Автор Тема: ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА  (Прочитано 7996 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА
« : Июль 19, 2010, 03:02:49 pm »
  • Publish
  • 0
    Этнотерриториальный аспект распада
    Горской Республики


    А. Г. Кажаров


    Горская АССР привлекает пристальное внимание исследователей на протяжении долгого времени. События и факты, составившие сущность ее образования, развития и ликвидации, подвержены тщательному анализу и изучению. Накоплен значительный массив источникового и историографического материала. Тем не менее приходится констатировать факт отсутствия должного и комплексного внимания к такой важной проблеме, как этнотерриториальный фактор распада Горской Республики. В первую очередь речь идет о позиции руководства Кабарды по земельно-территориальному вопросу в 1920–1921 гг., фактически предопределившей перспективы функционирования Горской Республики.
    В указанный период для Кабарды самым актуальным был вопрос сохранения своей этнотерриториальной
    идентичности.
    Для понимания мотивов позиционирования руководства Кабарды, роли и значения территориального
    фактора в этнополитических процессах на Северном Кавказе в условиях формирования и функционирова-
    ния Горской АССР необходим глубокий анализ земельно-территориального контекста в регионе в посток-
    тябрьский период.
    Характерной чертой исторического процесса после 1917 г. на Северном Кавказе являлось наличие
    острой земельной проблемы и ее переплетение с территориальным вопросом. Более того, в первые годы
    советской власти земельная проблема начинает звучать как проблема спорных территорий и межэтниче-
    ских противоречий [1].
    Разумеется, и до революции земельный вопрос был одним из самых актуальных, но он носил тогда
    иной характер – прежде всего, хозяйственно-экономический и социальный. Однако предпосылки его
    превращения в территориальный вопрос, то есть собственно этнополитический и административный,
    были заложены тогда.

     Процесс институционализации Горской республики проходил на фоне увеличения степени конфликтности этнотерриториальных отношений. После окончания гражданской войны ухудшились территориальные отношения между Кабардой, с одной стороны, и Карачаем, Балкарией и Осетией, с другой.

    Территориальный вопрос стал основой межнациональных отношений в регионе. Положение ухудшилось после образования Горской республики. Во многом это объяснялось неадекватностью политики Центра. Принцип уравнительного распределения земель между горскими народами был положен в основу решения проблемы установления территориальных национальных границ в ГАССР.

    Стало очевидным, что в условиях постоктябрьской исторической действительности сам факт нахождения Кабарды в составе полиэтничной государственности угрожает  ее территориальной
    целостности. В таких условиях руководители Кабарды заговорили о стремлении выделиться в самостоятельную административную и этнополитическую структуру.
    Выход Кабарды из состава Горской республики фактически предопределил и ее распад.




    ИСТОРИЯ

    В условиях земельного голода и земельного неравенства между народами региона, сложившихся в силу
    известных причин исторического характера, поземельные отношения связывали социальные слои, общины
    и отдельных людей не только внутри этнических групп, но и между ними. Это выражалось в наличии обширных арендных отношений между жителями различных административных округов.

    Из горских народов Северного Кавказа наиболее обеспеченными в земельном отношении были кабар-
    динцы. В связи с этим арендные отношения связывали Кабарду со всеми соседними народами по всему
    периметру ее границ. В результате обнаружилось несоответствие в структуре землепользования и земле-
    владения, которое пересекало этнические границы в регионе.

    Кроме этого, для частичного разрешения земельной проблемы царская администрация образовала на
    кабардинских землях балкарские, карачаевские и осетинские населенные пункты
    [2].

    Победа революции 1917 г. по времени совпала с периодом, когда взаимосвязь земельного и территориального вопросов достигла таких масштабов, что ставила под сомнение существовавшие в регионе этнические границы. Механизм решения всего комплекса проблем, предложенный новой властью, еще сильнее подпитывал такого рода сомнения, что влекло за собой превращение земельного вопроса в вопрос по преимуществу территориальный. Новые условия резко усилили влияние этнотерриториальных и политических факторов на решение земельного вопроса.

    Активный участник политических событий 1918 г. Д. З. Коренев, выступая на пятигорском съезде народов Терека, говорил: « … весь вопрос (то есть национальный – А. К.) здесь только в следующем: как будут определяться границы территорий и земель каждого народа; а этот вопрос в тесной связи с земельным» [3].

    В результате национальный вопрос заслонил все другие проблемы [4].
    Принципы большевистской партии по решению земельной проблемы предусматривали уравнительное
    распределение земли между трудящимися независимо от национальности. В Терской области, ставшей территориальной основой Горской АССР, не все народы имели достаточно земли в пределах своих национальных границ [5]. В таких случаях Декрет о Земле предусматривал переселение избытка населения в другую местность [6].

    Но в области свободных земель не было. Поэтому такая политика влекла за собой усиление территориальных претензий к Кабарде, лучше других обеспеченной землей.

    Существенное значение имело и другое обстоятельство. Третий пункт указанного Декрета запрещал
    сдачу земель в аренду [7]. Арендная плата отменялась, а арендаторы наделялись правом обработки и
    хозяйственного использования ранее арендовавшихся ими земель [8]. При этом не учитывалось, что аренда земли имела большое значение не только для социально-экономического развития региона [9].
    Она способствовала также поддержанию стабильности этнотерриториальных отношений народов Северного Кавказа, сохраняя устойчивость границ в Терской области.

    Механизм ликвидации аренды, нарушив устойчивость административно-территориальной системы, обострил межнациональные отношения, так как за счет сокращения территории одного народа предполагалось пополнение земельного фонда другой этносоциальной общности.

    В условиях, когда переселенческая политика царской администрации уже породила определенную
    мозаичность этносоциальной структуры Кабарды, принципы не только аграрной, но и национальной политики большевиков несли угрозу для ее территориальной целостности.


    На Северном Кавказе стремление народов к полной независимости оказалось весьма слабо выраженным [10] и здесь начинается процесс конституирования этнотерриториальных политико-административных образований. Это обстоятельство окончательно превратило вопрос земельный в вопрос территориальный.

    Представители иноэтнического населения, компактно проживавшие в Кабарде, стали высказываться за включение их населенных пунктов, разумеется, вместе с отведенной им землей, в состав «своих» этнополитических единиц.

    В результате на территории Кабарды образовываются вполне ощутимые линии разлома, которые влекут за собой изменение ее административных границ. В основе такой модели развития лежала взаимосвязь земельного и территориального вопросов, которые в «советских» условиях влияли на межнациональные отношения, ибо «земельные уступки» были объявлены средством мирного решения всего комплекса проблем [11].

    Такая политика полностью игнорировала историческое происхождение этнотерриториальной идентичности того или иного народа. Этнические территории складываются веками, и народ настолько свыкается со своей областью расселения, что возникает убеждение о связи родной земли с судьбами народа [12].

    Для внесения большей ясности при изучении всех этих проблем, на наш взгляд, необходимо конкретно
    охарактеризовать, что представляли собой территориальные коллизии в межнациональных отношениях
    того времени в бывшей Терской области. А. И. Сахарова, докладчик по земельному вопросу на втором съезде народов Терека, указывала, что из горских народов наиболее обеспеченными в земельно-территориальном отношении были кабардинцы [13].

    Поэтому территориальные притязания малоземельных и безземельных народов были направлены, в том числе и к Кабарде. Более того, анализ материалов, относящихся к данной проблеме, позволяет сделать вывод, что Кабарде в силу своего географического положения пришлось испытать на себе основную нагрузку территориальных претензий соседних народов.

    Невозможно отрицать, что малоземельные и безземельные горские народы надеялись на разрешение своих проблем и за счет казачьих земель. Но они могли надеяться на земли только тех казачьих станиц, которые располагались в «глубине» горской территории. А этих земель было недостаточно для устранения земельного голода горских народов.

    Поэтому их надежды в основном были связаны с территорией Кабарды [14].

    Справедливости ради, надо заметить, что время было тяжелое и действительно необходимо было решать
    проблемы быстро. Вот и решали «в спешном порядке», «не ссылаясь на исторические границы». При этом
    Республиканским и иным органам советской власти нужно было показать активность и свою жизнеспособность, чтобы привлечь симпатии большинства народов.

    Безземельные и малоземельные народы, по-видимому, потому и поддерживали новую власть, что надеялись с ее помощью получить землю. В таком разрезе политика большевиков по земельному вопросу представляется учитывающей интересы большинства народов. Это позволило им одержать в конечном итоге верх в политической борьбе.

    Г. К. Орджоникидзе, в 1918 г. возглавлявший Чрезвычайный Комиссариат Южного района [15] , выступая с докладом о политическом состоянии Северного Кавказа на краевом совещании коммунистических организаций Дона и Кавказа, прямо признавал: «Чтобы сделать их (имеется в виду горские народы – А. К.) союзниками власти, необходимо было наделить … землей» [16].

    Все сказанное было очень актуально для Кабарды в условиях формирования Горской АССР, в которой
    решение земельного вопроса имело первостепенное значение. Поэтому именно территориальный вопрос явился одним из решающих факторов, обусловивших выход Кабарды из Горской Республики и развал многонациональной государственности в регионе.

    Конкретно по рассматриваемому вопросу высказался видный государственный деятель и ученый
    У. Д. Алиев: «Попытка Горской Республики прежде всего разрешить земельный голод горских народов
    одним лишь внутренним перекраиванием наличия горских земельных фондов с самого начала была обречена на неуспех. Единственные среди горских народов, более или менее обеспеченные землей, кабардинцы, прежде всего, не соглашались на урезку своей национальной территории... А на кабардинские земли со всех округов Осетии, Ингушетии, с одной стороны, Карачая, Балкарии, с другой, направлялись взоры и видели только в урезке этих земель спасение положения. Благодаря всему этому из состава Горской Республики первой выделилась Кабарда»
    [17].
    « Последнее редактирование: Июль 19, 2010, 03:30:57 pm от opera »

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА
    « Ответ #1 : Июль 19, 2010, 03:54:30 pm »
  • Publish
  • 0
    Кабардинский округ как субъект Горской Республики просуществовал недолго. 20 января 1921 г. ВЦИК
    вынес постановление об образовании Автономной Горской Республики, Учредительный съезд которой состоялся во Владикавказе в апреле того же года. Но еще 31 марта 1921 г., как видно из разговора Г. Орджоникидзе с С. Кировым, руководители Кабарды поставили «ребром … вопрос о выделении из Республики» [18].

    Естественно, обращает на себя внимание тот факт, что такая позиция была сформулирована до
    Учредительного съезда Советов Горской Республики. А за два с небольшим месяца со времени принятия
    Постановления ВЦИК от 20 января 1921 г. до вышеупомянутого разговора Г. Орджоникидзе и С. Кирова
    каких-то территориальных сокращений Кабарды не было. Но сам факт нахождения Кабарды в составе
    коллективного национально-государственного образования в тогдашних исторических условиях угрожал ее территориальной целостности. Об этом свидетельствовал опыт Терской Республики, в период функционирования которой Кабарда потеряла немало земель
    [19].

    То, что этот опыт не стал достоянием прошлого, не было секретом для руководства Кабарды. События,
    развернувшиеся в регионе после восстановления советской власти, являлись тому подтверждением.
    Во многом это объясняется схожестью исторических условий в 1918 и в начале 1920-х гг. Самым важным
    и острым оставался земельный вопрос. И механизм решения проблемы к началу 1920-х гг. не претерпел
    изменений.

    27 апреля 1920 г. была образована комиссия из представителей Ингушского, Осетинского, Чеченского
    и Кабардинского ревкомов для проведения административного деления области [20]. Она должна была
    исходить из того, что вся земля в области считается единым государственным фондом [21]. Это поста-
    новление свидетельствовало о том, что Терский областной ревком не принимал в расчет «национальную
    окраску» различных территорий.

    Рассмотренные события происходили до образования Горской Республики, но это не столь принципиально. Исторические условия, принципы решения земельного вопроса и урегулирования территориальных национальных границ в Горской АССР были заложены задолго до ее образования. Этнотерриториальный фактор распада Горской Республики начал формироваться еще до постановления ВЦИК от 20 января 1921 г. В связи с этим необходим анализ и событий, предшествовавший образования Горской АССР.

    В июле 1920 г. Владикавказский окружной ревком образовал специальную комиссию по обследованию
    земель в Большой и Малой Кабарде на предмет переселения беженцев-осетин из Южной Осетии
    [22].

    Комиссия, которую возглавил заведующий земельным отделом окружного ревкома В. А. Аликов, выехала
    к месту своих работ 28 июля. После проведенного обследования в Кабарде были выявлены около 28 000 десятин свободных, вполне пригодных для полевой культуры земель [23], отвод которых беженцам из
    Южной Осетии комиссия посчитала «безусловно желательным и возможным»
    [24].

    Выявленные земли не пришлось использовать по адресу [25]. Но действия Владикавказского окружного ревкома, являвшиеся рельефным проявлением вырисовывавшейся опасной тенденции, насторожили политическое руководство Кабарды. Стало очевидным, что в рамках общей национальной государственности тенденция территориальных притязаний и сокращения территории Кабарды станет вполне реальной.

    29 декабря 1920 г. «в целях строго планомерного удовлетворения нужд трудового населения Большого и Малого Карачая ... карачаевцы выделяются из состава Кубано-Черноморского ревкома, образуя на территории Терской области окружной революционный комитет» [26].

    Это был очень важный фактор, который определил характер политики руководства Кабарды. Он стал реальностью на фоне продолжавшихся весь 1920 год кабардино-карачаевских территориальных противоречий. Включение Карачая в одну область с Кабардой открывало для него больше возможностей для удовлетворения своих территориальных претензий.

    История повторялась. В 1918 г. после включения представителя Карачая в образованную на третьем
    съезде народов Терека Чрезвычайную земельную комиссию, делегаты от Кабарды пригрозили уходом со
    съезда. Это фактически означало бы выход Кабарды из Терской Республики.

    Кабардинская делегация обосновала тогда свою позицию тем, что карачаевцы «безосновательно» претендуют на их земли [27].

    Этнотерриториальные противоречия между Кабардой и Карачаем явились результатом жесточайшего
    земельного голода карачаевцев. Причины обострения отношений между двумя округами были связаны с
    отменой аренды. Органы власти, признавая, что «земля… (на которую претендовали карачаевцы – А. К.) является достоянием кабардинцев», то есть частью территории Кабарды, посчитали данное обстоятельство «не столь существенным для разрешения вопроса в пользу кабардинцев» [28].

    После образования Горской АССР проблема этнотерриториальных отношений обострилась, чему в нема-
    лой степени «способствовала» политика Центра. На заседании президиума ВЦИК от 20 января 1921 г. было принято постановление, согласно которому необходимо было «принять во внимание интересы карачаевцев при проведении их границ» [29].

    Как известно, 27 января 1921 г. вследствие ходатайства представителей казачьего населения было при-
    нято постановление ВЦИК об организации под председательством В. И. Невского комиссии для изучения
    вопроса о наделении землей безземельных и малоземельных горцев [30]. Она выехала на место, чтобы
    лучше представить себе суть вопроса. На одном из ее заседаний, состоявшемся 3 марта, была затронута
    проблема расширения земельного фонда Горской Республики. Представитель Осетии Т. Бритаев считал
    необходимым включить в пределы ГАССР земли и за Тереком.

    Однако эта идея не получила поддержки. Ее противники исходили из того, что «Сталин указал границей
    р. Терек…» и «… этого надо держаться» [31]. Речь идет о выступлении И. В. Сталина на II съезде народов
    Терека, проходившем в ноябре 1920 г. Как известно, 17 ноября, отвечая на вопрос о территориальных границах провозглашенной им здесь же Горской Республики, он ограничил их с Севера р. Терек.

    Ответ Сталина, по-видимому, свидетельствовал о том, что вопрос о территориальных границах ГАССР на должном уровне еще не был проработан. Ничем иным не объяснить то обстоятельство, что он ограничился лишь перечислением народов и их земель, которые должны были составить республику [32]. Но абсолютное большинство этих народов было безземельными.

    Было очевидно, что объединением безземельных народов в одну коллективную государственность
    земельный вопрос не решить. Это был прямой путь к усилению территориальных споров, что очень скоро
    наглядно проявилось. На одном из заседаний комиссии Невского, состоявшегося 7 марта 1921 г., представитель Осетии В. А. Аликов заявил о необходимости выселения всей «так называемой Малой Кабарды» для удовлетворения земельной нужды Осетии [33].

    О том, что эти слова были результатом четко продуманной политики, свидетельствует содержание представленной уже 8 марта исполкомом Владикавказского (Осетинского) округа докладной записки уполномоченному ВЦИК В. И. Невскому. В ней руководители Осетии, обрисовав действительно тяжелую обстановку с земельным вопросом, спрашивали: откуда же взять требуемое количество десятин земли? По их мнению, проблема решалась очень просто. И «ответ напрашивается сам собою. Землю надо искать в Кабарде, то есть надо освободить всю Малую Кабарду в пользу Осетинского округа», переселив все малокабардинские села на левый берег р. Терек.

    Таким образом, граница между Осетией и Кабардой должна была проходить по р. Терек [34].

    Высказанные идеи не были чужды и ее адресату, то есть В. И. Невскому, который считал, что «земельный
    фонд Горской Советской Республики … велик и им можно удовлетворить не только нынешних жителей
    Республики, но и пришлых переселенцев» [35]. Императив подхода В. И. Невского состоял в том, что намечаемые границы будут установлены достаточно безболезненно, ибо, по его мнению, «спорным является только 20 тыс. десятин, то есть небольшое количество» [36]. Поэтому, по его мнению, «для наделения безземельных и малоземельных горцев необходимо произвести уравнительное землепользование» [37].

    Позиция В. И. Невского, оказавшего большое воздействие на развитие этнотерриториальных отношений
    в регионе, отличалась отсутствием государственного подхода. Он руководствовался конъюнктурными, а не долгосрочными соображениями. Между тем «современность как таковая неизбежно включает проект будущего» [38] , поэтому претворение в жизнь его принципов неизбежно должно было привести к ухудшению этнотерриториальных отношений. Не случайно, что именно в марте, как было указано выше, руководители Кабарды впервые заговорили о стремлении выделиться в самостоятельную административную единицу.

    Руководители Кабарды поняли характер вырисовывавшегося решения проблемы проведения границ.

    К тому же весьма красноречиво в данном контексте выглядело решение Учредительного съезда, который
    обязал ЦИК и Наркомат земледелия Горской Республики «в спешном порядке урегулировать земельные
    отношения между округами и народностями, входящими в состав ГАССР, на уравнительных началах» [39].

    О важности этого решения свидетельствовало то, что руководство ГАССР было наделено сключительными
    правами в сфере проведения границ и решения земельного вопроса. [40].

    Сквозь призму вышеизложенного материала более понятными становятся завуалированные шаги руководства Кабарды. На совместном заседании ЦИК и СНК Горской Республики, состоявшемся 22 июня 1921г., Б. Э. Калмыков, характеризуя причины выхода Кабарды из Республики, указывал, что этому «послужили мелочи как обделение Кабардинского округа в отношении снабжения вообще и ... в земельном отношении» [41].
    Что касается главной, по его мнению, причины, то она заключалась в отсутствии определенной
    экономической связи Кабарды с другими субъектами Горской Республики [42].

    Такая позиция руководителей Кабарды объясняется продуманной политикой. Говорить прямо о нежелании делиться землями с соседними народами в условиях нахождения с ними в составе единого национально-государственного образования, по мнению Б. Э. Калмыкова, было нежелательно, ибо такая политика не могла привлечь симпатий Центра.

    Выдвижение принципа экономического тяготения на первый план объяснялось тем, что согласно
    постановлению ВЦИК от 20 марта 1921 г. «при установлении границ национальных образований должен
    приниматься в учет принцип экономического тяготения» [43]. В таком разрезе политика руководителей
    Кабарды, характер обоснования причин ее выхода из Горской Республики и распад последней становится
    более понятным.

    Анализ материалов, раскрывающих политику руководства Горской Республики по кабардинской
    проблеме, позволяет дополнить и подтвердить важность этнотерриториального фактора в рассматриваемых событиях. Оно считало политику Б. Калмыкова следствием стремления «к получению из Центра... земельных выгод». В чем конкретно такие выгоды в земельном отношении могли состоять, видно из выступления Н. Дзедзиева. 10 июня 1921 г. на совместном заседании Горского облпарткома и Кабардинского окрпарткома.

    В частности, он говорил о заинтересованности Карачая, Дигории, Осетии, Балкарии в землях Кабарды [44].

    Принимавший участие в заседании представитель Горской Республики Носов прямо спросил, ставит ли
    Калмыков связь между практической реализацией закона о социалистическом землеустройстве и заинтересованностью Карачая, Дигории, Осетии, Балкарии в землях Кабарды. Калмыков ответил утвердительно.

    Продолжая свое выступление, Носов говорил: «Выделение Кабарды поставит в порядок дня выделение
    других национальных единиц Горской Республики – в первую очередь прилегающих к Кабарде. Выделение
    связано с осложнениями политического характера. При определении границы разовьется земельный антагонизм прилегающих наций и может вылиться в сильные национальные трения и столкновения...».

    ПоэтомуНосов предложил Калмыкову сначала решить земельный вопрос в Горской Республике, а затем выделиться в автономную область [45]. Однако было очевидно, что на такой шаг, по определению, Калмыков не мог пойти. По всей видимости, и Носов это понимал. Впоследствии он указывал, что главной причиной распада Горской Республики были создавшиеся там земельные отношения [46].

    В 1921 г. уже сформировалась устойчивая тенденция территориальных претензий к Кабарде со сторо-
    ны соседних народов. Остановить эту волну было уже не просто.
    Поэтому Носов говорил Калмыкову, что «выделение Кабарды не поможет ей сохранить свои пределы от грабежей и посягательств со стороны прилегающих наций до разрешения земельного вопроса». Он говорил об осложнениях, связанных с земельным вопросом [47].

    Все это угрожало территориальной целостности Кабарды. Поэтому руководство Кабардинского округа предпринимает твердые и последовательные шаги по изменению своего национально-государственного статуса. В конце концов, 1 сентября 1921 г. ВЦИК декретировал образование Кабардинской автономной области, что, в конечном итоге, и привело к демонтажу Горской Республики.

    Исходя из всего этого, можно говорить об исключительной важности территориального фактора в отношениях Кабарды и Горской Республики. Приведенный материал позволяет, прежде всего, объяснить «скоропостижный» характер распада Горской АССР и инициативную постановку руководством Кабардинского округа вопроса о создании самостоятельной автономной области.

    В основе этих процессов лежал этнотерриториальный фактор. Благосклонное отношение Центра к процессу частичного демонтажа ГАССР, запущенному с момента ее возникновения, отражало, по-видимому, общий контекст перехода от войны к миру, от «военного коммунизма» к НЭПу и от развала Российской империи к «собиранию» ее остатков в СССР. В таких условиях социальный радикализм программы большевиков отступал на второй план, а поиск форм стабилизации советской власти на всей территории страны, включая ее национальные окраины, актуализировал общедемократические элементы в их программе по национальному вопросу.

    В результате, административно-политическая структура «государства диктатуры пролетариата» включила в себя формы, воплощавшие этнотерриториальную и историко-политическую идентичность отдельных народов.

    http://www.rgsu.net/netcat_files/1625/1470/h_dbfda4400a00c6ebe50e3ad5725790ad

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА
    « Ответ #2 : Июль 19, 2010, 04:19:15 pm »
  • Publish
  • 0
    Проблемы формирования системы автономий на Северном Кавказе
    в начале 1920-х годов


    А. Г. Кажаров

    В истории народов Северного Кавказа 1920-е гг. занимают важное место. Фактически тогда сформировалась современная этнополитическая композиция региона. Сущность ее состоит в конституировании и функционировании автономий народов Северного Кавказа. Формирование автономий явилось средством решения совокупности сложных проблем, связанных с национальной политикой, национальными отношениями, поиском форм и методов инкорпорации горских народов в новую Россию.

    Ситуация усугублялась тем обстоятельством, что институционализация автономных областей Северного Кавказа происходила в сложных условиях, когда местные этнические социумы должны были осваивать радикально изменившуюся идеологическую и политико-административную среду своего существования. При этом проблемы и методы решения новой властью земельного и национального вопросов приобрели особую важность для народов региона. Одновременная перестройка политико-административного устройства на этнонациональной основе придала вопросам этногерриториального размежевания поистине судьбоносное значение. Признаком такой тенденции стали межэтнические территориальные конфликты, непрерывно сопровождавшие процесс конституирования территориальной структуры национальных государственных образований.

    Советская власть столкнулась с новыми для себя проблемами, продиктованными особенностями исторического контекста Северного Кавказа. Речь, прежде всего, идет об органической взаимосвязи земельного и национального вопросов. Также необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство. Ретроспективный анализ событий, составивших сущность процесса формирования национальных автономий, свидетельствует о том, что советская власть принимала во внимание наличие этногенетических связей между народами Северного Кавказа. Сначала это проявилось в конституировании Горской Республики. Впрочем, этот опыт скорее оказался негативным. Вместе с тем, хотелось бы подчеркнуть, что, с моей точки зрения, большевики, заимствовав лозунг «Горской Республики» у представителей национальной интеллигенции, сумели вдохнуть в него больший реалистический смысл. Ведь те мыслили Горскую Республику в рамках от Абхазии до Дагестана, что было нереализуемым государственным проектом.

    Горская АССР, объединившая горских народов бывшей Терской области, в силу различных объективных и субъективных причин также оказалась нежизнеспособной. О своем желании выйти из состава Горской Республики заявили руководители Кабарды. В результате, кабардинский народ 1 сентября 1921 г. первым на Северном Кавказе обрел автономную самостоятельность. Вместе с тем, для советской власти это был не первый опыт формирования областной национальной автономии. В 1920 г. были образованы автономные области вотского (удмуртского), чувашского, калмыцкого и марийского народов1.

    Учитывая, что попытки образования Татаро-Башкирской республики, т.е. двухсубьектного этнополитического образования, еще в 1918 г. закончились безрезультатно2, можно было бы предположить, что в условиях демонтажа ГАССР советская власть пойдет по пути формирования автономных областей для каждого народа Северного Кавказа. Однако особенности исторической ситуации в регионе, наличие тесных социально-экономических и политических связей между народами Северного Кавказа способствовали развитию ситуации в другом направлении.

    Советская власть принимает решение о формировании двухсубьектных национально-государственных образований: Карачаево-Черкесской, Кабардино-Балкарской автономных областей. Горская Республика к концу 1922 г. фактически превратилась в Осетино-Ингушскую республику. Можно также говорить и о «русско-чеченской» автономии, принимая во внимание, что к Чечне присоединили значительную часть Сунженского округа3.

    Для понимания причин и предпосылок такого национально-государственного развития региона необходим комплексный подход к изучению проблемы. На наш взгляд, необходимо исследование проблем формирования национальной государственности карачаевцев, балкарцев, кабардинцев и черкесов, с одной стороны, и осетин, ингушей и чеченцев - с другой. Ретроспективный анализ исторических процессов начала 1920-х гг. свидетельствует о взаимосвязи проблем национально-государственного развития народов региона в таком разрезе. В данном докладе хотелось бы предложить вашему вниманию анализ событий по проблемам формирования КЧАО и КБАО.

    Несмотря на то, что Кабарда первая вышла из Горской Республики и впоследствии сформировалась объединенная автономная область кабардинского и балкарского народов, эта идея была привнесена в Кабардино-Балкарию извне.

    Анализ источников и исследований в области национально-государственного строительства показывает неоднозначность протекания процесса объединения. Как известно, были альтернативные модели развития, предполагавшие иные решения. Тем не менее, события развивались по пути конституирования объединенной автономной области, что явилось логическим результатом стечения множества объективных факторов. Среди них определяющую роль сыграли малоземелье Балкарии и характер ее территориальных отношений с Кабардой. Конкретнее это выражалось в невозможности решения земельной проблемы балкарцев без использования резервов Кабарды.

    Выход Кабарды из Горской Республики инициировал возникновение двух разновекторных этнополитических тенденций. Во-первых, начавшийся распад Горской Республики и потеря территориальной связи Балкарии с ней создавали предпосылки для образования Балкарской автономной области. Во-вторых, существовавшая традиционная система взаимоотношений между Кабардой и Балкарией являлась объективной предпосылкой для их объединения в единую автономию.

    Появлению идеи объединения Кабарды и Балкарии в единую автономию способствовало то обстоятельство, что аналогичные процессы, развернулись в ходе формирования Карачаево-Черкесской автономной области. По всей видимости, идея образования двухсубъектной автономии в регионе возникла в кругах карачаевской партийной элиты. Ко времени выхода Кабарды из состава Горской Республики стало ясно, что руководители Кабарды не уступят земли Карачаю. С другой стороны, надежды на согласие Центра на присоединение Кисловодска в качестве административного центра Карачая было мало. В таких условиях родилась идея об объединении Карачая с некоторыми казачьими станицами и черкесским Эльбурганским округом с центром в Баталпашинске. 17 октября 1921 г. комиссия по изучению вопроса о выделении Карачая из Горской Республики доложила свои предложении на заседании коллегии НКН РСФСР. Коллегия НКН утвердила предложения комиссии. Для изучения вопроса на месте решили делегировать члена Коллегии НКН РСФСР Ибрагимова, которому давался трехнедельный срок4.

    8 ноября 1921 г. на объединенном заседании оргбюро Карачаевского округа совместно с представителями НКН РСФСР, СНК ГССР и представителем ВЦИК в г. Кисловодске постановили «считать желательным» объединение Карачая с Эльбурганским округом и присоединение казачьих станиц. Центром автономной области постановили избрать г. Баталпашинск5.

    Представителем ВЦИК был, по всей видимости, B.C. Муромцев. В любом случае, он, как уполномоченный ВЦИК на Северном Кавказе, не мог не знать о таком решении. Поэтому не случайно, что именно он впервые предложил образовать объединенную автономную область кабардинского и балкарского народов. Президиум исполкома Кабардинской АО 7 декабря 1921 г. признал возможным объединение Кабарды и Балкарии6. Это решение ни к чему никого не обязывало. Его необходимо рассматривать не как стремление к включению Балкарии в Кабарду, а как проявление доброго отношения руководителей Кабарды к балкарскому народу.

    Однако за время функционирования Балкарского округа в составе Горской Республики сформировался слой руководящих деятелей, которые почувствовали вкус к власти. В этот круг входили не только представители балкарской национальности. Движущую силу процесса формирования Балкарской автономной области играли не они. Не случайно впоследствии Б. Калмыков указывал, что именно руководящие деятели Балкарии, присланные из центра, педалируют эту тенденцию.

    9 декабря 1921 г. Балкарский исполком направил в Коллегию НКН РСФСР информационный доклад, в котором обосновывалась необходимость выделения Балкарского округа из Горской Республики в автономную область7. Анализ его содержания показывает, что он написан человеком, хорошо знакомым с особенностями и нюансами теории и практики национальной политики советской власти. Он также хорошо знал работы Сталина по этой проблеме. Все это наводит на мысль, что автором доклада является не местный партийный и советский работник.

    Несмотря на заявленное положение о необходимости образования Балкарской автономной области, доклад был пронизан тезисом о территориальной зависимости Балкарии от Кабарды. Во-первых, город Нальчик, как указывалось в докладе, является единым политическим, экономическим и культурным центром Кабарды и Балкарии. Во-вторых, весной и осенью балкарский скот должен спускаться на кабардинские земли. Примечательно, что автор говорил об отделении Балкарии от Кабарды. По его мнению, только такое отделение будет способствовать решению земельного вопроса между Кабардой и Балкарией. В докладе это объяснялось тем, что при таком развитии событий предполагается «вмешательство центрального органа, вышестоящего и имеющего возможность принудить к земельной реформе»8. Таким образом, автор доклада считал возможным и необходимым заставить Кабарду уступить земли.

    Образование самостоятельных автономных областей - Кабардинской и Балкарской - повлекло бы за собой сильное ухудшение территориальных отношений. Встал бы вопрос о границах между разными субъектами РСФСР. Признание возможности объединения с Балкарией не помешало президиуму исполкома Кабардинской АО рассмотреть на своем заседании от 10 декабря вопрос «О выселении из районов г. Нальчика Балкарского окрисполкома» и принять соответствующее постановление, предлагавшее тому «выселиться из пределов Кабардинской АО в течение 10 дней»9. Органы власти области исходили из того, что «граница между Кабардой и Балкарией существует согласно утверждения ВЦИК (имеется в виду постановление ВЦИК от 1 сентября 1921 г. об образовании Кабардинской АО - А.К.) бывшая в 1917 г. и этим самым проходит по Белой Речке и ... все земли находящиеся на этой стороне находятся в распоряжении Кабарды..., а Балкарский исполком временно был размещен в Долинском»10.

    Коллегия Наркомнаца на своем заседании 14 декабря 1921 г. постановила избрать комиссию в составе Бройдо, Ибрагимова и Клингера для изучения вопроса об образовании Балкарской автономной области11.

    Тем временем, 17 декабря 1921 г. НКН одобрила проект постановления об образовании КЧАО'2. По всей видимости, идея объединения Кабарды и Балкарии по «карачаево-черкесской» модели стала реальной.
    « Последнее редактирование: Июль 19, 2010, 10:05:05 pm от opera »

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА
    « Ответ #3 : Июль 19, 2010, 04:20:52 pm »
  • Publish
  • 0
    В конце декабря 1921 г в Москве проходил 9-й Всероссийский съезд Советов, в котором принимали участие делегаты Кабарды и Балкарии. 4 января 1922 г. Балкарская делегация направила докладную записку, за подписью, в том числе Энеева и Гемуева, в Наркомнац. Они считали присоединение Балкарии к Кабардинской области «в данный исторический период нецелесообразным по следующим соображениям:

    1. Балкария представляет совершенно отдельную народность с самостоятельным языком, особыми условиями быта, характера и т.д.

    2. В хозяйственном отношении Балкария имеет свои особенности. В Балкарии господствует скотоводческое хозяйство, тогда как в Кабарде преобладает земледелие.

    3. Балкария испокон веков была в полной зависимости от Кабарды экономически и политически, что является одной из причин ее отсталости в хозяйственном и культурном отношениях. Слияние с Кабардой до уничтожения экономического господства Кабарды вследствие ее многоземелья и при наличии национального неравенства означает продолжение старой политики.

    Исходя из этих соображений, Балкарский съезд Советов постановил ходатайствовать перед ВЦИК о выделении Балкарии в автономную область»13.

    В докладной записке говорилось о том, что «разрешение земельного вопроса с Кабардой невозможно оставаясь в ГССР»14. Руководители балкарской делегации приложили к докладной записке проект постановления об образовании Балкарской автономной области. В нем указывалось, что Балкарский округ выделяется из ГССР в автономную область с административным центром в Долинском15.

    Исполком Кабардинской автономной области направил в коллегию НКН РСФСР решительный протест против некоторых положений проекта постановления об образовании Балкарской автономной области и, в частности, против включения Долинского в Балкарскую область. Были также возражения против включения в Балкарскую АО многих лесных полян, входящих в территорию Кабардинской АО.

    Руководители Кабарды в данном случае возражали в принципе не против образования Балкарской автономной области. Ведь Б.Калмыков на Учредительном съезде Советов Кабардинской АО заявлял, что «такого течения, чтобы присоединить их (т.е. балкарцев - А.К.) к себе с нашей стороны нет»16. Не было такого «течения» и на рубеже 1921-1922 гг.

    6 января 1922 г. на заседании коллегии Народного комиссариата по Делам Национальностей РСФСР рассматривался проект постановления ВЦИК об образовании Балкарской автономной области. Коллегия одобрила проект, подтвердив включение в Балкарию Долинского, признававшегося центром Балкарии17.

    Однако уже 9 января, изменив это решение, коллегия НКН признала целесообразным образование Кабардино-Балкарской автономной области «с тем, чтобы местом пребывания Балкарского, как и Кабардинского исполкомов считать г. Нальчик»18.

    Это решение в определенных кругах сейчас признается антиконституционным'9. Однако не все так однозначно.

    Во-первых, оценивать с точки зрения Конституции 1918 г. те или иные решения органов власти РСФСР по проблемам национально-государственного устройства представляется не корректным. Эта Конституция была принята в июле 1918 г. и не могла учитывать всей сложности исторической ситуации 1920-х гг.

    Во-вторых, в данном случае необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Коллегия НКН РСФСР по положению «разрабатывала проекты мероприятий в области национальной политики и вносила на утверждение ВЦИК»20 (выделено мной - АК.). Это был рабочий орган. Анализ протоколов Коллегии НКН РСФСР показывает, что он выносил и менял немало решений. По своей структуре НКН состоял из многих элементов, но самым главным был Совет Национальностей, называемый Большой коллегией. Большая Коллегия имела свой Президиум и исполнительный орган - Малую Коллегию, которая состояла из наркома, его заместителей и пяти членов, избираемых Большой Коллегией21.

    На заседании Коллегии НКН РСФСР от 6 января 1922 г. присутствовали только три члена коллегии: Карклин, Павлович, Ибрагимов и представители от Кабарды Калмыков, Балкарии Энеев, Карачая Алиев, черкесов Гутекулов, а также отделов представительств22. Таким образом, не было наркома и достаточного количества членов самой коллегии. Поэтому нельзя назвать это заседание даже заседанием Малой Коллегии.

    9 января Коллегия НКН собралась практически в полном составе. Присутствовали Сталин, Карклин, Павлович, Ибрагимов, Султан-Галиев, Бройдо, Клингер и представители заинтересованных сторон. Поэтому, более правомочным представляется именно заседание от 9 января 1922 г. Вместе с тем, именно то обстоятельство, что в заседании Коллегии принимал участие Сталин, позволяет некоторым авторам считать, что только «под личным нажимом Сталина» населенные балкарцами районы были включены в состав образованной 1 сентября 1921 г. Кабардинской АО23. Однако Сталин был наркомом, и он должен был принимать непосредственное участие в работе своего наркомата. Что касается изменения решения коллегии от 6 января, то статья 45 Конституции РСФСР 1918 г. гласила: «Народный комиссар вправе единолично принимать решение по всем вопросам, подлежащим ведению соответствующего комиссариата, доводя о них до сведения коллегии»24. В данном случае, Сталин не единолично принял решение. Решение приняла Коллегия.

    Из всех членов Коллегии НКН РСФСР только Сталин бывал на Северном Кавказе и имел определенное представление о происходящих здесь процессах. Еще в октябре 1920 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о командировании Сталина на Кавказ в качестве Чрезвычайного и Уполномоченного Представителя РСФСР25. Как известно, в результате Сталин провозгласил Горскую Республику. А в

    1921 г. Сталин побывал теперь уже в Кабарде. Он приехал 27 мая, а уехал 8 августа 1921 г.26. Конечно, он приезжал отдохнуть и подлечиться, но, тем не менее, у него была возможность ознакомиться с особенностями взаимоотношений Кабарды и Балкарии. Что касается других представителей НКН, то у них не было еще возможности подробно изучить обстановку в регионе.

    По всей видимости, Сталин еще прислушался и к мнению Муромцева, который в докладной записке от 7 января 1922 г. указал, что объединение Кабарды и Балкарии уничтожит земельные споры между Кабардой и Балкарией27. Таким образом, именно земельно-территориальный вопрос предопределил вынесение решения об объединении Кабарды и Балкарии.

    Относительно границ Балкарии НКН РСФСР постановил необходимым определить их «с соблюдением земельных интересов Балкарии... специальной комиссией ВЦИК»28. В результате, 16 января

    1922 была образована Кабардино-Балкарская автономная область. Постановление предусматривало установление территориальных границ Кабарды и Балкарии специальной комиссией29.

    Вместе с тем, возникли новые проблемы. Претворение в жизнь постановления ВЦИК от 16 января 1922 г. фактически приостановилось. Дело в том, что оно исходило из решения НКН РСФСР от 9 января 1922 г., по которому были определены принципы организации системы власти в объединенной автономии Кабарды и Балкарии. Во главе объединенной КБАО должен был стоять общий областной исполком, составленный на паритетных началах из представителей Кабардинского и Балкарского исполкомов. Примечательно, что постановление распространяло это правило и на Карачаево-Черкесскую АО30.

    Такой принцип организации власти не устроил кабардинскую сторону. 10 января 1922 г. за подписью Б. Калмыкова в Наркомнац был направлен документ, в котором говорилось, что делегаты 9-го съезда Советов от Кабардинской области, обсудив протокол заседании Коллегии НКН от 9-го января, признали «целесообразным и жизненно необходимым создать облисполком из представителей Кабарды, Балкарии и иногороднего населения области (казаки, русские, осетины, немцы, евреи и проч.), т.к. такового населения гораздо больше в области, чем балкарцев»31.

    Фактически Калмыков встал на путь защиты прав и интересов иногороднего населения Кабарды. На мой взгляд, именно таким образом необходимо интерпретировать действия руководства Кабарды. Они не были направлены против Балкарии. Балкарская делегация, в свою очередь, предложила Кабардинскому исполкому предоставить иногороднему населению, которое «не занимает определенной территории, а вкраплено среди кабардинцев», «соответствующее количество мест из причитающихся ему в облисполкоме»32. Такой подход был неприемлем, т.к. он еще сильнее ущемлял права кабардинского и иногороднего населения Кабарды.

    На этом этапе Калмыков решительно выступил против предложенного центром механизма объединения Кабарды и Балкарии. Аналогичность протекания процессов в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии проявилось и в том, что и там процесс объединения затормозился. 21 марта 1922 г. НКН предложил Ибрагимову через Президиум ВЦИК ускорить проведение в жизнь положения о Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской автономных областях33. По всей видимости, все-таки речь может идти о некоем компромиссе, заложенном в основу формирования указанных автономных областей. Его сущность состояла в том, что руководители Кабарды должны были согласиться с принципом паритетной конструкции власти в пользу балкарцев в силу такого же согласия Карачая в отношении черкесов.

    В это время до предела обострились кабардино-карачаевские этнотерриториальные отношения. Не случайно, что это произошло тогда, когда в завершающую стадию вступил процесс юнституирования автономных областей Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Этнотерриториальные отношения приняли характер военных стычек34. У. Алиев, характеризовавший эти события как «кабардино-карачаевская война», усматривал их причину в том, что карачаевцы «мечтали о закреплении» за собой части «кабардинских пастбищ»35. По объективным причинам Кабарда не могла на это согласиться.

    Кабардино-карачаевскими территориальными отношениями занималась комиссия ВЦИК под председательством Дмитриева36. Вместе с тем, в дело вмешались военные. 25 января 1922 г. в Пятигорске состоялось объединенное совещание командования Северо-Кавказского военного округа с представителями заинтересованных сторон. Было признано необходимым установление нейтральной зоны между автономными подразделениями и введение туда войсковых частей37.

    В центре нейтральной зоны находилось карачаевское село Хасаут. Анализ материалов, относящихся к кабардино-карачаевскому территориальному спору 1920-х гг., показывает, что он трансформировался в проблему выяснения административной принадлежности указанного селения. Корни событий уходят в 60-е гг. XIX. В 1868 г. в ходе проведения земельной и крестьянской реформ 125 семей карачаевцев были устроены в Большой Кабарде и поселены в с. Хасаут38, которое до революции находилось в составе Нальчикского округа. Впоследствии после образования Горской Республики село вошло в состав Карачаевского округа, и против этого руководство Кабарды не выступало.

    Но в процессе ухудшения кабардино-карачаевских этнотерриториальных отношений на рубеже 1921-1922 г. позиция Б.Калмыкова и других руководителей Кабарды меняется. Они начинают выступать за восстановление границы 1917 г. с Карачаем, т.к. Хасаут стал своеобразным плацдармом, откуда исходила опасность для территориальной целостности Кабарды.

    Нейтральная зона фактически охватывала территорию между реками Кич-Малка и Малка. Карачаевцы требовали проведения границы по Малке, а кабардинцы - по Кич-Малке. Все эти проблемы были весьма актуальны в процессе формирования автономий Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Ее решение также носило компромиссный характер, который связывал процессы национально-государственного строительства в указанных этнополитических образованиях. Более того, он пришел на смену принципа паритетности в конституировании системы власти, т.к. руководство Кабарды заняло принципиальную и последовательную позицию неприятия принципа паритетности.

    21 апреля 1922 г. Кабардинское Представительство препроводило в Президиум ВЦИК и НКН РСФСР докладную записку исполкома Кабардинской АО, в которой указывалось, что «местные условия не позволяют до сего времени сконструировать областной исполком..., причиной чему является решительный протест населения Кабарды, права коего приравнены к правам населения Балкарии численностью в десять раз меньшего». Кабардинский исполком предлагал, чтобы каждая национальность представительствовала в областном исполкоме пропорционально количеству своего населения39.

    Коллегия НКН на своем заседании от 19 июня посчитал нецелесообразным изменение постановления ВЦИК от 16 января 1922 г. При этом, что странно, Коллегия НКН исходила из того, что «организация объединенного исполкома на паритетных началах единственно правильный путь изживания недоразумений между Кабардой и Балкарией»40. Но именно постановление ВЦИК от 16 января в данном случае было источником недоразумений.

    Наркомнац обязал руководителей Кабарды и Балкарии, Калмыкова и Энеева, в двухнедельный срок организовать объединенный исполком на паритетных началах и предложил Наркомфину не отпускать никаких средств по открывающимся кредитам ни Кабарде, ни Балкарии впредь до организации объединенного исполкома41.

    Решимость НКН во что бы то ни стало завершить процесс объединения Кабарды и Балкарии объяснялась тем, что таким образом можно было решить земельный вопрос балкарцев. К этому времени был накоплен большой объем информации комиссией Дмитриева, занимавшегося сбором материалов по земельному вопросу в регионе. В марте-апреле 1922 г. представители многих сел Балкарии направили в комиссию прошение о предоставлении им кабардинских земель42.

    В результате Президиум ВЦИК 22 июня 1922 г. принял постановление об этнотерриториальном разграничении Кабарды и Балкарии в рамках объединенной автономии43. Оно удовлетворяло земельные интересы Балкарии.

    Указанное постановление затрагивало вопрос о хуторе Долинском, являвшемся предметом противоречий между Кабардой и Балкарией. Он был признан «неотъемлемой частью г. Нальчика»44.

    В целом постановление было приемлемым для обеих сторон. Балкария получила кабардинские земли, на которые претендовала. Важнейшим императивом, влиявшим на позицию руководителей Кабарды по вопросу урезания ее национальной территории в пользу Балкарии, явилось то обстоятельство, что постановление ВЦИК исходило из существования объединенной автономной области. Положительный момент для Кабарды состоял в том, что ВЦИК в качестве, по всей видимости, «компенсации» этим же постановлением утвердил ее административные границы с Карачаем по реке Кич-Малка45, т.е. как хотела Кабарда.

    Конструирование облисполкома к тому времени еще не завершилось. ВЦИК 3 июля предложил НКН РСФСР рассмотреть вопрос о выделении Балкарии в автономную область46. 7 июля 1922 г. ВЦИК и НКН РСФСР получили телеграмму от Калмыкова. В ней было указано, что между кабардинским и балкарским народами нет серьезных разногласий, и земельный вопрос между ними решен ВЦИКом. Калмыков считал, что «создание Кабардино-Балкарской области на паритетных началах вызовет лишь развитие и углубление национализации (так в документе - АК.) как среди балкарского, так кабардинского и других народов» и предлагал отменить постановление ВЦИК от 16 января47.

    Наркомат по делам национальностей, понимая всю сложность ситуации, принял следующее постановление: 1. а) полагая, что главной причиной трений между Кабардой и Балкарией является земельный вопрос, приобретающий особо важное значение в связи с тяжелым положением скотоводческих горских племен на Кавказе вообще и стихийным переходом их к земледелию, сопровождающимся постепенным переселением на плоскость, признать выделение Балкарии из объединенной Кабардино-Балкарской автономной области в особую автономную область не желательным и не соответствующим развитию экономических и культурных сил как Балкарии, так и Кабарды; б) отметить, что решение президиума ВЦИК от 20/VI (так в документе - АК.) исходит из существования единой КБАО, тесно объединяющей Кабарду и Балкарию и поэтому выделение Балкарии потребует пересмотра земельного вопроса; в) полагая необходимость существования объединенного Кабардино-Балкарского облисполкома на паритетных началах и принимая во внимание большое число населяющих Кабардинскую область нацменьшинств, НКН находит возможным согласиться с предложением создать объединенный исполком с представительством 1/3 от Кабарды, 1/3 от Балкарии и 1/3 от нацменьшинств, населяющих Кабарду48.

    С учетом того, что руководство Кабарды требовало пропорционального количеству населения представительства в облисполкоме, надо признать, что такое решение шло вразрез с требованиями и интересами кабардинцев. Что касается балкарцев, то такое решение они восприняли положительно. Балкария получила земли, а также облисполком формировался не пропорционально количеству населения. 22 июля НКН отправил в Орютдел ВЦИК заключение по вопросу о выделении Балкарии в автономную область, в котором говорилось о том, что «представители Балкарии (т. Энеев, т. Гемуев и др.) категорически высказываются против выделения Балкарии в АО (выделено мной - АК.)»49.

    В результате в 1922 г. процесс конституирования Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской автономных областей завершился.

    Подводя итоги анализу национально-государственным процессам в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, необходимо отметить, что основными факторами, предопределившими образование объединенной автономии, были характер и принципы решения земельно-территориальных вопросов и вопросов конституирования органов власти. Важное значение имело то обстоятельство, что эти проблемы оказались взаимосвязаны и взаимообусловлены, определяя характер развития ситуации в области национально-государственного развития в начале 1920-х гг. Несмотря на существовавшие и существующие до сих пор определенные проблемы необходимо признать, что проект национально-государственного устройства кабардинского и балкарского, карачаевского и черкесского народов в форме объединенной автономии оказался объективно жизнеспособным.

    http://kvkz.ru/history/2372-problemy-formirovaniya-sistemy-avtonomij-na-severnom-kavkaze-v-nachale-1920-x-godov.html

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА
    « Ответ #4 : Август 11, 2010, 03:12:45 pm »
  • Publish
  • 0
    Прохожий , Москва , 21.12.2006 17:48:54
    http://www.ingushetiyaru.org/forum_main/msg_135468_133163.html
            

    О "реабилитации" Балкарцев и Балкарских землях...

    Предлагаемая к основе процесса линия 1944 г. не может серьезно рассматриваться даже в первом приближении. Дело в том, что это земли ПРЯМЫМ НАЖИМОМ из Москвы были отторгнуты от Кабарды при ее выходе из Горской республики и при удовлетворении жалоб вечно малоземельных соседей за счет более зажиточных Кабардинцев. Это исторический факт.

    Просмотрим хронологически основные вехи формирования современной территории расселения Балкарцев:

    1860-1870 гг - 20000 десятин Кабардинской земли выделено Карачаевцам и Балкарцам Российской администрацией в ходе земельной реформы, образование сел:

    • 1867 - Хасаут, Чижок-Кабак,

    • 1868 - Гунделен, Белая Речка,

    • 1873 - Хабаз,

    • 1875 - Кашкатау.

    1879 - Указ Совета Кавказского наместника о безвозмездной передаче Балкарцам и Карачаевцам (Хасауту, Гунделену, Балкару, Безенги, Хуламу, Чегему и Урусбию) 43000 десятин Кабардинских земель (пастбища). Это не единичный случай - с учетом прочих нарезок (таубиям Суншеву, Султанову и т. д.) Россия подарила Балкарцам в 1860-1880 гг более 70000 десятин Кабардинской земли.

    В дальнейшем подобные "подарки" продолжались. В частности:

    1913 г - Россия подарила Балкарцам 43000 десятин Кабардинских земель.

    Затем I Мировая война, Октябрская революция и Гражданская война. Образование РСФСР.

    1918 г. - Советы (выездная комиссия ВЦИК под председательством Дмитриева) при социализации частных владений подарили Кабардинской земли:

    • Балкарцам - 23000 десятин,

    • Карачаевцам - 65000 десятин,

    • Осетинам - 6000 десятин,

    • Ингушам - 1000 десятин.


    Всего "соседям" в 1918 г Советами было подарено 136000 десятин Кабардинской земли, причем они остались недовольны (sic!!!), так требовали в разы больше (sic!!!) (ничего не напоминает?!).

    С 1918 по 1921 гг, менее чем за 3 года земельные угодия Кабарды сократились на треть (sic!!!), причем руководство Горской автономной респулики (ГАССР) продолжало ставить вопрос перед РСФСР о полной ликвидации Малой Кабарды (sic!!!), остаток которой составылял 70000 десятин (сравнените с уже переданными землями!) и проведению Кабардино-Осетинской границы по Тереку.

    1921 - комиссия Невского подержала требования Кабардинских "соседей".

    1920 гг - в начале десятилетия Кабардей лишился 200000 десятин земель, подаренных РСФСР "соседям".

    1920 г - территория Кабардея и Балкарии составляла 11500 км2, население - 165000 человек.

    1922 - Балкарские руководители во главе с Энеевым и Кучумовым потребовали в Наркомнаце "полного уничтожения экономического господства Кабарды (sic!!!) вследствие ее многоземелья" (прошу это запомнить!). Президиум ВЦИК согласился (!) с Балкарцами. Наркомнац принял их требования (!) и навязал их Калмыкову и Кабардинцам.

    1944 - выселено почти 38000 Балкарцев. Земли Карачая и Балкарии были практически полностью прирезаны к Грузинской ССР - туда начали переселять Сванов.

    1957 - реабилитация Балкарцев, Карачаевцев и пр. Передача из земель из Грузии обратно в РСФСР.

    Вернулось в 1957-1959 - 36000 Балкарцев и 73000 Карачаевцев.

    Балкарцы вновь получили дополнительные участки кабардинской земли. Более того в Малой Кабарде (Терский район КБАССР) основали Балкарское село - Новая Балкария.

    Я думаю любой Балкарец или Карачаевец, поймет Кабардинскую логику, которая НИКОГДА и НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ не воспримет реперной точкой для начала диалога о демаркации 1944 г. Это было бы чересчур...

    b) В ноябре 1991 г. в ходе очередного этапа Съезда балкарского народа была принята Декларация о провозглашении независимой Балкарской Республики и избран Национальный совет балкарского народа (НСБН). Я очень хорошо помню этот момент, в том числе поздравления Заура Налоева Беппаеву и пр. с обретением собственной государственности и поддержкой этого шага, но... в исторических границах Балкарии, без пяди Кабардинской земли, ибо логика НСБН была проста -где балкарский двор - там и Балкария. Привести это могло к тому что дворов таких стало бы значительно меньше...

    c)Живя по соседству с Адыгами - жертвами жесточайшего геноцида и департации с Родины, зная об этом, постоянно выпячивать свое, относительно соседа счастливо закончившееся приключение (нам пока о таком финале приходиться только мечтать, да он и невозможен -13 лет и 140 - все же разница!), говорить о том что Балкарцам нужно больше прав - это повторение пройденного:

    В уже упоминавшемся 1922 г, Балкарские руководители во главе с Энеевым и Кучумовым требовали в Наркомнаце не только "полного уничтожения экономического господства Кабарды вследствие ее многоземелья", но также "паритетного" формирования КБоблисполкома (сколько Кабардинцев, столько же и Балкарцев, при том что численноссть народов различалась в несколько раз, а были еще Русские и пр.).

    Президиум ВЦИК согласился (sic!!!) с Балкарцами, хотя это и противоречило Конституции РCФСР 1918 г. (sic!!!).

    Наркомнац пошел навстречу Балкарцам закрепив пропорцию Кабардинцы/Балкарцы - 2/1. Балкарцы несогласились (sic!!!)и Наркомнац принял их требования (sic!!!) и также навязал их Калмыкову и Кабардинцам, хотя они и были антиконституционны. Энеев стал замом председателя исполкома Калмыкова (пропорция Кабардинец/балкарец/русский - 1/1/1). Для справки - в 1920 г на территории Кабарды и Балкарии жило 116000 - кабардинцы (более 70% населения), 24000 Балкарцев (менее 15%), 23000 - Русских (менее 14%), 4000 Осетин (более 2%), 2000 - Кумыков (более 1%), 2000 Немцев (более 1%), 2000 Евреев (более 1%).

    d)Мало какой народ в СССР был реабилитирован в таком объеме как Балкарцы и Карачаевцы! Последние просто получили возможность такого прессинга в отношении к Адыгам прирезанным к КЧР, что это стало причей во языцах и нашим общим позором.

    Что же касается Балкарцев то они не то что вернули то что у них было отнято, но и получили новые территории (пример - село Новая Балкария) + их доля в населении Нальчика астрономически возросла!

    В КБР (в отличие от КЧР) существует понятие паритетного национального представительства во властных структурах, поэтому за Балкарцами есть несколько зарезервированных портфелей.

    В КЧР такого нет даже близко! Поэтому любой Балкарец, оглянувшись на КЧР, может представить, что бы было в КБР, если бы Балкарцы составляли большинство титульного населения и после этого поразиться той толлерантности Кабардинцев, при которой в Кабарде не сложилась зеркальная ситуация к КЧР.

    Но похоже наши Балкарские соседи задались буквально целью вызывать раздражение Кабардинцев бессконечными жалобами и претензиями...



    Инициаторы и Устроители митинга - провокаторы и лжецы.

    Надо подумать о возможности преследования в судебном порядке этих охломонов...


    PS В соответствии с законами РФ - любой инвестор имеет право скупить земли в той же Хасанье и реализовать свой девелоперский проект по строительству, к примеру, элитного жилья.

    Противодействовать этому можно, в рамках юридического поля, не продавая свою недвижимость "чужакам", но это всего-лишь вопрос цены и инвестпривлекательности проекта( а также административного ресурса девелопера).

    Лучшие земли в районе Нальчика для строительства престижных жилых кварталов, это Хасанья и Белая Речка + Долинск. Только там можно построить неубогие кварталы задающие новое качество жизни.

    Процесс поглощения деревень городами (превращения "зеленой" земли в "коричневую"), даже если деревня зовется Хасаньей, объективен и будет продолжаться обязательно.

     


    Facebook Comments