря. Кто смог - вернулся в Абхазию».

    Один респондент коснулся истории мухаджирства в общих чертах. Я поинтересовалась, кто же именно рассказал ему эти истории. Он ответил, что рассказал сосед, у которого гостили абхазские поэты, и среди них был Дмитрий Гулиа (это первый абхазский поэт, создатель абхазской письменности).

    Семья Ацамба имеет интересное прошлое в Аджарии. Их предки были родом из Цандрипша. Во время мухаджирства Якуб Ацамба вместе с семьей поселился в селе Минда. Потом они переселились в Батуми и заняли свободную землю, где сейчас находится Абхазский квартал. Привлекает внимание, как респонденты подчеркивают, что абхазы поселились в Аджарии на свободных землях, а не в чужих домах - то есть, они не отнимали жилища у других.

    Место, которое сейчас называется Абхазским кварталом, абхазы заняли под предводительством предка семьи Ацанба - Мустафы Ацанба (отец свекра респондента). Он был активным абхазским общественным деятелем, защищал права вдов и детей. Как народный медиатор, он принимал участие в примирении кровных врагов без вендетты. В 1922 году Мустафа Ацанба взял на себя открытие начальной грузинской школы. Чтобы получить право на это, он даже ездил в Баку, где находилось Управление по государственному имуществу на Кавказе и в Закавказье. Ему позволили свободно выбрать, какую школу открывать - грузинскую, русскую или абхазскую. И Мустафа Ацанба выбрал грузинскую школу. Он говорил: «В семье мы разговариваем на абхазском языке, но должны знать и язык той земли, на которой живем». Поэтому Мустафа Ацанба открыл грузинскую школу, в которой учились четверо его детей.

    В этой семье имеются фамильные гербы. Один - со времен христианства, а второй - после принятия ислама. Представители фамилии Ацанба были христианами до мухаджирства, а после стали мусульманами. Раньше они не имели права показывать кому-либо эти гербы. И сейчас респондент сама не смогла решиться показать мне семейные реликвии. Она позвонила супругу и только после его прихода показала мне гербы, фотографии и старые газеты.

    Во время полевых работ из рассказов абхазских респондентов стало известно, что факты проживания абхазов в Аджарии известны еще до мухаджирства и подтверждаются в 40-х годах XIX века.

    По рассказу семьи Чамба, когда их предок приехал из Абхазии в Аджарию, в Батуми уже жили несколько абхазов. Эльза Чамба (37 лет, педагог, община Ортабатуми - Цинсвла) рассказала, что дед ее отца, Кумача Парнавазович (Пара), переселился из Абхазии в Аджарию в 40-х годах XIX века. По ее словам, до поселения в Батуми предок часто ездил в Гурию и Имерети, где у него было множество родственников и друзей.

    В Аджарии Кумача Чамба сблизился с фамилией Чахвадзе. Кумача уехал из Абхазии по собственной инициативе. Не захотел вернуться, так как обзавелся здесь семьей. Он женился на абхазке по имени Хенифе. Ее фамилию рассказчик вспомнить не смог.

    Причиной переселения предка до мухаджирства Эльза Чамба назвала дружеские и родственные связи. А ее двоюродный брат Джамлет Чамба (который также является потомком Кумачи) сказал, что его прадед случайно убил человека в Абхазии и поэтому сбежал оттуда. Когда Кумачи приехал в Аджарию, абхазов там было мало - на территории т.н. «Городка» проживало всего несколько человек.

    Оффлайн PHOENYX

    • Новичок со стажем
    • **
    • Сообщений: 152
    • Карма 82
    • Пол: Женский
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #5 : Апрель 01, 2012, 10:51:42 pm »
  • Publish
  • 0
    Истории поселения в Аджарии

    Часть абхазов, приехавших в Аджарию из Абхазии в период мухаджирства, изначально обосновалась в горных районах - в частности, в Кеда, Минда, Ортабатуми... Через несколько лет, в советский период, они переселились в низины – в Батуми и прилегающие к нему села. Абхазы подчеркивают, что после переселения из горных районов Аджарии они заняли свободные, никому не принадлежавшие земли, и ни у кого не отнимали жилья.

    По словам не одного рассказчика, в Аджарии жили курды, впоследствии выселенные советской властью в Казахстан. В селе Минда абхазы начали селиться во время выселения курдов, в результате которого освободились дома очень богатых семей. Одному уважаемому абхазу - Фериду Ацанба, который работает в Москве и является профессором в области медицины, предложили выбрать любой из этих домов. Ферид воспринял это, как оскорбление: «Мы не поселимся в чужом доме, который оставили со слезами на глазах!» Поэтому абхазы поселились на свободной земле, построили себе новые дома. Сейчас это место называется Абхазским кварталом.

    Батуми и села в его окрестностях раньше представляли собой мультиэтнический район. По рассказам, до войны в Аджарии рядом с абхазами жили французы, немцы, англичане, русские, греки, армяне, турки, курды.
    Потомки абхазов-мухаджиров отмечают, что их предки купили земли в Аджарии за золото.

    Абхазы, переселенные до мухаджирства и после мухаджирства, согласно устным историям, были довольно состоятельными. У них были каменные дома, отдельный дом во дворе для гостей, предметы роскоши, вспомогательные постройки - конюшни, хранилища молока, амбары… Я сфотографировала предметы быта - тахту и стулья, изготовленные в петербургской царской мастерской, часы «Ле Руа де Пари».

    «Это единственный старинный предмет, который сохранился у нас. Таких часов было шесть штук разной формы, но в 1937 году произошла конфискация имущества, наша семья тоже попала под репрессию... Мой дед, Али Асадзба, имел здесь недвижимость. У него были магазины на улице Кутаиси. Здесь рядом село Кведа Самеба - там тоже были наши земли. Сейчас остался лишь сад, а все остальное отняли. Был коммунистический период и нельзя было быть богатым». (Заур Асадзба).

    «У отца деда было так устроено, что во всех комнатах - в спальне, в приемной - везде были большие многофункциональные камины. Кроме отопления, они совмещали функцию бани. Камины в спальне были оформлены камнями с разными орнаментами, обработанными греками. Тот дом разрушили в 1936 году. Во дворе был амбар, отдельно – стойло для скота, а рядом с амбаром была постройка для хранения молочных продуктов». (Э. Чамба).

    У Чамба были помощники - в основном, курды. Из рассказа выясняется, что у предков семьи также служили лазы. В семье Чамба мне показали старые железные и медные предметы из старого дома XIX века, которые принадлежали их предкам. Это были инструменты для чистки и обработки лошадиных копыт, насадки на обувь для ходьбы в горах, джезве (кофеварка), металлические кувшины для воды, сковорода, таз с дырочками, медный таз и кастрюля. В своем богатом доме Чамба перед завтраком или обедом пили сладкий кофе, а после еды - кофе без сахара.

    Эти предметы – примеры кузнечного мастерства - во времена бабушки и дедушки рассказчика также считались реликвиями. Сегодня Чамба их не используют в быту, но бережно хранят. Это не случайно. Кузнец и кузнечество имели сакральное значение для абхазов. В этнографической литературе отмечено,5 что мастерство кузнеца, который плавит крепкий металл и делает разные полезные предметы и орудия, было более чем удивительным для древнего человека. Ему трудно было представить, что кузнечеством можно заниматься без помощи волшебства.

    Согласно этнографическим описаниям Петре Чараиа, в Абхазии кузнец и кузнечество имеют такое же, если не большее значение, какое для верующего христианина - церковь и священник. В народном праве кузница имеет то же значение, что и Евангелие и животворящий крест для верующего христианина - или как икона Святого Георгия. Если кто-то должен был поклясться для оправдания себя - он клялся в кузнице (при этом произносились слова «Именем этого идола» и следовал удар по наковальне). В конце XIX века этот обычай был запрещен, но абхазы все равно продолжали клясться в кузнице.6

    Антропонимы и этимология фамилий

    Я заметила, что у старшего поколения абхазцев по два имени – одно «паспортное» и второе, по которому к нему обращаются члены семьи, родственники и соседи. Например: Дурсун - Мемед, Тенгиз - Исмет, Светлана - Сури... Респонденты дают следующую интерпретацию этому явлению: «В старые времена была такая традиция – если в семье был только один сын, то ему давали два имени. Так было не только в Аджарии, но и там (в Абхазии). Грузинские имена начали доминировать в Аджарии во время Советского Союза, где-то в начале 40-х годов ХХ века».

    Второе имя, как правило, не называют гостю или незнакомцу - человека представляют официальным именем. Хотя, когда рассказывают истории прошлого, то их участников называют домашними именами. В ходе первой экспедиции одна респондентка в качестве своего официального имени назвала Шорет (ее растила абхазская бабушка). Она отметила, что у нее есть и другое имя - однако назвать его категорически отказывалась, несмотря на просьбы. Во время второй экспедиции, когда я снова к ней наведалась, неожиданно зашла соседка и в присутствии меня обратилась к ней по домашнему абхазскому имени – Шута. Вот так я и узнала ее второе имя.

    Миктат Исрафил Каитамба – паспортное имя Миктат. Матери Миктата очень нравилось, как звучало обращение к одному богатому человеку - Исрафил-бей. И она несколько раз назвала своего сына Исрафил-беем. Так Миктат приобрел второе имя - Исрафил.

    Мои респонденты особое внимание уделяли этимологии своих фамилий. Заур Асадзба так объяснял происхождение своей фамилии: «Фамилия Асадзба происходит от Садзы. Садзы – было такое племя у черкесской границы. За какие-то заслуги деду присвоили фамилию, происходящую от названия этого племени».

    Ацанба связывает происхождение своей фамилии с названием села в Абхазии, в которой жил его предок: «Фамилия Ацанба может быть связана и с названием села Цандрипш».

    В рассказе Зуры Атружба привлекает внимание то, что он называет своих предков не по фамилиям, а по именам отцов. К примеру, Дашнык Ондал (Дашнык – отец деда респодента, Ондал – отец Дашныка), Ахмед Осман (т.е. отцом Ахмеда был Осман). Его историческая фамилия – Труш, но для того, чтобы отразить в фамилии национальность, было добавлено окончание «ба». Из его рассказа выяснилось, что в то время абхазская форма фамилий еще не была образована. У них не было характерных окончаний «ба» и позже добавились «дзе» и «швили» - по аналогии с грузинскими фамилиями. По словам респондента, это произошло в советское время, в 30-х годах.

    Чамба не знают этимологию своей фамилии, но сообщили, что в Абхазии есть место, которое называется Анчамаант - это название можно перевести как «поселение Чамба». Во всех историях, которые они слышали о своем роде, их фамилия всегда имела окончание «ба» (Эльза Чамба).

    Большинство респондентов не знали этимологии своих фамилий.

    Имена и фамилии, записанные нами:

    а) Предки-мухаджиры: Дашнык Ондал, Хенифе (фамилия неизвестна), Кумача Чамба, Дурсун-Мемед, Сфьиф, Гулизар Алхорба, Али Алхорба, Дурсун Басникипа, Нивза Акуджба, Али Асадзба, Исабри Басникипа (женщина), Эсма Арсия, Ксеня Квасия, Исрафил Чамба, Лутфи Чамба, Мели Чамба, Шута Чамба...

    б) Современные: Исмет Тенгиз Чамба, Зури Атружба, Акаки Цицба, Бадри Гечбая, Нури Чатанава, Заур Асадзба, Джамлет Чамба, Александр Ацанба... Примечательно, что у большинства детей сегодня грузинские имена, изредка встречаются и абхазские: Тараш, Тамта, Вахтанг, Лука, Дато, Астамур, Лаша, Датуна, Мурад...

    Для выяснения этничности предков абхазских респондентов я интересовалась национальностью их матерей и бабушек. Говорили, что они были абхазками. Их фамилии: Кобахия, Хеция, Мелия, Арсия, Квасия, Мирцхулава, Боджгуа... Названные фамилии - явно грузинского происхождения. По словам одного из респондентов:

    «Мать отца была абхазка Боджгуа. Сегодня можно поставить вопрос: Боджгуа это абхазская или мегрельская фамилия? Они были абхазами или мегрелами? Это то же самое, что и вопрос о том, что было раньше: курица или яйцо?»

    Оффлайн PHOENYX

    • Новичок со стажем
    • **
    • Сообщений: 152
    • Карма 82
    • Пол: Женский
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #6 : Апрель 01, 2012, 10:53:20 pm »
  • Publish
  • 0
    Средства выражения культурной памяти

    Как известно, одним из существенных источников осмысления этнической идентичности является культура, которая реально описывает многие аспекты человеческой жизни.7 Средствами выражения культурной памяти являются: танцы, игры, фотографии, мелодии, блюда, анекдоты (комические эпизоды) и др.8

    В Аджарии абхазов характеризует безобидный юмор. При разъяснении безобидных анекдотов в специальной литературе подчеркивается то обстоятельство, что шутка направлена на себя, поскольку она не вызывает ничью обиду. Когда за анекдотом следует чья-то обида, мы имеем дело с тенденциозным анекдотом.9 В Аджарии абхазы в основном шутят про себя, но при этом они не знают анекдотов про абхазов. Респонденты объясняют это тем, что, согласно абхазским традициям, младший не имел права говорить со старшим. Поэтому они не помнят старые анекдоты. Они чаще рассказывают комические эпизоды из жизни. В целом абхазы не отличаются большим чувством юмора.

    Предлагаю несколько комических эпизодов из рассказов респондентов:

    «Накрыли стол в память усопшего. Мой отец и Исрафил Каитамба вместе готовят халву. Наша собака, Джека, лает, лает и не замолкает. Отец говорит по-абхазски: «Джека, иди на свое место! Это гости! Хватит!» Собака опустила голову и зашла в свою будку. Гость удивленно смотрит: «О, даже собаки знают абхазский - а мы, молодые, никак не выучим!».

    «Вы были в Мнатоби? Отар Чаушба сидит дома весь сгорбленный. От него многое узнаешь. И отец, и мать его были абхазами. А если меня спросить, то я скажу, что я мулат, потому что моя мать - аджарка, а отец – абхаз».

    «Старые говорили: когда в дом приводили невестку, она не имела права разговаривать со свекром, пока ей не разрешат. Однажды свекор позвал соседей: «Завтра приходите все, у меня пир». Пришли соседи. Свекор зарезал быка, накрыл стол и сказал: «Я зарезал быка для того, чтобы с сегодняшнего дня моя невестка начала говорить со мной». Прошел месяц. Похоже, невестка перешла все границы, и через месяц свекор снова созвал соседей на застолье и сказал: «Лучше оставить все, как было - вернем наше правило, наши предки все-таки были мудрее».

    Следует обратить внимание еще на один факт. Когда я заходила в семью, они не знали - кто я такая. И одновременно с «юмором» и страхом интересовались: «Нас, случайно, снова не высылают?» Такой вопрос задали мне не только абхазы, но и аджарцы, которых я просила на улице показать мне абхазские дома. Аджарцы тоже с «юмором» интересовались: «Что происходит, уж не высылают ли их?»

    Не все члены этнической группы могут похвастаться знанием народных абхазских песен. Только в одной семье я услышала абхазскую песню в исполнении деда и внука. В Аджарии есть группа певцов, которые играют на свадьбах. На абхазских свадьбах они поют абхазские песни по заказу.

    Один из рассказчиков обратил внимание на персонажа из абхазской песни и дал ему своеобразную интерпретацию: «Было принято дружить с абхазами и этим можно было гордиться. Есть одна песня про Астамура. Этот Астамур был абхазом, жил в Тбилиси и любил погулять. «Зачем Астамуру деньги - он сам деньги!» - вот что говорилось о нем в песне. Понятно, что этот человек заслужил такие слова своим мужеством».

    Танцевать абхазские танцы не умеет никто. Из игр один респондент вспомнил лахти, семь камней, прятки, «мяч-круг» (ставили камень и били).

    Раньше в Аджарии одной из форм проявления культурной самобытности абхазов была характерная манера одеваться, которая отражена на фотографиях из семейных альбомов и на надгробных камнях. Сегодня абхазы по стилю одежды не отличаются от грузин.

    Из абхазских блюд была названа мамалыга, которую всегда называют на своем языке – абыста. Абхазская мамалыга отличается от мегрельской – абхазы говорят, что их мамалыга более густая.

    Еще одним абхазским блюдом является ачагалеижв. По форме оно похоже на русские пельмени – но с начинкой из сыра и мяты. Один из рассказчиков назвал ачагалеижв ритуальным блюдом, которое предки готовили один или два раза в год для поминания усопших. Это блюдо готовилось только в субботу, и в субботу его ели только гости (родственники), а в воскресенье - только члены семьи. Сегодня приготовить и есть ачагалеижв можно в любое время, по желанию.

    Среди национальных блюд назвали и халву, которая также присутствует в мусульманской религиозной традиции – ее готовят и грузины-мусульмане. Абхазская халва более темная, мягкая и довольно сладкая.

    Наиболее популярна абхазская аджика. Но сегодня технология ее приготовления немного изменена:

    «Моя тетя Наджи и мой отец не перемалывали перец через мясорубку, а имели для этого овальный камень. Изнутри камень тоже был овальным. На нем мололи сухой перец и так делали аджику. Запах стоял в доме всю неделю». (Додо Чамба)

    В числе абхазских блюд также были названы жареное в аджике вареное мясо, копченая курица, копченый сулугуни и абхазский сациви.

    Оффлайн PHOENYX

    • Новичок со стажем
    • **
    • Сообщений: 152
    • Карма 82
    • Пол: Женский
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #7 : Апрель 01, 2012, 10:54:18 pm »
  • Publish
  • 0
    Религия

    Одна часть абхазов – мусульмане, другая – христиане. Абхазы-мусульмане не следуют строго религиозным правилам, не ходят в Джаме. Один респондент говорит, что сам считается мусульманином, но в Джаме не ходит, а его сын – православный христианин. Абхазы-мусульмане отмечают, что Бог один; и мусульманство, и христианство проповедуют добро; и в джаме, и в церкви говорят одно – не убей, не укради...

    Один из респондентов, Сури Светлана Мусхаджба произносит «Боже, помоги!» на четырех языках: сперва на абхазском, потом на грузинском, затем на татарском (так в Аджарии называют турецкий язык) и, в конце, на русском.

    Встречались и женщины, вышедшие замуж из Абхазии. До замужества они были христианками, а после приезда в Аджарию стали мусульманками из уважения к мужу. В смешанных семьях соблюдаются как мусульманские, так и христианские традиции - поэтому в них замечается раздвоение. Из-за подобной «неорганизованности» религии трудно судить о религиозной идентичности аджарских абхазов. Приведу цитату из рассказа:

    «Мой дед был мусульманином. В семье соблюдали все мусульманские обычаи. Отец был воспитан в мусульманской вере. Меня и мою сестру крестили в монастыре Гелати. Вообще, в нашей семье было запрещено все, что не относилось к мусульманству. За пределами семьи у моего отца не было сложностей - хотя дома бабушка и его отец запрещали нарушение мусульманских традиций. При мне деда уже не было. Моих детей, Тараша и Тамту, недавно крестили» (Заур Асадзба)

    Во время экспедиции выяснилось, что в католической церкви нет абхазского прихода и духовного лица. Несмотря на то, что определенная часть абхазов - мусульмане, в батумской Джаме также нет абхазского прихода и духовного лица. В одной абхазской семье художник Зури Агирба показал мне нарисованный им на холсте портрет отца и отметил, что его отец был ходжой (мусульманское духовное лицо).

    В православной церкви много верующих абхазов, а среди духовенства абхазов нет. Христиане-абхазы не скрывают своей религии. Родители не препятствуют детям, если те выбирают христианство. Мусульмане-абхазы считают себя мусульманами, но в Джаме они не ходят.

    Абхазы-мусульмане уважают другие религии и не различают людей по религиозному признаку. И сами аджарцы не разделяют себя и абхазов, а абхазы не отделяют себя от них. Абхазы чувствуют себя в Аджарии коренными жителями.

    Язык

    Абхазы, живущие в Аджарии, плохо сохранили свой язык. Можно встретить человека, свободно владеющего абхазским языком, но это - редкое исключение. Хорошо владеют абхазским языком, в основном, женщины, родившиеся в Абхазии, вышедшие замуж и приехавшие в Аджарию 30-40 лет назад.

    Абхазский язык аджарских абхазов отличается по диалекту от языка, распространенного на территории Абхазии. В научной литературе отмечается, что речь аджарских абхазцев, с её характерным диалектным своеобразием, необычайно интересна для лингвистики – более того, в первую очередь она интересна для диалектологии. Носители этого диалекта уже давно живут в Аджарии и специфические особенности родной речи, которые они сохранили со времени миграции, хоть и в незначительной степени, но все же проявляются по сей день.

    Абхазы Аджарии владеют специфическим синкретическим устным абхазским вариантом (полученным в результате интерференции аджарского диалекта грузинского языка с особенностями исконно абхазского диалекта периода мухаджирства, восполненного лингвистическим материалом, который был восстановлен позже в результате контактов с Абхазией), представляющим собой составную часть грузино-абхазского билингвизма.10

    В грузинской речи абхазов Аджарии очень четко проявляется батумская версия аджарского диалекта и наслоения диглоссии грузинского литературного языка, которые даже интонационно точно повторяют своеобразие речи аджарцев, живущих в Батуми и вокруг него. А их абхазский значительно отличается от литературного абхазского и двух его диалектов. Согласно переписи населения 2002 года, половина абхазов не знает абхазского языка.11

    Различие диалектов хорошо замечают и сами рассказчики. Исрафил Каитамба вспоминает:

    «Однажды я был в Сухуми, меня спросил один человек: «Ты грек?» «Какой еще грек!» – сказал я и начал говорить на грубом абхазском. Он удивился и спросил: «Ты откуда, брат?» «Из Батуми» – ответил я. «Дурак» – сказал он».

    По словам Венеры Бжания, над ее абхазским в Абхазии смеются. Другие рассказчики отмечали, что в Абхазии говорят более быстро и с ударением. Аджарские абхазы говорят спокойно, так как им нужно «найти», «вспомнить» слова. Один респондент говорит:

    «У меня невестка из Очамчире. Я благодарен ей. Мы уже забывали абхазский язык. Здесь язык уже идет к вырождению. И она остановила этот процесс, внесла новое своим разговором. Благодаря ей, мы стали лучше говорить по-абхазски». (Акаки Цицба)

    Проживающие в Аджарии абхазы очень хотят, чтобы в Батуми открылись школы по изучению абхазского языка. Оказалось, что одна такая школа открылась месяц назад. Из-за недостатка финансирования Анзор Кудба устроил школу в собственном доме и желающие изучить абхазский язык ходят туда по воскресеньям. В списке - 20 слушателей, но систематически приходят около 10 человек. Самые старшие ученики этой школы – это Анзор и Светлана Кудба (им более 70 лет). Также следует отметить, что абхазская воскресная школа расположена в районе, куда слушателям приходиться приезжать с другого конца города, из Абхазского квартала.

    Аджарских абхазов беспокоит незнание родного языка. В Абхазском квартале было выражено желание открыть еще одну воскресную школу, в которой вместе с языком изучалась бы абхазская культура и история - так как в учебнике по истории не написано, кем являются проживающие в Аджарии абхазы и что с ними приключилось.

    Абхазы Аджарии не испытывают особой ностальгии и переживаний по родной земле. Они отмечают, что в советское время им предлагали вернуть их земли в Абхазии, но никто не захотел вернуться обратно:

    «Однажды, это было во время моего студенчества, мне сказали, что знают, где наши леса, где поместье Атружба. Предложили: «Можете вернуть их себе, если хотите». Но я не поехал, зачем мне это?» (Зури Атружба)

    «Был разговор о том, что нам принадлежит земля там, но мы никогда ничего не просили, и не возвращались». (Александр Ацанба)

    У них есть чувство толерантности по отношению к другим религиям и этносам. У проживающих в Аджарии абхазов приняты смешанные браки и это не создает каких-либо трудностей. Грузино-абхазские семьи живут мирно. В Аджарии не отмечалось фактов отношения к абхазам, как к «приезжим», «чужим», из-за чего они должны иметь меньше привилегий. Наоборот, истории из прошлого свидетельствуют, что абхазы были очень уважаемы и пользовались большим доверием. Сегодня там не проводится различий между абхазом и грузином. И те, и другие считают себя полноправными членами грузинского общества.

    Оффлайн PHOENYX

    • Новичок со стажем
    • **
    • Сообщений: 152
    • Карма 82
    • Пол: Женский
    • Уважение: 0
    Re: Абхазы
    « Ответ #8 : Апрель 01, 2012, 10:54:59 pm »
  • Publish
  • 0
    Проблема сохранения и передачи устных историй

    В специальной литературе, при рассмотрении проблемы единства общества, обращается внимание на проблему памяти. Память связана с прошлым. Отличают память и воспоминание. Память подразумевает забытое, а также воспоминание о забытом.12


    При записи историй, ориентированных на тематику мухаджирства, полевые работы показали, что проживающие в Аджарии абхазы не очень хорошо помнят о переселении их предков. По прошествии 150 лет их рассказы об этом событии не сопровождаются переживаниями и экспрессией. Более многословно они говорят о тех историях, свидетелями которых были сами, которые произошли на их глазах.

    Как было отмечено, самые старые воспоминания проживающих в Аджарии абхазов относятся к периоду 40-х годов XIX века. Если сказать по-другому, то в самой старой истории, которую рассказывают местные абхазы, речь идет о том, что до 40-х годов XIX века на территории Батуми проживало всего несколько абхазов. Более ранние справки в устных историях абхазов не обнаруживаются.

    В рассказах респондентов выделяется несколько причин, из-за которых были позабыты старые истории. Одна из них - это смерть предков респондентов в раннем возрасте. Если после абхаза оставались жена (грузинка) и малолетний ребенок, то сохранение и передача старых историй прерывались. Второй причиной называют 1937 год, когда «чуть ли разговаривать друг с другом было нельзя». Третьей причиной называется господствовавший в советскую эпоху нигилизм, когда все жили одной жизнью:

    «Кто сейчас соблюдает эти традиции? Во время Советского Союза все были одинаковы. Все были советскими гражданами и все... Нас не интересовали те истории, которыми стали интересоваться сейчас». (Заур Асадзба)

    Среди аджарских абхазов еще есть поколение, которое помнит «живые» воспоминания дедушек и бабушек про мухаджирство. Но вместе с сокращением их числа сохранить это знание становится возможным лишь с помощью медиа-средств. Период мухаджирства стирается из памяти людей и переходит в культурную память. Этот процесс идет именно сейчас, на наших глазах.

    В историях, рассказанных респондентами, выделяются следующие темы:

    •   История поселения абхазов в Аджарии;
    •   История мухаджирства;
    •   Жизнь после мухаджирства;
    •   Этническое происхождение предков;
    •   Взаимоотношения с родственниками, живущими в Турции и Абхазии;
    •   Культурные особенности;
    •   Религия;
    •   Вопросы функционирования языка.

    Устные истории, с определенной точки зрения, весьма значительны: это материал, отражающий этническую историю абхазского народа, который чрезвычайно ценен, в первую очередь, по той причине, что во время вынужденного переселения абхазов не было абхазской письменности и литературы; в устных историях выделена трагедия конкретных личностей и семей. Этот материал может быть источником для ученых, работающих в разных отраслях (для историков, этнологов, фольклористов, социологов, лингвистов, конфликтологов, политологов и др.).

    Культурными маркерами абхазов в Аджарии являются имена и фамилии, абхазский язык, традиции «старшинства» и «младшинства», отношения невестки и свекра, брак, похороны, гостеприимство... Исходя из ситуации в прошлом веке, этническим маркером абхазов в Аджарии также был стиль одежды. А также игры, фотографии, мелодии, блюда, которые тоже являются средствами выражения культурной памяти.13

    В результате исследования мы пришли к следующим выводам:

    •   Религия среди аджарских абхазов не кажется тем элементом, который способствует формированию ощущения общей этничности.
    •   Абхазский язык не является всеобщим достоянием всех членов этой этнической группы.
    •   Происхождение этнической идентичности абхазов в большей степени основывается на культуре.
    •   «Неорганизованность» религии не смогла дать стимул этническому самоопределению абхазов.
    •   Обостренное внимание к абхазам в последнее время становится основой для их этнического самоопределения.
    •   Абхазы в Аджарии полностью интегрированы с местным грузинским населением.14

     

    1 Этнология/Этнография Грузии. Под общей редакцией Р. Топчишвили. Тбилиси. 2010, стр. 214

    2 Там же

    3 Турецко-русский словарь, М., 1977, с. 636

    4 Теймураз Ачугба. Поселение абхазов Аджарии. Батуми, 1988, стр. 4

    5 Петре Чараиа «Абхазия и абхазы». Тбилиси. 2011. стр.91

    6 Там же, стр. 92

    7 Лали Сурманидзе. Культура в методологической перспективе. Тбилиси. 2010. стр. 24

    8 Ива Миндадзе. Самобытность группы и иконы культурной памяти. Тбилиси. 2005

    9 Там же, стр. 96

    10 Т. Гванцеладзе, М. Табидзе, Т. Гитолендиа, С. Чаава. Осовные аспекты идентности абхазов, живущих в Аджарии. Тбилиси, 2011. Стр. 39

    11 Там же, стр. 40

    12 Серго Ратиани. Рецензия

    13 Ива Миндадзе. Самобытность группы и иконы культурной памяти. Тбилиси, 2005. стр. 22

    14 Т. Гванцеладзе, М. Табидзе, Т. Гитолендиа, С. Чаава. Осовные аспекты идентности абхазов, живущих в Аджарии. Тбилиси, 2011

    http://rus.expertclub.ge/portal/cnid__11482/alias__Expertclub/lang__ru/tabid__2546/default.aspx

     


    Facebook Comments