Автор Тема: СССР – тюрьма народов  (Прочитано 61405 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кистинец

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 6635
  • Карма 311
  • Пол: Мужской
  • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
  • Уважение: +22
Re: СССР – тюрьма народов
« Ответ #150 : Февраль 28, 2013, 11:02:55 pm »
  • Publish
  • 0
    Докладная записка ЦК КПСС о беспорядках в Грозном 26–27 августа 1958 г.

    04.09.1958

    Сов. секретно

    П. 2020

    Разослать членам Президиума ЦК КПСС и кандидатам в члены Президиума КПСС.

    В. ЧЕРНУХА



    О событиях, имевших место в городе Грозном



    Товарищи! Всем нам хорошо известно, какое значение правильному решению национального вопроса придавал Владимир Ильич Ленин. Величайшая его заслуга состоит в том, что он, развивая марксизм в новых исторических условиях — в эпоху империализма и пролетарских революций, создал цельное и стройное учение по национальному вопросу.

    Владимир Ильич с особой силой подчеркивал значение принципа пролетарского интернационализма, дружбы народов, необходимость теснейшего союза рабочих и всех трудящихся разных национальностей.

    Он указывал, что успешное решение вопроса объединения всех наций нашей страны будет иметь важное значение для судеб социалистического строительства, для экономического и политического расцвета всех народов. Владимир Ильич Ленин повседневно руководил работой по объединению советских республик и решительно боролся как против великодержавного шовинизма, так и против местного национализма, представлявших серьезную угрозу для пролетарского интернационализма.

    Руководствуясь учением великого Ленина, наша Коммунистическая партия сумела сплотить все нации страны в дружную братскую семью народов и, опираясь на эту сплоченность, одержать победу в Октябрьской революции, разгромить как внутреннюю контрреволюцию, так и иностранных интервентов, успешно преодолеть разруху, построить первое в мире социалистическое государство, обеспечить экономический и культурный расцвет всех народов нашей страны.

    Однако, как вы знаете, эти ленинские принципы в национальной политике нашего государства в известной мере были нарушены в результате проявления культа личности Сталина. В конце 1943 и начале 1944 годов с территории Северного Кавказа и Нижнего Поволжья в районы Сибири, Казахстана и Средней Азии были переселены калмыки, карачаевцы, балкарцы, чеченцы и ингуши, а их национальные автономные объединения упразднены.

    Эти действия против указанных национальностей были справедливо осуждены тов. Хрущевым в докладе ХХ съезду КПСС. Никита Сергеич говорил, что «в сознании не только марксиста-ленинца, но и всякого здравомыслящего человека не укладывается такое положение — как можно возлагать ответственность за враждебные действия отдельных лиц или групп на целые народы, включая женщин, детей, стариков, коммунистов и комсомольцев и подвергать их массовым репрессиям, лишениям и страданиям».

    Решениями ХХ съезда эти репрессии против отдельных национальностей были осуждены, как неправильные. Съезд признал, что массовое выселение целых народов не вызывалось необходимостью и не диктовалось военными соображениями, а были одним из проявлений чуждого марксизму-ленинизму культа личности, грубым нарушением основных принципов национальной политики нашей партии.

    ХХ съезд подчеркнул необходимость дальнейшего последовательного осуществления ленинской национальной политики нашей партии, принципов равноправия и дружбы всех народов СССР, являющихся незыблемой основой могущества советского государственного строя.

    Исходя из ленинского положения и указаний ХХ съезда партии о том, что социализм не только не устраняет национальных различий и особенностей, а, наоборот, обеспечивает всестороннее развитие и расцвет экономики и культуры всех национальностей и народностей, Центральный Комитет КПСС признал необходимым исправить допущенную в отношении к калмыцкому, карачаевскому, балкарскому, чеченскому и ингушскому народам несправедливость и восстановить их национальную автономию.

    В результате этого была восстановлена Чечено-Ингушская АССР в составе РСФСР. В республику возвратилось более 60 тысяч семей чеченцев и ингушей. Им была оказана со стороны государства необходимая помощь в строительстве жилья и трудовом устройстве. Подавляющее большинство трудоспособного населения сейчас работает в промышленности, транспорте, строительстве и сельском хозяйстве.

    Однако со стороны партийных и советских органов Чечено-Ингушской республики политическая и воспитательная работа среди населения была поставлена плохо, не учитывались национальные особенности республики. Среди населения республики плохо проводилась работа по разъяснению решений ХХ съезда по исправлению несправедливости к этим народам, допущенной при жизни Сталина. Обком, Грозненский горком КПСС и многие партийные организации не вели настойчивой работы по предотвращению возникновения случаев национальной розни на почве трудоустройства, обеспечения жильем и при решении других вопросов восстановления Чечено-Ингушской республики. К нарушителям общественного порядка и хулиганствующим элементам не принимались решительные меры со стороны советских и административных органов с целью пресечения беззакония независимо от национальной принадлежности. Хулиганские и бандитские выходки отдельных лиц, за которые виновные должны были нести тяжелые наказания, нередко рассматривались как враждебные действия чеченцев и ингушей против русских и наоборот. Такие проявления не получали должной политической оценки. Бюро обкома и горкома партии проявляли явную близорукость, политическую слепоту. В результате притупления бдительности у руководителей обкома и горкома партии антиобщественные проявления не вызывали у них тревоги.

    Такая беспечность, а также плохая работа административных органов республики по борьбе с нарушителями общественного порядка создавали благоприятную почву для действий враждебных элементов. В конечном итоге все это привело к беспорядкам в городе Грозном, которые имели место 26 и 27 августа. Поводом к этому явились похороны рабочего химзавода русской национальности, который был убит 23 августа бандитом чеченцем.

    В связи с сообщением из г. Грозного о возникших там беспорядках Президиум ЦК КПСС 27 августа с.г. поручил мне с товарищами Чураевым и Ясновым вылететь на место для оказания помощи партийным и советским органам Чечено-Ингушской АССР в наведении порядка.

    Прибыв на место в 21 час 27 августа, мы из беседы с первым секретарем горкома партии тов. Шепелевым, командованием Северо-Кавказского военного округа — т.т. Плиевым и Вашура установили, что в этот момент в городе сложилась напряженная обстановка. Толпы народа численностью около 10 тысяч человек, скопились в центре города. Подстрекаемая антисоветскими элементами и хулиганами часть толпы ворвалась в здание обкома КПСС и учинила бесчинства, ломала мебель, била стекла, портила и растаскивала имущество, избила ряд руководящих работников обкома и Совета Министров республики.

    С балконов здания обкома произносились речи, разбрасывались листовки антисоветского содержания.

    Толпа призывалась учинить самосуд над убийцей, к избиению и выселению чеченцев и ингушей, устранению руководства обкома и Совета Министров и ликвидации Чечено-Ингушской АССР.

    Бесчинствующие пытались захватить почту, телеграф, здание МВД и КГБ республики, проникли на вокзал, задержали отправление поезда № 72 Баку—Москва, отцепили паровоз, насильно высадили машиниста, призывали пассажиров присоединиться к ним.

    В связи с создавшейся обстановкой в город были введены войска, которым было поручено, не применяя оружия, навести порядок. В течение нескольких часов толпы были полностью рассеяны, здания освобождены, взяты под охрану важнейшие объекты города. Одновременно были приняты меры к мобилизации всей партийной организации города на борьбу с бесчинством.

    В час ночи 28 августа нами было созвано собрание партийного актива города для обсуждения создавшегося положения и определения мер по водворению порядка, на активе присутствовало более 500 человек. К утру уже было мобилизовано около 3 тысяч коммунистов, которые приняли активное участие в наведении порядка.

    В результате принятых мер с утра 28 августа в городе была восстановлена нормальная жизнь. Попытки отдельных злобствующих элементов собрать группы населения в целях продолжения бесчинств и провокаций немедленно пресекались коммунистами и рабочими.

    В ночь на 30 августа войска были выведены из города.

    Товарищи! Весьма отрадно доложить вам, что трудящиеся города Грозного и республики не поддались на эту провокацию. Все промышленные предприятия, магазины, столовые, театры, кино, городской транспорт, связь и службы городского хозяйства работали нормально. В снабжении населения продовольствием, в коммунальном обслуживании никаких перебоев не было.

    В то же время необходимо отметить, что большинство руководящих работников обкома, горкома КПСС и Совета Министров республики растерялись и вместо того, чтобы принимать решительные меры по пресечению антисоветской вылазки, часть из них укрылась в подвале здания обкома, а другие разбежались. Беспомощным оказалось руководство органов МВД и КГБ республики, которые не только не помогли обкому предотвратить организованные выступления антисоветских элементов, но и бездействовали во время беспорядков в городе.

    В целях проведения широкой массово-политической и разъяснительной работы среди трудящихся в связи с происшедшими событиями, начиная с 28 августа, проводились партийные и комсомольские собрания рабочих. 29 и 30 августа мы выступили перед рабочими с докладами о положении дел в республике и задачах по дальнейшему развитию хозяйства и культуры Чечено-Ингушской АССР. На рабочих собраниях выступили секретари и члены бюро обкома и горкома КПСС, руководители Совета Министров республики, работники аппарата ЦК КПСС.

    Всего за 2 дня было проведено 43 рабочих собрания.

    Рабочие и интеллигенция предприятий единодушно осуждали вылазку враждебных и хулиганствующих элементов.



    РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 398. Л. 30–35. Подлинник. Машинопись.

    http://allin777.livejournal.com/2013/02/27/

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #151 : Март 02, 2013, 10:37:07 am »
  • Publish
  • 0
    Документ №32
    Записка начальника ГУЛАГА НКВД СССР В.Г.Наседкина наркому внутренних дел СССР Л.П.Берия19.04.1941

    В Исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР содержится вместе с осужденными матерями 9400 детей в возрасте до 4-х лет, из них из-за отсутствия мест только 8000 детей помещены в детские учреждения, функционирующие в лагерях и колониях.
    В тюрьмах НКВД также содержится 2500 женщин с малолетними детьми.
    Кроме того, в лагерях, колониях и тюрьмах имеется 8500 беременных женщин, из них на 9-м месяце беременности около 3000 человек.
    Дальнейшее содержание малолетних детей в тюремных камерах и бараках лагерей и колоний вместе с заключенными считаю невозможным.
    Прошу Вашего распоряжения об ассигновании 1,5 миллиона рублей для организации в лагерях и колониях детских учреждений на 5000 мест и на их содержание в 1941 году 13,5 миллионов рублей, а всего 15 миллионов рублей.
    Вопрос об отпуске 15 миллионов рублей на эти цели согласован с Начальником ЦПФО тов. БЕРЕНЗОНОМ, за счет сверхплановых поступлений от осужденных к исправ. труд. работам.
    Начальник ГУЛАГа НКВД СССР ст. майор государственной безопасности Наседкин
     
    ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 42. Лл. 26–27. Машинопись. Копия.

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #152 : Март 02, 2013, 10:56:41 am »
  • Publish
  • 0
    "...Если находите нужным, расстреливайте десятками на месте, а также берите заложников..."
    allin777
    2 февраля, 22:29
    Распоряжение командира 87-й бригады войск ВОХР Ф.А. Пасынкова командиру 444-го батальона М.И. Ворожцову


    г. Барнаул

    11 июля 1920 г.

    Предлагаю [Вам следующий] метод работы.

    По прибытии в село или в деревню нужно немедленно сделать собрание общее. На собрании объяснить общее положение, как международное, а главное, о наступлении поляков. <...>

    Брать заложников, кулаков, расстреливать самым беспощадным образом тех кулаков, которые активно участвуют или участвовали в бандах, конфисковывать все имущество и передавать на учет исполкому или ревкому, брать лошадей, машины сельскохозяйственные, передавать для общественного пользования лошадей, конфискованных отправлять в Барнаул. Весь обмолоченный хлеб сдавать на ссыпные пункты. Тех кулаков, которые имели хотя [бы] малое участие в движении, [не]обмолоченный хлеб сдавать на учет и обязать, чтобы в самом непродолжительном времени был обмолочен и сдан на [ссыпные] пункты.

    Заставлять выносить резолюции. Для этого используйте силы 228-го полка (политические) при участии комиссара. Не бойтесь, что у Вас противник будет в тылу. Тогда есть за что с ним, то есть с тем обществом, расправиться за активную поддержку бандитам. А главное, не засиживайтесь и не сантиментальничайте, а делайте быстрее и решительнее. Если находите нужным, расстреливайте десятками на месте, а также берите заложников, которые менее виновны в участии или в поддержке чем бы ни было бандитов. <...>

    Член пятерки комбриг-87 Пасынков

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #153 : Март 03, 2013, 05:11:55 am »
  • Publish
  • 0
    Динамика государственного террора в СССР в 1933 году:новые данные. Статья А.Г.Теплякова.

    Я уже затрагивал тему полноты данных о количестве расстрелянных в 1933г. здесь,- http://corporatelie.livejournal.com/41695.html

    Если очень кратко, в историографии, с легкой руки ведомственного историка и работника центрального архива ФСБ Олега Борисовича Мозохина с начала 1990-х  фигурирует в разы заниженная цифра расстрелянных в 1933г, а именно, как выясняется, совершенно неверные данные о 2154 расстрелянных. И мы здесь говорим не о косметической ошибке и статистической погрешности, а о разнице к реальным данным в 5-6 раз как минимум.

    Ознакомиться c работой Мозохина можно тут,- http://istmat.info/node/284

    Очень уважаемый мной историк органов госбезопасности Алексей Георгиевич Тепляков опубликовал свою отлично фундированную статью на тему  и любезно поделился ею для распространения.

    Статья очень интересная и важная, на мой взгляд.

    Общим местом в историографии является анализ динамики советских репрессий. Естественно, советские репрессии имели свои пики и спады, в зависимости от политической обстановки и "мероприятий" советской власти. Традиционно, выделяют два самых расстрельных периода,- это 1930 год, когда в ходе коллективизации было расстреляно около 20-30 тыс. человек, и, естественно, так называемые массовые операции 1937-1938гг., когда было расстреляно около 700 тыс. человек. В другие годы, расстрелов было по советским меркам относительно немного, и, допустим, 1933 или 1934 год в этом аспекте считаетcя "вегетерианским". А.Г.Тепляков, поработав в ЦА ФСБ, убедительно доказывает, что, помимо аномальных 1930г. и 1937-1938гг. был еще один пик расстрелов в 1933г, до сих пор остававшийся неизвестным, в частности из-за некорректной статистики Мозохина за этот год.

    А. Г. Тепляков

    ДИНАМИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО ТЕРРОРА В СССР
    В 1933 ГОДУ: НОВЫЕ ДАННЫЕ


    Опубликовано: Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2013. Т. 12. Вып. 1: История. С. 50–54.


    Статья посвящена критическому разбору устоявшейся в литературе, но сильно заниженной статистике расстрелов за 1933 г. На основе архивных материалов ФСБ обосновывается мнение о том, что сведения о терроре в 1933 г. нуждаются в полном пересмотре, поскольку только в первой половине этого года во внесудебном порядке чекистами было расстреляно не менее 10 тыс. чел.
         

    В советскую историю 1933 г. вошёл в качестве значимой вехи, ознаменовавшись крупной вспышкой государственного террора, которая до сих пор мало изучена. Пока историками репрессий обращено серьёзное внимание на имевшие трагические последствия массовые насильственные переселения в ходе чисток городов, а также сельской местности и приграничных районов от «социально вредного» и «чуждого» элемента при осуществлении паспортизации населения, пик которых пришёлся на первую половину 1933 г. [Красильников, 2003. С. 94–107; 1933 г. Назинская трагедия… 2002; Werth, 2007]. Однако новые архивные данные позволяют принципиальным образом скорректировать в сторону увеличения и давно известную статистику расстрельного террора в этом году.
    В течение 1933–1934 годов, как указывают О. В. Хлевнюк [Хлевнюк, 2010. С. 175–182] и другие историки, отмечалось сначала резкое усиление, а затем ослабление политических репрессий и, судя по официальной статистике, значительноое снижение числа расстрелянных. Но не следует преувеличивать значения известной партийно-правительственной инструкции от 8 мая 1933 г., запрещавшей самовольные аресты и ограничивавшей число заключённых лимитом в 400 тыс. чел. Хотя к июлю 1933 г. директива от 8 мая была выполнена, на деле шедший одновременно с её исполнением огромный размах арестов, приговоров к заключению в концлагерях и расстрелов означал не ослабление репрессий, а их серьёзное усиление. Поэтому майская директива реально имела ограниченное значение, поскольку сокращение количества заключённых скоро сменилось быстрым ростом их числа. Принципиально, что одновременно с подготовкой этой директивы в стране был усилен расстрельный террор, принявший особенно массовый размах в первой половине 1933 г., но выпавший из внимания исследователей.

    Жестокость ОГПУ была несколько уменьшена в 1932 г., когда вслед за послаблениями в деревне (меры по сокращению произвола чиновников, уступки рыночным отношениям) и сокращением финансирования индустриализации на короткое время ослабла и репрессивная политика. В течение почти всего 1932 г. не действовали большинство региональных троек[1], вследствие чего число осуждённых органами ОГПУ составило 142 тыс. чел., в том числе 3,9 тыс. были расстреляны. В 1931 г. одни лишь тройки на местах осудили 183 тыс., в том числе более 9 тыс. приговорили к расстрелу, в 1930 г. эта цифра составила 20, 2 тыс. чел. [Мозохин, 2006. С. 287–308]. Но последовательное уменьшение количества расстрелов органами ОГПУ произошло в конце 1932 г. После выхода закона от 7 августа 1932 г. «об охране социалистической собственности» власть усилила меры принуждения в отношении колхозников, разбегавшихся из колхозов, и единоличников, отказывавшихся засевать прежние площади. Сталинская верхушка боролась с усиливавшейся экономической разрухой методами откровенно террористическими. И уже с последних недель 1932 г. репрессивная деятельность ОГПУ стремительно начинает выходить на новый уровень, привычный для 1930 и 1931 гг.
    Сигналом к новому пику политических репрессий стало указание Сталина, отправившего в декабре 1932 г. на места материалы зампреда ОГПУ Г. Е. Прокофьева и начальника ЭКУ ОГПУ Л. Г. Миронова о «разоблачённых контрреволюционных организациях» в Ветеринарном управлении Наркомзема СССР и Трактороцентре. Сталин предписывал: «Ввиду исключительного значения рассылаемых материалов предлагается обратить на них серьезное внимание» (см. [Папков, 1997. С. 93]).
    Обвинительное заключение по делу о «контрреволюционном заговоре в сельском хозяйстве», составленное в апреле 1933 г. аппаратом ЭКУ ОГПУ, свидетельствовало, что за несколько месяцев специалисты Лубянки объединили в масштабный шпионско-диверсионно-вредительский заговор, руководимый единым «Политическим Центром», тысячи участников из основных сельскохозяйственных регионов. Наиболее мощный филиал заговора был вскрыт в системе Трактороцентра и его низовых звеньях – МТС и в колхозах, ими обслуживаемых. Согласно этому документу, для подготовки восстания, намеченного на весну 1933 г., «Политцентр» формировал повстанческие кадры в МТС, колхозах и совхозах из «кулацко-белогвардейского элемента», снабжая их оружием. Вредительской работой заговорщики рассчитывали вызвать голод в стране и острое недовольство властью на селе.
    По версии следствия, «Политцентр» вступил в соглашение с Польшей о помощи восстанию деньгами и оружием в подготовительный к восстанию период, а в момент начала его – переброской через границы заранее сформированных белогвардейских и петлюровских частей и прямой вооруженной интервенцией в Правобережную Украину и БССР. Филиалы организации нашлись во всех важнейших сельскохозяйственных районах страны. К апрелю 1933 г. в этих регионах было арестовано свыше 6 тыс. «заговорщиков», в том числе в УССР – 761, БССР – 850, ЗСК – 2 115, СКК – 2 012[2].
    На местах исполнение сталинского задания о срочном искоренении «вредительства» началось немедленно. Например, в Белоруссии первые осуждения «заговорщиков» с помощью тройки полпредства (ПП) ОГПУ прошли в том же декабре 1932 г.[3] Минские чекисты во главе с Л. М. Заковским сразу отчитались о вскрытии заговора «кулацких» и «белогвардейских» элементов в системе Трактороцентра, и уже в феврале 1933 г. секретарь ЦК КП(б) Белоруссии Н. Ф. Гикало запросил у Политбюро ЦК право рассмотреть это дело на тройке с вынесением расстрельных приговоров [Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД… 2003. С. 409]. Белорусское полпредство ОГПУ сразу получило от Москвы широкие права массово расстреливать «кулаков», «вредителей» и «шпионов», став одним из лидеров в репрессивной кампании 1933 г.
    Население страны активно распространяло слухи о массовых казнях. В марте 1933 г., обсуждая обнародованный в «Правде» расстрельный приговор в отношении 35 специалистов Трактороцентра, обвинённых во вредительстве и доведении страны до голода, минский врач Лобач заявил: «Расстрел Наркомземовских специалистов произведен в связи с обострением общего положения в стране. На крутых поворотах Соввласть всегда расстреливает пачками». А минский инженер Полонский в разговоре отметил: «Только по одному Северному Кавказу расстреляли 600 чел. Этим самым увеличивается норма хлеба для оставшегося населения»[4].
    Данные ФСБ говорят о том, что целый ряд местных органов ОГПУ в 1933 г. сфабриковал дела на многие тысячи «врагов», приговорив к расстрелу от 1 000 до более 2 000 чел. на каждое полпредство ОГПУ. Между тем в известной статистике человеческих потерь 1933 г., отмеченных колоссально подскочившей смертностью среди заключённых лагерей, колоний и тюрем, а также ссыльных, лица, расстрелянные органами ОГПУ во внесудебном порядке (количество смертных приговоров, вынесенных по политическим делам обычными судами, не известно), занимают весьма скромное место. Это 1 824 чел., расстрелянные Коллегией ОГПУ и Особым совещанием при ней, а также 2 154 чел., осуждённые к высшей мере наказания тройками при полномочных представительствах ОГПУ [Попов, 1992. С. 28; Мозохин, 2006. С. 312–313]. На деле дефектная карательная статистика, очевидные недостатки которой мы, ещё не имея всех сегодняшних данных из ЦА ФСБ, уже критиковали [2007. С. 49–50; 2011. С. 242, 253], в разы занижает численность расстрелянных.

    Обнародовавший значительный объём статистики из ЦА ФСБ О. Б. Мозохин [Мозохин, 2006. С. 246–472] не дал информации о 1 824 расстрелянных Коллегией ОГПУ в 1933 г., а, указав данные о расстрелах по местным органам ОГПУ в СССР за этот год (2 154 чел.), на деле, вслед за предшественниками, привёл сведения не о расстрелянных, а о помилованных, заимствовав их из графы «ВМСЗ с зам.[еной] ИТЛ»)[5]. Таким образом, его данные вообще не имеют отношения к расстрелам 1933 г.[6]
    Серьёзная проблема для исследователей заключается в том, что и статистика центрального аппарата ОГПУ не даёт сводной цифры, указывая лишь, что 1 824 чел. расстреляны Коллегией ОГПУ, а 997 и 969 чел. – полпредствами ОГПУ в третьем и четвёртом кварталах 1933 г.[7] Казалось бы, законно распространить эти очень близкие между собой цифры на первые кварталы и методом простейшей экстраполяции определить цифру расстрелянных за 1933 г. примерно в 6 тыс. чел.
    Однако примеры целого ряда полпредств ОГПУ говорят о том, что масштабные цифры расстрелов первых месяцев 1933 г. значительно превосходят статистику второго полугодия. Например, с декабря 1932 г. по май 1933 г. в Белоруссии было арестовано 29 018 чел. Они проходили в основном как члены «кулацких и бандитских группировок» (2 274 группировки из 15 562 чел.), повстанческих организаций (33 организации из 2 362 чел.), диверсионно-повстанческих организаций (44 из 2 376 чел.) и шпионских организаций и резидентур (46 из 436 чел.). Большая часть арестованных приходилась на колхозно-совхозный сектор – 16 179 чел. – и прошла через тройку ОГПУ. Деятельность тройки с декабря 1932 по начало мая 1933 г. (последующие цифры нам неизвестны) характеризуется следующими данными. Было рассмотрено 3 574 дела на 13 414 чел., из них к расстрелу было приговорено 2 158 чел.[8], заключению в концлагеря – 8 617, высылке – 2 487. Условные наказания получили 127 чел., некие «прочие меры» – 5 чел., освобождено – 20 чел.[9]
    Характерно, что чекисты Белоруссии, расстреляв к началу мая 1933 г. более 2 тыс. чел. и отправив в лагеря более 8,6 тыс., отнюдь не считали свою миссию по чистке Белоруссии законченной и насчитывали подлежащих репрессиям почти столько же, сколько арестовали к маю 1933 г. – 26 957 чел. Поэтому на 1 мая 1933 г. за отделами ОГПУ БССР числилось 10 168 арестованных, дела на которых находились в стадии следствия. С мая 1933 г. чекисты проводили новую массовую операцию по «деревенской контрреволюции», когда в стадии ликвидации находились дела на почти 4 тыс. чел. из «внутриколхозных группировок» (498 чел. по 9 организациям и 3 336 – по 460 группировкам)[10]. Однако сколько было казнено в БССР в мае–декабре 1933 г., пока неизвестно.
    В свою очередь, сотрудники ПП ОГПУ Западно-Сибирского края немедленно после сталинского указания также обрушили на «врагов» сокрушительный удар, вполне сопоставимый с террором 1930 и 1931 гг. Чекисты только по линии секретно-политического отдела ПП ОГПУ с 1 декабря 1932 г. по 1 мая 1933 г. привлекли по ст. 58 УК 8,6 тыс. чел.[11] и смогли в первой половине 1933 г. сфабриковать два очень крупных «заговора» (белогвардейский и сельскохозяйственный), по которым к августу было расстреляно около 1 200 чел. [Папков, 1997. С. 92–97].

    Резким усилением была отмечена карательная работа и в ПП ОГПУ по Восточно-Сибирскому краю, где с декабря 1932 г. по середину марта 1933 г. было арестовано 8 229 чел. и тройкой при ПП ОГПУ ВСК осуждено: к расстрелу – 1 712 чел. (в том числе 55 – по закону от 7 августа 1932 г.), к заключению в концлагеря – 758, к ссылке – 158[12]. Правда, за этот период чекисты числили только 75 исполненных смертных приговоров, две трети которых приходились на общеуголовные преступления: за хулиганство на транспорте было расстреляно 22 чел., по закону от 7 августа 1932 г. – 18, уголовный бандитизм – 10, „кулацко-белогвардейскую“ деятельность – 15, вредительство – 10[13]. Однако причина была, скорее всего, в задержке с санкциями комиссии Политбюро ЦК на расстрел тех осуждённых, основная часть которых прошла по тройке в феврале и марте. По крайней мере, только по Книге памяти жертв репрессий Красноярского края (помимо него, в тогдашний Восточно-Сибирский край входили современные Иркутская область, Республика Бурятия и Забайкальский край), за 1933 г. числится 249 реабилитированных из числа расстрелянных [Книга памяти, 2004–2011].
    О стремлении быстрее отчитаться с расстрелами говорит и то, что численность приговорённых тройкой к ИТЛ к середине марта 1933 г. не достигала и половины от количества казнённых, а основная часть из 8,2 тыс. арестованных не была ещё осуждена. Репрессии в Восточно-Сибирском крае интенсивно продолжались и в последующие месяцы: к середине марта 1933 г. подследственных заключённых в крае насчитывалось 2,8 тыс. чел., к 20 апреля – 3,6 тыс., к 30 мая – 5,3 тыс. чел.[14]
    Массовые операции ОГПУ в других регионах также были отмечены большой жестокостью. Сведения из архивов Службы безопасности Украины показывают, что за 1933 г. ГПУ УССР осудило 45 тыс. чел., из них 774 – к высшей мере наказания; ещё 750 чел. были приговорены к расстрелу по делам ГПУ гражданскими судами республики. Таким образом, на счету украинских чекистов – 1 524 расстрелянных [Нікольський, 2003. С. 389], значительная часть которых, прошедшая через суды, была осуждена по общеуголовным статьям.
    В Казахстане в 1929–1933 гг. областные тройки полпредства ОГПУ, по неполным данным, приговорили к расстрелу 3 386 чел. и заключили в лагеря 13 151 чел. Известно, что за 1930 г. тройки расстреляли в Казахстане 1 218 чел., а в 1931 г. – 1 001 чел. [Мозохин, 2006. С. 287, 294–295; Тепляков, 2009. С. 186]. Таким образом, на 1929 г., когда расстрелов, вероятно, было относительно немного, на 1932 г. (также с небольшим числом казней) и 1933 гг. приходится минимум 1 167 расстрелянных во внесудебном порядке. Поэтому можно предположить, что в Казахстане за 1933 г. было расстреляно не менее 1 тыс. чел.
    Имеется цифра расстрелянных чекистами Ленинградской области – 464 чел. за 1933 г. Известные отрывочные данные о репрессиях на Дальнем Востоке говорят, например, что только по делу «Трудовой крестьянской партии» чекисты расстреляли 84 чел., а по делу казачьей организации «Амурцы» – 56 чел. [Тепляков, 2008. С. 344]. Фрагментарные данные, известные по Ставропольскому краю, говорят о том, что из арестованных в декабре 1932 – январе 1933 г. были осуждены тройкой к расстрелу 53 чел. из 362, или каждый седьмой [Жертвы, 2007].
    Высокой карательной активностью в начале 1930-х гг. отличались полпредства по Северо-Кавказскому краю (51 тыс. арестованных в 1933 г.), Средней Азии (32 тыс. арестованных)[15], Уральской и Центрально-Чернозёмной областям. В литературе есть общие указания, что именно в 1933 г. террор в Азербайджанской ССР «достиг своего пика» [Баберовски, 2010. С. 689].
    Поскольку карательные кампании в целом ряде крупных регионов дают сходные масштабы репрессированных (порядка 1-2 тыс. расстрелянных из 20–50 тыс. арестованных на полпредство), это, возможно, свидетельствует о получении местными чекистами соответствующих лимитов у руководства союзного ОГПУ, предварительно санкционированных Кремлём.

    Таким образом, известные и в ряде случаев далёкие от полноты данные по Белоруссии, Украине, Ленинградской области, Казахстану, Западно-Сибирскому, Восточно-Сибирскому и Дальне-Восточному краям уже дают до 7,5 тыс. осуждённых тройками к расстрелу. Прибавив уничтоженных решениями Коллегии ОГПУ и Особого Совещания, а также расстрелянных во 2-м полугодии на местах, получим около 12 тыс. жертв. Поскольку неучтёнными остаются еще полтора десятка полномочных представительств, то даже минимально возможная численность убитых чекистами составит, скорее всего, 14–15 тыс. чел., не считая осуждённых по ст. 58 УК гражданскими судами и умерших в тюрьмах во время следствия. Но не исключено (если цифры, достигнутые в Сибири и Белоруссии, будут продемонстрированы для первого полугодия 1933 г. ещё в трёх-четырех полпредствах ОГПУ, а в оставшихся окажутся в среднем на уровне 100–200 чел. для каждого регионального чекистского органа), что общее число расстрелянных во внесудебном порядке по СССР в 1933 г. превысит 20 тыс. чел. и окажется выше, чем даже в 1930 г. Разумеется, цифра казнённых в 1933 г. будет ещё уточняться, но, как представляется, уже на данном этапе изучения можно считать доказанной ошибочность сведений, публиковавшихся с начала 1990-х гг.


    Список литературы

    Баберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. М., 2010.
    Жертвы политического террора в СССР. 3-е изд. М., 2007 (СD).
    Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.
    Кн. 1–10. Красноярск, 2004–2011.
    Красильников С. А. Серп и Молох. М., 2003.
    Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 – декабрь 1936. М., 2003.
                Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов государственной безопасности. М., 2006.
                Папков С. А. Сталинский террор в Сибири. 1928–1941. Новосибирск, 1997.
    Попов В. П. Государственный террор в советской России. 1923–1953 гг.: источники и их интерпретация // Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 20–32.
    Тепляков А. Г. Машина террора: ОГПУ-НКВД Сибири в 1929–1941 гг. М., 2008.
    Тепляков А. Г. Опричники Сталина. М., 2009.
    Тепляков А. Г. Процедура: Исполнение смертных приговоров в 1920 – 1930-х годах. М., 2007.
    Тепляков А. Эпоха репрессий: субъекты и объекты // Исторические исследования в России–3. Пятнадцать лет спустя /Под ред. Г.А. Бордюгова. М., 2011. С. 224–254.
    1933 г. Назинская трагедия. Документальное научное издание. Сост. С. А. Красильников. Томск, 2002.
    Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., 2010.
    Нікольський В. М. Репресивна діяльність органів державної безпеки СРСР в Україні (кінець 1920-х – 1950-ті рр.). Історико-статистичне дослідження. – Донецьк, 2003.
    Werth N. Cannibal Island: death in a Siberian gulag. Princeton, 2007.

    http://corporatelie.livejournal.com/53743.html

    Оффлайн Simo Hayha

    • Global Power Moderator
    • Генералисимус
    • ******
    • Сообщений: 20113
    • Карма 2041
    • Пол: Мужской
    • Уважение: +125
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #154 : Август 05, 2013, 10:00:00 am »
  • Publish
  • 0
    Рисунки ГУЛАГа

    Путеводитель по ГУЛагу от бывшего надзирателя питерских "Крестов".


    Автор этих рисунков - отставной оперуполномоченный МВД Данциг Сергеевич Балдаев.
    Петербургский милиционер, он одно время работал тюремным охранником в питерских
    Крестах и увлекся собиранием тюремных татуировок и тюремно-лагерного фольклора.
    Еще в советское время он считался одним из крупнейших специалистов по тюремной "геральдике".

    http://www.istpravda.ru/artifacts/3664/


    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #155 : Август 14, 2013, 10:59:25 pm »
  • Publish
  • 0

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #156 : Август 18, 2013, 11:01:33 am »
  • Publish
  • 0
    В то время, как американцы кормили миллионы граждан Советской России...








    Оффлайн GZ06

    • Administrator
    • Маршал форума
    • *******
    • Сообщений: 12098
    • Карма 1984
    • Пол: Мужской
    • Очень злой Админ
    • Уважение: +104
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #157 : Август 18, 2013, 11:54:06 am »
  • Publish
  • 0
    какими недоумками были тогда, и сейчас так-же. развитие там нет.
    Абхазия -неотъемлемая часть Георгии! И я не доллар чтобы всем нравиться!!!


    я серьёзно, не шучу!

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #158 : Сентябрь 08, 2013, 02:10:10 am »
  • Publish
  • 0
    Золотые зубы, фальшивый диагноз и братские могилы

    Представляю первые документы из внутреннего документооборота ГУЛАГа, найденные мною в архиве. Несколько документов уже были в сети, какие-то публикуются впервые.

    Все документы взяты из описи 1с(секретной) из фонда 9414 Государственного архива Российской Федерации.

    Переписка по поводу массового захоронения  нескольких трупов умерших заключенных в одной могиле без гробов и без белья.








    http://corporatelie.livejournal.com/

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #159 : Сентябрь 19, 2013, 11:29:09 pm »
  • Publish
  • 0
    Норильское восстание 1953 года подняли украинцы



    Крупнейшее восстание ГУЛАГа глазами очевидцев — документальный фильм

    25 мая 1953 года в Норильске, в так называемом Горлаге, произошло самое крупное восстание в истории ГУЛАГа. Которое стало ответом заключенных на расстрел группы з/к в тот день. Восставшие прекратили работу во всех лагерных отделениях, над бараками подняли черные знамена с красной полосой посередине в знак траура по погибшим товарищам и пролитой ими крови. Бастовавшие отказались выходить на работу, потребовали приезда комиссии из Москвы, пересмотра своих дел, 8-часового рабочего дня, разрешения на свидания и переписку с родными.

    Лагерный «контингент» Горлага в 1953-м году — в основном, «политические», осужденные по печально известной 58-й ст. УК РСФСР, представители многих национальностей, проживавших как на территории СССР, так и за его пределами — немцы, венгры, японцы... Средний срок лишения свободы у отбывающих наказание в Горлаге Норильска — 10-15 лет лишения свободы. Рабочий день по 10-12 часов даже в 40-градусный мороз и пайка хлеба в день чуть больше блокадной ленинградской. И террор «блатных» — уголовного элемента, в тюремной системе СССР всегда находящего поддержку у лагерной администрации (считалось, что «политических», «контрреволюционеров», перевоспитать нельзя, а уголовников — «социально близких» — «перековать» можно).

    Так выглядели бараки норильских лагерей:



    Норильское восстание — самое продолжительное и массовое в истории ГУЛАГа. С 26 мая по 4 августа 1953 года волнения происходили во всех шести лаготделениях Норильска.

    В ночь на 4 августа 1953 года Норильское восстание — носившее исключительно мирный характер — было подавлено расстрелом. Затем — допросы, избиения, пытки и новые сроки.

    По различным оценкам за время восстания погибли около 150 заключенных. Но акция была успешной: уже в следующем, 1954-м году Горлаг был ликвидирован. А в 1956 году практически все оставшиеся в живых участники восстания оказались на свободе.

    Документальный фильм-трилогия «Норильське повстання 70 % становили вояки УПА...» ценен свидетельствами самих участников этого восстания — наших с вами земляков. Сумевших сплотиться против мучителей и заставить себя уважать даже палачей в самом гиблом лагере на территории Советского союза. О том, как это было, вы можете посмотреть по пройдя :

    ! Private video
    ! Private video
    ! Private video



    Штрафной лагпункт Каларгон. Норильлаг. 1930-е – 1950-е. Фото 2004

    «За период с 1941 года по 1/Х-46 года списочный состав лагеря увеличился с 20.000 до 49.928 человек.

    Лагерь разбросан на протяжении 3500 клм. от г.Минусинска до Белого моря. На всей этой территории разбросаны лагерные подразделения. Увеличение лагерных подразделений в большинстве своем падает на 1946 год.

    Рост списочного состава по годам:

    1941 г. — 20060
    1942 г. — 26448
    1943 г. — 31785
    1944 г. — 32180
    1945 г. — 46177, в т.ч. Спецконт. 4603 ч.
    1946 г. — 49928 (на 1/Х-)

    Пополнение в 1946 году происходило исключительно за счет государственных преступников и каторжан.

    Трудовое использование заключенных 1941 г.   1942 г.   1943 г.   1944 г.   1945 г.   1946 г.
    План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт
    82,0   83,6   80,0   81,2   80,0   80,6   74,0   80,6   80,8   85,5   80,8   84,4
    9,7   7,2   10,0   7,0   12,4   7,0   10,5   7,5   8,8   6,3   7,3   7,2
    7,0   6,8   6,0   8,5   6,1   11,3   13,7   12,2   9,9   7,5   9,9   7,4
    2,0   2,4   4,0   3,3   1,5   1,1   0,7   0,7   0,5   0,7   1,1   1,0


    Физическое состояние заключенных 1 кат.   %   2 кат.   %   3 кат.   %   4 кат.   %
    41-44 г.   
    10405   
    32, 7   
    10907   
    34,3   
    6355   
    20,0   
    621   
    2,2
    44-45 г.   
    14188   
    46 ,9   
    9480   
    31,3   
    4066   
    13,4   
    319   
    1,1
    45-46 г.   
    16054   
    51 ,2   
    9689   
    30,9   
    4721   
    15,1   
    744   
    2,4


    КТР 1 кат.   %   2 кат.   %   3 кат.   %   4 кат.   %
    46 г.   1018   19,8   1705   32,9   2099   40,6   347   6,7
    46 г.   1766   28,3   2183   35,1   1988   32,1   276   4,5
    46 г.   2113   34,6   2426   39,7   1438   23,5   137   2,2
    46 г.   4975   42,9   4169   35,9   2156   18,5   312   2,7


    (в данные по состоянию на 1/1-46 г. не включены контингент Красноярского куста)

    Рост жилой площади на одного заключенного 1941 г.   1942 г.   1943 г.   1944 г.   1945 г.   На 1/X-46 г.

    0,93   
    1,00   
    1,03   
    1,17   
    1,23   
    1,36


    Смертность                 1941 г.   1942 г.   1943 г.   1944 г.   1945 г   На 1/X-46 г.
    Кол.   %   Кол.   %   Кол.   %   Кол.   %   Кол.   %   Кол.   %
    281   —   1482   2,47   2507   0,65   1568   0,41   836   0,20   481   0,19
    —   —   —   —   —   —   —   —   376   1,25   337   0,7
    —   —   —   —   —   —   —   —   87   0,21   259   0,28


    Оздоровительные мероприятия и их результаты 3аключенные   КТР   Спецконтингент
    Всего   1 кат.   2 кат.   3 кат.   Всего   1 кат.   2 кат.   3 кат.   Всего   1 кат.   2 кат.   3 кат.

    381   
    659   
    2296   
    7362

    847   
    2829   
    5706

    2109   
    3952   
    2456   
    1068   
    123   
    408   
    537   
    396   
    16   
    215   
    165

    691   
    2078   
    906   
    2756   
    248   
    1173   
    1335   
    1004   
    147   
    547   
    308


    Стоимость содержания 1-го списочного человеко-дня 1941 г.   1942 г.   1943 г.   1944 г   1945 г   На 1/X-46 г.
    План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт
    8,60   8,80   8,82   6,87   8,16   6,31   7,95   6,71   8,80   7,81   8,54   8,53


    Себестоимость содержания 1-го отработанного человека-дня 1941 г.   1942 г.   1943 г.   1944 г.   1945 г.   На 1/YI-46 г.
    План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт
    13,32   11,54   12,69   8,85   11,90   8,75   12,94   9,31   11,80   10,34   12,17   06,12


    Промоты вещдовольствия заключенными Колич. случаев   Сумма промотов в т.р.   Промот на 1-го заключен. в руб.   Излишки в тыс.руб.
    1941   
    10251   
    357   
    18   
    74
    1942   
    19220   
    732   
    27   
    89
    1943   
    24296   
    1044   
    32   
    194
    1944   
    18030   
    610   
    20   
    354
    1945   
    19242   
    541   
    14   
    333
    I кв. 46 г.   
    3415   
    113   
    2   
    11


    Побеги 1941 г.   1942 г.   1943 г.   1944 г.   1945 г.   На 1/YI-46 г.
    План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт   План   Факт
    13,32   11,54   12,69   8,85   11,90   8,75   12,94   9,31   11,80   10,34   12,17   06,12


    Побеги
    1943 г.   
    1944 г.   
    1945 г.   
    На 1/YI-46 г.
    Всего   
    333   
    258   
    162   
    112
    Ликвидировано   
    299   
    251   
    130   
    48
    Осталось   
    34   
    7   
    32   
    11


    ЗАМ. НАЧАЛЬНИКА КОМБИНАТА
    ПО ЛАГЕРЮ ПОДПОЛКОВНИК /ВОРОНИН/

    сентября 1946 г.»

    (источник:Мемориал)

    ...По экспертным оценкам, начиная с октября 1917 года, от политических репрессий пострадали до 50 миллионов 135 тысяч граждан СССР.
    Все время своего существования Советский Союз фактически был большим лагерем с разной степенью режимности. Лагерем, сломавшим судьбы десяткам миллионам людей и целым народам.

    И примечательно — никто за это не понес никакой ответственности.

    Татьяна Шалимова, «Аргумент»

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #160 : Сентябрь 20, 2013, 11:07:07 pm »
  • Publish
  • 0
    Рисунки заключённой ГУЛАГа



    http://petr-leycans.livejournal.com

    Евфросиния Антоновна Керсновская (1907-1994) – бессарабская помещица, русская писательница и художница, заключенная ГУЛАГа, высланная из Бессарабии на поселение и принудительные работы в Сибирь в 1941 году, а затем осуждённая на длительный срок исправительно-трудовых лагерей.

    На рисунках Керсновской изображена жизнь тюремных одиночек и общих камер, ужасы пересылок, этапов, быт сталинских лагерей. То, что нарисовала Ефросинья, а главное, как, не смогла бы передать ни одна фотография.

     








    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #161 : Октябрь 02, 2013, 07:38:22 pm »
  • Publish
  • 0

    Оффлайн Кистинец

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #162 : Октябрь 05, 2013, 08:36:04 pm »
  • Publish
  • 0
    Судьба прачечной KZ Buchenwald

    В реальной истории возможны очень странные психоделические кульбиты.

    Я не думаю, что кто либо из ученых или просто праздно любопытствующей публики интересовались куда уехала "существовать" механическая прачечная из концентрационного лагеря Бухенвальд после разгрома нацистской Германии. И вряд ли какие-то советские зеки под условной Воркутой предполагали, слушая песню Муслима Магомаева, где стирали их вещи.

    Любопытно, как некоторые предметы, которые по логике не должны оказываться в неких местах, там все-таки оказывались.

    Документ в сети публикуется впервые.



    Источник: ГА РФ.Ф.9414. Оп.1с.Д.360.Л.222

    Тема советских спецлагерей МВД СССР в Германии в 1945-1950 гг. почти неизвестна среднестатистическому жителю РФ в силу разных причин.

    Сами лагеря крайне скупо освещаются в СМИ даже сейчас, а в историографии у нас эта тема практически не разрабатывалась, кроме ряда публикаций первоисточников и нескольких статей.

    Кроме специалистов мало кто знает, что ряд пенитенциарных учреждений Третьего Рейха использовалась в этом же качестве еще пять лет . Из самых известных: Бухенвальд и Заксенхаузен, Спецлагерь №2 и Спецлагерь №7 в советской терминологии, соответственно.
    С 1948 года спецлаги были переподчинены ГУЛАГу,  в 1950г. ликвидированы.

    В России о спецлагах в деталях практически никто не знает, даже несмотря на ссылки в Википедии и одиночные публикации сборников документов мизерными тиражами. Действительно, тема очень сложная и неоднозначная.


    У меня полностью скопированы сотни листов архивных документов по этим лагерям, через какое-то время планирую серию постов о них, в том числе и санитарном состоянии.

    http://corporatelie.livejournal.com

    Оффлайн Орлеана

    • Герой
    • *****
    • Сообщений: 1676
    • Карма 582
    • Пол: Женский
    • Служу Свободе и Справедливости!
    • Уважение: +30
    Re: СССР – тюрьма народов
    « Ответ #163 : Январь 02, 2014, 05:42:01 pm »
  • Publish
  • 0
    Сусанна Печуро. Быть или не быть человеком. Опыт личного сопротивления

    В 1951 году семнадцатилетняя Сусанна Печуро и ее товарищи были арестованы, трое приговорены к расстрелу, десять - к 25 годам лагерей.

    Я познакомилась с Сусанной Соломоновной в начале 1990-х. Впервые изданные тогда мощнейшие свидетельства о "красном терроре" - от "Окаянных дней" Бунина и "Солнца мертвых" Шмелева до "Колымских рассказов" Шаламова - по сути, были хрониками расчеловечивания человека. Хотелось найти живого свидетеля, обладающего опытом личного сопротивления системе и вышедшего из этого противостояния победителем. Того, кто поймет вопрос - как остаться человеком в нечеловеческих условиях? И тогда я нашла Сусанну Соломоновну.

    "Мой пример не вполне показателен, - предупредила моя собеседница. - Нам повезло, мы сидели в "политическом", а не в уголовном лагере, в 1952-м, а не в 1937-м. И, полагаю, нам было легче, чем сегодня в армии, потому что нас мучили враги, а не наши погодки". "Ваш опыт уникален", - возразила я. И следующие два часа мы вместе пытались разобрать стратегию сопротивления человека бесчеловечному.

    "Мы сидели в Инте, под Воркутой. Витя Булгаков и Женя Шаповал - в мужской зоне, я, через забор с колючей проволокой, - в женской. Жене было восемнадцать, Вите, как и мне, семнадцать. Не представляю, что бы с каждым из нас было, если бы не держались вместе и не помогали друг другу. Женя, например, меня несколько раз спасал от смерти, рискуя очень многим. Собственно, рисковать там можно было только одним - своей жизнью.

    Самым страшным в лагере было слишком сильно цепляться за жизнь. Там вопрос стоит очень четко - выжить или нет. И если выжить, то какой ценой. И те, кто слишком цеплялся за жизнь, отвечали: "Любой!". Умри ты сегодня, а я - завтра. И если так решил, то можно все - воровать, убивать, превратиться в доносчика, в проститутку. Но парадокс в том, что человек, выбирающий такой путь, на самом деле выбирает смерть. Выжить в лагере можно, только если не бояться смерти.

    Я не говорю об отсутствии страха, все боятся, это естественно. Но когда этот страх хотя бы в какой-то степени преодолен, человек становится практически неуязвим. Мы, все трое, вернулись, только потому, что придерживались принципа: "Я умру сегодня, чтобы ты прожил лишний день". Там в первую очередь надо заботиться о других. Если у тебя есть друзья, ты можешь в самых тяжких, самых безнадежных ситуациях рассчитывать на помощь. А без помощи там человеку не выжить.

    Нам повезло в том, что мы шли по "групповому делу", потому что "групповое дело" предполагало, что сначала надо думать о других - не сказать лишнего, не навредить. И еще, конечно, нам было легче, потому что мы знали, на что шли.

    Люди, попавшие в лагерь случайно, были растеряны, испуганы, унижены. Когда вас мучают, бьют, превращают в тварь дрожащую, это страшно для человека, который все время пытается доказать, что он этого не заслужил. Даже в лагере они продолжали оставаться в плену старых догм. Такие люди считали, что они сами ни в чем не виноваты, зато все вокруг - враги. Я помню одну такую старую большевичку. Она много лет сидела, а в лагере была первой стукачкой. Она и за колючей проволокой стояла "на страже интересов советской власти", считая партийным долгом докладывать, кто что говорит, ведь "сама она здесь случайно, товарищ Сталин разберется", а те, кто охраняет зэков, и есть ее настоящие товарищи по партии.

    А для того, кто сознательно выбрал путь борьбы с властью, мучения были неунизительны. Для нас лагерь был закономерным поворотом судьбы. Мы знали, на что идем, - значит, не надо жаловаться. И потом, если ты с "ними" борешься, значит, ты их по меньшей мере не принимаешь. И не уважаешь. Значит, любое действие с их стороны унижением не является. Да, они могут тебя мучить, иногда очень тяжело, но не унизить.

    А вот как крайнее унижение я воспринимала, например, постоянное чувство голода. Когда невозможно было заставить думать себя о чем-то другом, кроме еды. Но это унижение от собственной слабости. Ну, значит, надо попытаться справиться с собой. Мы знали, что есть грань, которую нельзя переступать. Например, даже когда голова кружится от голода, когда еле ходишь, все-таки нельзя подбирать объедки. Иначе ты себя уже человеком чувствовать не будешь, да и другие не будут тебя человеком считать. И жалеть ведь не будут, будут презирать. Но, повторюсь, нам было немного проще, это были уже не колымские лагеря времен Шаламова.
    300
    Попытка защитить свое право на самоуважение выглядит иногда как странное упрямство: "Я все равно не разрешу сделать из меня то, что вы хотите". И когда есть такая решимость, уже не страшно. То есть страшно, но это уже другой страх.

    Такая деталь. В Инте, как и в любом другом лагере, был распространен жаргон. А в быту - безумная грязь, рваная одежда, невозможность как следует вымыться. Так вот Женя не разрешал нам никогда ни одного жаргонного словечка, и себе не позволял выйти из барака без белого подворотничка. Он говорил: "Они хотят сделать из нас животных. Хотят заставить нас забыть нормальный русский язык, забыть правила человеческой жизни. Мы не позволим им этого сделать". А еще он присылал мне в записках задачки по математике, а я ему отправляла обратно решения - чтобы не забыть учебу. А когда я умирала, Женя каким-то чудом достал нужные лекарства. Это было потрясающее ощущение - там, за забором, у тебя есть друг, который сделает для тебя все. Точно так же, как ты для него.

    У Жени была такая формула: "Человек свободен настолько, насколько он сам себя считает свободным". И тогда лагерь, забор, бараки, надзиратели - все это воспринимается как чисто внешние обстоятельства. Да, это тяжело, но не мешает тебе быть внутренне свободным. Вот если бы они заставили тебя думать так, как они хотят, ты бы превратился в их раба.

    Те, кто нас мучил, были, по сути, поверхностными людьми, поэтому они часто даже не могли понять, в чем заключается наше сопротивление. Но всегда его чувствовали. И потому ненавидели. А иногда - уважали.

    Мои друзья учили меня - если человек в лагере пытается вырвать у тебя пайку, выход только один - разломи ее пополам и отдай ему половину: "Тебе так худо? Я поделюсь". К таким людям я испытывала только жалость, чувствуя себя намного сильнее их. Потому что знала - у меня есть друзья, которые не боятся погибнуть, чтобы я осталась в живых. А эти - несчастные. Ведь на самом деле они даже не понимают, что такое жить среди людей.

    После войны среди политзаключенных было очень много наших пленных - их отправляли за колючую проволоку прямо из Западной Европы. Хлебнув немецких лагерей, хлебнув наших, пройдя войну, видя и наши потери, и бездарность руководства, и заградотряды, они поняли о сталинской системе все, что можно было о ней понять. Почему в 1950-х по лагерям прокатилась волна восстаний? Потому что несколько лет в лагеря шли эшелоны военнопленных. Это были военные люди, видевшие смерть и не боявшиеся ее, они прекрасно понимали, что из ГУЛАГа им живыми не вернуться. Я потом разговаривала с беглыми: "Ты понимал, на что идешь?" - "Да, но лучше умереть, чем жить так".

    Начальство быстро раскусило, что политические лагеря строгого режима - готовые очаги сопротивления. И сделало страшную вещь - туда большими партиями стали присылать уголовников, самых отпетых. Но под Интой их просто перебили - так, что охрана даже не пикнула. Такого, как в 1930-е, когда в лагерях верховодили уголовники, после войны быть уже не могло.

    В нашем кругу есть формула, которая применяется крайне редко, когда нужно сказать что-то исключительно важное самому себе: "Только правда - как в камере". Закрой глаза, представь, что снова в камере, и попробуй понять, что у тебя на душе. Ведь в лагере человек таков, какой он на самом деле. Не за что спрятаться, нет декораций. Голый человек на голой земле. И чего там только не проявлялось!

    Вот идем на работу, мороз - градусов сорок. И старая крестьянка-украинка отдает мне свои рукавицы: "Бери, малышка, руки ознобишь. А я привычная". И я знаю, сколько бы я ни делала в своей жизни хорошего, я никогда не расплачусь за те рукавицы! А вот другая старуха, профессор, директор института педиатрии из Ленинграда, рассказывая о жизни в блокадном городе, случайно проговаривается: "Когда закончилась блокада, у нас в институте осталось еще немного шоколада". Я теряю дар речи: "Пока умирали дети, вы запасали шоколад?". "Но я же не могла спасти весь город?" - удивляется она, и после этого перестает для меня существовать.

    Помню и других моих соседок по лагерю. В закуточке, на каких-то ящиках, сидят три дамы: Ирина Николаевна Угримова, седая, высокая, подтянутая художница из Парижа, из семьи известного философа Угримова. Рядом с ней - Тамара Владимировна Вераксо, балерина из Киева. И очень красивая московская девочка, студентка Китти Синицына. И когда я их увидела, я поняла, что могу быть спокойна - я среди своих. Все свое время пребывания в лагере Ирина Николаевна меня опекала. Потом ее отправили дальше, а вместо нее прислали ее сестру, Татьяну Николаевну Волкову. Она мне показала фотографии своих сыновей. Я ахнула - этих мальчиков я знала по Ленинской библиотеке.

    Эти женщины и в лагере вели себя так, как положено интеллигентным людям, преподав мне мой главный лагерный урок - не важно, что вокруг. Важна твоя собственная линия поведения. Когда при мне одна из заключенных попыталась накричать на Угримову, Ирина Николаевна - в старом бушлате, в черном платке - повернулась к ней и сказала, как если бы она была в своей парижской квартире: "Элла, вы, кажется, устраиваете мне сцену?".

    А моя самая большая приятельница, старая анархистка Надежда Марковна Улановская, однажды мне сказала: "Почему мы с тобой говорим по-русски, если можно учиться английскому?". Она много лет прожила за границей и владела языком в совершенстве. То, что мы выйдем на свободу, мы даже не предполагали, но тратить попусту время не хотелось. "Я даю тебе две недели, - сказала Надежда Марковна. - Две недели ты можешь отвечать мне по-русски. Но через две недели я забываю русский язык". Через две недели я стояла на ушах, несла какую-то ерунду, но за несколько месяцев наших занятий я выучила язык так, что, выйдя из лагеря, сдала на пятерку университетский экзамен по английскому.

    Мне кажется, что сила и слабость человека зависят от того, много ли его в жизни любили. Не будем путать "любили" и "баловали", но человек, которого любили по-настоящему, он же потом этой любви обмануть не может. А тот, кому с любовью не повезло, вряд ли научится ощущать других как ценность, хотя бы равную себе. Человек, которого любили, привык верить в защиту, а если учить все время показывать зубы, мне кажется, мы будем растить несчастных людей. Несчастных, жестоких и слабых, что в принципе одно и то же.

    В лагере люди, которые сами были жестоки, ломаются первыми. Например, оказавшиеся за решеткой следователи. Человеческий облик они теряли сразу, как только понимали, в чьих руках находятся. Им не за что было держаться. Мы видели, как они ползали в чужих ногах и молили о пощаде: "Все, что угодно, только не убивайте!". Когда их и убивать-то никто не собирался.

    Мы приехали в свой лагерь под Интой тридцать лет спустя. Нам говорили: "Куда вы едете? Ведь это место ваших страданий". А мы - как ни странно это звучит - в лагере были по-своему счастливы. Не только потому, что были очень молоды. Мы попали в чужой, абсолютно непонятный нам мир, который был нам так интересен, что нам некогда было бояться. Если бы мы считали эти годы сроком, который надо отбыть, мы бы сошли с ума. Но мы решили иначе: это наша жизнь, другой, быть может, у нас уже не будет. Значит, надо относиться к ней без ненависти, как к пусть очень трудной, но по-своему интересной жизни, которой предстоит тебя чему-то научить".


    Сусанна Печуро умерла 1 января 2014 года.

    Екатерина Жирицкая
    Источник: "Новая газета"
    Это бой не на жизнь, а на смерть и до смерти
    Наша ненависть пусть ваш сожжет Вавилон!
    Запасайтесь гробами, кремлёвские черти!
    Пусть тротил и свинец истребят ваш закон!
    Государство рабов и вождей-изуверов...
    Пусть ответит за всё эта злая sвинья:
    За Чечню, и за Грузию полною мерой,
    И за то, что сидели такие, как я!

    Борис Стомахин

     


    Facebook Comments