Автор Тема: Русско-Кавказская (Черкесская) война 1763-1864 годы  (Прочитано 33744 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
РУССКО-ЧЕРКЕССКАЯ  ВОЙНА
1763-1864 годы

www.newcircassia.com

21 мая 2010 года исполнится 146 лет с того дня, как в 1864 году, в глухом урочище Кбаада (Къуэбыдэ) черноморского побережья (ныне - горнолыжный курорт Красная Поляна, близ Сочи), состоялся военный парад по случаю победы над Страной Адыгов – Черкесией и депортацией ее населения в Османскую империю. Принимал парад родной брат императора Александра Второго - Великий князь Михаил.

Война России с Черкесией длилась 101 год, с 1763 по 1864 годы.

В результате этой войны Российская Империя потеряла свыше миллиона здоровых мужчин; уничтожила Черкесию, приобретя взамен  Закавказье и эфемерные планы по покорению Персии и Индии.

В результате этой войны древняя страна – Черкесия исчезла с карты мира, черкесский (адыгский) народ подвергся геноциду - потерял 9/10 своей территории, свыше 90% населения, был рассеян по всему миру, понес невосполнимые физические и культурные потери.

В настоящее время черкесы имеют самую большую в мире относительную диаспору - 93% народа проживают вне пределов исторической Родины. Из народов современной России черкесская диаспора занимает второе место в мире после русской.

Все исследователи признают, что аналогов черкесскому сопротивлению Россс не наблюдалось в мировой истории.

За время войны с Черкесией на русском троне сменилось пять императоров; Российская Империя разгромила Наполеона, захватила Польшу, Крымское ханство, Прибалтику, Финляндию, присоединила Закавказье, выиграла четыре войны с Турцией, нанесла поражение Персии (Ирану), разгромила чечено-дагестанский имамат Шамиля, взяв его в плен, но не могла покорить Черкесию. Покорить Черкесию стало возможным только одним путем – изгнав ее население. На войну на Кавказе, по свидетельству генерала Головина, уходила шестая часть доходов огромной империи. При этом основная часть кавказской армии воевала против Страны Адыгов.



ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ ЧЕРКЕСИИ

Черкесия занимала основную часть Кавказа – от побережья Черного и Азовского морей до степей современного Дагестана. В отдельное время восточночеркесские (кабардинские) селения располагались по берегу Каспийского моря.

Восточная Черкесия (Кабарда) занимала территории современных Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, южной части Ставропольского края, всю равнинную часть Северной Осетии, Ингушетии и Чечни, топонимика которых до сих пор сохранила многие адыгские названия (Малгобек, Пседах, Аргун, Беслан, Гудермес и т.д.). В зависимости от Кабарды находились абазины, карачаевцы, балкарцы, осетины, ингуши и чеченские общества.

Западная Черкесия занимала территорию современного Краснодарского края. Позднее к северу от Кубани расселились татарские племена.

В то время население Восточной Черкесии (Кабарды) оценивалось в 400 – 500 тысяч человек. Западная Черкесия, по разным оценкам, насчитывала от 2 до 4 млн. человек.

Черкесия на протяжении столетий жила под угрозами внешних вторжений. Для обеспечения своей безопасности и выживания был только один выход – черкесы должны были превратиться в нацию воинов.

Поэтому весь образ жизни адыгов стал в высшей степени милитаризирован. Они выработали и довели до совершенства искусство ведения войны, как конной, так и пешей.

Столетия проходили в состоянии перманентной войны, поэтому война, даже с очень сильным противником, не считалась в Черкесии чем-то особенным. Внутренняя структура черкесского общества гарантировала независимость страны. В Стране Адыгов существовали особые классы общества – пши и уорки. Во многих областях Черкесии (Кабарде, Бесленее, Кемиргое, Бжедугии и Хатукае) уорки составляли почти треть населения. Их исключительным занятием была война и подготовка к войне. Для подготовки воинов и совершенствования военных навыков существовал особый институт «зек1уэ» («наездничество»). И в мирное время отряды уорков численностью от нескольких человек до нескольких тысяч, совершали дальние походы.

Ни у кого из народов мира военная культура не была доведена до такой полноты и совершенства, как у черкесов.

Во времена Тамерлана черкесские уорки совершали набеги даже на Самарканд и Бухару. Постоянным набегам подвергались и соседи, особенно богатые Крымское и Астраханское ханства. «…Охотнее всего черкесы совершают походы в зимнее время, когда море замерзает, чтобы грабить татарские селения, и горсточка черкесов обращает в бегство целую толпу татар». «Одно могу похвалить в черкесах, – писал астраханский губернатор Петру Первому, – что все они – такие воины, каких в здешних странах не обретается, ибо, что татар или кумыков тысяча, тут черкесов довольно двухсот».

Крымская знать стремились воспитывать своих сыновей в Черкесии. «Их страна является школой для татар, у которых каждый мужчина, который не обучался военному делу и хорошим манерам в Черкесии, считается «тентеком», т.е. ничтожным человеком».

«Ханских детей мужского пола отправляют на Кавказ, откуда они возвращаются в родительский дом уже парнями».

«Черкесы гордятся благородством крови, а турки оказывают им великое уважение, называют их «черкес спага», что означает благородный, конный воин».

«Черкесы всегда изобретают что-либо новое в своих манерах или оружии, в которых окружающие народы подражают им так пылко, что черкесы могут быть названы французами Кавказа».

Русский царь Иван Грозный в поисках союзников против Крымского ханства мог рассчитывать только на Черкесию. И Черкесия искала союзника в своей борьбе с Крымским ханством. Заключенный между Россией и Черкесией военно-политический союз 1557 года оказался очень успешным и плодотворным для обеих сторон. В 1561 году он был подкреплен браком между Иваном Грозным и кабардинской княжной Гуашаней (Марией). Кабардинские князья жили в Москве под именем князей Черкасских, и имели огромное влияние. (Места их первоначального проживания напротив Кремля и сейчас называются Большим и Малым Черкасскими переулками). Черкесом был первый российский генералиссимус. В «смутное время» рассматривался вопрос о кандидатуре князя Черкасского на российский престол. Первый царь в династии Романовых – Михаил, был племянником Черкасских. Во многих походах и войнах России участвовала конница ее стратегического союзника – Черкесии.

Черкесия исторгала из себя огромное количество воинов не только в Россию. География военного отходничества Черкесии обширна и включает в себя страны от Балтики до Северной Африки. В литературе широко освещено черкесское военное отходничество в Польшу, Россию, Египет, Турцию. Все сказанное в полной мере относится и к родственной Черкесии стране – Абхазии. В Польше и Османской империи черкесы пользовались большим влиянием в высших эшелонах власти. Почти 800 лет Египтом (Египет, Палестина, Сирия, часть Сауд. Аравии) правили черкесские султаны.

ЧЕРКЕССКИЕ ЭТИКЕТНЫЕ НОРМЫ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

В Черкесии, ведшей войны на протяжении столетий, выработалась так называемая «Культура войны». Можно ли сочетать понятие «война» и «культура»?

Война – таков был постоянный внешний фон, на котором развивался черкесский народ. Но, чтобы и на войне оставаться людьми, следовать правилам черкесского этикета «Уорк Хабзэ», было выработано много норм, регулирующих отношения людей во время войны. Вот некоторые из них:

1). Добыча не являлась самоцелью, а была лишь ЗНАКОМ, СИМВОЛОМ воинской доблести. В народе осуждалось, чтобы уорки были богатыми, имели предметы роскоши, за исключением оружия. Поэтому по «Уорк Хабзэ» добычу следовало отдать другим. Приобретать ее без боя считалось зазорным, в силу чего наездники всегда искали возможности военного столкновения.

2). При военных действиях считалось категорически недопустимым совершать поджог жилищ или посевов, особенно хлеба, даже у врагов. Вот как описывает нападение кабардинцев декабрист А.А.Бестужев-Марлинский, воевавший на Кавказе: «Кроме добычи, множество пленных и пленниц было наградой отваги. Кабардинцы вторгались в дома, уносили что поценнее или что второпях попадало под руку, но не жгли домов, не топтали умышленно нив, не ломали виноградников. «Зачем трогать труд божий и труд человека», – говорили они, и это правило горского разбойника, не ужасающегося никаким злодейством, – есть доблесть, которою могли бы гордиться народы самые образованные, если бы они ее имели».

Действия российской армии в Русско-Черкесской войне 1763-1864 г.г. никак не укладывались в это представление о войне, но, тем не менее, даже в ущерб себе, черкесы стремились быть верными своим представлениям. И.Дроздов, очевидец и участник войны на Кавказе, писал в связи с этим: «Рыцарский образ ведения войны, постоянные открытые встречи, сбор большими массами – ускорили окончание войны».

3). Считалось недопустимым оставлять на поле боя тела погибших товарищей. Д.А.Лонгворт писал по этому поводу: «В характере черкесов нет, пожалуй, черты, более заслуживающей восхищения, чем забота о павших – о бедных останках мертвого, который уже не может чувствовать заботы. Если кто-либо из соотечественников пал в бою, множество черкесов несется к тому месту за тем, чтобы вынести его тело, и героическая битва, которая за тем следует, … зачастую влечет за собой ужасающие последствия…»


4). Большим позором в Черкесии считалось попасть живым в руки врага. Русские офицеры, воевавшие в Черкесии, отмечали, что очень редко удавалось брать черкесов в плен. Часто смерть предпочитали плену даже женщины в окруженных деревнях. Исторический пример тому – уничтожение царскими войсками селения Ходзь. Женщины, чтобы не попасть в руки врага, убивали себя ножницами. Уважение и сострадание, восхищение мужеством жителей этого черкесского селения отразились в карачаево-балкарской песне «Оллу Хож» («Великий Ходзь»).

Иоганн фон Бларамберг отмечал: «Когда они видят, что окружены, то дорого отдают свою жизнь, никогда не сдаваясь в плен».

Начальник Кавказской линии генерал-майор К.Ф. Сталь писал: «Сдаться военнопленным есть верх бесславия и потому никогда не случалось, чтобы вооруженный воин сдался в плен. Потеряв лошадь, он будет сражаться с таким ожесточением, что заставит, наконец, убить себя».

«Видя отрезанными все пути к спасению, – свидетельствовал российский офицер Торнау, – они убивали своих лошадей, за телами их залегали с винтовкою на присошке, и отстреливались, пока было возможно; выпустив последний заряд, ломали ружья и шашки и встречали смерть с кинжалом в руках, зная, что с этим оружием их нельзя захватить живыми». (Ружья и шашки ломали для того, чтобы они не достались врагу).

ЧЕРКЕССКАЯ ТАКТИКА ВОЙНЫ

Украинский ученый-кавказовед начала ХХ века В.Гатцук дал точную характеристику войне Черкесии за независимость: «они много лет успешно боролись за свою родину и свободу; много раз высылали свои конные ополчения в Дагестан на помощь Шамилю, и силы их сломились перед огромным численным превосходством русских войск».

Военная культура Черкесии пребывала на очень высоком уровне.

Для успешной борьбы с адыгами российская армия вынуждена была перенять все ее элементы – от вооружения (шашки и черкесские сабли, кинжалы, черкесские седла, черкесские лошади) и формы одежды (черкеска, бурка, папаха, газыри и т.д.) до приемов ведения боя. При этом заимствование было не вопросом моды, а вопросом выживания. Однако чтобы сравняться по боевым качествам с черкесской конницей, надо было перенять всю систему подготовки воина в Черкесии, а это было невозможно.

«С первого раза казачья конница должна была уступить коннице черкесской, – писал генерал-майор И.Д. Попко, – и потом никогда уже не была в состоянии взять над ней преимущество, ни даже поравняться с нею».

В литературе, воспоминаниях очевидцев приведено много свидетельств ведения боя черкесами.

«Всадники нападали на врага с плетьми в руках и только в двадцати шагах от него выхватывали ружья, стреляли один раз, закидывали их за плечи и, обнажив шашку, наносили страшный удар, который почти всегда был смертельным». Промахнуться с расстояния в двадцать шагов было невозможно. Казаки, переняв шашки, скакали, подняв их вверх, напрасно утруждая руку, и лишая себя возможности сделать выстрел. В руках нападающего черкеса была только плеть, которой он разгонял лошадь.

«Черкесский воин спрыгивает со своего седла на землю, бросает кинжал в грудь лошади врага, снова прыгает в седло; затем становится прямо, ударяет своего противника … и все это в то время, как его лошадь продолжает полный галоп».

Для того чтобы расстроить ряды неприятеля, черкесы начинали отступать. Как только ряды неприятеля, увлеченного преследованием, расстраивались, черкесы бросались на него в шашки. Этот прием назывался «Шу к1апсэ». Такие контратаки отличались такой стремительностью и натиском, что, по свидетельству Э. Спенсера, противника «буквально разносят на клочья в течение нескольких минут».

Сколь быстры и неожиданны были подобные контратаки, настолько же быстро происходил отход. Тот же Спенсер писал, что «их манера борьбы в том, чтобы после неистовой атаки исчезнуть, подобно молнии, в лесах...». Преследовать их в лесу было бесполезно: как только неприятель поворачивал в сторону, откуда шел наиболее интенсивный обстрел или произошло нападение, они тут же исчезали и начинали обстрел совершенно с другой стороны.

Один из русских офицеров отмечал: «Та местность такая, что бой вспыхнет на поляне, а кончится в лесу и овраге. Тот неприятель таков, что если хочет биться, невозможно против него устоять, а если не хочет, невозможно его настигнуть».

Черкесы нападали на врагов с боевыми кличами «Еуэ» и «Маржэ». Польский доброволец Теофил Лапинский писал: «Русские солдаты, поседевшие на войне с горцами, рассказывали, что этот ужасный крик, повторяемый тысячным эхом в лесу и горах, вблизи и вдали, спереди и сзади, справа и слева, пронизывает до мозга костей и производит на войска впечатление более страшное, чем свист пуль».

Кратко и емко описал эту тактику М.Ю.Лермонтов, воевавший на Кавказе:

Но отдохнуть черкесы не дают,

То скроются, то снова нападут.

Они как тень, как дымное видение,

И далеко и близко в то ж мгновение.

КАК НАЗЫВАЕТСЯ ВОЙНА: КАВКАЗСКАЯ, РУССКО-КАВКАЗСКАЯ ИЛИ РУССКО-ЧЕРКЕССКАЯ ?

В российской истории «Кавказской войной» называется война, которую Россия вела на Кавказе в 19 веке. Удивительно, что временной интервал этой войны исчисляется с 1817-1864 г.г. Странным образом куда-то исчезли с 1763 по 1817 годы. За это время была в основном покорена Восточная часть Черкесии – Кабарда. Вопрос о том, как называть войну российским историкам, и как исчислять ее хронологию – суверенное дело российской исторической науки. Она может называть «Кавказской» войну, которую Россия вела на Кавказе и произвольно исчислять ее длительность.

Многие историки правильно замечали, что в названии «Кавказская» война совершенно непонятно, кто с кем воевал – то ли народы Кавказа между собой, то ли что еще. Тогда вместо неопределенного термина «Кавказская» война некоторые ученые предложили термин «Русско-кавказская» война 1763-1864 г.г. Это немного лучше, чем «Кавказская» война, но тоже некорректно.

Во-первых, из народов Кавказа против Российской империи воевали только Черкесия, Чечня и Горный Дагестан. Во-вторых, «Русско-» отражает НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. «Кавказская» - отражает ГЕОГРАФИЮ. Если использовать термин «Русско-кавказская» война, то это означает, что русские воевали с Кавказским хребтом. Это, конечно, неприемлемо.

Черкесские (Адыгские) историки должны писать историю с точки зрения черкесского (Адыгского) народа. В любом другом случае это будет что угодно, но только не национальная история.

Россия начала военные действия против черкесов (Адыгов) в 1763 году, построив в центре Кабарды крепость Моздок. Война закончилась 21 мая 1864 года. Никаких неясностей здесь нет. Поэтому войну России с Черкесией правильно называть Русско-Черкесской, и ее временной интервал с 1763 по 1864 годы.

Не игнорирует ли такое название войны Чечню и Дагестан?

Во-первых, Черкесия, и чечено-дагестанский имамат не выступали единым фронтом против экспансии Российской Империи.

Во-вторых, если чечено-дагестанский имамат вел борьбу под религиозными лозунгами, то Черкесия, никогда не отличавшаяся религиозным фанатизмом, воевала за национальную независимость – «проповедь мюридизма…не имела большого влияния на людей, оставшихся до сих пор мусульманами только по имени», – писал генерал Р. Фадеев о черкесах (Адыгах).

В-третьих, никакой конкретной поддержки от чечено-дагестанского имамата Черкесия не получала.

Таким образом, с чечено-дагестанским имаматом в той войне черкесов (Адыгов) объединяло только географическое соседство. Попытка Шамиля придти в Кабарду была предпринята через несколько лет после покорения последней. Сокращение численности Кабарды от 500 тысяч до 35 тысяч человек делало фактически невозможным дальнейшее сопротивление.

Часто можно услышать, что Черкесию и чечено-дагестанский имамат объединяло наличие общего противника. Но вот не полный перечень сторон, с которыми воевала Российская Империя за время войны с Черкесией: Франция, Польша, Крымское ханство, четыре раза с Турция, Персия (Иран), чечено-дагестанским имаматом. Тогда их всех тоже придется учитывать в названии войны.

Название «Русско-Черкесская война» не претендует на то, чтобы включать в себя действия в чечено-дагестанском имамате или в других регионах. Русско-Черкесской войной называется война Российской Империи против Черкесии.

У черкесов (Адыгов) эта война называется «Урыс-Адыгэ зауэ», буквально: «Русско-Черкесская война». Именно так наш народ и должен ее называть. Черкесы вели войну НЕЗАВИСИМО НИ ОТ КОГО. Страна Адыгов вела войну НЕ ПОЛУЧАЯ ПОМОЩИ НИ ОТ ОДНОГО ГОСУДАРСТВА В МИРЕ. Наоборот, Россия и черкесский «союзник» Турция неоднократно вступали в сговор между собой, использовали мусульманское духовенство Черкесии для реализации ЕДИНСТВЕННОГО способа завоевать нашу страну – изгнать ее население.

Завоевание Страны Адыгов продолжалось с 1763 по 1864 годы - "Кавказская" война началась в Черкесии и закончилась в Черкесии.
« Последнее редактирование: Июнь 26, 2010, 11:45:50 am от opera »

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
НАЧАЛО ВОЙНЫ

В чем же причина начала войны между давними союзниками – Россией и Черкесией? К середине XVIII территориальная экспансия Российской империи докатилась до Кавказа. С добровольным присоединением к России закавказских территорий (царств Картли-Кахети, Имерети и т.д.), ситуация усугубилась – Кавказ оказался барьером между Россией и ее закавказскими владениями.

Во второй половине 18 века Российская империя перешла к активным военным действиям по завоеванию Кавказа. Это сделало неизбежной войну с доминирующей страной Кавказа – Черкесией. Она много лет была последовательным и надежным союзником России, но никому не могла уступить свою независимость. Таким образом, черкесам – народу воинов, предстояло столкновение с сильнейшей империей мира.

КРАТКИЙ ОЧЕРК ПОКОРЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ ЧЕРКЕСИИ (КАБАРДЫ)

Покорение Кавказа Российское самодержавие решило начать с Восточной области Черкесии – Кабарды, занимавшей в то время обширные территории. Через Кабарду проходили важнейшие дороги в Закавказье. Кроме того, влияние Кабарды на остальные народы Кавказа было огромным. Абазины, карачаевцы, балкарские общества, осетины, ингуши и чеченцы находились в культурной и политической зависимости от кабардинских князей. Служивший на Кавказе генерал-майор В.Д. Попко писал, что «мужицкая Чечня», как могла, следовала правилам этикета «рыцарской Кабарды». По словам российского историка В.А.Потто, автора пятитомной монографии «Кавказская война» «Влияние Кабарды было огромным и выражалось в рабском подражании окружающих народов их одежде, вооружению, нравам и обычаям. Фраза «он одет…», или «он ездит как кабардинец» звучала величайшей похвалой в устах соседних народов». Покорив Кабарду, российское командование рассчитывало захватить стратегический путь в Закавказье – Дарьяльское ущелье также контролировалось кабардинскими князьями. Покорение Кабарды, кроме того, что давало контроль над Центральным Кавказом, должно было оказать воздействие на все народы Кавказа, особенно на Западную (Закубанскую) Черкесию. После покорения Кабарды Кавказ делился на два изолированных района – Западную Черкесию и Дагестан. В 1763 году, на кабардинской территории, в урочище Моздок (Мэздэгу – «Глухой лес»), без всякого согласования с Кабардой, была построена одноименная крепость. На требование срыть крепость Россия ответила категорическим отказом, перебросив в район конфликта дополнительные вооруженные силы. Открытая демонстрация агрессии со стороны России быстро объединила всю Кабарду. Участвовать в сражениях прибывали и уорки Западной Черкесии. Российский историк В.А. Потто писал: «В кабардинцах русские нашли весьма серьезных противников, с которыми надо было считаться. Влияние их на Кавказ было огромным…»Давний союз с Россией сыграл против Кабарды. Российские генералы попрекали адыгов в том, что они, противостоя России, нарушают давние союзнические отношения, сложившиеся между их предками. На это князья Кабарды отвечали: «Уйдите с наших земель, уничтожьте крепости, верните беглых рабов, и – вы знаете, что мы умеем быть достойными соседями».

Генералы применяли тактику выжженной земли, вытаптывали посевы, угоняли скот. Селения сжигались сотнями. Так, царское командование разжигало классовую борьбу в Кабарде, принимая у себя беглых крестьян и подстрекая их выступать против владетелей, выставляя себя защитником угнетенных классов. (В самой Российской империи, называемой «жандармом Европы», возглавляемой одним из самых одиозных и свирепых императоров – Николаем Первым, никто не думал о русских крестьянах). Кроме того, соседним народам было объявлено, что после победы над Кабардой, им будут выделены равнинные земли за счет Кабарды, и они избавятся от зависимости от кабардинских князей. В результате «кавказские народы с радостью наблюдали за ослаблением кабардинцев».

В ходе войны все кабардинские селения, находившиеся в районе Кавказских Минеральных Вод и Пятигорья были уничтожены, остатки переселены за р. Малка, а на «освободившейся» территории были возведены новые крепости, в том числе и укрепление Константиногорское (Пятигорск). В 1801 году в урочище Нартсана («напиток нартов», в русской транскрипции – нарзан) была заложена крепость Кислые Воды (Кисловодск), перерезавшая дороги в Западную Черкесию. Кабарда была окончательно отрезана от остальной Черкесии. Большим ударом по Кабарде была эпидемия чумы (по-черкесски «емынэ уз») в начале 19-го века. Длительная война, способствовала распространению эпидемии. В результате население Кабарды сократилось в 10 раз – с 500 тысяч человек до 35 тысяч.

По этому поводу российские генералы с удовлетворением отмечали, что теперь обезлюдевшая Кабарда не может в полной мере использовать свое страшное оружие – стремительные удары многотысячной конницы. Однако сопротивление продолжалось. На реке Кумбалей (Камбилеевка, которая сейчас находится на территории современной Северной Осетии и Ингушетии) состоялось грандиозное сражение, в котором Кабарда потерпела поражение. Именно к этому периоду относится пословица «Емынэм къелар Къумбалейм ихьа» («Кто спасся от чумы, того унес Кумбалей»). Горные кабардинские селения выносились на плоскость, линия крепостей отрезала их от гор, которые всегда были оплотом при отражении неприятеля. Одной из таких крепостей стала крепость Нальчик. В 1827 году в ослабленную Кабарду совершил поход генерал Ермолов. Многие князья и уорки, с боями отступая по Баксанскому ущелью, через Приэльбрусье ушли в Западную Черкесию продолжать сопротивление, образовав там аулы «беглых кабардинцев». Многие ушли в Чечню, где и до сегодняшнего дня существует множество черкесских фамилий и тейпов. Таким образом, Кабарда в течение 60 лет была окончательно покорена. Ее территория сократилась в 5 раз, а население от 500 тысяч человек до 35 тысяч. Сбылись мечты генералов – довести Кабарду до состояния других горских народов.

Некоторые осетинские, ингушские общества и татарские общества (совр. балкарцы), освободившись от кабардинской зависимости, принесли присягу России. Карачай был присоединен в ходе однодневного сражения 30 октября 1828 года.

На опустевшую землю Малой Кабарды (плоскость современной Чечни и Ингушетии) с гор были переселены чеченцы и ингуши. Равнинные кабардинские земли передавались выселяемым с гор осетинам, карачаевцам и горским обществам (балкарцам).

Покорение Восточной Черкесии (Кабарды) почти не вызывало протеста со стороны других государств. Они считали Кабарду частью Российской империи. Но территория Западной Черкесии частью Империи не считалась.

НАЧАЛО ВОЙНЫ В ЗАПАДНОЙ ЧЕРКЕСИИ

В 1829 году Российская империя, используя дипломатические трюки, объявила себя «хозяином» Западной Черкесии в глазах международного сообщества.

Еще задолго до этих событий Османская Империя делала попытки покорить Черкесию, включив ее в свой состав. Это делалось и через Крымское Ханство, и через попытки распространить мусульманскую религию в Черкесии. Военное столкновение между турецкими войсками и черкесами было только один раз – при попытке высадить десант на черкесском берегу Черного моря и основать крепость. Десант был уничтожен стремительным ударом черкесской конницы. После этого, османские власти стали вести переговоры и, договорившись с местными князьями Натухая (исторической области Черкесии – современные Анапский, Новороссийский, Крымский, Геленджикский и Абинский районы Краснодарского края), возвели крепости Анапа и Суджук-кале. Заверения турок о приведении в подданство черкесов нисколько не соответствовали действительности.

«Черкесы за вознаграждение еще терпели на своей территории османов, но не допускали, а вернее, безжалостно колотили их при всякой попытке вмешательства в свои дела». На своих картах, выдавая желаемое за действительное, турки рисовали Черкесию включенной в состав Османской империи. Россию это вполне устраивало. Победив в очередной русско-турецкой войне, она заключила Андрианопольский мир, по условиям которого Турция «уступала» России Черкесию, признав ее «в вечном владении Российской империи». Таким образом «весь дипломатический корпус Европы оказался перехитренным московской хитростью».

Как справедливо отмечал основоположник коммунизма Карл Маркс, «Турция не могла уступить России то, чем не владела сама». Он же подчеркивал, что это прекрасно известно России: «Черкесия всегда была настолько независима от Турции, что в то время, как в Анапе находился турецкий паша, Россия заключала соглашение о прибрежной торговле с черкесскими вождями». Для выяснения отношений с Турцией в Стамбул была направлена черкесская делегация. Турецкое правительство предложило адыгам признать турецкое подданство и принять ислам, что было категорически отвергнуто.

Развязав себе руки в международном плане, Россия прекрасно понимала, что Андрианопольский мир был «только буквою, которую черкесы не хотели знать», и что «принудить их к покорности можно только оружием».

В 1830 году боевые действия против Западной (Закубанской) Черкесии были резко активизированы. Адыги направили делегацию к военному командованию на переговоры. Им было заявлено, что Черкесия и ее жители переданы их хозяином – турецким султаном, России. Черкесы отвечали: «Турция никогда не завоевывала наши земли силой оружия и никогда не покупала их за золото. Как она может дарить то, что ей не принадлежит?» Один из адыгских старейшин образно объяснил, как Турция «подарила» Черкесию России. Указывая генералу на птичку, сидевшую на дереве, он сказал: «Генерал! Ты хороший человек. Я дарю тебе эту птичку – она твоя!».

В «Меморандуме союза западночеркесских племен», направленном российскому императору, говорилось: «Нас четыре миллиона и мы едины от Анапы до Карачая. Эти земли принадлежат нам: мы их унаследовали от наших предков и стремление удержать их в нашей власти и является причиной долгой вражды с вами... Будьте к нам справедливы и не разоряйте нашего имущества, не проливайте нашу кровь, если вас на это не вызывают... Вы вводите в заблуждение весь мир, распространяя слухи, что мы дикий народ и под этим предлогом вы ведете войну с нами; между тем мы такие же человеческие существа, как и вы... Не стремитесь проливать нашу кровь, так как МЫ РЕШИЛИ ЗАЩИЩАТЬ НАШУ СТРАНУ ДО ПОСЛЕДНЕЙ КРАЙНОСТИ…»

В Западной Черкесии российские генералы также применяли тактику выжженной земли, уничтожали посевы, угоняли скот, обрекая население на голодную смерть. Селения сжигали сотнями, уничтожая всех не успевших скрыться жителей. Широко известным стал позорный курган генерала Засса с человеческими головами, сооруженный для устрашения окрестных черкесских деревень. Такие действия генерала даже вызвали возмущение самого императора. Подобные методы ведения войны приводили к жертвам среди мирного населения, но в военном плане российское командование терпело сокрушительные поражения.

Целые карательные армии по 40-50 тысяч человек буквально исчезали в Черкесии. Как писал один из русских офицеров: «Чтобы покорить Грузию, нам хватило двух батальонов. В Черкесии целые армии просто исчезают …» Русские цари устроили в Черкесии настоящую бойню не только для адыгов, но и для своей армии. «Потери русской армии в Черкесии, – писал в 1840 году британский офицер Джеймс Камерон, очевидец тех событий, – представляют ужасающую картину человеческого жертвоприношения».

БЛОКАДА ЧЕРКЕССКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ЧЕРНОГО МОРЯ

Для блокады черноморского побережья Черкесии на черкесском берегу Черного моря от Анапы до Адлера была возведена так называемая черноморская береговая линия, состоявшая из множества крепостей. Картина И.К. Айвазовского «Десант в Субаши» запечатлела обстрел кораблями Черноморского флота побережья и высадку десанта в устье реки Шахе, в Шапсугии (исторической области Черкесии – современные Туапсинский район и Лазаревский район Сочи. Там был основан форт Головинский (названный так в честь генерала Головина). Это укрепление входило в черноморскую береговую линию, основанную в 1838 году с целью блокировать черноморское побережье Черкесии.

Адыги неоднократно уничтожали крепости этой линии. Так, 19 февраля 1840 года черкесы захватили и разрушили крепость Лазаревск; 12 марта – Вельяминовск (черкесское название – Туапсе); 2 апреля – Михайловск; 17 апреля – Николаевск; 6 мая – Навагинск (черкесское название – Сочи). При взятии черкесами Михайловской крепости солдат Архип Осипов взорвал пороховой погреб. В «честь» этого события крепость Михайловская была переименована в Архипо-Осиповку.

Начальник черноморской береговой линии генерал Н.Н.Раевский - друг А.С.Пушкина, в знак протеста против политики самодержавия в Черкесии подал прошение об отставке на имя военного министра графа Чернышева: «Я первый и по сие время один восстал против пагубной политики военных действий на Кавказе, и от этого вынужден покинуть край. Наши действия на Кавказе напоминают все бедствия завоевания Америки испанцами, но я не вижу здесь ни подвигов геройства, ни успехов завоеваний…».

БОРЬБА НА МОРЕ

Упорная борьба шла не только на суше, но и на море. С давних времен приморские черкесы (натухайцы, шапсуги, убыхи) и абхазы были отличными мореходами. Еще Страбон упоминал об адыго-абхазском пиратстве; в средние века оно достигло громадного размаха.

Галеры черкесов были небольшими, маневренными; их можно было легко прятать. «Эти суда плоскодонные, управляются от 18 до 24 гребцами. Иногда строят суда, вмещающие от 40 до 80 человек, которые управляются, помимо гребцов, угловым парусом».

Очевидцы отмечали высокую подвижность, большую скорость и неприметность черкесских кораблей, что делало их чрезвычайно удобными для пиратства. Иногда суда вооружались пушками. Владетельные князья Абхазии уже в 17 веке производили огромные галеры, вмещавшие 300 человек.

С началом войны с Россией черкесы весьма эффективно использовали свой флот. Громоздкие российские корабли полностью зависели от ветра и не обладали высокой маневренностью, что делало их уязвимыми перед черкесскими галерами. Черкесские мореходы на крупных галерах с экипажами в 100 и более человек вступали в сражения с кораблями противника. Успешно нападали на российские корабли и небольшие, но многочисленные черкесские галеры. На своих судах они выходили в безлунные ночи и бесшумно подплывали к кораблю. «Сперва винтовками сбивали находящихся на палубе людей, а потом бросались с шашками и кинжалами на абордаж, и в короткое время решали дело…».

В период войны и блокады черкесского побережья черкесские (адыгские) делегации и посольства свободно добирались морем до Стамбула. Между Черкесией и Турцией, несмотря на все старания черноморского флота, до самых последних дней войны постоянно курсировало около 800 судов.

ИЗМЕНЕНИЕ ТАКТИКИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ВОЙНЕ С ЧЕРКЕСИЕЙ

О том, как хорошо была приспособлена военная организация Черкесии к ведению войны, свидетельствует фраза из письма черкесов османскому султану: «Уже много лет мы ведем войну с Россией, но большой беды в том нет. Наоборот, это позволяет нам иметь хорошую добычу». Это письмо было написано на 90-м году войны! При этом следует заметить, что численность армии, воевавшей против Черкесии, в несколько раз превосходила армию, выставленную Россией против Наполеона. В отличие от Восточного Кавказа (Чечни и Дагестана), где война окончилась с пленением Шамиля, война в Черкесии носила общенародный, тотальный и бескомпромиссный характер и проходила под лозунгом национальной независимости. В силу этого «охота на вождей» не могла принести никакого успеха. «В этом отношении, как и во всем остальном, положение вещей было совсем иное на западном Кавказе (т.е. в Черкесии), чем на восточном (Чечне-Дагестане). Начиная с того, что лезгины и чеченцы уже были приучены к повиновению….властью Шамиля: русскому государству нужно было побороть имама, стать на его место, чтобы повелевать этими народами. На западном Кавказе (в Черкесии) приходилось иметь дело с каждым человеком отдельно», – писал генерал Р.Фадеев.

Классические идеи разгрома противника захватом его столицы, победой в нескольких генеральных сражениях, также не могли реализоваться в войне с Черкесией.

Российское военное командование стало осознавать, что без смены тактики войны победить Черкесию невозможно. Было принято решение о полном выселении черкесов с Кавказа и заселению страны казачьими станицами. Для этого предполагался систематический захват отдельных частей страны, уничтожение селений и возведение крепостей и станиц. («Земля их нужна, в них же самих нет никакой надобности»).

«Исключительное географическое положение черкесской страны на берегу европейского моря, приводившее ее в соприкосновение с целым светом, не позволяло ограничиться покорением населявших его народов в обыкновенном значении этого слова. Не было другого средства укрепить эту землю (Черкесию) за Россией бесспорно, как сделать ее действительно русской землей…..истребление горцев, поголовное их изгнание вместо покорения», «Нам нужно было обратить восточный берег Черного моря в русскую землю и для того очистить от горцев все побережье.....Изгнание горцев из трущоб и заселение западного Кавказа (Черкесии) русскими – таков был план войны в последние четыре года», – так рассказывает о планах геноцида черкесов генерал Р. Фадеев.

По разным планам предполагалось или переселять черкесов в разрозненные селения вглубь страны, или выдавливать в Турцию. Формально им отводились и болотистые места по Кубани, однако фактически выбора не было. «Мы знали – не пойдут орлы в курятник», - писал генерал Р. Фадеев. Для того, чтобы ВСЕ адыгское население отправилось в Турцию, Россия вступила с ней в сговор. Турция засылала эмиссаров в Черкесию, подкупала мусульманское духовенство для агитации за переезд. Духовенство расписывало «красоты» жизни в мусульманской стране, эмиссары обещали, что Турция выделит им самые лучшие земли, а впоследствии поможет вернуться на Кавказ. При этом Турция стремилась использовать воинственный народ для удержания в подчинении югославских славян и арабов, которые стремились к отделению от Османской империи.

Черкесы всегда занимали сильные позиции в высших эшелонах власти в Турции. Мать турецкого султана была черкешенкой. Это тоже использовалось в агитации.

Следует отметить, что высокопоставленные черкесы в Турции, резко отрицательно относившиеся к этому проекту, и убеждавшие соотечественников не поддаваться на агитацию, были арестованы турецким правительством, многие – казнены.

Однако планы Российской империи были отложены из-за Крымской войны. Международное положение России обострялось. Англия и Франция не признавали прав России на Черкесию. Во многих столицах Европы создавались «Черкесские комитеты», которые оказывали давления на свои правительства с целью оказания помощи Черкесии. Восхищение борьбой Черкесии выражал и основоположник коммунизма Карл Маркс. Он писал: «Грозные черкесы снова одержали ряд блистательных побед над русскими. Народы мира! Учитесь у них, на что способен народ, желающий оставаться свободным!». Обострялись отношения с Европой не только из-за «черкесского вопроса». В 1853 году началась «Крымская война» России с англо-французской коалицией.

Ко всеобщему удивлению, коалиция вместо высадки войск на черкесском берегу Черного моря, высадилась в Крыму. Как признавали впоследствии российские генералы, высадка союзников в Черкесии или хотя бы передача Черкесии пушек, привели бы к катастрофическим результатам для Империи, и потерей Закавказья. Но союзное командование высадилось в Крыму, да еще потребовало от Черкесии 20-тысячной конницы для осады Севастополя, без каких-либо обещаний поддержки войны за независимость. Штурм Севастополя – базы флота, после того, как сам черноморский флот России был затоплен, не имел никакого военного значения. Отказ союзного командования высадить свои войска на побережье Черкесии дал понять, что никакой военной помощи от союзников ждать не придется.

Война закончилась поражением России – ей было запрещено иметь в Черном море свой флот и предписывалось вывести войска из Черкесии. Англия настаивала на немедленном признании независимости Черкесии, но ее не поддержала Франция, ведущая войну в Алжире. Таким образом, победа Англии и Франции над Россией не принесла ощутимых изменений. Почувствовав политическую слабость соперников, Российская империя решила быстро осуществить свой план по изгнанию населения Черкесии, не считаясь ни с какими человеческими и материальными средствами.

Интересно, что Британская Империя, запретив России иметь на Черном море флот, вдруг стала разрешать России использовать корабли, если они предназначались для вывоза черкесов в Турцию. Изменение политики Британии становится понятным из ее газет тех времен. Российские императоры не скрывали, то после овладения Кавказом, перед ними открывается «слабая и беззащитная Азия». Британская империя опасалась, что после завоевания страны черкесы будут использованы Россией для захвата Персии и Индии. «В распоряжении России для захвата Бомбея и Калькутты окажется самый воинственный народ в мире» - основная мысль английский газет того времени. Английское правительство также решило всячески содействовать переселению черкесов в Турцию, разрешая России, даже в нарушение мирного договора, использовать в Черном море флот.

Таким образом, выселение проводилось при полном согласии Российской, Османской и Британской империй, и поддерживалось изнутри мусульманским духовенством на фоне небывалого размаха военных действий против Черкесии.

« Последнее редактирование: Июнь 26, 2010, 12:17:48 pm от opera »

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
ИЗГНАНИЕ ЧЕРКЕСОВ

Против Черкесии были сосредоточены огромные военные силы. В 1861 году были выселены в Турцию бесленейцы. За ними последовали кубанские кабардинцы, кемиргоевцы, абазины. В 1862 году пришла очередь натухайцев, живших в районе Анапы и Цемеза (Новороссийска).

Зимой 1863-1864 г.г. войска были брошены против абадзехов. Абадзехия, наполненная десятками тысяч беженцев из «покоренных» районов Черкесии, сопротивлялась мужественно и упорно, но силы были неравны. Проведение наступления зимой привело к большим жертвам среди населения. «Уничтожение запасов и солений действует губительно, горцы остаются совершенно без крова и крайне стеснены в пище», «не более десятой части погибшего населения пали от оружия, остальные свалились от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах».

«Поразительное зрелище представилось нашим глазам по пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости...» (офицер И. Дроздов, Пшехский отряд).

Все уцелевшие абадзехи выселились в Турцию. «Турецкие шкиперы из жадности наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии, и, как груз, выбрасывали за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии... Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких масштабах редко постигало человечество. Но только ужасом и можно было подействовать на этих воинственных дикарей...».

28 февраля 1864 года Даховский отряд генерала фон Геймана, перевалив через Кавказский хребет по Гойтхскому перевалу, вышел в причерноморскую Шапсугию и занял Туапсе. Начались карательные операции против шапсугов и убыхов. С 7 по 10 марта были истреблены все черкесские селения густонаселенных причерноморских долин Дедеркой, Шапси и Макопсе. 11 и 12 марта уничтожены все селения в долинах Туапсе и Аше. 13-15 марта по долине Псезуапсе «все встреченные аулы уничтожены». 23, 24 марта «на реке Лоо, в обществе Вардане, все селения сожжены». С 24 марта по 15 мая 1864 года были уничтожены все черкесские селения по долинам рек Дагомыс, Шахе, Сочи, Мзымта и Бзыбь.

«Война велась обеими сторонами с беспощадной жестокостью. Ни суровая зима, ни бури на черкесском берегу не были в состоянии прекратить кровопролитную борьбу. Не проходило ни одного дня без сражения. Страдания окруженных со всех сторон неприятелем адыгских племен, происходившее вследствие недостатка средств, пропитания и амуниции, превосходили все, что можно себе представить…… на берегах Черного моря, под мечом победителя, исходил кровью один из храбрейших на всем земном шаре народов…»

Оборонять страну становилось невозможным. Эмиграция принимала чудовищный размах. Черкесам определили кратчайшие сроки, за которые они должны были выселиться в Турцию. Имущество и скот были брошены или за бесценок проданы военным и казакам. Огромные массы населения толпились по всему черкесскому побережью Черного моря. Все побережье было усеяно телами погибших вперемежку с живыми. Люди, имея жалкие запасы продовольствия, сидели на берегу, "испытывая все удары стихии" и ждали возможности уехать. Прибывавшие каждый день турецкие корабли нагружались переселенцами. Но перевести всех сразу не было никакой возможности. Корабли нанимала и Российская империя. «Черкесы стреляли в воздух из ружей, прощаясь с родиной, где находились могилы их отцов и дедов. Некоторые, выстрелив в последний раз, бросали дорогое оружие в морскую пучину».

Специально посланные отряды прочесывали ущелья, разыскивая людей, пытавшихся укрыться в труднодоступных местах. От 300 тысяч шапсугов остались около 1 тыс. человек, рассеянных по самым неприступным местностям; 100 тысяч убыхов выселились полностью. От Натухая остался один аул, названный Суворов-Черкесский, но и его население в 1924 году было переселено в Адыгейскую Автономную Область. От многочисленного населения Абадзехии на Кавказе осталось только одно селение – аул Хакуринохабль.

По официальным данным российских властей было выселено 418 тысяч черкесов. Разумеется, это число является заниженным. Налицо стремление официальных властей скрыть масштабы геноцида. Кроме того, даже эти 418 тысяч человек – это только официально зарегистрированные российскими властями переселенцы. Естественно, эти цифры не в состоянии учесть всех черкесов, «которым решительно не было никакого интереса отчитываться, кто и куда едет в Турцию». По данным турецкой «Мухажир Комиссион» (комиссии по переселенцам) осталось в живых и размещено по вилайетам (областям) Османской Империи 2,8 миллиона человек, из которых 2,6 миллиона – адыги. И это притом, что огромное количество людей погибли на берегу Черного моря и при переезде. Адыгская пословица того времени гласит: «Дорога по морю на Истанбул (Стамбул) видна по черкесским трупам». И спустя 140 лет после этих событий приморские черкесы – чудом уцелевшие шапсуги, не едят рыбу из Черного моря.

Огромными были потери и в карантинных лагерях переселенцев на турецком берегу. Это была невиданная гуманитарная катастрофа. Например, смертность от голода и болезней только в лагере Ачи-кале достигала около 250 человек в день, а эти лагеря были расположены по всему турецкому побережью. Турецкое правительство, не ожидавшее таких размахов переселения, не могло обеспечить все лагеря продовольствием. Опасаясь эпидемий, лагеря окружали армейские подразделения. Турция просила Россию приостановить поток беженцев, но он только увеличивался. Мать султана, черкешенка по происхождению, пожертвовала все личные сбережения и организовала сбор средств на покупку продовольствия для адыгов. Но спасти многие и многие тысячи от голодной смерти не удалось. "Родители продавали туркам своих детей в надежде, что те хоть сытно поедят"

"Мое сердце обливалось горечью, когда я вспоминал поражающую нищету этих несчастных, гостеприимством которых я пользовался столько времени", "Бедные эти черкесы, как они несчастны,- сказал я ему (турку)....

- Черкешенки дешево будут стоить нынешний год на базаре, отвечал мне... совершенно спокойно, старый пират"

(Французский доброволец А.Фонвилль, по книге "Последный год войны Черкесии за независимость, 1863-1864") К 21 мая 1864 года пал последний бастион черкесского сопротивления – урочище Кбаада (Къуэбыдэ, ныне - горнолыжный курорт Красная поляна, близ Сочи).

Там, в присутствии родного брата императора Александра II - Великого князя Михаила, состоялся парад победы по случаю окончания Кавказской войны и выселения черкесов (адыгов) в Турцию.

Огромный край опустел. От четырехмиллионного населения к 1865 году на Западном Кавказе осталось лишь около 60 тысяч человек, поселенных в разрозненных селениях, в окружении казачьих станиц. Выселение продолжалось почти до конца 1864 года и, к 1865 году, вместо многочисленного и цельного черкесского народа – доминирующего народа Кавказа, остались лишь небольшие, территориально разобщенные этнические «островки» адыгов.

Такая же участь в 1877 году постигла и родственную черкесам Абхазию. Общее число черкесов на Кавказе после войны (без кабардинцев), не превышало 60 тысяч человек. Да, черкесы проиграли эту войну. По своим последствиям она явилась для них настоящей национальной катастрофой. Были потеряны свыше 90% населения и около 9/10 всех земель. Но кто может попрекнуть черкесский народ в том, что он, жалея себя, не защищал свою родину? Что он до последнего воина не сражался за каждую пядь этой земли? За всю историю Черкесии ЕДИНСТВЕННОЙ армией, сумевшей, ценой колоссальных жертв и невероятного напряжения сил, занять эту территорию, была российская армия, да и то, сделать это удалось, только изгнав фактически все черкесское население.

И во время, и после окончания войны, многие участники этих событий отдавали должное той отваге, с которой адыги отстаивали свою родину.

Один из авторов «Очерков покорения Кавказа» писал:

Мы не могли отступить от начатого дела и бросить покорение Кавказа только потому, что черкесы не хотели покориться... Теперь, когда наша власть на Кавказе вполне упрочена, мы можем спокойно отдать дань уважения героизму и беззаветной отваге побежденного врага, честно защищавшего свою родину и свою свободу до полного истощения сил».

В книге «Последний год войны Черкесии за независимость (1863-1864г.)» француз Фонвилль, очевидец тех событий, так описывал черкесов, выселившихся в Турцию:

«их сабли, кинжалы, карабины производили какой-то особый, внушительный, воинственный шум... Чувствовалось, что этот могучий народ, если и был побежден русскими, отстаивал свою страну, сколько мог, и… не было в нем недостатка ни в храбрости, ни в энергии».
ЧЕРКЕССКИЙ НАРОД ТАК И УШЕЛ НЕПОБЕЖДЕННЫМ....!!!

Вот как описывал генерал Р.Фадеев изгнание черкесского народа: «Весь берег унизался судами и покрылся пароходами. На каждой версте из 400 верст его протяжения белели большие и малые паруса, подымались мачты, дымились трубы пароходов; на каждом мыску развевались флаги наших пикетов; в каждой балке толпился народ и стоял базар….. Правда, то были похороны исчезавшего народа: движение редело по мере того, как пустел берег. Но он пустел ненадолго. На покинутых пепелищах осужденного черкесского племени стало великое племя русское… восточный берег с его великолепной красотой составляет теперь часть России…. Вырваны плевела, взойдет пшеница.»

А это прогноз генерала на будущее адыгов: «…довольно посмотреть на донесения консулов, чтобы знать, как тают черкесы в Турции; их выбыло уже наполовину, между ними нет больше женщин…. Турецкие черкесы просуществуют лишь в одном поколении…»

Но черкесский народ не исчез. Он выжил несмотря ни на что.

По переписи 2002 года черкесы (Адыги), впервые после Русско-Черкесской войны, вновь стали крупнейшим народом Кавказа. Черкесская диаспора насчитывает, по разным оценкам, от 5 до 7 миллионов человек, сохраняющих свое национальное самосознание.
ЛИТЕРАТУРА
1. С. Хотко. История Черкесии. – С.-Пб, изд. С.-Пб Университета, 2002.
2. А.С.Марзей. Черкесское наездничество – «Зек1уэ». – Нальчик, Эль-Фа, 2004.
3. Северный Кавказ в европейской литературе XIII – XVIII веков. Сборник материалов. – Нальчик, Эль-Фа, 2006.
4. Т.В. Половинкина. Черкесия – боль моя. Исторический очерк (древнейшее время – начало 20 в.). – Майкоп, Адыгея, 2001.
5. Н.Ф. Дубровин. О народах Центрального и северо-западного Кавказа.- Нальчик, Эль-Фа, 2002.
6. Т.Лапинский. Горцы Кавказа и их освободительная война против русских. – Нальчик, Эль-Фа, 1995.
7. Э. Спенсер. Путешествия в Черкесию. – Майкоп, Адыгея, 1995 г.
8. А.Фонвилль. Последний год войны Черкесии за независимость 1863-1864 г.г. – Нальчик, 1991.
9. И. Бларамберг. Кавказская рукопись. – Ставропольское книжное издательство, 1992.
10. Р. Фадеев. Кавказская война. – М., Алгоритм, 2005.
11. В.А. Потто. Кавказская война, в 5 т. – М., Центрполиграф, 2006.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58


Истамбылак1уэ.

Народная баллада, посвящённая геноциду и выселению черкесов.

Слушайте люди! Слушайте все!
Говорят старые и великие горы Кавказа.
Я хочу напомнить вам об одной из самых страшных трагедий всех времён.
В тот день я направился к берегу, в порт.
Перед этим я встретил всадника.
Я пришёл в бешенство, когда увидел слезу на его щетинистом лице.
«Мужчине не подобает плакать», - вскрикнул я на молодого парня.
«И ты увидишь вскоре свои слёзы», - ответил всадник и скрылся.
Они (слёзы) поджидали меня.
Я добрался до пещеры.
В ней было около 50-ти мёртвых тел.
Если сосчитать всех мёртвых и умирающих, то получится около 500.
Мёртвая мать с открытыми глазами, грудью которой пытался утолить жажду её ребёнок.
Ребёнок, который плакал от голода и пытался воззвать к своей матери,
чтобы она его накормила.
Он лежал почти возле материнской груди.
Несчастный малыш плакал, умирая от голода.
Его плач заставлял содрогаться моё сердце,
а положение людей причиняло боль всё больше и больше.
Вскоре малыш перестал плакать.
Он умер, едва успев открыть свои крохотные глазки.

Я взял свою щ1ак1уэ (бурка) и накрыл ею мать и её сына.
Как и сказал всадник, я увидел свои слёзы на своей бурке.
И вот я остановился и взмолился громко:
«Тем, кто может услашать меня,
Тем, кто может помочь в этот критический момент!
Все, кто покинул родину, спаслись от чумы в Турции.
Большинство из них пропали в море или умерли от болезней,
а их тела съедены червями и насекомыми.
Они пропали в незнакомых горах и долинах.
Они были расселены и брошены умирать.
Затем вы клянётесь, что любите наш народ
и будете счастливы, если горцы выживут.
Если это правда, то что вы делали, когда беспомощные погибали,
а наших женщин, чьи тела бесценны, увозили в гаремы?
Как вы допустили подобную несправедливость?
Вы видели всё своими глазами.
Почему вы не говорили и не писали об этом?
То вы говорите, что вы люди Шамиля.
То говорите, что посланы халифом.
То говорите, что ниспосланы Богом.

Зачем  вы нас обманываете?
Откуда же вы взялись, нелюди такие?
Я дивлюсь с таких людей как вы.
По каким законам предавать людей земле,
исходя из предложенного вами способа?
На ваших могилах надгробия со змеиной головой.
Земля отказывается принять надгробие, когда вы копаете землю.
Ваши могилы отображают то, что вы творите.
Вы исчадие дьявола, огонь и земля будут выглядеть одинаково.
В вашем аду вершат одни страдания.
Всё, что вы заслуживаете, так это стать кормом для болотных змей.
Проклятие народа настигнет вас!
Несчастие покончит с несчастием.
Будущее тех, кто выстоял и пронёс в себе эту боль, благословенно!

« Последнее редактирование: Ноябрь 18, 2013, 10:54:19 pm от opera »

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
Русско-Черкесская война. Две смерти адыгов       
19.05.2009 г.

Война. Война – трагедия народа, последствия которой ужасают. Мужчины гибли поколениями в соответствии со своими представлениями о достойной смерти; старики, женщины и дети беспощадно истреблялись. И из каждых десяти адыгов в живых остался один. Впоследствии оставшиеся в живых будут завидовать мертвым - подавляющему большинству из них предстояло пережить стыд изгнания, увидеть мученические смерти во время переселения и унизительное пребывание на чужбине.

Эта война "неудобна". Как для победителей, так и для побежденных. Первые вынужденно редко о ней вспоминают, не придавая особого, если не сказать никакого, значения событиям полуторавековой давности. Вторым как-то неловко вспоминать, что  они вообще когда-то воевали с победителями. Эта негласная взаимная договоренность о замалчивании войны побуждает и вынуждает обе стороны к изысканию удивительных по своей иносказательности аллегорий. И если верить последним, войны-то особой и не было! Были "военно-политические события на Кавказе". Впоследствии это определение сочтут некорректным. Неужели нельзя квалифицировать эти "события" более деликатно?! Оказывается, можно! Это же был небольшой период многовековой истории большой империи. И целый век низведения народа на нет будут обозначать как "эпоху государственного освоения Кавказа". Еще позже будут много писать о "взаимном тяготении народов перед угрозой захвата земель Кавказа Турцией и Ираном". В результате "кабардинцы и балкарцы…уберегли себя от порабощения Османской империей".

И, наконец, будет найден виновник трагедии, и участники войны сойдутся во мнении, что "несмотря на тяжкие лишения, выпавшие на его долю по вине царизма, черкесский (адыгский) народ никогда не противопоставлял себя русскому народу…".

Адыги! Потомки некогда достойных предков! Я приглашаю Вас в небольшой поход. В прошлое. И призываю Вас помолчать. Пусть говорят непосредственные участники и очевидцы той все-таки войны.

В соответствии с нашими представлениями о потустороннем мире, это будет и "гуапэ" и "псапэ" - им будет приятно, и возрадуются их души…

Столетнюю кровавую бойню наши предки чаще называли "джаур зауэжь" - проклятая война с неверными. Кто же напал на нас, и от кого мы оборонялись? К их наименованиям, как правило, присовокуплялся аффикс "жь" - выражение высшей степени ненависти и презрения – "урысыжьхэр", "сэлэтыжьхэр" - ненавистные русские, казаки, неверные, солдаты. "Урысыжьу къуентхъым щыгугъхэр" - проклятые русские, рассчитывающие на добычу," - сетовали наши предки.

На этой войне мы погибли дважды – "дытIоулIэт". Сначала нас постигла социальная смерть, которая была для адыгов несравненно страшнее и губительнее смерти биологической. На протяжении этой нескончаемой войны в адыгской среде успело вырасти, встать в ряды защитников отечества и положить свои жизни на алтарь защиты отечества как минимум четыре поколения. Четыре поколения, ведающих только об одном ремесле- умении воевать. А сколько боли, отчаяния и безысходности сумели вложить они в одну только короткую фразу "…щIым и пIалъэ гущэр зыщамыщIэжым" - "страна, где не помнят о том, как возделывают землю". В чем заключалась социальная смерть адыгов? Нам нет необходимости что-либо придумывать и домысливать. Послушаем их.

"Уэр ди ныбжьмэ дызытеса щIыгумрэ
Ар ди ныбжьым къетхуэкIа шыбзымрэ
Къэзакъыжьхэм щыттрах махуэм,
Ар Абрэм и бжьэпэурэ ди кхъэхалъэри
Ахъмэтыбгыурэ ди фощIапIэри
Урысыжьми къыщыхуэна махуэми
Уэр къэзэуаткIэрэ зыдвгъэгъалIэ!"

Если землю, которую мы издревле обживали,
Раз табуны, которых мы всю жизнь содержали,
Проклятые казаки у нас отбирают,
Если Абра-холм, где наши родовые кладбища,
И Ахмат-гора, где мы добывали мед,
В день, когда они остаются ненавистным русским,
Умрем в газавате!

На глазах современников этой войны рушился этногеографически ладно структурированный мир, и в нем не оставалось места для продолжения жизни.

"Къурей губгъуэурэ ди мэл хъупIэхэр,
Сотей щхьэпцIанэурэ ди шы хъупIэхэр щытIэщIахакIэ,
Гумыпсурэ хьэмрэ кхъуэмрэ ирамыфыжыр
Къэзакъ сотнэ гущэм къыщытпаубыдкIэ
КъэзэуаткIэрэ зыдвгъэгъалIэ!"
"…Iугъуаер къытхихыу бжьыхьэпэ къэс дагъэс,
Яжьэм дыхэпэщэщыхьу гъатхэр къэсыжмэ допсэу".

Раз у нас не стало больше Курейских полей, где мы пасли овец,
Если к Куме-реке, из которой отказываются пить собаки и свиньи,
Казацкая сотня нас не подпускает,
Умрем в газавате!
Каждый год в начале осени нас сжигают
Вёсны встречаем копошась в золе.

Так народ был подведен к черте смерти. Дальше у нас оставался один выбор: или подчиниться воле победителей, или умереть. Н.Н. Клинген писал: "…Черкесы страстно любили свою родину, а им предлагали переселиться на равнины; еще вдвое более, чем родину, они любили свободу. … Предстояло или смириться, или погибнуть; они предпочли погибнуть, а с ними вместе погибла и культура, которая копилась тысячами лет, и погибла в 30 лет".

Таким образом, адыги безоглядно отдали предпочтение смерти, нежели позорной жизни. Грустно это констатировать, но на протяжении столетней войны мы отшлифовали умение достойно погибать. И на этом воспитывались подрастающие поколения: "ЛIэным лIыгъэ хэлъщ" - В смерти заключено мужество; "ЛIэныгъэм нэхърэ емыкIум фIэлIыкI" - Бойся позора больше, чем смерти; "УлIын – зы, улIэн – тIу" - Быть достойным мужем – раз, умереть достойно – два; "ЛIыгъэр ажалым щыщтэркъым" - Мужество не боится смерти; "ГъащIэр зы напIэщ, напэ уимыIэу улIэжмэ псэхэлIэщ" - Жизнь – одно мгновение, умереть, опозорившись – уподобиться околевшему животному; "Ныбжьрей хъуэн нэхърэ зы махуэ гъащIэ" - Чем позор на всю оставшуюся жизнь, лучше один день достойной жизни; "Псэр тыи напэр къащтэ" - Отдай душу (жизнь) и выбери совесть (достоинство). Как видно из этих примеров, во имя сохранения совести и достоинства адыги безоглядно расставались с жизнью. Проиллюстрирую сказанное всего лишь одним примером из песни того периода:

"Ажагъуейхэ я Фэрдаусыр
ДаныскIуейм кIэсу щыдахым,
ДакIэлъоплъри пщащэр долъагъу.
Идогъэхьри – жылэм ди хъуэнщ
Едмыгъэхьым – дыкъаукIынущ
Догъазэри ди напэр токI,
ДаукIри ди бжэр хуащIыж," -
ЖиIэри уэркъ щауэр хогупсысыхь
"Ди ныбжькIэ зэ дылIэжынущ,
ДаукIми дыкъэзэуатщ", - жиIэри
Негъазэри дзэшхуэм нахоуэ.

"Ажагоевых Фардауса
Когда донские (казаки) уносили на крупе коня,
Глядим вслед – увидели девушку.
Дадим унести – навлечем позор на все селение,
Воспротивимся – нас убьют.
Отступим (уклонимся) – обесчещены будем,
Убьют нас – двери наших домов закроются навсегда", -
Сказав, юный дворянин задумался.
И как же он поступает!?
"За свою жизнь нам один раз предстоит умереть.
Если убьют нас – мы в газавате", - сказав,
Разворачивается и нападает.

Как отзовутся в людях слова и поступки – это главный регламентирующий фактор жизни адыга, включающий в себя и руководство к действию и сдерживающий фактор. Это правило "работало" и на войне:

"ДыIуохьэри даукI, дыIуокIри дауб,
Даубынущ жыдоIэри дыIуохьэри зыкъыдогъэукI" -
Подступим (приблизимся) – нас убьют, отступим – нас хулить будут. "Хулить нас будут", говоря, мы нападаем и нас убивают". Так рассуждали и поступали адыги при виде ощетинившейся жерлами пушек русской крепости.

Столь длительное пребывание адыгского общества в состоянии войны отторгало представление о счастливой старости, ибо погибнуть, защищая отечество, было делом чести каждого мужчины. И как непреложная истина от поколения к поколению передавалось "Уи ажалкIэ дунейм уехыжыныр – лIэныгъэщ, лIэгъуэджэу гъащIэр бухыныр – уахътыншэщ" - Умереть своей (естественной) смертью – это действительно смерть, погибнуть достойно – это бессмертие.

Обратимся теперь к адыгским женщинам, матерям и сестрам, послушаем их. Забегая вперед, скажу: на мой взгляд, погибнуть мужчинам было легче, чем женщинам пережить стыд и позор унижений. Враги их насиловали…

"ПыIэурэ ди дыщэ тажыр
Ди щIыбкIэрэ щхьэщагъэкIуэт
Къутыну дэ ди гъуэншэджыр
Шырыкъу лъапэкIэ къытхузэIатхъ"

Шапочки наши, подобные золотым шлемам,
Сдвигают на затылок,
Из плотной материи наши штаны
Разрывают носками сапог.

"Дыщэ мыгъуэр зи пащIэкIитIым
ЩIы фIыцIэр кърагъэгъуэт
ЩуIэгъэкIэ дызыгъуэтыжыр
Драгун пащIэхэрщ".

Золотоусому моему
Нашли покой в черной земле,
Те, кто нас держит в наложницах –
Усатые драгуны.

"Анадолэу дэ ди куэншыбэр
Бжы пыджымкIэ зэгудогъэх,
Уэркъ щауэм зыщедгъэхын щхьэкIэ
Жэщ пIалъэм дынамыгъэс".

Анатолийские сафьяновые корсеты на нас
Разрывают штыками,
Чтобы их сняли с нас молодые дворяне
До положенной для этого ночи,
Не дают нам их носить.

"ФатIимэт гущэурэ зи лIы етыгъуэр
КъумыпцIэ гущэм къыщаупцIэнтэкъэ
ФатIимэт гущэу зи лIы дэкIуэгъуэри
Джаурыжь гущэм фэ фи унэжьым драшеижтэкъэ".

Фатимат, которую пора выдавать замуж,
На черных землях Прикумья раздевают,
Фатимат, которой пора выходить замуж,
К гяурам проклятым в дом ведут.

Вряд ли стоит удивляться тому, что подобное положение женщин побуждало их становиться воительницами.

"Сэ сыт папщIэкIэ зыхэзгъэнрэ?
ЖеIэри къигъазэу зезыгъэукIыр
Шырыхъум фэ фи гуащэфIщ".

"Почему я должна остаться в стороне (в живых?)",
Говоря, разворачивается и идет на верную смерть
Шеруховых добрая княгиня.

"Зи анэжь гущэр къэзэуат пашэ".
Чья мать – во главе газавата.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
В процессе анализа песен времен Русско-Черкесской войны выявляется большой удельный вес исламских мотивов в образостроении персонажей. Вышеприведенные примеры наглядно свидетельствуют  о том, что адыги взяли на "вооружение" не столько созидательную сторону ислама (мирообъяснение, комфортное социальное обустройство общества и т.д), сколько составляющую, направленную на организацию защиты сородичей, соплеменников и родной земли от захватчиков. В результате, наряду с морально-этическим кодексом народа, ислам к тому времени становится побудительным, мобилизующим и этноконсолидирующим фактором.

"КъуажапщэмкIэ дыплъэмэ дыгъэр къыщопс,
КъуажэкIэмкIэ сыкъеплъыхыжмэ
Сабий хьэдэр фи псыхьэлъахуэщ
Дэ дыжылэкIуэдщ, къытхэкIуадэр шахьид нахуэщ".

Посмотрю на верх  села – солнце светит,
Посмотрю в сторону нижней части села –
Трупы детей река несет.
Мы – село, обреченное на смерть,
И кто погибнет среди нас – тот истинный шахид.

"Дунеижь гущэмэ и къэлъэлъэжыгъуэ гущэми
ЯукI гущэхэр щаиту къабзи".

Когда рушится добрый и устоявшийся мир,
Кого убивают, тот действительно шахид.

"Мыр джаурщи, къытхаукIыкIыр шахьидщ".
Это - гяуры, кого из нас убьют – шахиды.

"Дунеижьым шыдгъэщIэжынум дыхулIэ!
Дэ щаитурэ дызэрылIэнур нэхъыфIщ!"

Пребывание в этом мире мы презираем!
Что мы умрем шахидами – лучше!

Долгое время и по сей день советская и российская историография выдвигают любопытную версию причин трагедии кавказцев. Мол, сами виноваты, дружно снялись с насиженных мест и отправились к своим единоверцам. Снова предлагаю послушать переживших ужасы этой войны.

"Молэ ныкъуэу тхэтхэм уаз пхэнжхэр къытхуащIыр,
Дэ тхуэпсэу хуэдэу жаIэурэ леишхуэ къыдахыр".

Полумуллы, что среди нас, лживые проповеди читают,
"Ради вас живем", говоря, большое насилие чинят.

"Тырку къурIэнаджэр ди гум и жагъуэщ
Мыр зи Iэужьым бгышхуэ къытеуэ!
Ди гур къутауэ хэкум докIыж!"

Турецкие поминки нам не в радость,
Кто в этом повинен, пусть на них обрушится огромная гора!
С разбитыми сердцами покидаем родину!

Вот при каких обстоятельствах девять десятых из оставшихся в живых встали на тропу изгнания. Одно воспоминание, одна картина, всего лишь один фрагмент постигшего народ ужаса переселения. Дроздов Иван: "Поразительное зрелище представлялось глазам нашим на пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от изнеможения и еще заживо делавшиеся добычею голодных собак. Живым и здоровым некогда  было думать об умирающих: им и самим перспектива была не утешительнее – турецкие шкиперы из жадности наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии и, как груз, выбрасывали лишних за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии.

Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество…".

Умерших на кораблях в открытом море адыги привязывали к доскам и спускали на воду. В надежде, что волны рано или поздно прибьют мертвых к берегу и их кто-то похоронит…

А некоторые привязывали доски со своими умершими к спинам, рассчитывая довезти и похоронить их хотя бы на чужбине.

"Дэ ди хьэдэ пхъэбгъухэу
Ди щIыбхэм ипхахэр
Ирыдагъэхыну жаIэурэ псори дагъэшынэ".

Доски с трупами, что привязаны к наши спинам, "заставят снять", говоря, пугают нас.

Песенный фольклор того периода запечатлел и оставил нам множество фамилий и имен изменников и предателей Родины. "Жасус" называли их адыги.

"Зи гъащIэр шагъырыбафэ,
Щогъуруэ хьэ джафэжьитIым
Ди адэ и жылэр ятекIуэдащ".

Всю жизнь пьющие вино
Шогуровых две проклятые борзые,
Из-за них сгинуло село отца.

"Инэрал гущэм кхъуэлыр къыдешх,
Натхъуокъуажэр щашхым шуупэт
Тамбиикъуэ ЛIыкIэщI".

С генералом свинину ест
Натхуокуаже когда "ели"
Передовым всадником был
Тамбиевых сын Тличеш.

"Мы лажьэр къытхуэзыхьа гущэри
Хьэджимыкъуэу Хьэжыпщымахуэщ
…Пщащэу щысхэр хуремытэдж"

Кто нам это горе принес –
Хаджимуко Хаджипшимахо,
...Отныне пусть из-за него девушки не встают.

Но всех их "затмил" Федор Александрович Черкасский – любимый адъютант А.П.Ермолова. После зверского истребления – сожжения аула Карамурзина он был представлен к награде своим покровителем. "За проявленное мужество в нападении и достигнутые при этом успехи", - говорилось в прошении об ордене св. Георгия 4-ой степени. В связи с этим заслуживает внимания рескрипт Александра I на имя А.П.Ермолова: "Если распоряжения полковника князя Бековича к первоначальному нападению на неприятельское селение к овладению оным без потери и заслуживает одобрения, то, с другой стороны, он теряет право на награду тем, что благоразумно начатое дело окончено совершенным истреблением более трехсот семейств, из коих, конечно, большая часть была женщин и детей невинных…". Впоследствии заслуги Бековича-Черкасского все-таки были отмечены. Тот же Александр I своим постановлением выделил ему в частную собственность 98 тыс.десятин земли в Малой Кабарде…

Разговор о "жасус" - предателях и изменниках хочу завершить еще одним фрагментом песни:

"ЛIы ящэхуагъэу тхэтхэри зэрыгъаблэ нэгухэ
Былымыжь нэкIухэти ди хэгъэгур ящэ".

Мужчины из нас, которых купили,
Какие они ненасытные (словно в неурожайный год).
Скотские морды продают нашу Родину…

P.S. К тем, кто будет усматривать в этой статье угрозу толерантности, единству, "навеки…" и т.д., и т.п.

Здесь не содержится призывов к мести, национальной и межконфессиональной розни. "Иных уж нет, а те далече…". Мы не требуем возврата земель. Кто их нам вернет?! Статья взывает к достоинству. Ибо в адыгском представлении и вражда и дружба – понятия не равнозначные, нет,  а равновеликие: "Бгъэбиймэ уигъэбиижыфу, бгъэныбжьэгъумэ уигъэныбжьэгъужыфу" - Если враждовать, чтобы противник отвечал достойной враждой, если дружить – рассчитывать на достойную ответную дружбу. Бесконечно стыдливое избегание животрепещущей темы никак не может являться прочным фундаментом действительно достойной и прочной дружбы народов. Робкие просьбы о придании зарубежным адыгам статуса народа-изгнанника и обращения о признании этих событий как геноцида народа должны, наконец, получить позитивное разрешение.

Аслан Ципинов


Ещё раз о предателях своего народа.

"Генерал Вельяминов, командовавший в то время Кавказской линией, получил сведения о том, что закубанские черкесы и беглые кабардинцы готовятся вторгнуться в Кабарду. Вельяминов решил сам нанести по ним упреждающий удар. Весной 1825 года, проведя подготовительные мероприятия, он двинулся на «беглых» кабардинцев, перенеся, таким образом, военные действия за Кубань.

Крупный отряд из трех батальонов пехоты, двух казачьих полков при поддержке восемнадцати орудий, во главе с Вельяминовым, форсировал Кубань. Целью похода было захватить беглые кабардинские аулы князя Али Карамурзина, богатейшего и влиятельнейшего владетеля Кабарды. В этой военной акции учавствовал офицер русской армии Федор Александрович Бекович-Черкасский.

Бекович лично был знаком с Карамурзиным и знал, что это один из храбрейших наездников Северного Кавказа. Он знал, что вместе с ним находились многие ему преданные уздени, по словам Потто это был «цвет беглой Кабарды».

«Бекович переправился через Лабу верстах в 10 ниже отряда и сразу наткнулся на большой конский табун. Пастухи были допрошены и сообщили, что аул Кара-Мурзина стоит еще на месте, не дальше как в 20 верстах, что кабардинцы всю ночь не спали, ожидая нападения русских; но слыша, что отряд все еще стоит на Чалмыке, они совершено успокоились, и теперь, вероятно, спят…

Поднявшись на последний уступ, они увидели аул. Отряд был в недоумении. Перед ним не был простой аул в тридцать-сорок хижин, как рассчитывали его, а целый город, в котором было не менее двухсот укрепленных домов, мрачно смотревших своими узкими амбразурами, заменявшими окна. Позади – бесланеевцы, впереди огромный аул, который вот-вот проснется и теснина, пройденная с таким трудом, сделалась бы могилою храброго отряда…

Объехав ряды казаков, он (Бекович-Черкасский-авт.) под страхом смертной казни запретил им грабить прежде, нежели кончиться бой, и пустил их с места карьером…

Заря чуть брезжилась, аул крепко спал и был захвачен совершенно врасплох.

При первом крике «Ура»! – кабардинцы вскочили и схватились за оружие. Они выбегали из домов не одетые, только с ружьями и кинжалами в руках. Начался беспощадный приступ, казаки зажгли дома и население гибло в пламени. Кавказский полк пронесся с одного конца аула на другой. Его командир Дадымов налетел на самого князя Али Кара-Мурзина, которого знал в лицо. Князь стоял полураздетый у порога своей сакли и почти в упор выстрелил в Дадымова. Пуля пролетела мимо. Тогда Дадымов кинулся на него, крикнул по-черкесски: «теперь ты мой!» и, в свою очередь выстрелил из пистолета. Пуля ударила в князя ниже правого глаза и вышла в затылок, пронизав мозг. Кара-Мурзин пал мертвым на пороге своего дома. Княгина видела в окно гибель своего мужа. Она выскочила из сакли, держа в руках мешок с семьюстами червонцами. Казаки мгновенно выхватили золото, но ее оставили в живых и отправили к Бековичу. Другая женщина, жена убитого узденя, высыпала 400 червонцев в яму, сама подожгла строения, окружавшие ее, и сгорела вместе с червонцами и совсем имуществом. После боя во многих местах аула находили слитки золота и серебра. Добыча вообще была огромная…

Скоро стали подвозить пленных.…За княгинею появились и другие пленные. Детей привезли отдельно, и малютки тотчас же бросились к своим матерям. Жалкий вид представляли все эти женщины, девушки и дети, собранные в варенбурге. Одна была ранена в ногу; некоторые, как помешенные, с дикими взорами рвали на себе волосы, плакали, обнимались. Среди кровавых ужасов минувшей ночи матери сберегли для своих детей кусочки хлеба, и страшно было смотреть теперь, как они старались усладить для них горечную участь плена этими жалкими кусками…

Одна молодая женщина, совершенно нагая, как восковая фигура Венеры, прекрасная собою, почти без чувств лежала на земле, ничего не слыша и испуская немые стоны. Опираясь головою на правую руку, она простирала левую к сидевшему перед ней также обнаженному, курчавому и прекрасному мальчику.…Лишь дети, не понимавшие хорошо, что с ними делается, производили впечатление своею характерною горскою красотою, но даже между детьми некоторые были полны тревоги, - одна 8-летняя девочка от испуга как бы помешалась и к утру умерла в страшных конвульсиях».

Из рассказа Потто «На беглых кабардинцев», одним из первых на пороге своего дома был убит полуодетый Карамурзин, пуля попала ему в голову. Большинство жителей аула погибли в огне и в ходе уличных боев. Во время похорон было насчитано 570 трупов, не считая сгоревших. Сами кабардинцы свидетельствовали, что погибших в огне было более тысячи человек. Добыча также превзошла все ожидания – казакам достались 4 тысячи голов скота и лошадей, много различного имущества. В плен попало 139 человек.

Автор свидетельствовал: «Факт тем более печален, что страшный этот погром беглым кабардинцам нанес их же соплеменник древней княжеской фамилии, одной из отраслей Жамболатова рода. Князь Федор Александрович был внучатым племянником того Бековича, уроженца Малой Кабарды, известного у черкесов под именем Тембота или Темир-Булата, который погиб с русским отрядом под Хивою».

Ермолов благоволил Бековичу-Черкасскому, что способствовало его быстрому продвижению по службе. За участие в карательных операциях в Чечне и Дагестане он был произведен в полковники. После разгрома Бековичем-Черкасским аула Карамурзина Ермолов ходатайствовал о награждении его орденом св. Георгия 4-й степени".
« Последнее редактирование: Август 09, 2010, 10:21:09 pm от opera »

Оффлайн GZ06

  • Administrator
  • Маршал форума
  • *******
  • Сообщений: 12090
  • Карма 1984
  • Пол: Мужской
  • Очень злой Админ
  • Уважение: +103
После всех этих событий, как писал Элизе Реклю в книге "Человек и Земля", "на огромном ныне пустом пространстве Западного Кавказа, занимающем 10 000 кв. км... насчитывалось всего лишь 15 000 жителей. Из их числа 45 составляют абхазцы, 600 черкесов, остальные переселенцы различного происхождения".
По всей вновь учрежденной Черноморской губернии только кое-где развалины аулов да многочисленные одичавшие сады напоминали, что здесь когда-то жили черкесы. "На нашем пути нам попадались виды, с которыми не могут быть сравнимы даже итальянские склоны Альпов, – писал в 1879 году агроном Грове. – Этот кавказский Эдем отличался, однако, и своим плодородием... Невольный страх овладевал человеком при виде страны, изобилующей всякими фруктами и совершенно безлюдной". На восточном (абхазо-убыхо-адыгском) побережье Черного моря сложилась поговорка: "Теперь даже женщина может пройти от Сухум-Кале до Анапы, не опасаясь встретить хоть одного живого мужчину"... http://www.zihia.net/index.php?newsid=837
Абхазия -неотъемлемая часть Георгии! И я не доллар чтобы всем нравиться!!!


я серьёзно, не шучу!

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
Сказание об уничтожении Лабинских черкесов-переселенцев из Кабарды.
Рассказ Зрамука Кардангушева.



После того, как русскими была окончательно покорена Кабарда, князья Али Карамурзов и Кучук-сын Ажгерия переселились на запад страны, на Лабу. Кучук поселился в верховьях Фарза, Али Карамурзов избрал местом поселения верховья Лабы, под Ахмет-горою. Вместе с ним в село поселился и знаменитый наездник уорк Шумахо Шогенов. С этого укреплённого места они делали вылазки на русских, обороняли территорию и категорически не желали уходить в Турию. Тогда план уничтожения непокорных принял генерал Вельяминов Алексей Александрович, которого черкесы назыали "красный генерал". За его жестокость черкесы даже сочинили про него песню-"Юноши, не доставайте своих мечей, не угрожайте ими. Не приносите горя своим родителям. Красный генерал близко ли-далеко ли находится-всё видит, всё знает !. Он как сокол смотрит по сторонам. Как кречет летает повсюду. "
Сами русские источники оисывают уничтожение села Али Карамурзова следующим образом: Весной 1825 года, когда на Кавказе беззвездные ночи, 1 апреля, по приказу Ермолова, генерал Вельяминов выдвинул своё войско в следующем составе- 3 батальона пехоты, 18 пушек, 3 полка туземных и казачьих войск, перешли реку Кубань, подобрались к селу Карамурзова и засели в сосновом лесу.
О задаче похода знал в тонкости только сам Вельяминов. Но некоторые черкесы из его войска, находившиеся на русской службе, заподозрили суть похода. Один из них ночью выбрался из лагеря и приехал в село. Подьехав к дому Али, он разбудил его, постучав в окно, и вывел на улицу. " Я служу в русской армии. Но мне жалко женщин и детей ваших. Спаси их-уведи отсюда. Красный генерал привёл войско к твоему селу и не сегодня-завтра нападёт на вас"..- А ты кто-спросил его Али. " Я из бесленеевских дворян, имя Крымгирей, из Докшукинской фамилии. Можешь мне поверить, можешь не поверить-дальше дело твоё""-ответил прибывший и уехал.
Али сразу собрал стариков и устроил совещание. Но, как говорят-кому пришло время погибать-не слышит предостережения. Старики ответили так-Много раз нас так пугали. Красный генерал далеко, ему и без нас дела много. Мы сидим за спинами бесленеевцев, а они его не пропустят через свои земли. Да и само войско, пока не расправится с бесленеями-до нас не доберётся. Так что-уити всегда успеем.....
Тем временем Докшукин , вернувшийся в расположение войска, заподозрил, что его предупреждение не возымело действия. Он тогда пошёл в палатку Вельяминова и заявил ему-Генерал, я был в разведке и оказалось, что Али Карамурзин покинул своё село вместе с людьми и отбыл в неизвестном направлении.... Но стоявший рядом и слушавший их разговор Гур Шаов тихо сказал генералу-Господин, не верьте Докшукину, он известный врун. Я сам съезжу и посмотрю, всё ли так... Вечером следующего дня он вернулся и доложил, что село сидит на месте и ни о чём не подозревает, Докшукин был арестован и судим.
В ту же ночь Вельяминов поручил казачьим отрядам под командованием Фёдора Александровича Бековича-Черкаского немедленно окружить село и не выпускать из него ни одного живого существа до подхода основных сил.
Фёдор Александрович Бекович-Черкаский происходил из княжеской фамилии Ельмурзовых, из потомков Берслана Кайтукина, звали его Темирболат. Несмотря на своё происхождение, он жестокостью и кровожадностью пытался превзойти тех, кому верно служил, пытаясь таким образом заглушить в себе остатки национальной принадлежности.
Утром село было окружено казаками. Стремясь выслужиться, Бекович-Черкасский не стал дожидаться подхода пехоты и артиллерии. На рассвете,когда сон особенно крепок, он напал на село. Поджигая дома, рубя выскочивших в исподнем и убивая всех войско ринулось на приступ. Село было окружено с трёх сторон и обезумевшие от страха женщины и дети начали прыгать с отвесной кручи в Лабу, многие утонули. Али Карамурзин выскочил в одном бешмете на крыльцо своего дома с ружьём в руках. В этот момент к нему во двор верхом заскочил осетин майор Дадымов. Оба одновременно выстрелили . Пуля Дадымова попала Али под глаз и вышла сзади и он рухнул обратно в дом. Шумахо Шогенов, которого называли "Неудержимый", держа своего рёхлетнего сына Исмаила и своё самое лучшее ружьё, украшенное золотом, пробился к реке, привязал к сыну ружьё и сказав-Под твоё покровительство, Тхьэшхуэ-сбросил его в реку. Затем пробился обратно в свой дом, взял левой рукой свою беременную жену, и , отбиваясь шашкой начал выходить из села, но на выходе оба были убиты ружейным залпом. Его шестнадцатилетняя дочь на выданье Гуашахурай попала в руки казакам, была изнасилована и затем убита.
Село было сожжено, люди перебиты. В руки карателей попала богатая добыча: Лошадей и крупного скота 4.000, золотые и серебрянные слитки, множество золотых монет, 139 человек попали в плен и розданы в услужение офицерам и солдатам. На второй день на дым пожара пришли люди с окрестных сёл и похоронили более тысячи тел погибших. Также скоро прибыли со своими войсками Джамбулат Кайтукин и Кучук Ажгериев, но кроме сажи на месте аула ничего не застали...
Так было безжалостно уничтожено сидевшее под Ахмет-горою, на берегу Лабы большое село Али Карамурзина. Но на этом не закончилась эта трагедия. Двух жён Али Карамурзина-Ельмесхан и Хъани-псыгъуэ- взял в наложницы сам Бекович-Черкасский, и после того, как натешился ими, вернул Ельмесхан брату-ногайскому хану Мансуру Едиджу. Хъани-псыгъуэ же он отправил на время начальнику конной полиции Кабарды , Астемирову.
Через некоторое время после этого, Али Карамурзин был отомщён своими родственниками-Атажукиным Мухамет-Ашей и Кучуком Ажгериевым. Шаов Гур, по чьему слову было уничтожено село, был убит Мухамет-ашей, который подстерёг его возле его же села. Он спутал ноги его коню, накрыл труп буркой и уехал. На вопрос же, как всё прошло, он с обычной своей скромностью ответил-Ержиба прогрохотала, Шаов Гурыж провопил...(Ержыбыжъыр гъуэгъуащ, Щауэ Гъурыжъыр гъуэгащ). Осетина майора Дадымова на опушке леса подстерегли всадники Кучука вместе с ним и изрубили его шашками. Когда же Кучук услышал, что Хъани-псыгъуэ в наложницах у Астемирова, он приехал в Джиляхстэней, в село Астемирова и притворился, что угоняет его табун. Астемиров с людьми устермился в погоню. Кучук только этого и хотел и дожидался его неподалёку. По старому уоркскому обычаю, всадники с ружьями наперевес поскакали навстречу друг-другу, выстрелили, но не попали оба. Кучук на скаку повернул коня, выхватил шашку и снёс Астемирову голову. Маленький сын Шумахо Шогенова, Исмаил, через 3 дня после нападения на село был найден живым, но без сознания, зацепившимся за ветку прибрежного дерева.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
Re: Русско-Кавказская (Черкесская) война 1763-1864 годы
« Ответ #8 : Сентябрь 01, 2013, 11:17:04 am »
  • Publish
  • 0
    Хазраил Ханахок
    Перед Октябрьской революцией, уполномоченные для переговоров, черкесская делегация, фамилии которых известны, прибыли к Владимиру Ульянову (Ленину) в Швейцарию, на переговоры, для решения, на случай получения власти в России, репатриации черкесов на свою историческую родину. На встрече с Лениным, черкесы из приближенных Аттатюрка, договорились обо всех совместных действиях. В результате, несмотря на геополитические процессы в Европейском континенте, границы России со стороны Европы, абсолютно были прикрыты и не разу не удалось их пересечь потенциальным врагам. После свершения, не только Октябрьской революции Лениным, но и Турецкой Аттатюрком, уже в 1919 году, по поручению Ленина, Российский Командарм Фрунзе, прибыл в Стамбул, для реализации обещаний В.И.Ленина, по репатриации черкесов. Аттатюрк, обеспечил встречу, правда, почему то с аристократической частью черкесов, но они, принципиально были против намерений Ленина. В итоге, все усилия Ленина и его представителя Фрунзе, черкесская аристократия, проживавшая в Турции, свела на нет. Они ставили вопрос, полного освобождения Кавказа и только на их условиях, и что не допустят вхождения Черкесии, во вновь образованное государство В.И.Лениным. Они принципиально выразили, что черкесы могут вернутся, только, исключительно на их аристократических условиях, и заявили, что даже при необходимости, после обретения военной мощи Турецкой Республикой, с помощью войны, освободят Северный Кавказ. Этим событиям, есть документальные подтверждения и скоро выйдет из издательства книга, со ссылками на эти документы. После этих событий, прибыла делегация черкесов, не аристократов, а тфэкотлей, возмущенных произошедшим, из Турции, и беседы прошли в аулах Адыгеи и Кабарды в 1919 году. В итоге, при согласии властей, принимающей и отправляющей, по истечении полсотни лет, исторический шанс репатриации черкесов на корню зарублен, возможно безвозвратно, так называемой черкесской аристократией, пребывавшей в Турции в 1919 году. Делегация, прибывшая из Турции в Адыгею, возглавляемая Ханахоком Лыху, моим прямым прапрадедом по отцовской линии, родным братом которого, по отцу и матери был, бывший предводитель бжудугов в Русско - Черкесской войне и Тхаматой Тхарыо - Хасэ, Ханахок Кымчарый, пыталось с помощью российских черкесов, проживающих на Северном Кавказе, выразить не согласие с радикальной позицией черкесской аристократии, но итог оказался безуспешным, за исключением, закупки крупной партии лошадей, для войск Аттатюрка.

    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58

    Записки по истории Северо-Восточного побережья Черного моря. Сочи.
    П. П. Короленко.

    "После Крымской войны, когда на Черноморском побережье русския укрепления были сняты, правительство наше решило покорить окончательно горския племена Западного Кавказа, изгнать его жителей за море в турецкие пределы и заселить все Черноморские земли русским народом. Такой грандиозный проект представил Государю главнокомандующий на Кавказе князь Барятинский, а исполнителем его после Высочайшаго утверждения, был граф Евдокимов.
    Отряды русских войск начали теснить горцев со стороны Кубани к морю и вслед за ними на очищенных землях устраивать казачьи поселения, а за недостатками их заселять и другими переселенцами из России. С года в год военныя действия продолжались с успехом, черкесы, с ожесточением боровшиеся с русскими за свою землю и вольность, ослабевали, и те, которые, обезсиливая в борьбе, признавали над собою власть России, оставались на месте жительства, среди русских поселений, а те, которые не признавали русского подданства, выселялись в Турцию.
    Под конец военных действий в Закубанском крае была собрана часть войск, из которых в 1863 году сформирован Даховский отряд под начальством генерал-майора Геймана для действий против горцев на южном склоне Кавказского хребта.
    С наступлением зимы отряд по данному направлению перевалил через горы. Поход этот чрезвычайно был трудный; войска, утопая по пути в снегах, нередко при сильной вьюге и непогоде располагались для ночлегов на равнинах, покрытых глубоко снежным ковром. Но закаленные в боях кавказские воины все невзгоды переносили с ангельским терпением. Они видели впереди обетованную землю для мирных трудов и отдыха от долговременных военных действий.
    Они шли на Черноморское побережье, где вечная весна оживляла и человека, и природу во всей ея красе. Прибыв на берега Чернаго моря, Гейман направил свои военныя силы против непокорных горцев, занимавших земли от Мзымты до Шахэ. Разнесшаяся между горцами весть о поражении Гейманом убыхов у развалин древняго монастыря и каштановаго леса навела на туземное население большой страх. Некоторые убыхи, жившие по реке Сочи, получили откуда-то сведение, что их оставят на месте, но в то-же время боялись, что если они будут далее противиться русским, то их тогда, одолевши, не пустят в Турцию и поэтому решились волей неволей смириться перед грозным русским генералом.
    В виду этого большая их часть готова была выходить на берег моря для выезда в Турцию, но некоторые опасались притеснений своей молодежи; для обезпечения уходивших Гейман считал самым важным условием дозволение уходившим горцам останавливаться таборами при постах занятой им кордонной линии, по побережью в бывших наших укреплениях.
    Джигеты первые, видя нашу готовность выпустить их за границу, прислали к Гейману своих депутатов с изъявлением своей покорности, и начали готовиться к выселению в Турцию, прочия их племена: убыхи, нехувцы и другия тоже не противились и покорились своей участи. Целые транспорты черкесов тянулись с своим багажем из гор на берега моря. Наш офицер Салтан разсказывает, что по пути к морю иногда раздавался шальной выстрел черкеса, остававшагося еще в горах от уходивших на берег моря его соотечественников. Но это быть может была остальная пуля горца, пропевшая лебединую песню изстрадавшемуся от холода и голода кавказскому аборигену. На такие выстрелы солдаты уже не обращали внимание.
    На бивуаках к нашим войскам подходили выселявшиеся за море черкесы и за безценок продавали свое имущество, котораго не могли взять с собой на суда в Турцию и которое они нередко бросали даром, его подбирали наши солдаты на походе. Интересный эпизод сообщает названный Салтан, как к нему в лагерь, находившийся в ущелье р. Шахэ, прибыл сын одного почетнаго, горца, еще мальчик, на вид не более 15 лет, из знатной фамилии Берзека, и предложил купить у него прекраснейшую лошадь, всего за 30 руб. Лошадь эта, лазившая своими нековаными копытами вверх и вниз, как кошка, по страшным крутизнам горных трущоб, в несколько раз стоила больше, но у этого офицера было в кармане всего только 28 руб., которыя он и предложил юному продавцу за добраго его коня. Но этот юнак залился горькими слезами и начал высказывать все бедствия, претерпеваемыя горцами от русских: он говорил, что последние поступили с ними безбожно, лишив их всего и заставив скитаться на чужбине, и когда, горцы продают все за безценок, то русския еще и торгуются. Видя слезы и упреки Берзека, Салтан занял у одного офицера 2 рубля и вместе с своими деньгами отдал Берзеку 30 руб., а коня взял, которым и остался вполне доволен.
    Чудная роскошная природа Черноморскаго побережья чаровала наши войска, они переходя с одного места на другое, в поисках оставшихся еще на местах жительства черкесов, встречали среди зимы цветущие рододендроны. Для этих поисков отправлялись в горы только отдельныя команды солдат с занятых постов, главныя-же силы Гейман сосредоточил в устьях Сочи, где под бывшим укреплением Навагинским расположил свой отряд 25-го марта 1864 года. – Здесь был его главный пост, названный Даховским; здесь-же были заготовлены склады провианта для людей, и другие военные запасы, помещенные в остававшихся еще уцелевших постройках Навагинскаго форта, а в каменной трех-ярусной башне, которая еще тогда стояла, по словам сочинскаго старожила Тар…, была устроена кухня.
    1-го апреля прибыл в Сочи на пароходе Великий Князь Михаил Николаевич. Сделав смотр войскам Даховскаго отряда в стенах развалин укрепления, Его Высочество раздавал, представленным лично графом Евдокимовым, награды отличившимся военным чинам, и на другой день отбыл обратно на параходе.
    Этот день, т.е. 1-го апреля 1864 года, весьма знаменательный для Сочи. Этим днем закончилась долголетняя общая война русских на Западном Кавказе и в частности на южном склоне кавказского хребта. Все земли этого края поступили в русское владение, и началось заселение их русским народом; заселен был и чудный по природе и климату уголок, в котором раскинулся «Сочинский посад».


     


    Facebook Comments