Автор Тема: КЛИЧКО vs ХЭЙ перестрелка перед боем.  (Прочитано 1994 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Taymi Bibolt

  • Moderator
  • Герой
  • ***
  • Сообщений: 1642
  • Карма 354
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +31
Плохой парень, хороший парень, очень злой и грубый парень… роли, которые играют боксеры вне ринга, не блещут разнообразием, но это не так уж и важно. «Спектакль» становится действительно интересным, когда предстоит бой двух стопроцентных антиподов, причем с личной неприязнью друг к другу. Мы с нетерпением ждем шоу с участием чемпиона мира по версиям IBF, WBO и IBO Владимира Кличко и обладателя пояса WBA Дэвида Хэя, которые 2 июля в Гамбурге проведут самый значительный мегафайт этого года в супертяжелом весе.

Хороший парень в данном случае – это, понятное дело, украинец, который с самого начала карьеры позиционирует себя как истинного джентльмена. Плохой, злой и одновременно болтливый – это британец, до предела накаливший предбоевую атмосферу своими скандальными выходками и оскорбительными речами. Будет ли Хэй столь же яростно атаковать Кличко в ринге, как он делает это на словах, – большой вопрос. Но в своих спичах Дэвид порой бывает столь ярок и убедителен, что, наверное, даже Цицерон позавидовал бы. Кстати, вы не знаете часом, как закончил жизнь современник Юлия Цезаря, считающийся лучшим оратором всех времен и народов? Если не вдаваться в подробности, то Цицерону просто отрубили голову. Но это так – к слову, у нас же совсем другая история…

Дэвид Хэй: «Все, так и пишите: 2 июля эпоха Кличко в супертяжелом дивизионе завершится раз и навсегда. Когда вижу их в ринге, испытываю дикое раздражение и желание вернуть нашей весовой категории былую популярность. Когда боксируют супертяжи, болельщики ждут, что в ринг выйдут два сильных парня и начнут яростно наносить удары. Так было в золотые времена бокса. Но с приходом Кличко стало чертовски скучно. Старший из братьев еще ничего. Он неуклюжий, медленный, но иногда способен ввязаться в рубку, как это было, когда он встречался с Ленноксом Льюисом. Владимир же – просто пародия на настоящего бойца. Ему повезло, что он вымахал под два метра. Был бы он ростом хотя бы сантиметров на десять ниже, вы бы сейчас о таком боксере и не знали. Что он делает в ринге? Джеб, джеб, джеб – клинч, джеб, джеб – клинч. Это же тоска неимоверная! Используя длину рук, он держит соперников на дистанции, а при малейшей опасности лезет к ним обниматься. Он прекрасно знает о своей слабой челюсти и дрожит от страха, когда чей-то кулак пролетает рядом с ней. Мне будет достаточно попасть туда всего раз, чтобы он окончательно запаниковал. И тогда все узнают настоящую цену этому чемпиону. Грош ему цена, я вам скажу».

Владимир Кличко: «Я уже 15 лет боксирую среди профессионалов и повидал всяких соперников. Но такой болтливый и самонадеянный, как Хэй, встретился впервые. И ладно бы он восхвалял себя любимого. Но Дэвид в своих поступках и словах перешел все границы. Очевидно, что британец сделал себе популярность на наших именах. За такое нужно жестко наказывать. На ринге ни в коем случае не буду спешить с развязкой. Мой план таков: бить Хэя на протяжении всех 12 раундов, а в конце боя послать в нокаут».

Хэй: «Братья Кличко прекрасно понимают, что я – единственный, кто может надрать им задницы. Поэтому наш бой так долго откладывался. Они заявляли в прессе, что бросают мне вызов, но в нашем деле не все так просто. Я имею в виду момент, когда решаются вопросы разделения призового фонда, прав на трансляцию, места проведения поединка и т.д. Кличко выдвигали заведомо неприемлемые условия, на которые я просто не мог согласиться. Только после того, как они стали реально смотреть на вещи, мы ударили по рукам. И вот уже совсем скоро мне придется лететь в Гамбург. Хотя мне по большому счету все равно, где драться с Владимиром, – я победил бы его даже на Марсе. А представьте, если бы нам пришлось провести бой в Манчестере на MEN Arena, где я побил Джона Руиса и Одли Харрисона! Да он не знал бы, что вообще делать в ринге, потому что со всех сторон в его сторону слышался бы свист».

Кличко: «Свист? Иногда мне приходилось боксировать в зале, где публика неистово болела за соперника, – в США, когда выходил на ринг против американцев. И знаете что? Это как дополнительный раздражитель. Когда почти все вокруг против тебя, появляется огромное желание доказать им, что ты – сильнейший».

Хэй: «И еще вопрос: с кем ты, Владимир, боксировал до меня? Подбирал себе удобных по стилю соперников или вышедших в тираж толстяков, которые ради того, чтобы оплатить свои долги, выходили в ринг за смешные гонорары. Ни одного по-настоящему чемпионского боя за последние годы! За исключением первого поединка с Сэмом Питером, который раз пять или шесть сбил Кличко-младшего с ног. А поединок с Русланом Чагаевым? Да я чуть не заснул, когда смотрел их бой! Владимир дерется с большой осторожностью и не идет на обострение, даже когда его соперник уже еле стоит на ногах и его можно сокрушить одним ударом».

Кличко: «Я уже однажды сказал: когда слышу болтовню Хэя, то вспоминаю басню про Слона и Моську… Если честно, сейчас меня терзают смутные сомнения – есть опасения, что в последний момент он вновь откажется от боя. Как это было в 2009 году в Гельзенкирхене на стадионе футбольного клуба «Шальке-04». Тогда нужно было в срочном порядке как-то выходить из ситуации: ведь практически все билеты на бой были проданы, а зрителей подводить не хотелось. Из имевшихся в тот момент претендентов наиболее интересным показался Чагаев, который в 2007 году победил Николая Валуева. Правда, мне срочно пришлось перестраиваться. Ведь я готовился к поединку с правшой, а Руслан – левша. И тот бой я очень хорошо запомнил. Ведь мне впервые пришлось боксировать на стадионе. На трибунах арены в Гельзенкирхене собралось более 60 000 человек, атмосфера была так наэлектризована, что казалось – вот-вот где-то под крышей начнет сверкать молния!.. Нужно отдать должное и Руслану. Он в тот вечер вообще очень хорошо блокировал удары, и мне пришлось много передвигаться по рингу, чтобы снять его защиту. Во втором раунде был эпизод, когда Руслан пошатнулся, оказавшись в нокдауне. Да, возможно, в тот момент я мог добить его. Но куда было спешить? Я не торопился, хотел быть уверенным на сто процентов в чистоте решающего удара. И не сомневался, что рано или поздно этот удар нанесу. Только секунданты Руслана не позволили, выбросив белое полотенце (после девятого раунда. – Прим. ред.). Сначала я немного расстроился. Наверное, это было написано у меня на лице. Хотелось продолжить и сделать то, что планировал. Но в принципе особо по этому поводу не переживал, потому что знал – мои самые яркие бои еще впереди».

Хэй: «Яркие бои? Ха-ха-ха. Свои самые яркие бои он провел против Корри Сандерса и Леймона Брюстера, которые устроили ему форменный разгром. По тем поединкам Владимира четко видно, что он абсолютно не способен противостоять настоящей агрессии. Я изучил и его ошибки в других боях. Поэтому прекрасно знаю, что делать в ринге 2 июля. Моими козырями станут скорость и ловкость. Я ни в коем случае не позволю, чтобы он чувствовал себя так же комфортно, как в предыдущих боях. Я заставлю его драться и сделаю это с первым же звуком гонга. Выдержать то давление, которое я обрушу на него, будет просто нереально. А самое главное – мне уже удалось выбить его из психологического равновесия. Видели бы вы, какими глазами он смотрел на меня во время последних пресс-конференций. В них читалась лютая ненависть, а это мне как раз и нужно».

Кличко: «Что бы там Хэй ни говорил и ни придумывал, я умею сохранять холодную голову при любых обстоятельствах. Ведь он не первый, кто грозит мне всяческими кошмарами. Пусть себе мелет языком и дальше, собака лает – караван идет. Я неоднократно повторял, что бокс – это своего рода шоу-бизнес. Любую деталь спортсмены стремятся использовать ради своей известности. Я же, наоборот, стараюсь рассматривать любой поединок исключительно с профессиональной точки зрения. Всякие громкие заявления – не наш профиль. Лучше всего за человека говорят его дела. И сейчас моя задача – как можно лучше подготовиться к поединку. Тренировочный лагерь мы разбили в давно обжитом месте – в австрийских Альпах в деревушке Гоинг. Привычен и тренировочный график. В 7.00 подъем, потом первая тренировка, в 10.00 – завтрак и отдых. После обеда – в зал. Вечернее занятие, как правило, более насыщенное: работа на лапах, пара раундов у груши, спарринги. Ну а помимо всего мы с тренером ежедневно проводим тактические занятия – разрабатывем стратегию, изучаем сильные и слабые стороны соперника. Для меня как никогда важно 2 июля быть во всеоружии. Ведь этот бой – наше семейное дело. Вопрос не только в том, чтобы наказать Хэя. Моя победа поможет нам с Виталием осуществить давнюю мечту – собрать все престижные чемпионские пояса».

Хэй: «При подготовке к бою помимо стандартного набора упражнений, правильного питания и отказа от секса есть еще маленькие хитрости. Например, когда предстоит поединок с высоким парнем, мой тренер берет длинную палку от метлы, надевает на нее перчатку и выставляет перед собой. Моя задача – увернуться от нее, сблизиться и нанести удар. Я так тренировался, когда готовился к несостоявшемуся бою против Кличко в 2009 году, использовал этот прием и перед битвой с Валуевым. О!!! Вот с кем было непросто. Я прекрасно понимал, что в плане техники этот снежный человек – любитель, особенно на моем фоне. Но как его достать? Так слушайте, что я придумал. В нашем деле многое идет от головы. У некоторых боксеров она пуста, но у меня там кроме компьютера, просчитывающего все ходы во время боя, есть еще ячейки, в которых всегда роятся полезные мысли и хорошие идеи. Я целый месяц внушал себе, что Валуев – монстр, от которого я должен спасти мир. И в бою это помогло. Завалить его, конечно, не удалось. Я разок впечатал ему так, что другой бы рухнул без звука. Снежный человек же лишь слегка пошатнулся, а у меня возникло впечатление, что мой кулак врезался в бетонную стенку. Впрочем, победа и без нокаута была достаточно убедительной. Хотя мало кто верил, что мне удастся взять верх над этим монстром…»

Кличко: «Ну что тут сказать? Как боксер Дэвид, конечно, неплох. У него хорошая скорость, быстрые и тяжелые удары. Не случайно же он был абсолютным чемпионом мира в крузервейте, а сейчас владеет поясом WBA в супертяжелом дивизионе. Но, если честно, его бои не впечатляют. От Валуева Хэй вообще бегал на протяжении всех 12 раундов, а о поединке с Харрисоном я даже не хочу говорить. Посмотрим, что Дэвид покажет мне 2 июля. Я в любом случае не собираюсь его недооценивать, но и переоценивать тоже не намерен».

Хэй: «…Это я еще и к тому, что не нужно сейчас обращать внимание на так называемых специалистов, которые что-то там твердят о моей якобы стеклянной челюсти и превосходстве Владимира Кличко по всем компонентам! Да, в моей карьере был непростой эпизод. Осенью 2004 года, выступая еще в крейсерском весе, я проиграл нокаутом Карлу Томпсону. Но то был совсем другой Дэвид Хэй. До поединка с Томпсоном я «выезжал» исключительно на таланте, на своих инстинктах и природных данных. Да и если говорить начистоту, свой прямой правый Карл нанес случайно. Это была концовка пятого раунда, я был уверен, что вот-вот прозвучит гонг, и начал уже обдумывать свои действия на следующую трехминутку. Все видели, что до этого я легко уходил от прямолинейных ударов соперника, который тупо молотил кулаками по воздуху. И тут – бац! Томпсон и сам, наверное, не ожидал, что попадет в меня. Но знаете что? Я ведь ему отчасти благодарен. Поражение стало для меня отличным уроком. Я начал тренироваться по-настоящему и превратился в суперпрофессионала. Теперь мне в ринге сам черт не страшен».

Кличко: «Это понятно и естественно, все мы со временем меняемся. Скажем, я тоже в начале 2000-х и нынешний – это два разных человека и конечно же два разных боксера. Не буду вдаваться в детали, а просто скажу, что сегодняшний Владимир Кличко гораздо сильнее. Отчасти это произошло благодаря поражениям от Сандерса и Брюстера. Думаю, если бы не они, я вряд ли бы стал тем, кем являюсь, хотя в тот период даже брат Виталий советовал мне бросать бокс. Но мы учимся на своих ошибках, а все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Поэтому если бы была возможность вернуться в прошлое и что-то изменить в своей карьере, я не стал бы этого делать. По-моему, все складывается весьма неплохо. Вот и мой тренер Эммануэль Стюарт вполне доволен тем, как идет дело. Я, кстати, многим обязан этому человеку. За семь лет нашего сотрудничества Стюарт дал мне немало ценных советов – как в спорте, так и в жизни. Поначалу, помнится, многие в мире бокса не понимали, почему я стал работать с наставником, который ранее тренировал Леннокса Льюиса. Да, у Льюиса сложились непростые отношения с моим братом. Но эмоции здесь неуместны. Если ты хочешь быть лучшим боксером, то должен работать с лучшим тренером. Вас интересует, почему Виталий по-прежнему готовится к боям под руководством Фрица Здунека? Так ведь Фриц – тоже отличный специалист! Он начал тренерскую карьеру в 23 года, вырастив немало призеров и победителей любительских турниров, среди которых есть и олимпийский чемпион. Так что опыта Здунеку не занимать. Он здорово помог нам с братом, когда мы начинали карьеру профессионалов. Я никогда не забуду, как тренер и его супруга Карола заботились о нас в первые месяцы пребывания в Гамбурге! В итоге Фриц с Виталием очень сблизились. И то, что Здунек стал единственным тренером брата в профессиональном боксе, абсолютно логично».

Хэй: «Стюарт – классный тренер, никто не спорит. Но он делает Владимиру медвежью услугу, когда говорит, что украинец превосходит меня в скорости. А он так говорит, я знаю! Думаю, все дело в том, что Стюарт видел мои бои только в телетрансляциях. Если бы американец посмотрел на меня воочию, он изменил бы свое мнение и отговорил бы Владимира от поединка со мной. Кстати, я не только быстрее и техничнее, чем Кличко-младший. У меня еще и удар более мощный! Вот увидите, я укажу Владимиру его место на полу ринга, после чего он сможет спокойно попрощаться с боксом и заняться чем-то другим. Ага! Своей карьерой в кино. Он ведь уже не раз снимался во всяких фильмах. Как, кажется, и Валуев, которого я уже отправил на пенсию».

Кличко: «Мне и по сей день регулярно поступают предложения о съемках. Интереснейший мир кино я открыл для себя, снявшись в эпизоде ленты «11 друзей Оушена». Тогда мы с Ленноксом Льюисом по сценарию провели бой в казино, которое как раз во время поединка грабят. Было очень занимательно. Правда, Льюису те съемки вышли боком – он не успел должным образом подготовиться к бою с Хасимом Рахманом и проиграл. Памятуя об этом, я в кино не рвался. Хотя некоторые предложения принимал. Например, сыграл самого себя в немецкой комедии Тиля Швайгера. Возможно, когда-то будут другие фильмы с моим участием. Однако сейчас кинороли – не мой приоритет. Нынче моя главная роль – чемпион мира по боксу. И менять амплуа я пока что не собираюсь».

Хэй: «Знаете, что произойдет после 2 июля? Когда я заставлю Владимира посмотреть в небо над Гамбургом, сразу выскочит его брат. Он тут же устроит шоу со слезами на глазах, начнет трясти кулаками и что-то говорить о кровной мести. Что ж, придется еще раз выйти против Кличко – чтобы уложить и старшего брата. Вот тогда-то с большим удовольствием и гордостью за себя я и повешу перчатки на гвоздь».

Кличко: «Мои дальнейшие планы? Вообще-то я не люблю заглядывать за спину сопернику. Сейчас я думаю только о поединке с Хэем. Ну разве что можно порассуждать на тему хорошего отдыха. Как правило, после боя боксеру полагается отпуск. Не знаю, куда отправлюсь, но на диване точно лежать не буду. Предпочитаю активный отдых. Например, несколько лет назад с подачи Виталия «заболел» виндсерфингом. Брат увлекся «парусом» первым из нас и много рассказывал о своих впечатлениях. Мне было интересно попробовать. И скажу вам, ощущения неописуемые! Теперь я часами могу ловить парусом ветер, чтобы быстро скользить на доске по воде. Никогда не забуду и эмоции, которые испытал от банджи-джампинга, когда прыгнул на резинке с вертолета, висевшего в воздухе на высоте 500 м. Это уже была моя идея, причем я подбил на этот прыжок еще и Виталия. Позже брат сказал, что это если и не сумасшедший поступок, то где-то близко к тому. Ну да ничего, в жизни нужно все испытать».
Никто  не  может  вернуться  в  прошлое  и  изменить  свой  старт, но  каждый  может  стартовать  сейчас  и  изменить  свой  финиш.

 


Facebook Comments