Автор Тема: Черкесы в Мамлюкском королевстве  (Прочитано 6953 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
Черкесы в Мамлюкском королевстве

Автор: профессор Давид Айалон (Нойштадт)
Перевод: Wunaru специально для elot.ru
http://www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=2473&Itemid=1

Статья была опубликована в Журнале Американского общества изучения Востока Journal of the American Oriental Society, Vol. 69, No. 3. (Jul. - Sep., 1949), pp. 135-147.

Об авторе.

[float=left][expando]http://www.eurolux.dn.ua/Coutry/Image/izrail/7.jpg[/expando][/float]При рождении в 1914 г. получил имя Давида Нойштадта. Уроженец г. Хайфы, вырос в Зихрон Я’акове и Рош Пине. С юных лет находился в тесном контакте с местным арабским населением, выучил арабский язык. В 1933 г. Айалон стал изучать арабский язык, литературу, исламскую культуру и еврейскую историю в только что основанном Еврейском Университете в Иерусалиме. В начале круг его академических интересов ограничивался еврейским аспектом средневекового мусульманского мира, но в последствии он сконцентрировал свои труды на мусульманской истории, в особенности на таком явлении как мамлюки.

Его работа была прервана службой в британских войсках во время Второй мировой войны. Не смотря на то, ему удалось продолжить научную работу, и в 1946 году он защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора наук. В 1947 г. Он составил Арабско-еврейский словарь современного арабского языка в соавторстве с Пессахом Шинаром, и этот труд оставался основой для изучения арабского языка в Израиле в последующие 50 лет. Несколько лет, предшествовавших признанию независимости Израиля, Айалон проработал в Политическом департаменте Еврейского Агентства, который в 1948 г. стал базой для формирования Министерства Иностранных дел Израиля. В это время он возглавил отдел исследований в Ближневосточном управлении.

В 1950 г. профессора Гойтейн и Банет пригласили Айалона для создания кафедры современной истории Ближнего Востока в Еврейском Университете. Совместно с тюркологом Уриелем Хейдом, он основал кафедру, которая сейчас называется Департаментом Исламских и Ближневосточных исследований. Айалон возглавлял этот Департамент до 1956 г., а с 1963 по 1967 г. он проработал руководителя института стран Азии и Африки. В этот период Айалон опубликовал ряд самых важных в его жизни работ – "Институт рабства у мамлюков" (1951 г.), "О структуре мамлюкской армии" (1953-1954г.г.), и "Порох и огнестрельное оружие в мамлюкском султанате" (1956). Примерно в 1970 г. Айалон увлекся совершенно новой для себя областью исследований – Монгольская Яса (Закон) и ее роль в мамлюкском государстве.

Помимо академических интересов, Айалон увлекался спортом и был главой Спортивного комитета Еврейского университета в течение многих лет. Сам принимал участие в соревнованиях по легкой атлетике и до середины шестидесятых удерживал пальму первенства в Университете по забегам на короткие дистанции. В 1966 году он женился на Мириам Розен, которая в настоящее время преподает Исламское искусство и археологию в Еврейском университете.

В течение двух поколений Айалон оказывал серьезное влияние на израильских студентов, занимавшихся исламскими исследованиями. Многие из его студентов стали столпами, на которых держатся факультеты, занимающиеся ближневосточными исследованиями, арабским языком и литературой, и еще большее количество студентов, считавших его своим устазом, работали на государственной службе, в журналистике и системе образования в Израиле.

В 1972 году Айалон получил Государственную премию Израиля – высшую гражданскую награду Израиля. Он был членом Академии наук, почетным членом Ассоциации Ближневосточной Медиевистики с момента ее создания в 1990 году, и почетными иностранным членом Американского Исторического Общества.

Айалон продолжал свои исследования и после того, как ушел на пенсию, в результате чего он написал книгу Евнухи, Халифы и Султаны: Из истории борьбы за власть, которую после его смерти опубликовало издательство Magnes Press.

Ученость Айалона подразумевала его способность видеть глобальную картину среди множества деталей. Его превосходное владение арабским языком и его историческая проницательность сочеталась с умом и очень простым поведением в повседневном общении со студентами и коллегами. Давид Айалон ушел из жизни 25 июня 1998 г. Память о нем навсегда сохранится в обществе израильских арабистов и историков, равно как и среди широкого круга ученых и его личных друзей по всему миру.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
Re: Черкесы в Мамлюкском королевстве
« Ответ #1 : Июль 25, 2011, 09:50:11 pm »
  • Publish
  • 0
    Черкесы в Мамлюкском королевстве

    [float=left] [/float] Баркук, сделавший своих соотечественников - черкесов правящей кастой в Мамлюкском королевстве, произвел одну из самых величайших (если не величайшую) этнических трансформаций в этом государстве с момента его основания. Эта трансформация, как мы увидим ниже, привела к глубинным изменениям во всей структуре государства. Каковы были ее причины? Находились ли ее корни в самом Египте, или же они находились извне, в стране, откуда родом были мамлюки?

    Хотя мамлюкские источники весьма подробно описывают различные народы, составлявшие мамлюкскую гвардию, и подробно описывают страны их происхождения, равно как и монгольских ханов, они весьма скупы в вопросах освещения внутренней ситуации в этих странах. Скрупулезно описывая процессы изменений, охвативших мамлюкскую армию в конце четырнадцатого века, они создают впечатление, будто эти изменения были вызваны исключительно факторами, существовавшими внутри границ мамлюкского королевства, а никак не внешними.

    А.Н. Поляк, основываясь на русских источниках, полагает, что упадок Золотой Орды во второй половине четырнадцатого века, и междоусобные войны, вспыхнувшие там, стали основной причиной, по которой центры приобретения новых мамлюков переместились на Кавказ2. Арабские же источники того периода содержат всего одну ссылку на уничтожение кыпчакской степи, это делает биограф Тамерлана - Ибн Арабшах. Это крайне важный источник информации, так как он описывает, как Кыпчакская степь, процветающая, хорошо защищенная территория, обеспечивавшая вдоволь пространства для пастбищ разнородных кочевников, была превращена в пустыню, а ее жители вырезаны в результате войн между Тохтамышем и Тохтакией, и вторжения войск Тамерлана. Поэтому, даже если превосходство черкесского народа в мамлюкском королевстве было вызвано волей его правителей, упадок кыпчаков, наступивший в результате вышеупомянутых войн, только способствовал сохранению этого превосходства до самого конца правления мамлюков. Можно также предположить, что уменьшение численности кыпчаков было, в том числе, обусловлено постоянной массовой эмиграцией молодых людей для присоединения к мамлюкам в масштабе, позволявшем держать в течение столетий мощную армию(к примеру, мамлюков султанов и амиров: некоторые из последних владели несколькими сотнями и более мамлюков каждый). Более того, за мужчинами следовало значительное число женщин и девушек-рабынь тех же народов. Стоит также помнить о том, что эмиграция касалась, в основном, одной возрастной группы, а именно подростков, поэтому ущерб для населения был несравненно больше, чем если бы в эмиграцию отправлялись люди всех возрастных групп равномерно.

    Черкесы в мамлюкских источниках называются Джаркас (Jarkas) или Джаракиса (Jarakisa)3 (ед.ч. – Джаркаси, Jarkasi). Встречаются и альтернативные написания – Чаркас или Чаракиса4, (ед.ч. - Чаркаси), Шаркас или Шаракиса5 (ед.ч. Шаркаси6), и реже аль-Джиаркас7. Черкесия называется в источниках билад аль-Джаркас, билад Джаркас или просто Джаркас, иногда джабаль аль-Джаркас. Относительно расовой принадлежности, черкесы отнесены одним из историков к мин аль-Турк (из турков), и что они "хорошо известное генеалогам племя". Племя черкес описывается как проживающее в билад аль-Шималь "в холмах, окружающих Кыпчакскую степь, а Русы и Алланы на восточке (от них) правят своими равнинами". Они живут бедно, и в большинстве своем они христиане. В мамлюкских источниках не встречается похвальба воинской доблести черкесов, в отличие от нации, правившей в ранне-мамлюкский период.

    [float=right][/float]Необъясненная легенда о происхождении черкесов встречается у Ибн Хальдуна, в соответствии с которой они являются потомками Гассанидов, которые пришли в билад аль-Рум с Джабала бин аль-Айхамом во времена, когда Ираклий отступил из Сирии. Впрочем, сам Ибн Хальдун считает эту легенду недостоверной, и предлагает более достоверную, на его взгляд, версию, согласно которой черкесы турецкого происхождения, и прибыли они в Черкесию ранее прибытия Гассанидов в билад аль-Рум. После смерти Ираклия Гассаниды отчаялись вернуться на Родину. Междоусобица вспыхнула в Византийской империи, и Гассаниды, в поисках союзников, заключили договор с черкесами и "поселились на равнине к востоку от черкесских холмов по ту сторону Константинополя". Они породнились путем браков с ними, до тех пор пока Гассанидское племя не распалось и они "ушли в холмы к черкесам и стали жить с ними. Это кажется более вероятным, так как некоторые из черкесов приобрели нисбы аль-Гассани". Так, согласно Ибн Хальдуну, отца Баркука звали Анас аль-Гассани. То, что эта легенда была известно и другим помимо Ибн Хальдуна, следует из поэмы, оплакивающей уничтожение Мамлюкского королевства от рук турок-османов: насль Джаркас йа ляху насаб муз иля Гассан йантасиб (Какая прекрасная родословная у потомков черкесов, ведь они родня Гассану). Однако, помимо этих двух источников, автор не нашел никаких других ссылок в мамлюкских источниках, указывающих на происхождение черкесов от бану Гассан.

    Черкесы не были новичками в Мамлюкском королевстве на момент захвата ими власти четырнадцатом веке. В бахритский период источники содержат перемежающиеся упоминания о них как об одной из значительных этнических групп. Более того, их описывают как о растущей силе, которую тюрки – на тот момент являвшиеся правящим народом – боялись. Ни об одной из других мамлюкских этнических групп такого не говорится. Тот факт, что черкесы в конце концов изгнали тюрков и захватили власть, говорит о том, что эти страхи были вполне обоснованными, и о том, что у черкесов планы по захвату власти существовали задолго до их успешной реализации.

    Черкесы упоминаются уже в конце Аййюбидского периода, когда представители этого народа указываются в числе рабов, приобретенных аль-Салихом Аййюбом, основателем Бахрийи. Этот факт упоминается только у Ибн Хальдуна. Ко времени основания Бурджийи, черкесы уже составляли очень значительную часть этого нового корпуса, который занял нишу, ранее принадлежащую Бахрийей. Один из черкесов - бурджитов, Байбарс аль-Джашнакир, даже стал султаном. Из многочисленных комментариев современников видно, что черкесы к тому времени стали костью в горле правящего народа. Аль-Хаджж Бахадур подстрекал своих сторонников выступить против Акуша аль-Афрама, говоря им: "Эти черкесы! Когда они станут сильнее нас, они заберут наши души! Давайте же сделаем это с ними прежде чем они сделают это с нами". Когда аль-Музаффар Бейбарс занял трон, аль-Афрам был доволен, но аль-Хаджж Бахадур и другие главные амиры злились и говорили: "Когда черкесы обретут власть, они уничтожат мусульман и всю страну" (йюхлику аль-г1ибад уаль-билад). Враждебное отношение правивших тюрков (к черкесам) иллюстрирует также следующий эпизод. Когда аль-Афрам, губернатор Дамаска, прочел письмо, в котором сообщалось об избрании Бейбарса султаном, он чуть не сошел с ума от радости, так как был и его хушдашем, и черкесом, - и то, и другое делало его врагом Атраков (т.е. тюрков). Есть и другие указания на враждебность отношений.

    Период постепенного угасания мощи бахритов сопровождается молчанием источников относительно черкесов. Внезапно, проскальзывает следующее сообщение: в рамадан 748 года Хиджры, во время правления Хасана, амиры решили сократить расходы султана. Были составлены статьи расходов, и амиры стали распродавать тех их мамлюков султана, кто были черкесами. (Ранее), По просьбе амира Гурлу султан Хаджжи стал осыпать черкесов милостями. Он собрал их из всех казарм, и желал дать им превосходство над Атрак (тюрками), пока они не стали слишком заментными среди амиров, выделяясь своими большими тюрбанами и влиятельными постами. Они предпочитали носить необычно высокие шапки. И вот, все эти черкесы были схвачены и высланы в унизительной форме, и люди говорили: "У этих голодные души, и они затевают множество смут".

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: Черкесы в Мамлюкском королевстве
    « Ответ #2 : Июль 25, 2011, 09:55:51 pm »
  • Publish
  • 0
    [float=left][/float] Чистка, впрочем, была не слишком тотальной, так как в месяце шавваль того же года мы слышим о переписке между черкесскими мамлюками и амиром Хусайном, сыном аль-Насира Мухаммада бин Калауна, в которой они предлагают ему помощь в захвате трона. Сорок человек из числа заговорщиков были схвачены и на быстрых верблюдах высланы по одиночке в аль-билад аль-Шамийа. Позже была схвачена еще одна группа. Эти были выпороты на плацу цитадели (иууан), после чего их заковали в кандалы и бросили в тюрьму Хазанат Шама’иль. После этого, в качестве меры предосторожности, единственными, кому разрешался вход во дворец султан, были амиры Высшего совета (умара аль-машура). Иными словами это была попытка совершения черкесами государственного переворота за 35-40 лет до успешного переворота Баркука.

    Султан Баркук, как мы увидели, был правителем, которому удалось достичь самого большого и значительного по результатам изменения в национальном составе мамлюков за всю историю существования султаната. Ему удалось изгнать тюрков и заменить их своими соотечественниками черкесами. Эти изменения удалось осуществить не вызывая особых беспорядков. Лишь в начальном периоде после прихода черкесов к власти встречаются указания на то, что против них велась вооруженная борьба, как мы увидим далее. Их кровавая война против султана Фараджа не имела межнационального характера, она была направлена лично против Фараджа, так как черкесы возражали против назначения одного из аулад аль-нас правителем над ними. Их победа была настолько убедительной, что весь период их господства в Египте ни разу сын черкесского султана не занимал трон на долгий срок (обычно не превышавший нескольких месяцев).

    Ниже приведено описание усиления и прихода черкесов к власти в Мамлюкском королевстве.

    Баркук в хрониках назывался аль-каим би-даулят аль-Джаракиса (человек из страны Черкесия – прим.перев.). Он массово закупал мамлюков, и предпочитал черкесов всем остальным народам. Из этого следует, что он не полностью отказлся от закупок мамлюков среди других народов – факт, подтверждающийся несколькими источниками. Во-первых, тюрки, наряду с черкесами упоминаются среди сражавшихся за него в 791 г. Хиджры. Во-вторых, к каждому новому султану автоматически переходила киттабийа предыдущего, и, как наследник султанов Хаджжи и Шагбана, Баркуку перешли в наследство несколько сотен тюрков. В-третьих, в биографиях и некрологах, содержащихся в хрониках черкесского периода мы обнаруживаем большое количество амиров, принадлежавших Баркуку, тюркского происхождения (турки аль-джинс). Количество амиров-тюрков в период правления сына Баркука, Фараджа, который был настроен враждебно по отношению к черкесам, гораздо меньше. Тем не менее, полно установление черкесского господства в королевстве прошло довольно быстро. Уже у автора Калькашканди, который завершил свою работу в 1412 году, мы читаем: "В наше время большинство амиров и солдат стали черкесами… Тюрков мамлюков в Египте стало так мало, что от них остались лишь несколько выживших и их дети".

    Изменение Баркуком национального состава мамлюков и его последствия взывали волну критику со стороны мамлюкских хронистов, большинство из которых были тюрками, и эта критика не ослабевала в течение всего правления черкесов. Хронисты не жалели усилий для шельмования черкесов. Говоря о Таштамуре аль-‘Ала’и, бывшего дауадаром , а затем атабак аль-’асакиром (главнокомандующим), смещенном Баркуком и Баркой, Ибн Тагри Бирди говорит: "Времена Таштамура были временами процветания и благоденствия для мамлюкского королевства, под его мудрым руководством, и такое положение вещей сохранялось до его отстранения от власти и заключения в тюрьму. На его место пришли Баркук и Барка, которые сделали в королевстве вещи, от которых население страдает по сей день. Позже Баркук стал единственным правителем, и перевернул дела в королевстве с ног на голову, и его наследники продолжили таковое правление до сегодняшних дней, ибо он отдавал предпочтение мамлюкам из своего народа, и тем из его собственных мамлюков (аджлаб), которые были его родичами, он даровал большие уделы и высокие посты, хотя они и были в меньшинстве. Это и есть главная причина ослабления государства. Во истину, есть ли более ошибочная вещь, чем превосходство меньшинства над большинством? Это расходится с образом правления предыдущих султанов, ибо они не признавали превосходства никакого народа. Когда они находили человека, выделявшегося своим умом и мужеством, они оказывали ему предпочтения. Никто не получал какой-либо пост или звание, не заслужив его". Означает ли сказанное, что кипчаки были менее требовательны в вопросах этнической чистоты своих рядов, чем черкесы? Огромное разнообразие этнических групп среди мамлюков бахритского периода и в самом деле подтверждает данную точку зрения.

    Процесс установления тотального черкесского превосходства несколько раз замедлялся и даже откатывался назад, первый из которых произошел после падения Баркука и отстранения его от трона в 791 Хиджры. Черкесская власть, на установление которой Баркук потратил столько усилий, пережила сильнейший удар, и если бы не его молниеносное возвращение к власти, установление черкесского господства в стране могло бы сильно замедлиться.

    [float=right][/float]Хотя войны 791 года Хиджры достаточно подробно описываются в мамлюкских источниках, один фактор практически полностью игнорируется, а именно то, что эти войны были начаты Минташем и Йалбугой не просто лично против Баркука, но и против его черкесов. Это факт зафиксирован Ибн аль-Фуратом, который был современником описываемых событий, и который приводит самое детальное описание сражений 791 г. Хиджры. Есть также важное замечание в работе Ибн Кади Шухбы, который отмечает, что, хотя война затевалась не с целью полного уничтожения черкесов, временами она велась с огромным упорством и мстительностью.

    После поражения армии Баркука в первом столкновении соперников в Сирии, люди Йалбуги, встречая любого мамлюка-черкеса, отбирали у него одежду и оружие и бросали его в темницу. В то же время, если к ним в руки попадал кто-либо из мамлюков Баркука тюркского происхождения, они отбирали у него вещи и отпускали. Унижения и преследования мамлюков Баркука продолжались и после сражения. Во время битвы в Каире, амир Туктай, евнух, сражавшийся на стороне Йалбуги и Минташа, крикнул: "Где черкесы, сохранившие свои гениталии? Бойтесь меня, Туктая-евнуха!" Мамлюки Баркука тюркского происхождения предали своего султана во время битвы за Каир и перешли на сторону врага, "и всякий, кто оказывался черкесом, был схвачен". Ближе к концу битвы Баркука покинули даже некоторые из черкесов. Позже, Йалбуга отдал приказ схватить всех мамлюков Баркука, как тюрков, так и черкесов. В ходе штурма Каира, сдавшимся черкесам была гарантирована безопасность. Несмотря на эти гарантии, Йалбуга отправил в ссылку некоторых из черкесов, сложивших тогда орудие.

    Анти-черкесская политика, ярко проявившаяся в начале войны против Баркука, была приостановлена с того момента, когда борьба за власть в султанате вспыхнула уже между Минташем и Йалбугой. Теперь для каждого из соперников стало крайне важно привлечь на свою сторону как можно больше сторонников. Черкесы поддержали Минташа. Однако, как только победа последнего стала очевидной, он вернулся к практике ущемления черкесов, которую избрал из-за множащихся слухов о планах Баркука восстановиться на престоле. Так, Минташ собирался перехитрить черкесов, которые сражались за него в битве против Йалбуги. Он пригласил их в количестве 200 человек в цитадель под предлогом выдачи денег за службу. Как только они оказались внутри, он приказал закрыть ворота и бросить их всех за решетку. Он также объявил о награде за выдачу скрывавшихся черкесов. После он отдал распоряжение валию хватать всех мамлюков черкесского происхождения, где бы их ни находили. Валию удалось схватить некоторых из них. Прежде чем Минташ покинул Дамаск, он казнил всех мамлюков-черкесов Баркука, находившихся в темнице цитадели.

    По возвращении Баркука в султанат, он продолжил практику массовой закупки черкесов, но по некоторым сведениям сожалел об этом к концу жизни, когда была совершена попытка его убийства группой заговорщиков под руководством Али-Бея. Это произошло в месяце зу-ль-када 800 года Хиджры. "С того для отношения между султаном и черкесскими мамлюками испортились. Он был у Ирд (?), его любимой жены, которая была туркият ал-джинс (турчанкой), и она дала ему совет не покупать черкесских мамлюков. Ее совет звучал так: "Пусть твоя армия будет разнообразной (идж’ал ‘аскарак аблак), и пусть в ней будут четыре нации – Татары, Джаркасы, Румы (греки- прим.перев.) и Туркмены, и тогда и ты, и твои потомки смогут передохнуть". Он ответил –"Твой совет разумен, но так распорядилась судьба. Будем же умолять Всевышнего, чтобы Он исправил такое положение дел".

    Очевидно, Баркук не смог изменить национального состава своих мамлюков, так как он умер спустя несколько месяцев после упомянутой выше беседы. Во время правления его сына Фараджа, наследовавшего ему, черкесы пережили очень сложный кризис, и многие из их числа погибли в это время. Основной причиной конфликта между Фараджем и черкесскими мамлюками его отца было желание последних сместить Фараджа и посадить на трон кого-нибудь из их числа. Попытки черкесов исполнить задуманное были утоплены в реках крови. В один из дней Фарадж убил более сотни черкесов, и их тела были скинуты через парапет цитадели в ров. В другом случае Тагри Бирди, бывший губернатором, обвинил Фараджа в убийстве пятисот человек, и заявил, что даже его собственный конь бунтует против него. Фарадж ответил, что то, что сделано, уже не изменить, и что он действовал так для того, чтобы защитить свою честь. Согласно Макризи, только за 814 Хиджры Фарадж убил более 630 черкесов. Историк далее указывает, что Фарадж практически уничтожил черкесов, что в имени Фараджа и слове Джаркас имеется одинаковое количество арабских букв, и что если от одного имени отнять другое ничего не останется (имея ввиду, что если события будут продолжаться так же, это закончится их взаимным уничтожением). Ибн Тагри Бирди (историк, происходящий из элиты мамлюков тюркского происхождения - прим.перев.), с другой стороны, оправдывает действия Фараджа, восхваляя его смелость. "Как можно спокойно взирать на то, что черкесы по сей день являются владыками Египта? Фарадж убивал не только их, но и представителей других народов". Он также утверждает, что Фарадж стал вырезать черкесов только после того, как те подняли ряд восстаний против него, причем он простил их за первые несколько бунтов. Другие султаны проявили бы жестокость сразу после первого же восстания. Тем не менее, даже по сведениям Ибн Тагри Бирди, ясно видно, что Фарадж применял методы тотального уничтожения только в отношении черкесов, которые, хотя и не были полностью вырезаны, как утверждает Макризи, тем не менее, получили страшный удар. Более того, сам Тагри Бирди указывает, что Фарадж истребил бесчисленное количество мамлюков его отца. В отместку за его зверства, Фарадж в конце концов сам был убит с одобрения ведущих черкесских амиров, за исключением аль-Му’аййад Шейха.

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: Черкесы в Мамлюкском королевстве
    « Ответ #3 : Июль 25, 2011, 10:03:50 pm »
  • Publish
  • 0
    [float=left][/float]Восшествие на трон аль-Му’аййад Шейха имело неожиданный эффект. Он приближал к себе тюрков, и вскоре большинство амиров было из этого народа. Ибн Тагри Бирди считает, что он напоминал прошлых султанов тем, что в выборе воинов руководствовался не этнической принадлежностью, а способностями и отвагой. Означает ли это, что в более поздний период тюрки считались более воинственным народом, чем черкесы? Ответить на этот вопрос, основываясь на свидетельствах мамлюкских хронистов, представляется сложным, однако никаких сведений о том, что предпочтения, оказывавшиеся аль-Му’аййад Шейхом тюркам, выходили бы за пределы круга амиров, или о том, что они привели к изменению национального состава армии, в источниках не содержится. В течение всего правления аль-Му’аййад Шейха также не отмечалось никаких национальных конфликтов или трений между мамлюками.

    После потрясений периода правления аль-Насир Фараджа и препочтений, которые оказывал тюркам аль-Му’аййад Шейх, черкесы восстановили свое превосходство, которое оставалось беспрекословным и не оспоренным до самого конца мамлюкского периода. Утверждение Ибн Тагри Бирди о том, что Барсбай и даже Татар поощряли черкесов и тайно продвигали их, скорее применимо к более раннему периоду мамлюкской истории, ибо ко времени правления этих султанов черкесское доминирование в султанате не подлежало уже никакому сомнению. Превосходство одного народа над другими и чувство национальной солидарности было гораздо более ярко выраженным в черкесский, чем в бахритский период. Слово аль-джинс, означающее "нация", означало исключительно черкесскую нацию. Также слово аль-каум, "народ", употреблялось только по отношению к черкесам. Словом аль-та’ифа ("группа", "община") хронисты также называют черкесов. Однако слово аль-джинсийа, "национальная солидарность", встречается в источниках черкесского периода не чаще, чем в бахритский период. Но это, скорее всего, случайность. Национализм, надменное отношение к не-черкесам были характерными чертами черкесов еще в то время, когда они были в меньшинстве и боролись за власть с превосходящими их числом тюрками, что вызывало враждебность последних со времен династии Бахри. Ниже мы подробно обсудим тесные связи, которые черкесы поддерживали со своими семьями, оставшимися на Кавказе, и которые они в больших количествах перевозили в Мамлюкское королевство . Значение, которое они придавали национальному происхождению при раздаче командных должностей в армии, было явным еще во времена Баркука, как следует из вышеуказанного неоспоримого свидетельства Ибн Тагри Бирди. Эту политику национального превосходства они проводили всю свою историю. Йалхуджа мин Мамиш не смог получить высокого военного звания, не смотря на привлекательную внешность, прекрасное владение искусством фурусийа (джигитовки-прим.перев.), и то, что он получил образование вместе с сыновьями султана, а не в обычной военной школе, просто потому, что он был тюрком, а не черкесом. Если бы не этот его недостаток, он бы стал атабак аль-‘асакиром (главнокомандующим). Айтамиш, выказывавший враждебность по отношению к черкесам, был покинут ими, и они все перешли к султану. Амир Хайр Бак, который был абхазом, враждовал со своими черкесскими хушдашийа (мамлюками, обученными одним учителем, которые, как правило, считались братьями -прим.перев.). О нескольких амирах было сказано, что единственным их достоинством было их черкесское происхождение. Особенный интерес вызывает следующая история. Лежа на смертном одре, аль-Му‘аййад Шейх хотел увериться в том, что трон по наследству перейдет к его сыну, аль-Музаффар Ахмаду. Что же ему нужно было сделать для этого? Он назначил на должность атабака (главнокомандующего - прим.перев.) Алтунбугу аль-Кирмиши, который, "будучи турки аль-джинс (тюкром- прим.перев.) не мог представлять реального соперника сыну аль-Му’аййада на права султана", ибо атабаки в черкесский период часто претендовали на трон. На самом деле, в течение всего черкесского периода ни один тюрк не смог стать султаном, хотя представителям других нечеркесских народов (например, греку) удавалось взойти на трон. Об Алтунбуге аль-Кирмиши Ибн Тагри Бирди говорит, что "единственной его виной было то, что он не принадлежал к нации людей" (кан мин гайр джинс ал-каум ля гаир), т.е. он не был черкесом. Тагри Бирмиш, губернатор Халеба, не стал пытаться претендовать на султанский престол, ли-ма’рифатихи анна аль-каум ля йуридунаху лизалика (потому что знал, что люди не позволят ему сделать этого). Он также осознавал, что если бы они смогли, они не позволили бы быть даже губернатором, ликаунихи туркманийан гайра аль-джинс (так как он был туркменом, а не принадлежал к Нации). Говоря о личности Туха аль-Джаркаси, историк пишет, уа-ля арифу фихи мин ал-махасин гайра аннаху джаркаси аль-джинс аль-каум ("я не знаю ни одного достоинства, которое у него было, помимо того, что он был черкесом, принадлежал к нации людей"). Только в единичных случаях не-черкесам удавалось достичь высоких постов, и даже в этих случаях это был результат исключительных обстоятельств. Амир Джанибак, например, противился временному назначению Джарбаша аль-Мухаммади исполняющим обязанности султана, обосновывая это тем, что потом будет невозможно отстранить его от власти в пользу Джанима, избранного султаном, и находившегося на пути из Сирии. Причина была в том, что Джарбаш был влиятельным лицом и мин аль-джинс (принадлежал к Нации), и был родственником многих хушдашей из группировок Захирийа и Ашрафийа. В связи с этим, Джанибак предлагал временно назначить Хушкадама, фаиннху мин гайр аль-джинс йа никаунаху руми аль-джинс (потому что он не принадлежит к Нации, то есть он по нации грек), ибо в этом случае его можно будет убрать в любой момент. Джарбаш же, как следует из хроник, был черкесом.

    Современники были особенно поражены уважением, которое оказывалось многим некомпетентным и легкомысленным черкесам, чьи речи воспринимались их сородичами черкесами – включая и многих высокопоставленных чиновников – как божественные откровения. Наиболее известным из них был аль-Шейх Сайф ад-Дин Ладжин аль-Джаркаси. Хотя всю свою жизнь он провел обычным солдатом, его соплеменники черкесы хотели провозгласить его султаном вместо Фараджа. Нам даже известен ряд реформ, которые он собирался провести в случае его избрания султаном. Современный хронист пишет: "То, что Ладжин говорит вздор, это не удивительно. Удивительно то, что его слушают главнейшие члены хассикийа (личной султанской гвардии - прим.перев.) и войска". Другим уважаемым человеком был Кансау ибн Абдаллах аль-Захири, также простой воин и претендент на султанский пост. Помимо них, был еще ряд людей, которые заслуживали восхищения черкесов без видимой причины. Отношение ряда хронистов к черкесам видно из ремарки относительно одного из черкесских амиров: уа-индаху тайш ал-шубубийа уа-хиффат аль-джаракиса ("он выказывает ветреность молодости и легкомысли черкеса").

    Одной из характерных черт черкесского периода является практика ввоза султанами и амирами своих родственников из страны их происхождения в количествах, немыслимых в предшествующий период. Хотя нет недостатка в свидетельствах того, что это практиковалось и в бахритский период, это делалось в несравнимо меньших масштабах. Иммиграция родственников достигла пика с середины пятнадцатого века и далее. Источники, описывающие указанное время, полны указаний на то, что родственников ввозили, иногда по одиночке, но чаще целыми группами. Эта иммиграция имела несколько негативных аспектов, главным из которых было то, что среди них была очень большая доля взрослого населения, которым нельзя было дать такого же эффективного военного образования, как мамлюкам, ввезенным в раннем возрасте. Эти взрослые иммигранты получали высокие посты амиров, или по крайней мере становились хассикийа (членами султанской гвардии), не будучи рабами и не тренируясь в военных школах. На самом деле, не будет большим преувеличением назвать черкесский период "периодом правления свояков и родни". Например указывается, что Инал сидел прочно на троне, потому что все амиры были его свояками. При Каит-бае правление родни достигла своего пика. Но даже во времена аль-Гаури есть свидетельства того, как родственники занимали высокие посты. Макризи горько сетует о том, что если раньше ввозили только юных мамлюков, то в его дни мамлюки были моряками, кузнецами и водоносами у себя на родине.

    Упадок мамлюкского королевства был обусловлен рядом причин – политических, военных и экономических. Это характерно для самых разных государств в истории. Даже если черкесы не стали бы доминирующим народом во второй половине мамлюкского периода, кумулятивный эффект от этих причин рано или поздно привел бы к распаду Мамлюкского государства. Однако нельзя отрицать того факта, что черкесы способствовали этому процессу. Поздние мамлюкские хронисты описывают ранне-мамлюкский период в исключительно светлых тонах, в то время как для более позднего периода их краски несомненно более мрачные. Несмотря на то, что их оценка черкесского периода в большой степени является преувеличением, в принципе, она верна. Заявление Ибн Тагри Берди о том, что Баркук "перевернул дела в государстве с ног на голову, как и его наследники до сегодняшних дней", содержит большую долю истины, и является одним из многих примеров прозорливости этого историка, его глубокого понимания сути мамлюкского режима. Переводя слова Ибн Тагри Бирди на научный язык, можно сказать, что черкесы нанесли сильнейшие удары по столпам, на которых зиждилась военная система рабства в Исламе. С момента основания первых мамлюкских компаний в девятом веке в Аббасидском Халифате до самого падения системы рабства в Оттоманскую эпоху, действовали несколько фундаментальных принципов:

        *
          Длительный период тренировок мамлюков в военных школах с самого детства. Это обучение формировало характер мамлюков и определяло их мировоззрение до конца их жизни.
        *
          Слепое подчинение мамлюка владельцу и непоколебимая верность его товарищам по службе.
        *
          Способности как главный критерий продвижения по службе.
        *
          Очень медленное продвижение по службе.
        *
          Непропорциональная важность старших мамлюков по сравнению с более молодыми.

    Даже в самые процветающие времена мамлюкского государства эти принципы не возводились в такой абсолют, как это были при османском владычестве. Тем не менее, они оставались становым хребтом военного рабства, в том числе и в черкесский период. Но в то же время нет никаких сомнений в том, что черкесы внесли серьезные изменения в эти принципы по сравнению со своими предшественниками. Мы не ставим перед собой цели по выяснению всех обстоятельств того, каким именно образом фундамент системы мамлюкского рабства был изменен черкесами. Мы, тем не менее, коротко рассмотрим некоторые аспекты этого процесса.

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: Черкесы в Мамлюкском королевстве
    « Ответ #4 : Июль 25, 2011, 10:05:54 pm »
  • Publish
  • 0
    [float=right][/float]Военная подготовка пострадала в двух смыслах: период обучения был серьезно сокращен по сравнению с ранним мамлюкским периодом, и, как мы упомянули выше, большое количество взрослых – родственников черкесских амиров – были приняты в ряды мамлюков без обучения в военной школе. Эта практика шла в разрез с принципами военного рабства. Если бы прибытие в Египет в сознательном возрасте стало общим правилом для мамлюков, и им не нужно было проходить через горнило военной школы, где их обращали из неверных в мусульман, из мальчиков в мужей, из сырых новобранцев в опытных бойцов, из рабов в свободных людей, в результате мамлюкская армия лишилась бы источника жизненной силы (Тем не менее, стоит отметить, что большинство мамлюков в поздне-черкесский период проходили через военные школы, но их обучение было поверхностным по сравнению с предыдущими временами). И в бахритский период встречалось кумовство, быстрое продвижение по службе и национализм, однако эти вещи не принимали таких масштабов, как при черкесах.

    Одной из главных причин удивительной стабильности и компактности османской армии рабов (до конца правления Сулеймана Великолепного) был тот факт, что в османском государстве султанская власть была наследственной внутри правящей семьи, и передавалась от отца к сыну. Таким образом, клятва преданности рабов переходила от одного султана к его наследнику. У мамлюков, однако, легитимность королевской власти ослабла еще в Бахритский период. Даже во время правления Калаунидов, которое продлилось дольше любой другой мамлюкской династии, Мухаммад бин Калаун дважды был вынужден оставить трон, освобождая место для могущественных мамлюкских амиров. В черкесский период принцип наследственности был совершенно забыт, поэтому мамлюки одного султана не могли перевести клятву верности к его наследнику. Именно в этот период мамлюки, купленные и освобожденные правящим султаном (аль-муштарауат, аль-аджлаб, аль-джублан, см. примечание 22) формировали основу, на которую опиралось его правление, они были его единственной опорой, на которую он мог положиться в борьбе с противоборствующими группами султанских мамлюков, особенно с мамлюками его предшественника. Султан и его муштарауат (купленные им мамлюки-прим.перев.) формировали замкнутый круг. Их превосходство длилось ровно столько, сколько правил их султан, а он мог править ровно столько, сколько он мог доверять своим мамлюкам. Каждый султан, взошедший на трон, пытался расчисть путь для своих муштарауат к власти, и старался увеличить их численность как можно быстрее. Восхождение султана к власти часто сопровождалось жестокими масштабными чистками, особенно безжалостными по отношению к мамлюкам его предшественника. Другими словами, он пытался уничтожить мамлюков, которые еще недавно были муштарауат, частью правящего элемента государства. Чтобы уничтожить огромную власть, которую они сумели сосредоточить в своих руках, и сломить их сопротивление, султан не мог ограничиться простым отстранением их от их полномочий. Помимо этого, он должен был предпринять более строгие меры, бросив некоторых (в основном лидеров) в тюрьму или отправив их в ссылку в отдаленные уголки королевства, и переведя оставшихся на службу к другим амирам, что считалось большим позором.

    Эта практика была обычной для мамлюкского государства с самого его зарождения, но в бахритский период она осуществлялась в более мягкой форме, чем при черкесах. Это обуславливалось тем, что в бахритский период случалась передача трона по наследству, и сын султана не мог относиться к мамлюкам своего отца как к совершенным чужакам. Со своей стороны, мамлюки отца не могли относиться к его сыну как к чуждому им султану.

    Врагами муштарауат были мамлюки предыдущего султана (аль-караниса, аль-каранис). В отличие от первых, которые были единым целым, каранис-мамлюки по своей природе не могли быть компактной группой, ибо состояли из разношерстных, часто взаимно враждебных элементов, давших клятву различным бывшим султаном и объединенных исключительно общей ненавистью к молодым муштарауат-мамлюкам, пытавшимся доминировать над ними. Таким образом, мамлюки бывшего султана А не могли забыть, что мамлюки экс-султана В изгнали их с положения мушарауат, и мамлюки экс-султана С враждебно относились к мамлюкам экс-султана В по той же причине, и так далее. Вероятность вооруженной борьбы между каранис-мамлюками была особенного высока в черкесский период, частично по той причине, что недолгие периоды правления черкесских султанов приводили к образованию большого количества таких групп. Таким образом, создавалась благодатная почва для различных союзов и альянсов. Мамлюкские источники полны описаний того, как создавались и распадались временные союзы мамлюков-каранис. Эти альянсы возникали по простым очевидным причинам, и стабильность правления султана часто зависела от его способности играть на противоречиях между различными мамлюкскими группами для достижения своей выгоды.

    Покуда Мамлюкское королевство было богатым и могущественным, а его армия оставалась хорошо обученной, дисциплинированной и управлялась железной рукой, братские отношения между освобожденными и остающимися в рабстве мамлюками одного господина (хушдашийа) были позитивным фактором. Существовала сдержанная конкуренция, борьба за честь мундира, между различными военными формированиями, что было полезным для поддержания боевого духа в армии и это не давало ей выдохнуться. Когда наступила пора упадка в мамлюкском королевстве при черкесах, дисциплина ослабла и эгоистические страсти различных подразделений разрешено было выплескивались наружу без угрозы наказания, дух товарищества оказался вредным для армии и стал одной из причин ее дезинтеграции. Путь был открыт для навязывания своей воли муштарауат-мамлюками другим военным группировкам, что часто сопровождалось неограниченным вымогательством и грабежами. Солдаты могли теперь постоянно заниматься политикой, забывая об обязанностях военной службы. Бывало такое, что султан отправлял ветеранов-каранис в военный поход, чтобы избавить своих муштарауат-мамлюков от участия в военных действиях, в связи с тем, что выучка последних была низкой, а воинский дух-невысоким. По словам Ибн Тагри Бирди, сотня мамлюков-каранис могла справится с тысячей мамлюков джублан (вновь ввезенных). Но если на поле боя они не выказывали такой доблести, то в вопросах политических интриг им не было равных, они подавляли более слабые военные формирования, пускаясь во все тяжкие. Признаки ослабления дисциплины проявились еще в начале черкесского периода, и даже раньше, в бахритские времена, но с начала девятого века Хиджры все барьеры рухнули. Историки указывают, что во времена правления Инала все ограничения дикого поведения джублан-мамлюков были сметены. Описывая 858 год Хиджры, Ибн Тагри Бирди говорит, что "тогда первый раз проявили себя мамлюки Аль-Ашрафа (Инала), а в дальнейшем было еще хуже". С середины девятого века Хиджры мамлюкские хроники несут печать царство ужаса мамлюков-джублан, которые полностью подмяли под себя не только другие группы рабов, но и самую жизнь в Мамлюкском королевстве. Эта тема полностью владела вниманием хронистов последние 70 лет существования мамлюкского режима.

    Непрекращающаяся вражда между мамлюкскими группировками в черкесский период обусловливалась еще и тем фактом, что со времен Тамерлана в начале XV века и до битвы на Дабикском поле в начале XVI-го, мамлюки не вели полномасштабных войн. Серьезная внешняя угроза, такая как монгольское нашествие во второй половине 13 века, привела бы либо к сплочению мамлюкской семьи рабов, либо к распаду королевства, как и случилось в 922 г. Хиджры. Отсутствие таковой угрозы в течение большей части черкесского периода усиливали процессы дезинтеграции и усугубляли различия между мамлюками. Продолжительное давление на рабов в Османской армии, постоянно участвовавших в сложных, длительных и кровавых войнах – с широким применением огнестрельного оружия – без сомнения было причиной ее эффективности, сплоченности и превосходства. Но вопрос схожести и различия османской и мамлюкской систем военного рабства, образующих один из самых важных аспектов в истории ислама в период позднего средневековья, нуждается в отдельном исследовании.

    Примечание

    1. Это часть главы "Мамлюкские расы" из книги, посвященной мамлюкской армии (здесь и далее, если не указано иное, – примечания автора).
    2. Revue des etudes islamiques, 1935, pp. 241-242: Bulletin of the School of Oriental Studies, London, vol. X, pp.864-867. На данный момент отсутствуют подтвержденные доказательства того, что Черная Смерть (эпидемия чумы, охватившая Европу в 14 веке-прим.перев.) вызвала необратимое сокращение численности кипчаков.
    3. Ибн Тагри Бирди, Hawaddith al-duhur, ed. Popper, Berkeley, 1930, p. 699, l.14; Ибн Ийас, badd’i’ al-suhur (vols. I, II, Cairo, 1311-1312 A.H., vols. III, IV, V, Constantinople, 1931-1932), vol. III, p.2, l.5; ibid., vol IV, p. 200, l.13. Единственное число в форме Джаркаси (Jarkasi) см. в al-Sakhawi. Al-tibr al-masbak, Cairo, 1896 p.110, l.12.
    4. Ибн Ийас, II, p.10, l.15. Ед.ч. в форме Чаркаси: tibr, p. 110, l.2; Ибн Ийас, II, p.48, l.13
    5. Ибн Кадф Шухба, fol. 40B, ll. 18-19.
    6. Аль-Сахави, al-daw’ al-lami’, Cairo, 1353-1355 A.H., III, p.250, l. 14; Ibn-Furat, tarikh al-duwal wal-muluk, ed. Zurayq, Beirut, 1936-1942, IX, p.101, ll. 1-5.
    7. Subh, IV, p.429, l.6, ibid VII, p.293, l.2.

    Давид Айалон (Нойштадт)
    Тель-Авив, Израиль

     


    Facebook Comments