ЕС vs ЕС или Евразийский союз против Европейского союза

ЕС vs ЕС или Евразийский союз против Европейского союза

17/09/2013
Лейла Нароушвили


Россия настойчиво зовет страны бывшего советского пространства вступить в Евразийский союз. Особенную прыть в этом отношении Кремль проявляет в двух направлениях - к странам Южного Кавказа и Украины. Согласна ли Грузия на Евразийский (читай, российский) союз? – Сегодня подобные вопросы участились, особенно после невнятных комментариев высокопоставленных грузинских чиновников, к тому же, их оценки приходят в противоречие с официально декларированной политикой безопасности страны.

 
Каким будет выбор Грузии: евразийским или европейским? Об этом в интервью эксперта Кахи Гоголашвили порталу Грузия Online.

Россия начала агрессивные телодвижения в отношении бывших союзных республик, в частности, Южного Кавказа. Визит Путина в Азербайджан и переговоры, которые все еще остаются таинственными; затем Москва вынудила президента Армении согласиться на членство в Таможенный союз. Как говорят некоторые армянские эксперты, идут переговоры и с грузинской стороной, но пока точно неизвестно, по каким вопросам...

Главная миссия азербайджанского визита в том, чтобы запугать Армению и заставить сделать окончательный выбор для вступления в Таможенный союз и ЕврАзЭс, хотя мы не знаем, будет так или нет. На Вильнюсском саммите, 27 ноября, Армения планирует парафировать договор об установлении углубленной, свободной торговой зоны с Европейским Союзом (ЕС). Видимо, Россия оказала сильное давление на Армению именно из-за приближающейся даты. Несколько лет назад европейская интеграция не рассматривалась Россией как серьезная опасность российским интересам, она больше концентрировалась на блокирование НАТО в сторону расширения на Восток. Практически, Россия не обращала внимания на процессы, которые происходили на постсоветском пространстве под эгидой ЕС. Именно проект «Восточное партнерство», с целенаправленной политикой консолидации европейской части стран бывшего СССР предусматривал их интенсивную или ускоренную европеизацию, углубления политического диалога; зону широкой и свободной торговли; ассоциированное соглашение с очень мощными положениями, которые дают задел бесповоротному процессу включения этих стран в общеевропейское пространство.

Появление перспективы их вступления в ЕС начало Россию весьма раздражать и педаллирование развития Таможенного союза, было вызвано именно этим. Правда, Россия на данный момент особо не выигрывает экономически от Таможенного союза с Украиной и Казахстаном, но это хороший инструмент политического влияния на эти страны и закрытия перспективы для свободной ориентации их внешней политики. Хотя Казахстан не является европейской страной, но играет очень важную роль в распространении и развитии европейского влияния на Восток. Точно так же, как и все другие страны Каспийского региона, они имеют важное геополитическое значение для России и Европейского Союза. Что касается стран «Восточного партнерства», то здесь прямая угроза, конечно, российским претензиям на роль сюзерена для стран бывшего СССР и распространению своей политики, несмотря ни на какие интересы этих стран, т.е. здесь главное, кто перетянет эти страны на свою сторону.

Россия, после ЕС, рассматривает себя вторым центром в Европе, в этом большом регионе и хочет вернуться к модели периода после второй мировой войны, но в более мягком варианте. В этом плане Медведев, сразу после интервенции в Грузию, предложил новую архитектуру европейской безопасности, которая свидетельствует, что Россия пытается сохранить зоны своего и западного влияния в Европе. Но сегодня в современном мире другие тенденции и народы хотят больше независимости, свободы выбора, поэтому нет никакого четкого разделения между двумя блоками на европейском континенте и в евразийском пространстве. Идут совершенно другие процессы и в условиях стирания границ, свободного волеизъявления разных стран, главной движущей силой сотрудничества между людьми становятся экономические, человеческие отношения, культурные связи, а не приверженность какому-нибудь политическому блоку. Даже НАТО и ЕС, рассматриваемые Россией как враждебные альянсы, превращаются в форумы сотрудничества свободных стран, которые ищут большего сближения – им всем это выгодно.

На днях Кэтрин Эштон, Верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности Европейского Союза, заявила о своей озабоченности по поводу давления, которое оказывает Россия на страны «Восточного партнерства». Эштон высказала желание, позволить им самим сделать свой выбор. Но все же – может ли возникнуть ситуация, когда ЕС уступит страны «Восточного партнерства» России?

Заявление Эштон было точным и своевременным, отметив, что страны «Восточного партнерства» в последнее время испытывают очень сильное давление. ЕС твердо решил не прекращать свою политику вовлечения или сотрудничества со странами Восточной Европы. Всем понятно, что Эштон имела в виду нажим со стороны России на правительства стран, которые в Вильнюсе должны парафировать, а некоторые, например, Украина, подписать договор об ассоциированном членстве. Возможно, временная конфронтация все еще останется, но думаю, Россия намного больше зависит от ЕС в финансовом плане: поступления платежей за энергоносители, европейские инвестиции и др. с другой стороны, Европа все еще зависит энергетически от РФ. До сих пор Россия выгораживала Армению и защищала ее претензии на Карабах, но теперь Россия шантажирует Армению, заставляя ее четко определить свою политическую ориентацию.

Самое важное здесь то, что Россия, начав разговор об ЕврАзЭс, наряду с Таможенным союзом, которые являются явным противостоянием европейским экономическим и политическим проектам в этом регионе, более того, созданы как политические проекты, оказалась в режиме конфронтации с ЕС. Т.е. вместо того, чтобы идти на интеграцию и углубления связей с ЕС, РФ еще больше старается отдалиться от нее, создать свой центр и втянуть других в это разделение. Уже тогда, в 90 годы прошлого века, ЕС намеревался вовлечь Россию в процессы европейской интеграции. Нельзя ЕС сравнивать в этом отношении с Россией и говорить о каких-то партикулярных интересах - ЕС постоянно расширяющийся союз стран, которые, в конечном счете, сформированные как геополитическая единица, будут иметь свой интерес, но можно оказаться самому посреди этих интересов и вовлечь себя в эти процессы. Тогда он не будет направлен против тебя, как кажется России, но она с самого начала отказалась от интеграции, хотя могла бы играть ведущую роль. Постсоветское мышление, думаю, до сих пор глубоко сидит в ментальности российской политической элиты и населения, оказывая большое влияние на решение многих проблем. Совковое мышление смешалось с какими-то архаическими идеями российского эксклюзионизма, особенности, что выразилось в идее Евразийского Союза, чисто геополитической модели, которая не предусматривает тенденции развития человечества в 21 веке. Подобная политика может изолировать Россию от процессов европейской интеграции.

Возможно, России удастся запугать ту же Армению, но временно. Могла бы запугать и Грузию, но оказалось, что у нас немного другие приоритеты и настроения. Москва, конечно, пугает нас, что никогда не вернет Абхазию и т.н. Южную Осетию, хотя с другой стороны, в Грузии мало кто верит, что РФ самовольно вернет Абхазию, такие обещания могут быть только приманкой. Но Россия не то что не обещает, более того, направляет свою политику на ослабление, расчленение и подчинение Грузии, именно через применение силы, а не через подаваемые надежды на укрепление и консолидацию этого государства. У нас нет никаких иллюзий, что Россия вернет наши регионы или поможет нам укрепить государственность. Россия всячески демонстрирует негативное отношение к Грузии. Исходя из этого, РФ не сможет выкинуть Грузию из «Восточного партнерства», не сможет заставить Грузию отказаться от европейской интеграции и подписания договора об ассоциации.

Что касается Украины, ситуация сложная, мы видим, что в ЕС начали задумываться и серьезно рассматривать планы России, которая поспешила с изъявлением четких, агрессивных действий в отношении государств «Восточного партнерства». Возможно, у российского правительства сдают нервы, видя, что явно проигрывают в этой борьбе. Россия ничего интересного и насущного не может предложить ни Украине, ни Грузии, ни даже Армении. У Кремля нет проектов по развитию, улучшения жизни людей, что сегодня является приоритетом для любой страны. Проявление жестких намерений со стороны России вызвало в Европейском Союзе переход с осторожной стратегии и политики концентрации только на достижениях соседей, т.е. достижения в обмен на новые условия отношений или преференции, на более действенные шаги. На первом плане стали проявляться геополитические интересы, например: несмотря на то, что Армения не выполняет все требования, особенно по правам человека, все равно с ней парафируют соглашение об ассоциации. Россия сама поставила вопрос ребром - «если не вы, то мы их заберем».

Думаю, впереди нас ждет еще более жесткое противостояние, практически, Россия заставила ЕС перейти в фазу жесткой борьбы. До этого ЕС занимался только развитием этих стран, требуя от них выполнения намеченных задач, лишь после этого с ними собирался вести серьезный разговор об открытии границ, допуска их товаров в ЕС, упрощения виз, вовлечения во внешнеполитические процессы и др. Постепенно, страны «Восточного партнерства» стали бы интегрироваться в ЕС, но сейчас ЕС может предпринять более ускоренные меры, как это случилось с объединением Восточной и Западной Германии. Восточная Германия встретила объединение абсолютно не подготовленной, но была сильная политическая мотивация, присоединить ее в первую очередь и уж затем заняться ее преобразованием. У ЕС есть подобный опыт и со странами Восточной Европы, например, с Болгарией, Румынией, где до сих пор остаются сложности, но ЕС не думает отказаться от них. Можно сказать, что Россия, в определенном смысле, способствует ускорению процесса европейской интеграции стран «Восточного партнерства».

Новость, которая обрадовала почти всех - Грузия может подписать, а не парафировать, договор с ЕС осенью следующего года. Некоторые эксперты высказали сомнение, что так быстро вряд ли сможем заключить соглашение. Есть шансы подписать в будущем году?

Да, конечно, технически нужно от 6 до 9 месяцев для подписания соглашения и выполнения следующих этапов, а их довольно много: перевести соглашение на 24 языка стран ЕС, вправить тексты юридически, т.е. чтобы все термины точно соответствовали своим значениям. Еврокомиссия должна сделать рапорт по всем тем вопросам, представленным в документе. Должно быть принято заключение Совета ЕС, пройти слушания в Европарламенте, в комитетах национальных парламентов стран-членов ЕС. В конечном счете, Совет ЕС решает, готов документ к принятию или нет. Процедура может продлиться и дольше, но меньше 6 месяцев, практически, невозможно. Самое минимальное, когда мы сможем подписать, это конец весны или к осени будущего года, если не допустим какие-то ошибки внутри страны. Сценарии ошибок могут быть разными, если на Армению можно давить Карабахом, то на Грузию – внутренними распрями. С Абхазией и т.н. Южной Осетией не удалось, Россия отделила эти регионы, выгнала оттуда местное грузинское население, поставила российскую армию и построила свои военные базы – все перечисленные шаги являются ответом на европейский выбор Грузии.

Но эти меры не работают и люди верят в другое будущее - через европейскую интеграцию мы достигнем больше, чем через подчинение российской воле, отдав свою судьбу в руки кремлевским чиновникам. России остается единственное - оказать влияние на внутреннюю стабилизацию, на раздоры внутри Грузии и политические распри.

Если РФ вынудила Армению дать согласие на вступление в Таможенный союз, то она может заставить Грузию вступить в Евразийский союз. В этом плане комментарии самого премьера и других политиков вызвали отрицательную реакцию в Грузии…

Нельзя отрицать и этот вариант прессинга, возможно, он уже задействован в отношении Грузии. Но я хотел бы подчеркнуть, что если идет какое-то давление, то в первую очередь, персонально на премьер-министра Иванишвили, так как Россия внимательно следит за всем, что и как он говорит. Очевидно, Москва запугивает Иванишвили тем, что если не понравятся его заявления, то прервет всякие переговоры по урегулированию отношений и установлению мирного процесса.

С другой стороны, как Грузия может надеяться на обещания Москвы, наладить позитивные отношения, если Григорий Карасин, заместитель МИД РФ в своем последнем интервью четко сказал, что признание Абхазии и ЮО «безотзывно»? В этом смысле, насколько оправдана прагматичная политика нашей власти и не окажемся ли мы в итоге, в Евразийском Союзе?

Мы в любом случае не окажемся в этом союзе, хотя будущее может быть разным. Мы знаем, что Грузию не спрашивали и так затащили то в российскую империю, то в СССР, а раньше - в монгольскую орду, какие-то другие союзы и государства. Все может случится, но насколько это реалистично, а я думаю что наименее реалистично, потому что и сегодня любая политическая партия в Грузии строит свои отношения с народом на обещании европейской интеграции, что мы станем частью демократического мира и пространства. Россия не проявила себя как часть демократического мира, у нее какое-то неопределенное лицо и для Грузии она не является эталоном, обладающим притягательную силу. Россия перманентно стремиться кого-то запугать, нанести боль, ущерб. Такая деструктивность отталкивает современного человека, тем более не является сильным аргументом для изменения образа жизни и стремления быть свободным.

 
Сегодня мир открыт для грузинских граждан, они мобильны, свободны в своем выборе и не согласятся на перечеркивание своего будущего ради политики. Здесь надо учесть тонкий момент - узнать, как воздействует одна и та же проблема на психологию масс и затем, через это действовать на правительство. Т.е. правительство можно запугать через настроения масс. Если в стране люди консолидированы, например, как в Прибалтике - их невозможно запугать, там страна может проиграть войну с Россией, но ни одно правительство не подпишет договор о вхождении в ЕврАзЭс, Евразийский или Таможенный союзы, потому что прибалтийский народ на это не пойдет. Они скорее, уедут в эмиграцию и объявят ее оккупированной, будут вести партизанскую войну и 100 лет жить в эмиграции, но все равно вернутся на родину. Европейская интеграция и западный мир, создав условия защищенности, свободы слова, передвижения и т.д., притягивают многих. И когда рядом есть такой мир, люди, проживая в Грузии, не поменяют свою свободу на российские проекты. Конечно, всегда можно применить силу и завоевать.

Возможно, Иванишвили прав в одном – он старается не давать повода России для разжигания антигрузинской пропаганды внутри самой же России, хотя Москва очень старается этого добиться. На международной арене в антигрузинскую пропаганду мало кто поверит после агрессивных действии России в отношении других стран. Опасно, когда антигрузинской пропаганде верят внутри России, что приводит к безболезненной оккупации грузинских территорий – российский народ даже оправдывает, вот молодцы, как вы там защитили осетинский, абхазский народы от этой

проклятой Грузии, которая своими угрозами столько времени держала нас в напряжении. Иванишвили, по всей видимости, старается избежать развития событий в таком ключе и всячески старается не дать повода российской власти для прекращения переговоров с Грузией, что в свою очередь, позволит России действовать открыто против нас. Хотя РФ все равно действует против Грузии. Политика Иванишвили иного типа, нежели была у Саакашвили. Мы прошли этот этап, теперь посмотрим, что принесет политика Иванишвили, хотя не приветствуется проводить эксперименты со страной. Нам надо искать какой-то выход из того заколдованного круга, в котором находимся, но с осторожностью, поэтому, приходиться менять политику.


SMF 2.0.9 | SMF © 2011, Simple Machines
Simple Audio Video Embedder
TinyPortal © 2005-2012

Вернуться назад