Автор Тема: 1 ПРЕЗИДЕНТ ГОСУДАРСТВА ИЧКЕРИЯ.Джохару Дудаеву.  (Прочитано 30925 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
21 апреля для Аллы Дудаевой - особая дата. Это день гибели Джохара Дудаева. Уже 14 лет она отмечает этот день выставкой картин или презентацией перевода своей книги воспоминаний о Джохаре «Миллион первый». В этом году день памяти Джохара Алла Дудаева решила разделить с телезрителями передачи «Кавказский портрет». В этой программе - история о любви, независимости, войне, памяти и ... тайна, которую Алла Дудаева хранит уже 14 лет
http://www.1k-tv.com/index-3-videoinfo-652
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
К 14-й годовщине гибели Джохара Дудаева

CHECHENPRESS. Отдел официальной информации. 21.04.2010 г.


Сегодня, когда исполняется 14 лет с того черного дня в истории чеченского народа, когда погиб первый президент ЧРИ Джохар Дудаев, мне вспоминается 9 ноября 1991 года – день вступления Джохара в президентскую должность. Инаугурация должна была состояться в здании нового театра, где имелся большой зал. Перед тем как принести президентскую присягу, Джохар приехал к старому зданию Обкома и с его балкона произнес речь перед собравшимися на митинг людьми. Могу с уверенностью сказать, что никогда в своей жизни не видел такого колоссального скопления людей, как в этот день. Не только огромная площадь, но и крыши окружающих ее домов, деревья сквера – все было густо усеяно собравшимся народом. Думаю, в тот день речи Джохара на площади шейха Мансура непосредственным образом внимало не менее 200 тысяч слушателей. И долго после этого, когда некоторые люди обвиняли Джохара в том, что он, якобы, привел ситуацию к войне, в качестве доказательства обратного я приводил его речь, произнесенную в тот день на площади.

Джохар тогда сказал: «Если мы действительно ведем речь о свободе, если мы действительно хотим построить свое независимое государство, то должны ясно понимать, что нам будет очень нелегко этого добиться. Нас ждут тяжелые испытания, мы вынуждены будем терпеть лишения, может быть, Россия попытается силой задавить наше стремление к свободе. Если мы сегодня не готовы к испытаниям и лишениям, если нас страшит возможность войны, то нам лучше подождать, не идти на прямое противостояние с Россией. Но если мы действительно избрали путь построения своего государства, если это ваш сознательный выбор, и если у нас хватит воли и мужества пройти через все испытания, что нас ожидают на этом пути, то я беру на себя обязанность быть вашим лидером. И даю слово пройти с вами до конца по этому пути!».

И в тот момент площадь словно взорвалась единым криком «Аллаху Акбар!». «Свобода или смерть!». После этого никто ничего не слышал, всех оглушил этот единодушный ответ сотен тысяч людей, собравшихся на площади, на вопрос Джохара. После этого Джохар приехал в театр, произнес президентскую присягу и сказал, что отныне он будет следовать воле избравшего его народа. И, не нарушив эту свою присягу, не сойдя с пути свободы, он ушел от нас к Всемогущему Создателю. Джохар искренне уважал своих соотечественников, для него главным ориентиром в политике была воля «его величества народа», ради его свободы и достоинства он не берег ни сил, ни способностей, ни самой жизни. И видя эти качества в своем лидере, в годы российской агрессии чеченский народ проявил поистине сверх усилие, чтобы отстоять свою страну, свою свободу, свою честь.

Есть поколение, и есть народ. Говорят, что народ – это все поколения: и те, что жили в прошлом, и те, что живут в настоящем, и те, что будут жить в грядущем. И герои – один из тех прочнейших «скрепов», что объединяет все поколения этноса в понятие «народ», заставляя его чтить те ценности, почитая и защищая которые отдали свои жизни герои. Таково не только нравственное значение героев, но и прикладная ценность совершенных ими деяний для исторических судеб народов. И я убежден в том, что чеченцы, иншаАллах, будут помнить Джохара до тех пор, пока в нашем народе почитают такие понятия как честь, мужество, верность слову и долгу. Более того, память о Джохаре будет воспитывать и укреплять в будущих поколениях чеченцев эти качества, что является одним из ценнейших вкладов Первого Президента в нашу историю. А на нас, соратниках Джохара, лежит обязанность выполнить последний его завет: «Доведите наше дело до конца».

Ахмед Закаев,
Председатель Правительства ЧРИ.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
КНИГА АЛЛЫ ДУДАЕВОЙ.
http://legarhan.narod.ru/million1.htm
ОТ АВТОРА

        Если бы много лет назад мне сказали, что я напишу эту книгу, я бы не поверила. Как не поверила бы и в то, что выйду замуж за чеченца, которому суждено стать первым мятежным президентом независимой и непокорной Ичкерии. Я не представляла, какие жесточайшие испытания выпадут на мою долю, на долю моей семьи, на долю народа, который я полюбила всем сердцем, всей душой.
        Я благодарна судьбе за то, что на своем пути встретила столько мужественных и благородных людей. Вместе с ними я пережила героические события Новейшей
Истории Ичкерии. У них я черпаю силы и вдохновение, чтобы жить и творить. И хотя моя книга посвящена Джохару Дудаеву, она также посвящена и всему бесстрашному чеченскому народу, благодатной земле Ичкерии, где жил и за которую погиб миллион первый ее гражданин.
        Я от души благодарю всех, кто оказал мне помощь в работе над этой книгой. И пусть не обижается на меня тот, кто не найдет своей фамилии на ее страницах.
Помните, что без вашей любви и поддержки этой книги просто бы не было.
Да хранит вас Аллах!
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
ПОСВЯЩАЕТСЯ ДЖОХАРУ ДУДАЕВУ
ИСПОЛНЕН ДЕРЗОСТИ БЕЗУМНОЙ И ГОРДОГО СОЗНАНИЯ БЕССМЕРТИЯ

Муса ГЕШАЕВ

Любопытно-вдумчивая нежностьСловно тень, на царственных устах,Но какая дикая мятежностьЗатаилась в сдвинутых бровях!
Образы властительные Рима -Юлий Цезарь, Август и Помпей,Это тень, бледна и еле зрима,Перед тихой тайною твоей.
Николай Гумилев

КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ИСТИННЫЙ ВОИН?

В пору агнатических союзов образ мужчины - воина, дружинника, защитника союза, поднимается на степень всеобъемлющего народного идеала, накладывающего свою печать на всю жизнь во всех ее проявлениях. Как должен был рисоваться этот образ перед умственным взором древнего кавказского горца, об этом мы можем судить по воззрениям чеченцев - народа, весьма слабо поддающегося влиянию времени и обстоятельств. Истинный воин, по этим воззрениям, прежде всего, должен обладать всеми свойствами и качествами воина героической эпохи человечества: он должен быть очень равнодушен к жизни: любить не мир и покой: а всякого рода опасности и бранные тревоги, должен быть отважен, непоколебимо тверд, терпелив и вынослив. Н. Семенов. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб., 1985.

Глава 1 В ЕГО ГРУДИ РЕВУТ

ИНСТИНКТЫ...2
Глава 2 ОДНА, НО ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ...9
Глава 3 НА БУРНЫЙ ПОТОК НАЛОЖИЛ ОН УЗДУ...15
Глава 4 СВОБОДА ИЛИ СМЕРТЬ...20
Глава 5 ОДИН СРЕДИ ЗАГАДОК БЫТИЯ...29
Глава 6 НА ЛЕЗВИИ ВОЙНЫ...39
Глава 7 ПЛОДЫ ГОРЬКОГО ПОХМЕЛЬЯ...44
Глава 8 Я ЗАВЕЩАЮ...57
Глава 9 ОН ЗНАЛ ВСЕХ В СВОЕЙ ПЕЧАЛЬНОЙ СВИТЕ...59
ЭПИЛОГ...61
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 1
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 2
Глава 1 В ЕГО ГРУДИ РЕВУТ ИНСТИНКТЫ

Декабрь 1994г. Капитолийский холм. Белый Дом. В просторном кабинете двое склонились над картой мира, лежащей на столе:

• - Вы можете мне показать конкретно, где эта самая Чечня?
• - Вот, рядом с Джорджией, где жили мои предки.
• - Но здесь она лишь только точка. Совсем мала...
• - Да, это так. Она поменьше штата Луизиана.
• - И что там происходит?
• - По нашим данным там должно вот-вот пролиться много крови.
• - Настолько ситуация серьезна?
• - Да, да… И это смог один лишь человек. Он разбудил народ. За ним в огонь идти готовы. Его считают люди Посланником Небес.
• - Кто он таков? Он стар иль молод? Вы можете мне описать его?
• - Чеченец. Генерал. Лет пятьдесят. Подтянутый, опрятный, немногословный. Резок и горяч. А главное - умен. И смел до безрассудства. Всего он в жизни сам достичь сумел.
• - А кто стоит за ним? Большая сила?
• - Лишь горстка молодцов. Таких же вточь бесстрашных и упрямых.
• - Значит, новый Че Геварра объявился иль Кастро непримиримый. Но времена не те. Да и Россия это ведь не Куба... А много ли оружия у них?
• - Начинали с сотни автоматов, захваченных в подвалах КГБ.
• - И с ними он готовится к войне с огромной армией России?
• - Да. И поклялся только победить!
• - Он что, безумец или же фанатик? А верит он тому, что говорит?
• - Бесспорно. Генерал командовал дивизией воздушных кораблей. И не простых, а дальнего полета...
• - На чем стоит уверенность его? На что же он рассчитывает в битве?
• - На свой народ. На вольный дух его. Чеченцы были храбрыми от века. Об их бесстрашье ходят там легенды.
• - Ведь он служил в Прибалтике, я знаю? А как в Чечне он оказался вдруг?
• - Не вдруг... народ позвал его домой, чтобы помог убрать диктат России.
• - Женат он, холост?
• - Истинно женат. И дети есть.
• - Деньгами поманили? Быть может, он богатства захотел?
• - Кто с ним знаком, такое отвергают. Захвачен он идеей лишь одной: добыть свободу своему народу мечтает этот фантазер.
• - Ну, значит, славы захотел!
• - Возможно. Но все-таки, особый стержень в нем... Наверное, герой из обреченных. Таким всегда готовы доверять...
• - Хочу историю его народа узнать получше.
• - Вот факты, сэр. Вот здесь история конфликта Чечни с Россией за четыре века... Погибло в войнах этих свыше миллиона.
• - Да, кстати, повторите, как зовут мятежного героя?
• - Джохар... Джохар Мусаевич Дудаев.

- Что сделаю я для людей?! - сильнее грома крикнул Данко. И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой. Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его... М. Горький
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Великое дело может задумать и осуществить только гений. Судьба всегда благосклонна к властным, сильным людям, способным влиять на происходящее и изменять мир. Она наделяет их уверенностью, страстью и решимостью начинать задуманное и доводить его до конца. Такие люди с ранних лет знают цель жизни, свое предназначение на этой земле и твердо идут по избранному пути к цели.
Они не задумываются, на какие испытания и трудности себя обрекают. Они всецело поглощены идеей и живут только ею.
Для этой миссии судьба дает человеку только один шанс, всего лишь мгновение, едва уловимый знак. Колебание, промедление лишают его права быть вершителем истории. Он будет наказан строгим судом времени, осмеян своим народом. И никакие причины не оправдают эту роковую ошибку - его нерешительность.
Исполнив свою историческую миссию, такой человек должен сойти со сцены. Чем раньше это произойдет, тем лучше. Тем величественней будут в народном сознании его дела, возвышенней нравственный облик. Конечно, найдутся и недовольные, обиженные, не понявшие, что же произошло. Но все это уйдет со временем. Потомкам же останется только хорошее, светлое, что связано с именем героя.
Первый президент Чеченской Республики Ичкерия Джохар Дудаев был именно такой личностью, которой судьба предначертала стать избавителем Чечни от векового российского угнетения. "У Дудаева было огромное желание закрыть последнюю трагическую страницу своего народа. Он фанатично верил в эту возможность и стремился к ней", - говорил президент Чечни Аслан Масхадов. Дудаев перевернул эту страницу в российско-чеченских отношениях ценой своей жизни и в назначенный час ушел в вечность. И потому он останется в истории как продолжатель и завершитель дела, начатого его великими предшественниками Шейх-Мансуром, Бейбулатом Таймиевым, Байсангуром Беноевским и др. Он оказался счастливее их, хотя бы потому, что увидел воплощение вековечной народной мечты о свободе.
История Чеченского народа - это летопись нескончаемых трагических испытаний Эдуард Хачукаев
Трагическая судьба чеченского народа обусловлена глобальными причинами. Его родина территория на Северном Кавказе, на которой из века в век непримиримо сталкивались геополитические интересы крупнейших мировых держав. Прирожденные земледельцы и скотоводы, чеченцы вынуждены были браться за оружие, чтобы защитить свое отечество то от крымского хана, то от полчищ Тимура, то от русского царя. Отважно сражаясь с завоевателями, они снискали себе в истории славу народа воинственного, свободолюбивого и непокорного. В тысячелетней борьбе за Отчизну рождались герои, память о которых чтит каждый чеченец. Дело великих сынов Чечни в наше время продолжил Джохар Дудаев.
Его появление было предопределено всем предшествующим ходом событий. Чеченский народ методично и безжалостно истреблялся на протяжении нескольких веков. Чечня, с тех пор как этот край обратил на себя внимание русских правителей, неоднократно становилась полигоном военных действий на Кавказе. В XVII, XVIII, XIX и XX веках cюда направлялись отборные части русской армии, оснащенные легкой и тяжелой артиллерией. Они предавали огню и мечу все на своем пути. Ни один аул не был уверен, что просуществует до завтра. Подобно Дади-Юрту, полностью стирались с лица земли целые поселения, а их жители поголовно уничтожались. Но в этой неравной борьбе чеченцы сопротивлялись, как подобает настоящим мужчинам. Около семисот тысяч российских солдат и офицеров полегло на полях сражений в Чечне. Для властей России, равнодушных к человеческим жизням, эти потери ничего не значили. Но для вайнахов, число которых из года в год сокращалось, каждый убитый был невосполнимой утратой. Только с 1805 по 1859 год численность чеченцев уменьшилась с трехсот двух тысяч до девяноста восьми.
Война чеченцев с Россией длилась столетиями. История не знала столь упорного сопротивления завоевателям. Редкие перемирия неизменно нарушались российской стороной, и народ вновь поднимал восстание. Так, условия мира, заключенного в 1864 году, давали чеченцам право на ношение оружия, мусульманское вероисповедание, а также освобождали от платы податей в царскую казну и службы в русской армии. Но царская Россия фактически перечеркнула эти договоренности, и противостояние возобновилось.
В 1877 году в ночь с 12 на 13 апреля собрание представителей чеченских обществ близ аула Саясан приняло решение разорвать отношения с русскими. Восстание, охватившее всю Чечню, возглавил Алибек-Хаджи Алданов. Горцы до самого конца 1877 года оказывали яростное сопротивление в сотни раз
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 4
превосходящему по количеству войск противнику. 3 ноября 1877 года повстанцы потерпели поражение. Одиннадцать его руководителей были повешены. Однако и потом один за другим вспыхивали мятежи, которые жестоко подавлялись царскими генералами.
Наступило XX столетие. Большевики клятвенно обещали горцам землю и свободу и потому встретили с их стороны горячую поддержку. Чечня одной из первых на Северном Кавказе стала на путь революции. В 1918 году была образована независимая Горская республика. Ее признали Германия, Франция, Англия, Турция и даже Россия. Но уже в 1921 году "буржуазную" республику ликвидировали силой, а ее правительство вынуждено было эмигрировать во Францию. Стало ясно, что большевистская власть, как и царская, обманула народ, под новой вывеской насаждались старые порядки. Чеченцы не захотели мириться с этим диктатом. Восстание под руководством Шиты Истамулова в 1929 году было одним из самых массовых. Отборным частям ГПУ с тяжелыми боями удалось овладеть селами Гойты и Шали. Но когда они вошли в Беной, аул оказался пуст: восставшие укрылись в горах. Тогда, чтобы обезглавить восстание, власти послали к Истамулову парламентеров с предложением мира и обещанием амнистии. А когда Шита явился к начальнику райотдела ГПУ Г.Н. Бакланову, тот выпустил в него обойму из маузера. Истамулов, собрав последние силы, успел заколоть чекиста кинжалом. С этого дня по всей Чечне прокатилась волна репрессий. За короткий срок арестовали более трех тысяч человек.
Осенью 1933 года житель Шалинского района Ибрагим Курчалоевский добился приема у наркома Серго Орджоникидзе и рассказал ему о злодеяниях НКВД. Сотрудники "органов" Славин и Ушаев в отместку за это устроили на него покушение, а затем, тяжело раненного, облили керосином и на глазах у людей сожгли.
В 1937 году по спискам НКВД во всех аулах и районах провели "генеральную операцию по изъятию антисоветских элементов". Арестовали более четырнадцати тысяч человек.
Насилию и геноциду подвергались даже преданные Москве чеченцы. Так, например, в октябре того же года с группой чекистов в Грозный прибыл член Политбюро ЦК ВКП(б), заместитель Ежова М.Ф. Шкирятов. Во время совещания он отдал приказ немедленно, тут же, в зале заседания арестовать всех чеченцев и ингушей - членов Чечено-Ингушского обкома партии.
Кровавый произвол и беспредел, чинимые в Чечне по отношению к мирному населению вынуждали выступать против Москвы представителей даже обычно лояльной интеллигенции.
В январе 1940 года Чечня услышит пламенную речь юриста, поэта и публициста Хасана Исраилова против имперской политики Кремля.
Возмущенный спровоцированным Москвой военным конфликтом с Финляндией, Исраилов писал: "Вот уже двадцать лет, как Советская власть ведет войну на уничтожение моего народа по частям - то, как кулаков, то, как мулл и "бандитов", то, как "буржуазных националистов". Теперь я убедился, что война отныне ведется на истребление всего народа. Поэтому я решил встать во главе вооруженного сопротивления. Я слишком хорошо понимаю: не только одной Чечено-Ингушетии, но даже и всему национальному Кавказу трудно будет освободиться от тяжелого ярма красного империализма, но фанатичная вера в справедливость и законная надежда на помощь свободолюбивых народов Кавказа и всего мира вдохновляют меня на этот в ваших глазах дерзкий и бессмысленный, а по моему убеждению, единственно правильный исторический шаг. Храбрые финны доказывают сейчас, что великая рабовладельческая империя бессильна против маленького, но свободолюбивого народа. На Кавказе вы будете иметь вторую Финляндию, а за нами последуют другие угнетенные народы".
В первые же дни восстание имело успех. К началу февраля 1940 года отряды Хасана овладели Галанчожем, Саясаном, Чеберлоем и частью Шатоевского района. Повстанцы вооружались за счет разоружения и разгрома карательных войск.
После освобождения большинства горных районов народный съезд в Галанчоже объявил о создании "временного народно-революционного правительства Чечено-Ингушетии" во главе с Исраиловым.
В феврале 1943 года юрист Майрбек Шерипов, брат известного революционера, национального героя Чечни Асланбека Шерипова, поднял восстание в Шатое и Итум-Кале и присоединился к Исраилову. Создается объединенный военный штаб повстанцев. Причиной этому являлся непрекращающийся геноцид, учиненный
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 5
сталинским режимом против чеченского народа. Это был единственный народ в СССР, которого Сталин не мог поставить на колени. Даже, сняв авиацию с фронтов Великой Отечественной, подвергнув воздушной бомбардировке всю горную Чечню, ему не удалось добиться покорности. Женщин, стариков и детей в результате этих налетов погибло больше, чем осталось в живых. И это в то время, когда десятки тысяч чеченцев героически сражались с гитлеровцами, а во фронтовых эскадрильях катастрофически не хватало самолетов.
Ни один немец не ступил на чеченскую землю, если не считать энкавэдэшного десанта, переодетого в форму немецких войск СС, заброшенного для очередной провокации и огульного обвинения чеченцев в пособничестве фашистам. Но, несмотря на то, что этот десант был чеченцами уничтожен и задуманная провокация провалилась, весь народ был обвинен в предательстве. За одну февральскую ночь 1944 года войска НКВД обманным путем согнали мирных чеченцев и ингушей с родных мест, затолкали в вагоны для скота, вывезли в Среднюю Азию и Сибирь и бросили на произвол судьбы. Известно, что сначала планировалось утопить депортированных в Каспийском море, погрузив эшелоны на паромы. Но затем "сталинские соколы", испугавшись негативной реакции союзнического англо-американского руководства, решили, что в снежных степях люди сами перемрут от голода и холода. Тех, кто не мог двигаться - больных, немощных, а также жителей труднодоступных сел, - уничтожали прямо в горах. В сердце народа стучит пепел заживо сожженных в горном ауле Хайбах сотен людей, среди которых были и грудные младенцы. За это преступление бериевский палач полковник Гвишиани получил орден и повышение в чине.
Долгих тринадцать лет чеченцы влачили жалкое существование вдали от родины, подвергаясь преследованиям и унижениям. С приходом Н. С. Хрущева ссыльным в 1956 году разрешили вернуться домой. Большинство их осталось лежать в чужой земле. Оставшиеся в живых устремились в Чечню. Но покинутые ими жилища оказались занятыми, селиться в горах власти не разрешили. Обустройство пришлось начинать с нуля.
Для московских правителей чеченцы продолжали оставаться народом "неблагонадежным", который следовало ограничивать в правах на образование, научную, творческую, политическую карьеру, даже на труд. Так, их не допускали на объекты основных отраслей промышленности - нефтедобычи и нефтепереработки. Поэтому больше половины трудоспособного населения вынуждено было наниматься на сезонные строительные работы в других республиках и областях. В местах недавней ссылки - тоже. Вайнахи прирожденные строители. Чеченские "шабашники" строили быстро и добротно - кошары для овец, коровники, свинарники, птицефермы. Трудились от зари до зари, а жили где и как придется.
Представители коренного населения в Чечено-Ингушетии были лишены не только рабочих мест, для них оставался закрытым доступ и во властные структуры. До 1990 года ни один чеченец не назначался первым секретарем обкома или горкома КПСС, председателем горисполкома, тем более главой республиканских органов МВД, КГБ, прокуратуры или Верховного суда. Эти должности предназначались только для русских. Назначенцы, как правило, оказывались временщиками, стремившимися благополучно отбыть положенный срок и уехать, успев нажиться, что для высокого советского чиновника не составляло труда.
Тем временем в Чечено-Ингушетии хронически не хватало врачей и учителей, росла детская смертность, наибольшим по РСФСР было число туберкулезных больных и наименьшим обеспеченность жильем, бытовыми товарами. Город Грозный в ту пору следовало объявить зоной экологического бедствия - концентрация ядовитых веществ в атмосфере в сотни раз превышала предельно допустимые нормы. Но Москву все это не тревожило: республика оставалась сырьевым придатком, богатства нефтегазового комплекса принадлежали союзному центру, автономии оставалось на все нужды лишь три процента от дохода.
Переход к рыночным отношениям разрушил прежнюю экономическую систему. Выезды на заработки прекратились. Но административный диктат, социальное неравенство, политическое господство остались. В 1990 году недовольство властью и политикой Кремля в отношении Чечни достигло предела, обстановка с каждым днем накалялась. Общественное движение "Народный фронт", возглавляемое Хож-Ахмедом Бисултановым, ежедневно проводило многотысячные митинги. Выступающие там открыто говорили о недостатках и вопиющих несправедливостях, творящихся в республике. Тысячи людей, недовольных жизнью и существующим положением дел, присоединялись к митингующим. Экономические требования сменились политическими. Отдельные ораторы открыто призывали к свержению существующего строя и провозглашению независимости Чечни. Власти делали что могли, но их бессилие было очевидно. Митингующие настолько сильно "раскачали лодку", что, казалось, она вот-вот опрокинется. Стоило еще чуть-чуть подлить масла в огонь, как обстановка станет вовсе неконтролируемой. Нужен был лидер, который возглавил бы недовольство народа, за которым бы пошло большинство. Такого человека настойчиво искали. Особенно преуспели в этом
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 6
деле руководители Вайнахской демократической партии, возглавляемой Зелимханом Яндарбиевым. Их выбор пал на генерала Дудаева, командира 326-й авиадивизии тяжелых бомбардировщиков 46 воздушной армии ВВС, дислоцированной в эстонском городе Тарту. Вопрос - почему именно на него?
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20113
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +125
Читал я это Бислан, книга супер, всем стоит почитать, кстате Алла Дудаева очень красивые стихи пишет, я выложу потом.

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Во-первых, генерал, как никто другой, соответствовал народным представлениям о национальном лидере. Он военный, а к воинам в Чечне отношение особое. Храбрый, что не раз доказал за время службы. Человек чести: выступил на стороне эстонцев, требовавших самоопределения, спас от верного ареста прилетевшего в Тарту главу российских демократов (в то время) Бориса Ельцина. Во-вторых, в Чечено-Ингушетии Дудаев лично был известен немногим, и это являлось гарантией его непричастности к коррумпированной местной власти. В третьих, вернуться в Чечню в качестве действующего политика было самостоятельным, осознанным выбором Дудаева, который глубоко переживал события на родине. Решение принято. Час настал. Он нужен своему народу.
Призыв нового Председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина в 1990 г. к автономиям брать суверенитета столько, сколько смогут, чеченцы восприняли с энтузиазмом. Когда в пику СССР это сделала Россия, прежнее руководство Чечни под давлением масс также использовало конституционное право народов на самоопределение (хотя Чечня добровольно и не входила в состав России). Но провозгласить суверенитет и наполнить его реальным содержанием - вещи разные. Оказалось, миссию генерала Дудаева в Чечне, кроме него, выполнить никто не мог.
...Главком ВВС генерал Петр Дейнекин совершал инспекторскую поездку по авиадивизиям рода войск. Везде отмечал хоть небольшие, но упущения. И только в Тарту у Дудаева встретил идеальный порядок. Особо отметил Петр Степанович то, как бережно комдив относится к своим подчиненным, заботится о них. Поблизости от каждого самолета был установлен небольшой добротный домик для технического персонала. Зимой авиатехники могли там обогреться, а в летний зной укрыться от жары, могли отдохнуть, перекусить, утолить жажду. "Для Дудаева главным было создать человеческие условия рядовому и сержантскому составу, солдатам, техникам, а уж потом офицерам", скажет затем главком и добавит, что "в армии Дудаев был безупречен". О том же гласит и характеристика, находящаяся в его личном деле. "Является примером беспредельной преданности Советской родине, примером в исполнении служебного и партийного долга. Летчик-инструктор первого класса. Хорошо знает фактический уровень подготовки и моральное состояние летных экипажей, состояние самолетного парка, пунктов управления полетами, состояние дел в подразделениях обслуживающих частей. Лично проводит работу с летными экипажами и инженерно-техническим составом. Много сил и труда внес в благоустройство гарнизона в целом. Отзывчив, общителен. Среди офицеров и гражданского населения гарнизона пользуется заслуженным авторитетом. Стиль его работы отличается разумной инициативой и творческим подходом. Часто выступает на собраниях с докладами. Проводит большую работу по укреплению дружбы в многонациональном составе части. Как депутат проводит большую работу среди гарнизонного населения по улучшению благосостояния поселка".
И за пределами гарнизона, среди тартусцев, отношение к Дудаеву было самым благожелательным. Он пользовался заслуженным авторитетом у местных властей, был членом Тартуского бюро горкома партии. Умел со всеми находить общий язык и привлекал к себе людей. Особенно уважаем стал Джохар эстонцами с того дня, как отказался выполнить приказ о разгоне массовой демонстрации под лозунгами демократических свобод. Дудаев резко выступил против придания армии полицейских функций, не подчинился партийному приказу и фактически перешел на сторону народа, борющегося за свою независимость. Более того, генерал приказал эскадрильям поднять в небо Эстонии ее национальный флаг в дни народных торжеств. Дудаев не был подвержен двойным стандартам даже в угоду личной карьере. Свобода и независимость для эстонского народа воспринималась им также как и своего народа.
Такое своеволие вызвало откровенное недовольство военного руководства и послужило одной из причин его отставки.
Но одно лишь это обстоятельство еще не могло стать решающим для возвращения Дудаева в Чечню. Он все-таки был профессиональным летчиком, а не политиком. За период службы Джохар Дудаев налетал в общей сложности свыше трех тысяч часов, испытал почти все типы военных самолетов, обучил искусству пилотажа не одну сотню летчиков. За ратный труд генерал был удостоен орденов Красного Знамени, Красной Звезды и более двадцати медалей.
Другой важный "сигнал" подала военно-врачебная комиссия. 31 января 1991 года после очередного планового осмотра ему вынесли вердикт: "Не годен к летной работе. Годен к службе вне строя в мирное время,
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 7
ограниченно годен в первой степени в военное время". Он отдал службе неполных двадцать девять лет, не мыслил себя вне авиации. Здоровье позволяло служить в армии на земле, без воздушных перегрузок. Его репутация, звание обеспечивали и соответствующую должность, скорее всего штабную. Но 7 мая 1991 года Дудаев уехал из тартуского гарнизона в Грозный, теперь уже навсегда. Здесь, в Чечне, он фактически заново начинал жизнь, окунувшись в бурю политических событий.
С некоторых пор он начал внимательно следить за тем, что происходит в Грозном. Лидеры Вайнахской демократической партии неоднократно приезжали к нему в Тарту, просили вернуться в республику и возглавить оппозицию существующему режиму. Решительного ответа Дудаев не давал. В свою очередь несколько раз посетил Чечено-Ингушетию, изучал положение дел, расстановку сил. В 1990 году принял участие в первом съезде вайнахского народа, где сформировали исполнительный комитет. Было заметно, что к власти он явно не рвался. "Всевышний свидетель, - рассказывал он позже, - я не хотел выдвигать свою кандидатуру в президенты. Но тут мои сторонники возмутились. Что, мол, ты, испугался? Когда я увидел, кому съезд вайнахского народа вверил свой суверенитет и свое будущее, даю слово чести - у меня по коже мурашки побежали. Уже на первом заседании Исполкома у тех, кто организовывал этот съезд, началась драка из-за денег. Буквально - из-за денег, собранных на прошедшем съезде. Никаких должностей мне в этой республике, в той среде, испорченной до беспредела, не нужно было. Я вообще не только боялся этой среды, откровенно говоря, я ею брезговал. Эта среда была настолько далекой от моего интеллекта и моего уровня со своей роскошью, чванством, закулисными играми. Эта среда была для меня дикой и далекой... Я посмотрел и содрогнулся от ужаса. Доверие народа - кому оно вручено! Стало ясно, что это крах. Что дело пойдет настолько не по тому руслу, которое наметил народ. Что они буквально извратят эту идею [суверенизации - М.Г.], размажут ее, заплюют. И народ превратят в ничто.
Вот это и заставило меня взять на себя этот тяжкий груз. Но одно дело говорить с трибун высокопарные слова, а совсем другое, когда надо реализовывать решение. Если я даже и хотел бы что-то изменить, то мне просто не дали бы. Конечно, я хотел бы многое сделать иначе. Но среда не давала, общество, не созревшее для демократии и для соблюдения норм законов. Разве я не хотел иметь рядом с собой талантливых, интеллигентных, интеллектуальных, преданных делу людей?! Но вокруг оказывались крохоборы, у которых был только один интерес - необузданное наживательство. Окружение таким оказалось в силу обстоятельств, не было другого. Коррумпированы были все. Время нужно было, чтобы очистить высший эшелон. Один кабинет сменился, второй кабинет, третий. И верхний эшелон мы очистили, это нам удалось. А те, которые замысливали такое, они чувствовали над собой Дамоклов меч, который отрубит им головы. Но вот на нижнем уровне коррумпированность продолжала бушевать с необузданной силой".
Такой была обстановка, когда к власти в Чечне пришел генерал Дудаев. Ситуация благоприятствовала ему. Сами обстоятельства выдвинули национального лидера, возглавившего движение народа за независимость.
Неизбежность прихода такого человека давным-давно предсказывали наши провидцы. В одном из преданий говорится о том, что наступит время, когда прольется море крови, будут разрушены города и села Чечни. Тяжело придется людям, разруха и голод будут сопровождать их семь долгих лет. Есть вещи, над которыми мы не властны. Событие должно произойти, и оно происходит. Можно ли избежать ударов судьбы? Теоретически да, практически - нет. Ибо, как говорил Вольтер, случайностей не существует, все на свете либо испытание, либо наказание, либо награда, либо предвестие. Время требует героя, и появляются Шейх Мансур, Бейбулат Таймиев, Кунт-Хаджи, Алибек-Хаджи Алданов, а в наши дни - Джохар Дудаев.
Выбрав бурлящий Грозный вместо налаженной армейской жизни, Джохар, по мнению друзей, поступил весьма рискованно. Имея генеральское звание и должность, обеспеченный всем необходимым, он совершил странный, непонятный, неоправданный с прагматической точки зрения выбор. Для многих до сих пор остается загадкой, с какой целью он приехал в Чечню. По слухам, его ангажировала мафия или заслали спецслужбы. Все это досужие сплетни, распускаемые с целью опорочить имя первого президента республики. Да, рядом были люди, желающие погреть руки на народном добре. Некоторым это неплохо удалось. Но пена, шелуха всегда всплывают на поверхность, когда наступает революционная ситуация. Чечня позвала Дудаева в судьбоносный час. Решительность и напор, прямота и резкость высказываний Джохара на Первом общенациональном съезде в 1990 году, внутренний огонь, не ощутить который было невозможно, - все это создавало притягательный образ человека, способного справиться с хаосом смутного времени. Это был сгусток энергии, копившейся именно для такого часа; пружина, до поры до времени сжатая, но готовая в нужный момент распрямиться, высвобождая накопленную кинетическую энергию для выполнения поставленной благородной задачи.
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 8
За плечами Дудаева была богатая биография летчика авиации дальнего действия. Но оказалось, вся его предшествующая жизнь только подготовка к тому, что предстояло совершить после ухода в отставку. Он знал о своем предназначении, так определив уготованную ему историей роль: "Я не политик, а боевой генерал. Но сегодня, чтобы вывести Чечню из кризиса, нужен "политический бык". И я готов взять этот груз на себя. Потом уйду, унося за собой "черный шлейф"". Вот для чего пришел Джохар на землю предков в период, который стал для него по-настоящему звездным.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Глава 2 ОДНА, НО ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ

Мечта принести народу свободу зародилась у Джохара еще в детстве, когда он стал осознавать причины бесправного положения вайнахов. С годами это превратилось в страсть, которая клокотала в груди, не имея выхода оттого, что он не мог еще ответить ударом на удар. Но знал, что этот день настанет.
"Я был уверен, что этот момент обязательно придет. Ждал его всю свою сознательную жизнь, жил одной мечтой: выйти из постыдного состояния униженности человеческого достоинства, в котором был мой народ. Я был одержим идеей борьбы за независимость, верил, что она завершится успехом. Конечно, хотелось избежать кровопролития, поэтому готовился идти к независимости на основе международного права и закона, средствами демократии, шаг за шагом. Это была моя мечта, моя цель, моя жизнь - все. На нашу долю выпала трудная борьба, но выбранный нами путь оказался правильным. Нам навязывали политический терроризм, военные акции, провокации, возведенные в ранг государственной политики. Чем больше мы утверждали в своей политике правовой путь, тем больше ошибок делали российские структуры власти, а потом дошли до духовного и физического прессинга, открытых вооруженных акций, направленных на уничтожение чеченского народа".
* * *
По документам, выданным в Казахстане, Джохар родился 15 апреля 1944 года, в селе Первомайское Первомайского района Чечено-Ингушской республики. Но одноклассник Дудаева, Ваха Алдамов, известный в Чечне балетмейстер, утверждает, что на самом деле во время депортации 23 февраля 1944 года Джохару было уже несколько месяцев.
Седьмой ребенок в семье, Джохар (все домашние по старинным чеченским обычаям его ласково звали Дука) еще до появления на свет был обречен на судьбу без вины виноватого. Впоследствии Дудаев скажет: "Каждый чеченец с самого своего рождения невольно оказывался в самой гуще политики... Он уже в чреве матери становился ребенком родителей "врагов народа"... Не успев еще совершить никаких проступков на этой земле, он превращался автоматически в "предателя", "изменника", "бандита"... Рос, учился и жил под пристальным надзором комендатуры. По достижении совершеннолетия, то есть с шестнадцати лет, он обязан был два раза в месяц являться в комендатуру и расписываться за явку. Тем самым, подтверждая, что еще не сбежал и находится на месте. Это была роспись в полном бесправии... С этим клеймом попадал в вуз, в армию... Это в лучшем случае. Многие так и не достигали этих вершин".
Семью Дудаевых вывезли в ссылку в район Павлодара. Как и все чеченские мальчишки, Джохар рос без игрушек и невинных детских забав, сорви-головой, отстаивая свое достоинство кулаками. Не любил уступать ни в чем. Был своенравным, с характером. Вспоминая детство, Джохар рассказывал: "Когда я был маленький, отец настрого запретил всем в семье применять по отношению ко мне рукоприкладство. В ребенке может выработаться чувство страха... Но однажды тумаки мне все же достались, правда, от посторонних. Мой противник был старше меня и сильней. Мне бы сдаться после первых побоев, смириться со своим поражением. Но не тут-то было! Весь в кровоподтеках, я оказал ему сопротивление и не отступил. Здорово мне досталось в тот день. До самого вечера хоронился в кустах: не хотел, чтобы меня видели в таком беспомощном состоянии. Гордость не позволяла".
В семь лет его отдали в школу. Он был смышленым мальчиком и вошел в число лучших учеников. С десяти лет состоял на учете в комендатуре как спецпереселенец. Светлой отдушиной для него в тот период были книги. В них Джохар находил ответы на многие волнующие вопросы. Особенно созвучными его душе оказались произведения Лермонтова. "Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы возлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю о вас да о небе". Это было про него, Джохара. Он тоже, как некогда мятежный поэт, мечтал о горах Кавказа и ... о небе. Через поэзию Лермонтова маленький горец открывал для себя историю своего народа. Словно сама судьба вкладывала в его сердце простые и волнующие слова:
Раз - это было под Гехами - Мы проходили темный лес; Огнем дыша, пылал над нами Лазурно-яркий свод небес. Нам был обещан бой жестокий. Из гор Ичкерии далекой Уже в Чечню на братний зов Толпы стекались удальцов... М. Ю Лермонтов
Наступит время, когда он официально сделает слово "Ичкерия" неотъемлемым от названия Чечни. А под Гехами найдет свою гибель. Но тогда, в детстве, образы Мцыри и Демона наполняли всю его душу. Джохар был романтиком и мечтателем, даже пробовал писать стихи. Рано стал задумчивым, хотя любил и пошутить, и посмеяться. С годами становился все более неразговорчивым и замкнутым, улыбка реже и реже появлялась на его лице. О том, какие душевные страдания испытывал этот человек, мало кто догадывался, только самые близкие и чуткие люди. Среди них жена Джохара, Алла (Алевтина) Федоровна Дудаева. Впоследствии она призналась: "С тринадцати лет героем моих грез был Овод. В те юные годы я не думала, что встречу в жизни похожего на него человека. Но повезло. Джохар был таким же изгнанником, как герой Войнич, и когда я заглянула к нему в душу, то ужаснулась зияющей в ней бездне отчаяния. Именно он помог мне понять, что если в мире нет справедливости, то за нее надо бороться..."
В 1957 году Джохар, как и все вайнахи, вернулся на родину. После девятого класса пошел работать электриком, одновременно учась в вечерней школе. Окончив школу, подал документы на физико-математический факультет Северо-Осетинского госуниверситета, как и, кстати, хотели родители. Но не выдержал, со второго курса против воли семьи, тайком уехал из дома и подался в 1960 году в Тамбовское высшее военное училище летчиков дальней авиации имени Марины Расковой. В стенах этого прославленного вуза начала осуществляться его давняя мечта о небе.
Ваха Алдамов, хорошо знавший Дудаева, рассказывает: "Я учился в сорок пятой школе Грозного вместе с Джохаром. Он был очень симпатичный, контактный, общительный парень. Одевался модно. Удивительно аккуратный. Безумно любил авиацию. Просто бредил ею. Говорил, что он обязательно будет летать. По окончании школы я поехал поступать на балетмейстера, а он - в летную школу. Причины я не знаю, но в первый год он не поступил. Сразу подал документы в Северо-Осетинский университет и конечно прошел. Но на второй год он ушел из университета и поступил в летную школу. Мы встретились с Джохаром когда он приехал на каникулы в 1964 году. Нас было несколько парней. Мы обсуждали ненормальное, унизительное отношение к чеченцам и ингушам со стороны властей. Дудаев внимательно слушал, а потом приблизился ко мне и шепнул на ухо: "Ничего, ничего… через двадцать тридцать лет мы все изменим". Я недоуменно спросил его: "А как мы изменим?" Он вполне серьезно сказал: "Сделаем переворот". Я тогда не уделил внимания его словам. Вспомнил о них потом, когда он пришел к власти. И вот спустя много лет, я думаю: "Надо же, столько лет носить в сердце эту идею изменения существовавшего в республике положения". Джохар был удивительно дальновидный и целеустремленный человек. Он предвидел будущее и был абсолютно точен в своих предсказаниях.
Законы воинского устава, железная дисциплина, высокие требования, предъявляемые к курсантам, четкая субординация - вся нелегкая армейская жизнь закаляла его характер. Джохар отлично учился и был примером для сокурсников. Им гордились. И в годы учебы, и впоследствии на службе Джохара характеризовали как инициативного, грамотного, мыслящего и умеющего самостоятельно принимать решения офицера. В 1966 году Дудаев получил специальность летчика-инженера и первое назначение в часть.
А в конце 1969 года он женился на дочери русского офицера, человеке тонком и чутком, художнице и поэтессе.
Алла Дудаева говорит, что Джохар так умело ухаживал за ней, что он покорил не только ее, но и ее родителей. Они тоже были очарованы его галантностью, подтянутостью, собранностью, его постоянным вниманием и конечно умом. Познакомились Джохар с Аллой на вечере в Доме офицеров. Алла была студенткой-второкурсницей Смоленского пединститута. А Джохар по распределению, после окончания Тамбовского летного училища, был направлен в городок Шайковка Калужской области, где с родителями жила Алла. "Я сразу заметила его, он выделялся среди всех. Он напомнил мне лермонтовского Печорина. Потом я узнала, что Лермонтов - любимый поэт Дуки и знает наизусть, многие стихи и поэмы поэта. Уверенность в себе,
галантность Дуки всем понравилась, и подругам, и родителям. Три года встречались. На последнем курсе поженились. Мои родители в некотором смысле космополиты. Офицерская семья, приходилось жить в разных республиках, среди разных наций. Проблемы пятой графы у нас в семье не было. Поэтому к моему знакомству родители отнеслись вполне благосклонно. Тем более, что Дуки сумел им понравиться. На всю жизнь запомнила цветы, что подарил мне Дуки ко дню 8 Марта. Они долго стояли даже засохшие, жалко было их выбрасывать. Дуки рассказывал мне о нравах, обычаях чеченцев. По книгам сложился романтический образ свободолюбивого народа-страдальца. Муж много рассказывал о выселении, о родне. Первенца своего назвали Овлур - именем одного из почетных предков рода Дуки. Втроем, через три года совместной жизни, мы приехали в Грозный. Конечно, семья наша рождалась непросто. Были у Дуки объяснения с родней и до нашего приезда, и когда нани (мать Джохара) приезжала к нам. Но обо всем этом я могла только догадываться. Мне никто ничего не говорил. А нани всегда была на моей стороне. Потом мы ежегодно приезжали в Грозный. Племянницы Дуки научили меня чеченскому этикету, обиходным словам чеченского языка".
Алла была не просто женой, а настоящим другом Джохару. До конца его дней делила с ним и радость, и горе. Трогательны и полны любви ее стихи, посвященные мужу. Одно из них называется "Молитва" и пронизано беспокойством за любимого человека:
Я жду тебя, любимый, днем и ночью Как сотни женщин, не смыкая глаз, Шепчу, в который раз с тобой прощаясь, Пусть это будет не в последний раз. Молюсь я крыльям, бакам и моторам, Самой судьбе, внемли моим мольбам: Не урони того, кто сердцу дорог, Кого сверх звука ты проносишь там. Он сам себе придумал этот жребий, Будь милостивой, доброй, пощади! Развей усталость, не дави на плечи,

С глаз пелену тумана подними. Он должен быть спокойным, сильным, зорким - Ведь летчик ошибается лишь раз... А дома я сто тысяч вариантов Перебираю, не смыкая глаз. Не остудив прохладой ночи веки, Разгоряченного рукой касаясь лба, Я выбегу опять тебе навстречу "Летал - как птичка!" - скажешь вновь шутя.
Впоследствии из множества обвинений, которые предъявят Дудаеву его противники из бывших номенклатурных работников, одно будет в том, что у него жена - русская. Мне думается, это не более чем придирка. В вопросах культуры, следования обычаям, уважения и почитания чеченских законов и этикета Алла могла дать фору иным эмансипированным чеченкам. Однажды на вопрос: "Кем вы себя ощущаете, русской или чеченкой" - она, не колеблясь, ответила: "Конечно, чеченкой. Когда я приезжаю в Россию, родственники моего отца так меня и называют". Ей напомнили: "По национальности вы русская. Трудно ли было ломать себя, менять менталитет, соединяя свою жизнь с чеченцем?" Она ответила: "Простите, но разве у русских осталось что ломать? Чеченцы говорят: "Обычаи - это корни, ствол - душа, крона - внешность". Какой бы прекрасной и цветущей ни была крона, если корни слабые, вырастет уродливый ствол и сломается при первой же буре. Русские - это деревья без корней. Чеченцы воспитаннее россиян, хотя школу порой им заменяют обычаи. Знаете, как они умирают? Встретив безоружного кровника, дают ему свой кинжал и по очереди наносят удары друг другу. Их так и находят потом, мертвыми, лежащими рядом, с одним кинжалом на двоих. А еще, в знак презрения к смерти, выходят перед врагом в танце. Или, если кончились патроны, прислоняются к дереву, умирая стоя, чтобы враги их боялись и мертвых".
Алла Дудаева оставила заметный след в культурной жизни Ичкерии, как художник и поэт.
В душе твоей сокровище таится. Как страшно умереть, не отыскав его. Тогда напрасно ты на белый свет родился, Напрасна жизнь... А ты в ней сделал все?
Вот ее жизненное кредо. Умная, красивая женщина. Нет сомнения, доброе, ласковое сердце верной спутницы согревало Джохара в самое тяжелое для него время. Она была ему не только женой, другом, матерью его детей, но и надежным тылом. Исколесив полстраны с офицером - отцом, она прошла второй круг жизни в гарнизонах с мужем. В 1970 году у них родился первенец Овлур, затем Дана и Дэги. Алла вела дом, стараясь создать максимальный комфорт в кочевых условиях, и каждый раз с тревогой ждала возвращения Джохара с полетов. А у него появилась мечта поступить в Краснознаменную военно-воздушную академию имени Юрия Гагарина. Но Дудаеву в приеме отказали. Тогда он обратился в Верховный Совет СССР, добился получения официального разрешения и был допущен к сдаче экзаменов. В 1973 году Джохар, уже слушатель академии, проходил стажировку на Дальнем Востоке. Об этом периоде жизни президента Ичкерии рассказывал преподаватель Пермского авиационно-технического училища В. П. Попов, который долго служил с Дудаевым, был с ним и в Афганистане, летал штурманом в его экипаже:
"Для того чтобы начать рассказ о нынешнем президенте Чечни, нужно вернуться почти на два десятка лет назад, когда я, молодой штурман, проходил службу в одном из авиационных подразделений на Дальнем Востоке. В один из дней 1973 года нашему экипажу представили приехавшего на стажировку в полк будущего выпускника академии Д. Дудаева. Событие это прошло буднично. Запомнилось только, что летчик был по национальности чеченец, а ведь в авиации горцы встречаются нечасто, как и представители других малых народностей. Поэтому всех нас заинтересовал молодой капитан. Держался он просто, хотя был поопытней и постарше. Старался глубже овладеть боевой техникой. Но уже тогда чувствовалась в нем сила характера. В чем она проявлялась? Да хотя бы в том, что Джохар четко следовал выбранной цели - стать профессионалом, мастером своего дела, несмотря на все преграды, которые перед ним вырастали.
А их было достаточно. Разве не требовалось характера для поступления в Тамбовское авиационное училище представителю репрессированного и изгнанного со своих земель народа? Разве легко было учиться, а потом и служить, когда, несмотря на декларировавшуюся везде дружбу народов, представителей малых народностей обходили чинами и званиями? После всех этих передряг у иного мог бы сложиться комплекс неполноценности, но только не у человека с таким характером, как у Джохара Мусаевича.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Долго и трудно после окончания академии шел Д. Дудаев к своему генеральскому званию. Кстати, через год он вернулся в наш полк. Он не перепрыгнул ни через один чин, потом и кровью зарабатывая себе право на уважение и авторитет как среди летного состава, так и у руководства. Мне это известно потому, что весь этот путь практически я прошел вместе со своим товарищем и командиром, который мужал от полета к полету.
Полк, а потом и дивизия, которыми командовал Д. Дудаев, всегда были на хорошем счету у командования. Да и сам комдив пользовался авторитетом. И наверное, еще потому, что он был летающим. Не секрет, некоторые старшие офицеры и генералы, заступив на командную должность, перестают подниматься в воздух. Это происходит из-за потери физических кондиций или излишне неупорядоченного образа жизни. Дудаев же на здоровье никогда не жаловался и вредных привычек не имел. И это ему пригодилось.
Когда встал вопрос о выводе советских войск из Афганистана, Д. Дудаев обратился к командованию с просьбой дать разрешение лично участвовать в прикрытии нашей армии с воздуха. Его рапорт долго бродил в верхах, прежде чем дали "добро", и комдив вместе с частью своей дивизии принял участие в этой армейской операции. За нее, кстати, генерал был награжден орденом Боевого Красного Знамени.
Сейчас меня часто спрашивают, а с какого времени боевой генерал, казалось бы по долгу службы не имеющий никакого отношения к политике, начал в ней участвовать. Если глянуть в прошедшие годы, то он ею занимался всегда. Еще в молодости он не во всем соглашался с национальной политикой государства, говорил, обращался в высокие инстанции по этому вопросу, требовал предоставить больше прав малым народам, за это получал "шишки". В те годы мнение рядового офицера и гражданина расценивалось как вызов существующим порядкам.
Но, выражая свое несогласие с национальной политикой, Д. Дудаев четко придерживался мысли о том, что армия не должна вмешиваться в политическую борьбу. Когда в Эстонии (а штаб дивизии стоял в Тарту) ему предложили вывести в 1990 году войска на улицы, генерал решительно отказался, заявив: "Армия может выйти только с оружием, а тогда неминуемо прольется кровь..." Тем самым он не дал втянуть ни себя, ни вверенные ему части в политические игры.
Вот поэтому лично для меня был неожиданным рапорт Д.М.Дудаева об отставке и желании принять участие в политической жизни Чечено-Ингушетии.
После последней нашей встречи прошло почти два года. Генерал Д. Дудаев стал президентом Чечни. Боевой летчик знал, на что идет. И, наверное, есть в его деятельности перехлесты, иногда бьют через край эмоции - нам ли осуждать человека, который отправился в очередной "боевой полет", цена которому - независимость его собственного народа."
В 1974 году Джохар окончил командный факультет Военно-воздушной академии имени Юрия Гагарина и был назначен командиром эскадрильи тяжелых бомбардировщиков. Майор Дудаев показал себя волевым, дисциплинированным и исполнительным офицером, умеющим самостоятельно мыслить и решать сложные боевые задачи. За короткий период его полк стал одним из лучших, а Джохару присвоили очередное звание - подполковника.
Везде, где довелось служить Джохару, он устанавливал железную дисциплину, предъявлял высокие требования к офицерам и солдатам. Несмотря на это, все к нему относились с уважением. Потому что видели: он требователен прежде всего к самому себе, а к другим проявляет заботу, к каждому находит подход, старается помочь. Как опытного командира, способного навести порядок, Дудаева постоянно перебрасывали из части в часть, из одного города в другой. В 1980 году ему предложили принять полк, который считался одним из самых отстающих по всем показателям. У Джохара была возможность отказаться. Часть пользовалась дурной славой, да и сослуживцы отговаривали - мол, только безумный согласится поехать по своей воле в этот медвежий угол с жуткими морозами и царящими здесь неуставными отношениями. Дедовщина расцвела махровым цветом. Воинский устав заменили издевательства и побои. Слабого солдата "старики", разбудив ночью, посылали в отдаленный поселок за едой. Не принесет - будет избит до полусмерти. Или заставляли сутки мыть посуду в столовой - с утра до ночи и с ночи до утра. Словом, творился полнейший произвол, который всегда чреват трагическими последствиями. Однажды солдат первого года службы, заступив на охраняемый пост, в упор расстрелял своего истязателя и случайного свидетеля, оказавшегося рядом.
Дудаева не назначали в приказном порядке. Дали время подумать. Он понимал, что кто-то все равно должен будет туда поехать, и дал согласие, решив для себя: если не сумеет изменить ситуацию в разложившейся части, уйдет из армии.
И вот он на новом месте службы в Иркутской области. О первой встрече с командиром вспоминает его сослуживец Андрей Воробьев:
"Ранним утром полк идеальным прямоугольником, отутюженный и начищенный, замер на плацу. Развод. "Равняйсь, сми-ирна!" По первозданно чистому снегу заскрипели сапоги начальника штаба майора Днепровского. Рука взлетела к виску: "Товарищ подполковник, Н-ский полк дальней авиации по вашему приказанию построен". - "Вольно". Подполковник Дудаев обходит строй горе-вояк с недовольным видом, через одного делая замечания. За то, что воин плохо выбрит или подстрижен, за неопрятный вид, недостаточно туго затянутый ремень. Наконец тычет пальцем в какого-то неказистого солдатика, вопрошая: "Москвич?" - "Так точно". "Ну, я так и знал", - махнул рукой Дудаев. Столичные ребята вызывают его особую нелюбовь. К слову, совершенно оправданную. Свой долг они выполняют из рук вон плохо, всячески увиливая от службы.
Колючий сибирский мороз пробирается за куртку, еще дальше, за гимнастерку и даже под нательный свитер. Минус сорок, а может быть, и ниже. Как назло, задул пронизывающий ветер. От него стараются отвернуться все: солдаты, младшие и старшие офицеры, забывшие в этот момент, что военным не подобает вести себя по-штатски. Все, кроме подполковника Джохара Дудаева, словно вылепленного из другого теста. Он стоит прямо, не сгибаясь, во весь свой небольшой рост. Строг, подтянут, подавая пример подчиненным".
А на следующий день в полку произошло событие, омрачившее настроение нового командира. Солдат оставил пост и с автоматом ушел из части. Нужно было найти и обезвредить беглеца. Его обнаружили в районе аэродрома, но подойти никто не решался. Подъехал Дудаев, выслушал доклад, оценил обстановку и не раздумывая направился в сторону засады дезертира. Все издали наблюдали за развитием событий. Один из офицеров спросил:
- Неужели застрелит?
- А что, - отозвался другой, - запросто может. Он сейчас как затравленный зверь.
Расстояние между подполковником и беглецом сокращается. Остается тридцать метров, двадцать пять, двадцать. Слышится крик солдата: "Не подходи, стрелять буду!" А командир идет, как будто не слышит. Остается десять метров, пять. Голос вновь предупреждает: "Не подходи, стрелять буду!" Дудаев даже не замедлил шага.
- Ну и мужик, такого не запугаешь, - восхитился офицер, следивший за происходящим.
У дезертира не выдержали нервы, он бросил автомат и сдался. Все облегченно вздохнули. А подполковник оставался спокоен, будто ничего не произошло. С тех пор чрезвычайных происшествий в части не было. Новый командир сумел наладить дисциплину, навести порядок, и полк вошел в число образцовых.
Андрей Воробьев пишет:
"Помню Дудаева в окружении седовласых генералов, энергичного и подтянутого. Он олицетворял собой целеустремленность, порыв вперед, они - довольство, степенность и полное удовлетворение своим положением. Тогда он мало улыбался.
Характер у него трудный и непредсказуемый. Никто, даже из близкого окружения, не мог догадаться о том, что последует через минуту. Был резок, несдержан. Если разносил провинившегося, то от того, как говорится, пух и перья летели... Мог и погоны сорвать. Работал много, на износ, не жалея себя и окружающих. Его водитель, тоже чеченец, возвращался в казарму во втором часу ночи и выезжал уже в начале седьмого утра. В редкие свободные часы Дудаев занимался спортом. Насколько помню, не курил и уж точно не выпивал. Когда благодарил за добросовестную службу, крепко жал руку. У меня, например, после его рукопожатий немели пальцы. Имел хорошо поставленный командный голос. Частые драки на национальной почве между узбеками и казахами, армянами и азербайджанцами, азербайджанцами и русскими с его приездом прекращались. Он был личностью, это ясно. Дудаева уважали, с ним считались".
30 октября 1989 года Дудаеву присвоили воинское звание генерал-майор авиации. Это была большая радость для всех его многочисленных братьев и сестер. А всего в семье Дудаевых было девять братьев и сестер. Но разве могли они и мысленно представить, что кто-то из них будет генералом, кроме самого Джохара, с детства мечтавшего стать летчиком. К сожалению, родители Дудаевых не дожили до этого счастливого дня.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Глава 3 НА БУРНЫЙ ПОТОК НАЛОЖИЛ ОН УЗДУ

Идем! - крикнул Данко и бросился вперед... высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям. Они бросились за ним, очарованные... Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. А Данко все был впереди, и сердце его пылало, пылало! М. Горький
Перестройка, начатая М. С. Горбачевым, дала мощный толчок к пробуждению национального самосознания всех народов СССР. Чечня всколыхнулась. Недовольство тиранической властью заполыхало, выплеснулось на площади.
Партийная власть в Чечне была сильна и хорошо защищена. Здесь находилось столько войск, сколько в других республиках Северного Кавказа, вместе взятых, а органы КГБ были в каждом райцентре. Но вся защита, весь старый режим рухнул под напором народного негодования. Впоследствии Дудаев скажет: "Мы могли взять власть в течение получаса". Это действительно так. Почва для прихода новых сил и новых людей была подготовлена массовыми выступлениями Народного фронта и движения "зеленых", чьи требования из сферы экономики и экологии вполне естественно и закономерно перешли в сферу политики. И зашатались кресла сначала под редактором газеты "Грозненский рабочий", начальником КГБ, генеральным прокурором, а затем и под самим первым секретарем обкома партии Доку Завгаевым. В Грозном сложилась революционная ситуация. Народ почувствовал свою силу, понял, что стена, возведенная партийно-советской системой, не такая уж прочная. Митинги пробивали в ней одну брешь за другой. Рвались самые уязвимые звенья, казалось бы, незыблемого уклада, начинал рушиться сам этот уклад. Всем хотелось перемен. Власти постарались пойти навстречу митингующим. Завгаевским Верховным Советом под давлением народа даже был объявлен суверенитет республики. Власть была растерянна, плохо ориентировалась в новой ситуации, делала одну ошибку за другой и из-за боязни народного гнева шла на уступки.
В 1990 году съезд чеченского народа проявил решимость свергнуть существующий режим. Но власти знали, что не Народный фронт и другие движения представляют для них главную опасность, а ОКЧН и лидер Конгресса - отставной генерал Дудаев. Его боялись, но ничего сделать не могли. Искали повод арестовать, но он не поддавался ни на какие провокации, понимая, что власти только и ждут от него опрометчивых шагов.
В Дудаеве члены исполкома ОКЧН видели волевого, решительного, сильного человека, способного объединить вокруг себя необходимых целеустремленных единомышленников и образовать мощное политическое движение. В том, что он политик, ни у кого не было сомнения, хотя он сам говорил, что он не политик. Только настоящий политик мог удержать членов исполкома от необдуманных шагов. Внутри исполкома ОКЧН не было единства. Да оно и не могло быть. Во времена всесильного КГБ не было такой организации, в которую они не внедряли бы своих агентов и провокаторов. Не избежала этой участи и ОКЧН. Естественно, что с приходом Дудаева, Конгресс раскололся на два лагеря. Одни стояли за решительные силовые действия, другие - за "эволюционный путь". Это осложняло работу Дудаева. В иные моменты амбиции некоторых его соратников перехлестывали через край, никакие разумные доводы на них не действовали. Казалось, эта общественно-политическая организация исчезнет так же быстро и бесславно, как и многие другие. Джохар вспоминал: "Иногда совершенно опускались руки. В голову приходила шальная мысль: "А не бросить ли все это?.." В такие минуты перед моим взором вставал переполненный зал съезда... Сколько надежд, веры и огня было в глазах делегатов и гостей... Отступить - означало бы подвести этих людей, обмануть их, лишить надежды на более достойную жизнь... Имею ли я право так поступить?! Малейшая слабинка с моей стороны, тактическая ошибка, любое проявление малодушия могли обернуться крахом. Это заставляло держать себя в ежовых рукавицах, не расслабляться, идти до конца... У нас было много
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 16
противоречий, многое не устраивало меня... Но слишком велики были ставки, чтобы я пошел на поводу своих эмоций и тщеславия".
Некоторые члены исполкома требовали от своего лидера суровых мер по отношению к тем, кто мешал работе, настаивали на их выдворении. Но Дудаев и на это не шел, понимая, что затрагивать самолюбие чеченца - значит, порождать вражду. Нелегко было сдерживать себя, но он знал, что время все расставит на свои места. Конгресс переживал не лучшие дни, проходил испытание на психологическую совместимость активистов. Дудаев поступал правильно, действуя по принципу "коней на переправе не меняют".
За право распоряжаться своей судьбой народ заплатил высокую цену, потеряв лучших сынов и дочерей. На алтарь свободы положил жизнь и первый чеченский президент.
Оценка его личности еще будет дана в истории. Пока слишком рано создавать исчерпывающий портрет. Дудаев остался в памяти народной слишком разным, как бы сотканным из многих противоречий. Одни считали его чуть ли не злым гением чеченского народа, другие - мессией, сумевшим организовать победоносное восстание против империи. Бесспорно, он был человеком неординарным, чьи поступки не всегда были понятны и объяснимы. Джохар мог быть простым, доступным и одновременно сложным, недосягаемым. Отличался недюжинным умом, но в то же время импульсивностью и горячностью. Прекрасно владел обстановкой, мог манипулировать массами, но в то же время не знал хорошо своего ближайшего окружения. В нем сочетались прагматизм и идеализм, жестокость и романтичность. Он стремился навести порядок в республике, но снисходительно позволял нарушать его своим гвардейцам. Был способен остановить, пресечь действия любого гражданина, но не знал, как поступить с некоторыми своими подчиненными. Обещал людям верблюжье молоко и золотые горы, но не мог справиться с теми, кто безнаказанно разбазаривал народное добро. Но ни у кого, даже у его заклятых врагов, не возникало сомнения в том, что Дудаев - личность крупная, яркая, значимая, способная влиять на ход исторических событий. Главное, в чем он оказался прав, в том, что борьба за свободу легкой не бывает, за нее приходится платить немалой кровью. Не все верили ему, но жизнь доказала правдивость его слов. Потому что генерал Дудаев лучше многих из нас знал, с кем придется столкнуться, отвоевывая право свободно жить на своей земле. Он предупреждал, что враг коварен и жесток. Народ, уставший от постоянных унижений и притеснений, от лжи и обмана со стороны Москвы, готов был пойти на любые жертвы и поддержал своего президента.
Придя в 1991 году во главу республики, Джохар стал знаменем свободы. За ним шли, ему верили. Потому что он не просто говорил, как иные политики, но делом доказывал правоту своих убеждений. Призывая соотечественников взяться за оружие и идти в бой, он не оставался в стороне, не прятался, спасая себя, а сам был главным вдохновителем газавата.
День выступления гэкачепистов, 19 августа 1991 года, обозначил конец до сих пор незыблемой системы, логическое завершение общественных процессов, которые шли в стране с конца 80-х годов. Была поставлена последняя точка в завершившейся эпохе социализма. А дальше - великий перелом в истории великой державы. Наступило время, которое обычно называют смутным. Миг между прошлым и будущим. Но как он тяжел, этот миг, сколько тревог, стремительных поворотов судьбы несет он... Сегодня ты имеешь все, а завтра уже ничего. Не зря древние мудрецы говорили: не дай вам Бог жить в эпоху перемен. В этот миг разрушаются привычные стереотипы, низвергаются господствовавшие еще недавно идеалы и идолы, расчищается пространство для новых идей. Новые идеалы несут новые люди, способные вырваться из привычного круга, умеющие смотреть на мир широко, хотя бы с высоты птичьего полета, а не с крыши собственного курятника. Дудаев относился к числу тех, кто пришел расчистить место для будущего, разрушив прогнившую систему, которую в новейшей истории уже окрестили застойной.
Во время августовских событий 1991 года чеченский народ четко осознал, что дальнейшее пребывание республики в составе непредсказуемой России несет угрозу самому существованию нации. Жизнь дала шанс решить свою судьбу. Был и лидер, человек, способный четкими и решительными действиями направлять ситуацию в нужное русло. На политической арене республики уже маячил генерал Дудаев. Сразу стало ясно: не имеющие никаких новых, близких людям идей партаппаратчики противостоять ему не смогут. Перед зданием Совета Министров в Грозном начался бессрочный митинг при огромном стечении народа. Требование одно: поддержавший ГКЧП завгаевский Верховный Совет должен уйти в отставку. Тот агонизирует, но сопротивляется. Дудаев, просчитывая ситуацию на много ходов вперед, не торопит события. Он не хочет кровопролития, насилия, отвергает незаконные действия. Пусть народ еще подумает и сознательно решит, за кем пойти. Всеми своими действиями он дает понять, что к власти не рвется, что все будет так, как захочет народ. Если попросит, чтобы исполком ОКЧН встал за руль управления новым строящимся государством, так и будет. Это было мудрое решение. Получалось, что Джохар, фактически управляя всеми процессами, в то же время находился как бы "за кадром" событий, и руководство республики не могло обвинить его в покушении на власть, нарушении закона и привлечь к уголовной ответственности.
Взбудораженные толпы заполнили площади. На улицах, на предприятиях и даже в семьях шли горячие споры, дискуссии о ситуации в Чечне. Верховный Совет еще надеялся на спасение. В Москву летели тревожные телеграммы. Самозванные эмиссары умоляли ввести в автономии чрезвычайное положение. А из столицы привычно грозили: "Разогнать митинг, наказать зачинщиков". Но это было уже невозможно - времена изменились. Митингующие, в свою очередь, требовали отставки властей. Кто-то предложил убрать с государственных зданий флаги СССР и РСФСР, демонтировать памятники Ленину. Толпа с энтузиазмом принялась ликвидировать материализованные символы тоталитарной системы. Над зданием Совета Министров взвилось зеленое знамя ислама. А вечером пронесся слух, что на центральной площади сбросили с постамента статую Ленина. Я не поверил и поехал туда. Действительно, идол-истукан был повержен. Нахлынули воспоминания…
1958 год. Я работал водителем на хлебовозке. Развозить хлеб приходилось ночью. И вот однажды я стал невольным свидетелем того, как в центре Грозного демонтировали памятник Сталину. Были предприняты все меры предосторожности, площадь оцеплена и освещена. Солдаты, набросив веревку на шею "отцу всех народов", потянули, но колосс даже не шелохнулся. В ход пошел грузовик "ГАЗ-63". И вновь безуспешно: канат лопнул, не выдержав натяжения. А изваяние стояло как ни в чем не бывало и, казалось, насмешливо и зловеще наблюдало за суетой у его ног. И тогда подогнали танк с мощным тросом, набросили на бронзового "отца всех народов" стальную петлю. Танк, вздрогнул, заскрежетал гусеницами, хрустнул асфальтовым крошевом и медленно двинулся вперед; еще усилие - и многотонная глыба рухнула. Затем памятник подъемным краном погрузили на автомашину с платформой-прицепом и вывезли за город на свалку. Там он провалялся лет тридцать до самой перестройки. В ту же ночь ликвидировали и сам постамент, а на его месте разбили цветочную клумбу. Власти опасались гнева народа и управились до рассвета.
Теперь я смотрел на другую низвергнутую статую, главного идола советской эпохи. Бронзовый монумент в две с лишним тонны сброшен с пьедестала. На сваленном "Ильиче" верхом, как на коне, сидели радостные мальчишки; один из них молотком отбивал кусок державной ноги. В тот вечер я понял, что век коммунизма и коммунистов закатился, наступает новая эра. Только что она нам принесет, я и предположить не мог. И еще подумалось: когда-то по указке этих вождей чернь громила памятники великим россиянам, людям, составившим гордость и славу империи. На новом витке история повторяется, каждому возвращая его долги.
29 августа 1991 года состоялась сессия Верховного Совета Чечено-Ингушетии. Большинство депутатов поддержали своего председателя Д. Завгаева. Исполком ОКЧН на экстренном заседании обсудил план действий в условиях кризиса власти. Джохар рассчитывал, что все определится уже первого сентября на съезде чеченского народа. Он вновь и вновь призывал своих сторонников не поддаваться эмоциям, давать отпор провокаторам, не допускать насилия и беззакония.
Между тем обстановка в Грозном осложнялась не по дням, а по часам. Москва приказала министру внутренних дел Алсултанову срочно разогнать митингующих. Тот отказался. Многочасовые переговоры депутатов Верховного Совета и председателя исполкома ОКЧН Дудаева закончились безрезультатно. На митинге было принято постановление исполкома об отставке Д. Завгаева и его заместителей, о подтверждении депутатами своих полномочий, о создании согласительного комитета или временного правительства на переходный период, о выборах президента республики. Один из выступающих сообщил, что к утру сюда прибудут пожарные машины для разгона митингующих. Народ начал строить баррикады.
В Грозный приехали депутаты СССР и РСФСР от Чечено-Ингушетии, чтобы уговорить обе стороны выработать взаимоприемлемый вариант. Большинство из них согласны с мнением народа об отставке Президиума Верховного Совета. Но Завгаев упорствует и категорически отказывается покидать свой пост. Противостояние усиливается.
Первого сентября в здании кинотеатра "Юбилейный" открылся очередной съезд чеченского народа. Джохар Дудаев отметил в докладе, что последние годы стали наиболее благоприятными для самоопределения нации, но всенародно одобренная декларация о суверенитете республики не выполняется. Власти стараются всеми способами утаить информацию о деятельности исполкома ОКЧН. Завгаев окончательно дискредитировал себя, поддержав ГКЧП. "Наша цель, продолжил оратор, - демократические преобразования в республике. Но не методом насилия и угроз, а мирным конституционным путем. Народ мудр и терпелив. Он уже двенадцать
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 18
суток ждет законного решения спорных вопросов. Но Верховный Совет не хочет считаться с его требованиями". Далее Джохар резюмировал: "Верховный Совет и правительство республики потеряли власть по многим позициям и должны уйти в отставку".
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
И тогда съезд решает... распустить Верховный Совет с 29 августа 1991 года. Народному депутату Л. Д. Магомадову совместно с исполкомом ОКЧН было поручено сформировать республиканский комитет для разработки законодательных актов.
С этого дня правительство Д. Завгаева потеряло все рычаги управления. Москва всполошилась. Начала посылать одну делегацию за другой. Можно сказать, что с той поры начался новый исторический виток конфронтации между Россией и вечно непокорной Чечней. Джохар Дудаев становится для Москвы персоной нон грата. Сначала его пытаются "приручить". В Грозный приезжает со свитой сам командующий Военно-Воздушными Силами генерал Петр Дейнекин. Он уполномочен предложить Дудаеву высокий пост в ВВС. Дудаев отказывается. Возможность получить теплое местечко у Джохара была и раньше. А сейчас он сознательно отказывался от всех благ во имя свободы чеченского народа, который поверил своему лидеру и готов был идти за ним в огонь и в воду. Груз ответственности, который в тот момент взвалил на себя Дудаев, был не под силу больше никому. Он почти не спал, не знал отдыха, мало ел, но не подавал вида, что устал и сдают нервы.
Народный артист СССР Махмуд Эсамбаев, приехавший тогда в Грозный в составе московской делегации, вспоминал:
"В Москве мы столько плохого слышали о Дудаеве, что о нем создалось впечатление как о каком-то бандите с большой дороги. Убежденный в том, что он именно таков, я шел к нему на встречу. И вдруг появился элегантный, подтянутый, чисто выбритый, со вкусом одетый невысокого роста мужчина с приветливым взглядом умных глаз, мягкой улыбкой, довольно молодой. Дудаев сразу произвел приятное впечатление и покорил меня с первой же фразы. Подошел, улыбнулся, по обычаю обнял и сказал: "Махмуд, хорошо, что ты приехал, я рад тебя видеть". Он сел только после нас. Говорил тихо и мало. Больше слушал. Отвечал на вопросы четко, ясно и обдуманно. Я сделал вывод: Джохар - непростой человек и вовсе не бандит, как о нем говорят недоброжелатели. Пока мы обсуждали обстановку в республике, я смотрел на него и сочувствовал, зная, как трудно ему приходится. Я думал: "Генерал, всем обеспечен, умница. Зачем ему неблагодарная роль политического лидера?"- И не находил ответа. Однако я понял в тот день, что Дудаев искренне убежден в собственной правоте, действительно хочет помочь народу отстоять независимость и заново наладить жизнь. Когда мы расставались, он вновь обнял меня и сказал: "Махмуд, я по-прежнему твой поклонник. Ты нам очень нужен". Затем проводил до самого выхода. А через некоторое время, когда Джохара избрали президентом и он взял меня с собой в Киргизию, я убедился, что это человек высокой культуры, воспитанный и тактичный. Он никогда не заходил в зал раньше меня, не садился за стол и не дотрагивался до еды раньше меня. Вел себя удивительно сдержанно и ел, по-моему, даже меньше меня. Джохар умел спокойно и красиво говорить, владел тайной обаяния. Его культура общения покоряла всех, кто с ним встречался. Хотя я был намного старше, мне иногда становилось неловко перед ним, настолько безукоризненно во всех ситуациях держался Джохар".
Москва, наконец, опомнилась от потрясений августа 1991 года и обнаружила, что на юге России разгорается новый очаг "сепаратизма". Попытки поставить на место мятежную республику в приказном порядке не удались, а ни к чему другому кремлевские хозяева, ни прежде, ни теперь не были готовы. Между тем сигналы бедствия, несущиеся в Москву с тонущего корабля Доку Завгаева, становились все отчаянней и настойчивей. "Молодые" демократы и реформаторы начали искать дипломатические пути решения проблемы, возникшей для них совершенно неожиданно. Но делали это неуклюже, топорно. Они не дали себе труда глубоко вникнуть в суть дела, а свели усилия к элементарному обузданию непокорного генерала. Республику наводнили политологи, эксперты, всякого рода чиновники и, конечно, журналисты. Всем хотелось встретиться с лидером восставшего народа. Джохар от встреч не уклонялся, со всеми держался вежливо, оказывал гостеприимство. Но как только с ним начинали разговаривать языком ультиматумов и угроз, становился резким, неприступным и без церемоний осаживал залетную птицу. Мне запомнился такой случай. Один высокопоставленный чиновник из российского правительства в частной беседе сказал: "Если бы Председатель Верховного Совета Завгаев допустил здесь кровопролитие, его увезли бы в Москву в железной клетке". А на следующий день у этого чиновника была встреча с Дудаевым. Первое, о чем сказал представителю российской власти Джохар, обратившись по имени-отчеству: "Прошу вас впредь так о чеченцах не говорить. Больше отсюда никогда ни одного чеченца ни в клетке, ни без клетки не увезут. Прошло то время".
Вдумайтесь в эти слова. Дудаев защищал честь своего главного оппонента, который изо всех сил цеплялся за власть, но в то же время это и честь чеченского народа перед представителем иного племени.
Завгаев со своей стороны не решился на вооруженные действия. Не допустил их и Дудаев. Если бы это случилось, нет сомнения, в кровавом исходе конфликта обвинили бы Джохара. В конце концов генералу удалось мирно решить спор между старой и новой властью, воздерживая своих сторонников от насильственных действий, а по сути, противоестественной для вайнахов междоусобной бойни, хотя ситуация балансировала на лезвии ножа. Дудаев абсолютно точно выбирал тактику в ходе чеченской революции, которая осуществлялась в первую очередь благодаря именно ему
Москва вначале поддержала Дудаева, желая избавиться от поддержавшего ГКЧП Завгаева. Но когда убедилась, что генерал - политик самостоятельный и не станет "карманным" президентом, всполошилась. В Грозный полетели одна делегация за другой. Теперь в Кремле готовы были терпеть и сговорчивого Завгаева, но только не оставлять у власти в Чечне Дудаева. Он и сам прекрасно понимал, что неугоден Москве.
"Да, у меня откровенно прямая политика, - говорил он. - Я знаю, что хочу, не виляю, не упрашиваю... Если нация созрела для независимой государственности, а твоя твердая позиция руководителя всенародно поддерживается, то жизнестойкая нация непременно выстоит. Я убежден: российские власти многое бы отдали за то, чтобы на моем месте оказался совершенно другой человек. Кого угодно они могли сломить, и склонить на свою сторону. Но только не меня. Именно с помощью ряда "дрессированных" газет и российского телевидения создается мой имидж "одиозного лидера и диктатора"".
Да, тогда ситуация в Чечне была подконтрольна только Дудаеву. Убери его - и все пошло бы по-другому. Все попытки Москвы перехватить инициативу в Грозном оказывались запоздалыми и неэффективными. Дудаев стремительно набирал очки. В столицу Чечни срочно отправился вице-президент России Александр Руцкой. В течение двух дней, 7 и 8 октября, он с Дудаевым вырабатывал механизм нормализации отношений между Москвой и Грозным. Казалось, путь к согласию найден. Джохар Дудаев так рассказывал об этой встрече:
"Прежде всего, мне показалось, что российское руководство с пониманием относится к нашим проблемам. Речь идет в первую голову о полном суверенитете республики. Руцкой четко обозначил свою позицию в этом вопросе. Он заявил: "Мы не будем вмешиваться в ваши дела". Нас такая позиция вполне устраивает. Собственно, этого мы и добивались.
Не скажу, что наша беседа протекала гладко. Были моменты, когда диалог проходил на повышенных тонах. Но с обеих сторон наблюдалось желание найти точки соприкосновения. Ведь немногим раньше сама Россия находилась в подобном положении.
Я полностью отдаю себе отчет в том, что Россия имеет свои интересы в Чечне. Понимаю обеспокоенность российских лидеров развитием событий в нашем регионе. Но они должны понять и нашу тревогу: впервые за последние 200 лет многострадальный чеченский народ получил реальный шанс обрести национальную независимость в форме собственной государственности. Не воспользоваться этим - значит, совершить преступление перед грядущими поколениями. Мы с этим никогда не согласимся, чего бы нам такая твердость ни стоила.
Разумеется, в нашей борьбе за национальную независимость имеют место отдельные ошибки и просчеты. Но разве та же Россия шла к своему суверенитету путем, усыпанным розами?! Я очень хочу надеяться, что лидеры современной демократической России всегда будут помнить собственный опыт и с уважением отнесутся к выбору народа, который стремится к свободе.
Итак, взаимопонимание достигнуто. Во всяком случае, такое мнение я вынес из беседы с вице-президентом России генералом Руцким. Пришло время сотрудничать, наполнять отношения между нами конкретными делами. Мы не намерены создавать в лице Чеченской республики некий суверенный островок, оторванный от цивилизованного материка. Наоборот, цель исполкома чеченского конгресса сформировать общество, открытое всему миру. России в этом ряду мы отводим одну из ключевых ролей".
Дудаев был искренне рад успеху переговоров. Он понимал, что с соседями надо сохранять добрые, дружественные отношения и хотел этого. Только вот Руцкой, как оказалось позднее, тут же забыл, о чем договаривался с чеченским лидером. С его подачи Россия вновь начала действовать методами давления.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Появилось постановление Верховного Совета РСФСР о незаконности намеченных в Чечне выборов. На 27 октября 1991 года были назначены выборы первого президента Чеченской республики. В президенты баллотировались несколько человек. Бывшая партноменклатура предприняла все усилия, чтобы сорвать выборы. И, тем не менее, выборы состоялись, Джохар Дудаев становится первым всенародно избранным президентом. Москва стала на дыбы. Но было поздно.
Из многих стран мира поступали телеграммы с поздравлениями и добрыми пожеланиями. После выборов, когда Джохару задали вопрос, чувствует ли он себя уверенно перед лицом оппозиции, он ответил:
-Я себя чувствую очень уверенно. Мой путь честен, чист, не запятнан кровью, интригами, провокациями, терроризмом, человеконенавистничеством, всякого рода ухищрениями.
Дудаев делал все возможное, чтобы избежать незаконных действий. Он призывал своих сторонников к спокойствию и законности. Они же толкали его на захват власти. Только благодаря сдержанности Дудаева и прихода его к власти законным путем удалось избежать кровопролития между его сторонниками и противниками.

Глава 4 СВОБОДА ИЛИ СМЕРТЬ

Свобода или смерть
Вот выбор дан сейчас
Свобода или смерть
Решенье есть у нас
Свобода или смерть,
На то Аллаха воля.
Свобода или смерть.
И это наша доля.
Свобода или смерть.
Другого нет пути.
Свобода или смерть,
С него нельзя сойти.
Свобода или смерть
Для павших и живых.
Свобода или смерть.
Нас разделяет миг.
Свобода или смерть-
Врага мы уничтожим.
Свобода или смерть.
Героев мы умножим.

Свобода или смерть
Наступят наконец.
Свобода или смерть.
Войне придет конец.
Свобода или смерть-
Расплата высока.
Свобода или смерть.
Иного нет пока.
Свобода или смерть.
Врага мы победим.
Свобода или смерть.
Чечню освободим.
Свобода или смерть.
Рабами нам не быть.
Свобода или смерть.
Счастливыми нам быть.
Саид-Султан Мохмад Хамзат

На 9 ноября 1991 года была назначена инаугурация. В Грозном шли последние приготовления. Но днем раньше, 8 ноября, Москва внезапно объявляет в республике чрезвычайное положение и высаживает десант. Это была запоздалая реакция. Империя дрогнула. На карте мира появилось новое государство - Чеченское. Российская власть испугалась, что свободолюбие и независимость окажутся заразительными для других, и решили задушить в зародыше подобные стремления. Но в Москве не учли, что Чечня уже не та, какой она была в 1944 году, а чеченцы не тот народ, с которым можно обращаться, как вздумается "старшему брату". Кроме того, во главе чеченского народа стоял лидер, способный действовать стремительно и точно, разрушая тщательно продуманные планы противника. Попытка федеральной власти ввести чрезвычайное положение не только не принесла желаемого результата, а, напротив, сплотила чеченское общество. Даже те, кто был в оппозиции Дудаеву, встали на защиту свободы Чечни. Люди с оружием и без ринулись в аэропорт Ханкала, где высаживался десант российских войск. Тяжелые транспортные самолеты со зловещим гулом летели над городом и один за другим приземлялись в окрестностях Грозного. В эти тревожные часы Дудаев показал себя волевым бойцом и опытным командиром, умеющим действовать в экстремальных условиях. Десантники были заблокированы на аэродроме и лишены возможности выполнить поставленную задачу. В ту ночь несколько отважных парней во главе с Хамзатом Ханкаровым проявили редкое мужество. Они на грузовых машинах буквально бросались под идущий на посадку самолет с оружием. Самолет разворачивался, вновь и вновь
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 21
пытался сесть, но мчавшийся по полю "КамАЗ", мешал это сделать. В конце концов самолет, так и не выполнив задания, улетел в Северную Осетию. А заблокированные в Ханкале и в здании МВД более семисот десантников ждали своей участи. В эти минуты на телеэкранах появился Джохар. Он в военной форме, держится спокойно и уверенно, говорит твердо, ясно, четко, без лишних эмоций, на бледном лице вся стать и слова президента давали понять, что ничего страшного не произошло и волноваться землякам абсолютно не следует. Телевыступление он начал словами: "Я завещаю..." Потом многие свои речи он будет начинать так, будто зная, что близка неминуемая гибель. Джохар был трагической личностью. Мне думается, он хорошо представлял себе, что его ждет и был готов к неизбежному. В тот вечер он поклялся отдать жизнь борьбе за свободу и независимость Чечни. Клятва звучала как предсмертное завещание. Это почувствовали все, кто слушал президента в ту ночь. Он, несомненно, был готов принести себя в жертву общему делу.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Чрезвычайное положение отменил сам чеченский народ, единодушно встав на защиту независимости. Сотни телеграмм в поддержку суверенной Чечни отовсюду летели в Грозный -из Эстонии, Литвы, Украины и многих городов России. В них было восхищение мужеством и решимостью чеченцев отстоять свою свободу. Прилетевший во главе десанта российский генерал, потрясенный увиденным, сказал: "Да, это похуже Афгана". Речь президента Дудаева, которую в ту ночь неоднократно транслировали по радио и телевидению, вселяла в людей спокойствие и уверенность. Город бурлил до самого утра. Народ стекался со всех окраин Грозного, приехали из многих сел и даже из других республик Кавказа. Площадь перед президентским дворцом была заполнена народом, который в едином порыве выражал поддержку своему президенту. В тот день чеченцы были сплочены как никогда. Они представляли собой мощный кулак, готовый ударом ответить на удар. Москва поспешно отменила чрезвычайное положение, а непрошеный десант по указанию Дудаева накормили, напоили, посадили в комфортабельные автобусы и отправили во Владикавказ. Так инаугурация президента была отмечена очень важной победой, прежде всего - моральной. Народ ясно и твердо дал понять, что больше не позволит разговаривать с собой языком ультиматумов и угроз. Это была увесистая оплеуха российским властям. Особенно нервничал вице-президент А. Руцкой, активно выступавший против отмены чрезвычайного положения.
В Москве лихорадочно искали виновников провала операции. А в Грозном в здании республиканского театра имени М. Ю. Лермонтова продолжалось торжество: Джохар Дудаев вступал в должность президента.
Он зачитал текст президентской присяги. Грянула овация и возгласы: "Аллаху акбар! Дала декъал войла хьо!"
Все взоры устремлены на президента, Коран и красочный штандарт Чеченской Республики Нохчийчоь. У многих на глазах слезы радости: сбылась вековая мечта народа о своей государственности!
Затем президент вышел на балкон здания и обратился к народу.
Город содрогался от оружейного салюта в честь первого, истинно народного президента!
Чечня чествовала Дудаева. Тогда же в Москве с угрозами в его адрес выступал Руцкой. Пустое дело, повернуть историю вспять еще никому не удавалось.
Позже, после выступления оппозиции 31 марта 1992 года, один московский журналист вспомнит и памятные дни ноября 91-го. По его наблюдениям, чеченцы, все, как один, готовы были умереть дважды: когда Россия в день инаугурации Джохара Дудаева объявила о введении в Грозном чрезвычайного положения и в последний день марта - когда "контрреволюция показала свой звериный оскал".
А на площадях Грозного бурлили страсти. Это было жутковатое и прекрасное зрелище. Никогда за всю советскую историю чеченская нация не испытывала такого чувства единения и готовности к массовому самопожертвованию. То были звездные часы Джохара Дудаева и его команды.
Джохар знал, что виной всех бед многих народов является Россия. В докладе на международной научно-практической конференции "Народоубийство в СССР: идеология, политика и практика" он говорил: "На мой взгляд, нам нужно правильно определить диагноз и самим себе, и источнику зла. Наша трагедия, трагедия народов, в том, что российский народ хронически болен и, затмив все человеконенавистнические понятия, - фашизм, расизм, нацизм, - породил чуму ХХ века - "русизм"... Что изменилось в России за сто лет, хотя бы последние? Изменилось только то, что народоубийство стало более изощренным и коварным, а фашизм
перерос в "русизм". ...Мы сегодня должны ясно осознать, что варварами с человеконенавистнической идеологией особо жестоким репрессиям, насилию подвергаются народы, носители древнейшей культуры и цивилизации, дарованной им самим Всевышним, и особенно исламского вероисповедания. ...И кто претендует на роль архитектора демократического устройства народов, в том числе чеченского? Кощунственно и парадоксально - не кто иной, как оборотень Россия и ее руководство, в которой до середины XIX века официально существовало рабство. Нам навязывают российскую демократию... в то время когда исследователи говорят, что у чеченцев демократия доведена до высших пределов. В языке чеченцев нет слова "приказать".
Безнаказанность народоубийства в Алма-Ате подогрела аппетиты фашиствующих лидеров от "русизма", и массовые убийства вошли в график, утвержденный в Кремле. Ожидаются очередные жертвы имперской гидры с ненасытной утробой, у которой все головы - то царизм, то большевизм, то коммунизм, то демократизм и так далее - изрыгают один и тот же яд и пламя - обыкновенный "русизм"" .
Конечно, такие суждения, независимая позиция Дудаева не могли понравиться федеральной власти. В ход пошли все возможные средства, чтобы задушить молодую чеченскую государственность, дискредитировать народ в глазах как российской общественности, так и мирового сообщества. В обиход был пущен миф о чеченской мафии. Затем, после цепи провокаций, было совершено одно из самых кровавых деяний России: убийство десятков тысяч ни в чем не повинных людей, уничтожение городов и сел. А ведь Дудаев предвидел и это. Давая определение России и сущности ее политики, он говорил, что, только убив ненасытную гидру имперского сознания, можно избавить народы от войн и кровавых злодеяний, предупреждал: "Если только все мусульманские страны, объединившись, не свернут башку этой гадюке, то не только у наших, но и у других мусульманских государств не будет будущего".
Эти мысли были выстраданы им с детства. "С четырех лет я начал совершать намаз. Когда отец был здоров, мы вместе совершали намаз. Тогда еще я выучил Коран. После того как умер отец, у меня был перерыв. Все, что было против мусульман, я копил в себе", - говорил он в интервью турецкой газете .
"Я мусульманин, - утверждает сам Дудаев, - эта религия мне близка с детства. Я стараюсь соблюдать часы молитвы и обращаюсь к Аллаху обычно в душе. Прошу уберечь от зла, пороков, нечести".
А на вопрос:

-Вы верующий человек?
-Да. Глубоко верующий с детства. Неверующие глупы уже тем, что не понимают: есть силы намного выше и сильнее тех, коими может обладать человек.
Мы привыкли считать виноватым в бедах народа конкретного человека. То ли это Николай I, то ли Иосиф Сталин, то ли Лаврентий Берия. Дудаев сделал открытие: виноват не конкретно тот или другой руководитель, а Россия в целом, весь российский народ, породивший эту болезнь. Дудаев доказывает, что, пока не будет уничтожена Россия как империя, все останется по-прежнему. Эту мысль неоднократно высказывала и Валерия Новодворская:
"Круша чужих богов, мы утратили своего. Завоевывая и засевая железом и солью чужие земли, отдали бурьяну и полыни свою. "Человек проходит, как хозяин... с южных гор до северных морей..." Нам еще долго не слышать ничего, кроме предсмертных криков горцев, литовцев, грузин, молдаван, украинцев, поляков, кочевников Туркестана, полных ненависти к нам, достающих нас через пространства и века. Мы убили Русь, сделав из нее империю. В ржавых лабиринтах "единой и неделимой", союзов - священного и советского - мы утратили свою священную душу. Наши дружеские объятия смертельны.
Мы - не волки. Мы - гиены, стервятники, труполюбы. В 1939 году мы пожирали то, что нам оставил сильный хищник - гитлеровская Германия. В 1940 году брали беззащитную Балтию. В 1956 году навалились на маленькую Венгрию, а в 1968м - на Чехословакию, в 80-е убивали безоружных афганских крестьян.
Оккупационная армия - эпидемия чумы, бич человечества хуже полчищ Атиллы. Держите свою чуму при себе, господа из Белого дома" .
"Россия хитра и коварна, от нее можно ждать чего угодно", - говорил Дудаев. И постоянно получал этому подтверждение, с первых дней своего президентства и до самого смертного часа. Республику наводнили многочисленные работники спецслужб, в основном из представителей чеченской и ингушской национальности. Под разными личинами они внедрялись в правительственные структуры, просачивались в президентское окружение, привлекали себе в помощь тщеславных и корыстных людей типа Лабазанова. Старались дестабилизировать обстановку и дискредитировать новую власть. В республику завозилось большое количество оружия и раздавалось оппозиционерам. В основном сторонникам Завгаева и распущенного Верховного совета. Противники Дудаева днем и ночью совершали диверсии - взрывались подстанции, телевышка. Из следственного изолятора выпустили отпетых бандитов. Вооружившись, они начали грабить и убивать, несколько раз устраивали покушения на президента. Чечне фактически была объявлена экономическая блокада.
Часть сторонников Дудаева, еще недавно клявшихся умереть за него, при активной поддержке Москвы перешла в оппозицию. Позже президент скажет, что люди, на которых он возлагал надежды, которым полностью доверял, предали его. Но ведь других-то рядом не было. Те, кто хотел получить независимость на блюдечке с голубой каемочкой, не снимая белых перчаток, самоустранились и предпочли стать сторонними наблюдателями. Атаку на новую власть ее противники вели по всем направлениям, клевеща на президента и его окружение, натравливая парламент на главу республики, а президента на кабинет министров.
31 марта 1992 года утром по республиканскому радио объявили, что оппозиция заняла телерадиокомитет и требует отставки президента и парламента. Дудаев еще ночью узнал о начавшихся беспорядках. Утром он был, как всегда, чисто выбрит, спокоен, подтянут, предельно мобилизован. Внимательно выслушивал доклады о происходящем, задавал вопросы, делал замечания. Те, кто видел в эти минуты Джохара, не могли не удивляться его железному самообладанию. Он сосредоточенно размышлял, четко и лаконично отдавал команды. Один из охранников доложил: "В Шалинском танковом полку замечены подозрительные действия со стороны офицеров. В переговоры с нами не вступают, явно что-то замышляют. Может, дать нашим команду..."
Джохар ответил: "Ни в коем случае. Нам не нужна кровь. Побольше выдержки и дипломатичности. Оппозиция того и ждет, что мы первыми применим силу. Нельзя этого допустить".
В основном силы оппозиции сосредотачивались в Надтеречном районе, родине Завгаева. Во главе этих сил стоял Умар Автурханов, сторонник Завгаева.
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 24
На телевидение, захваченное оппозицией, идут священнослужители с миротворческой миссией. Они приближаются к зданию телецентра, исполняя религиозную песнь. Оттуда по безоружным старикам открывают огонь. Два человека погибают. Пролилась первая братская кровь. Еще никто не подозревает, какие потоки крови хлынут позже. А тогда, в 1992 году, это убийство прогремело в нашем сознании как гром среди ясного неба. Случилось немыслимое: в священный день мусульманского поста чеченцы подняли руку на чеченцев, более того - на стариков, на священнослужителей. Возмущенные национальные гвардейцы штурмом взяли телецентр и в считанные минуты освободили его, а затем и дом радио.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Дудаев тяжело переживал случившееся, он не хотел вооруженного конфликта. Вечером Джохар обратился к народу с такими словами:
"Дорогие сограждане!!! В этот сложный момент, когда над молодой Чеченской республикой нависла угроза раскола, ведущего к братоубийственной войне, я обращаюсь к вам, гражданам нашей республики, с призывом подняться на защиту священного права народа, дарованного нам Всевышним, - права на свободу, независимость и национальное достоинство. Слишком тяжелым и тернистым был наш путь к своей государственности. Мы прошли через жесточайшие испытания и адские муки, прежде, чем наш народ стал полноправным хозяином на своей земле.
Было бы наивно полагать, что такое положение вещей устроит всех. Реакционные круги России вместе с продажными марионетками на местах повели наступление на завоевания народа. Суверенная Чеченская республика в опасности! Так называемая оппозиция, нарушив священные для каждого мусульманина нормы ислама, в месяц уразы подняла оружие и первой пролила братскую кровь.
Организаторы этих бесчинств общеизвестны, и они не уйдут от народного возмездия.
Эти события не явились неожиданностью, и только желание уйти от навязываемого нам кровопролития заставляло нас быть сдержанными и терпеливыми. Я глубоко верю, что высокое самосознание нашего народа и всех граждан республики станет мощным заслоном на пути провокаторов и потенциальных убийц, своими действиями окончательно скомпрометировавших себя в глазах народа.
Пути назад в крепостническое стойло России для нас нет. Ради нашего будущего, ради будущего наших детей и будущего всей нации призываю вас отстоять свободу и независимость Чеченской республики, какой бы дорогой ценой она нам ни обошлась!
На нас смотрит весь мир. Сегодня решается судьба Кавказа. А равно и судьба Российской империи, которая в предсмертной агонии старается удержать колониальные народы под своей пятой.
Не мы первыми подняли оружие, не мы первыми пролили кровь, вся полнота ответственности за содеянное и возможные последствия ложится на организаторов этих беспорядков и провокаций.
Я верю в благоразумие, сплоченность и решительность нашего народа, который не раз это доказывал в критические моменты истории. Нас призывают к этому бессмертные души великих предков - Шейха Мансура, Бейбулата Таймиева, Кунт-Хаджи и многих других.
Чеченская республика будет свободной и независимой! Наш народ, граждане нашей республики возложили на меня великий и тяжкий груз ответственности за свою судьбу. Клянусь священным Кораном, что не обману ваших ожиданий и не сверну с избранного пути!
Мой народ, я верю в тебя!"
Нас, чеченцев, порой понять очень сложно даже нам самим. Многие недовольны положением в республике, жалуются на недостатки. Но стоит оппозиции или Москве выступить против власти, взявшей курс на независимость Чечни, как весь народ встает на ее защиту. Мне думается, это оттого, что люди отделяют личные проблемы от общенациональных. Ведь выступления против правительства Чечни ставили под сомнение будущее нации. Эта угроза для чеченцев страшнее потери хлеба насущного. Те мартовские события, имеющие целью раздробить общество, наоборот, в очередной раз консолидировали его. Авторитет Дудаева вырос еще больше. Однако федеральный центр не оставил попыток создать в республике конфликтную ситуацию. Расчет делался на то, что начнутся столкновения с кровавым исходом, и тогда Москва с полным
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 25
правом сможет вмешаться и под предлогом наведения порядка сместить ненавистного мятежного генерала. Дудаев это прекрасно понимал и всячески старался не допустить кровопролития. Он неоднократно предлагал и лидерам оппозиции, и российским властям сесть за стол переговоров, мирным путем решить все спорные вопросы. К сожалению, в России не нашлось для этого ответственного и влиятельного политика. Пропасть между метрополией и бывшей автономией только увеличивалась.
Когда вторжение оппозиции не дало желаемого результата, Москва постаралась столкнуть чеченцев с ингушами. На щит был поднят вопрос о разделе Чечено-Ингушетии. Особенно активизировали свою деятельность, требуя создания отдельной ингушской республики, депутаты Верховного Совета СССР и РСФСР, избранные от Ингушетии. В Москве считали, что Дудаев на раздел Чечено-Ингушетии не пойдет, в результате произойдет столкновение, и тогда Москва вынуждена будет вмешаться в конфликт. Однако Дудаев предугадал намерение Москвы и дал добро на создание Ингушской республики, но при одном условии, что границы между братскими республиками будут прозрачными. Так 4 июня 1992 года была провозглашена Ингушская республика.
Дудаев был человеком неробкого десятка, гордым, независимым и решительным. Однажды его решительность и мужество помогли сохранить жизнь Борису Ельцину. Депутаты Государственной думы Юлий Рыбаков и Галина Старовойтова (она тогда являлась советником Ельцина), хорошо знакомые с этим эпизодом, считают, что президент России в неоплатном долгу у Дудаева. Когда опальный Ельцин прилетел в Прибалтику и выступил там с фактическим признанием независимости Прибалтийских республик, тем самым положив основу развала СССР, решено было арестовать и ликвидировать его. Группа задержания на двух самолетах вылетела в Эстонию. Дудаев, узнав об этом, не разрешил самолетам приземлиться в аэропорту. Затем, предоставив будущему российскому президенту личную автомашину "Волга" и охрану для сопровождения, отправил его в Ленинград, откуда Ельцин смог рейсовым самолетом вылететь в Москву. К сожалению, о такой услуге Борис Николаевич забыл очень скоро.
На любое резкое заявление Дудаев мгновенно реагировал не менее резкой отповедью, чем приводил кремлевских заправил, привыкших к беспрекословному послушанию, в немалое замешательство. Уверенность ему придавало и то, что он хорошо знал, кто и зачем пришел к власти в России. А пришли там "демократы" и "реформаторы", чтобы грабить страну.
Дудаева обвиняли во всех грехах. Говорили, что народ голодает, что нет ни работы, ни зарплаты. Но экономическое положение в России было куда хуже, чем в Чечне. Хлеб в Грозном тогда стоил один рубль, а в Москве - десять рублей; килограмм мяса стоил шесть рублей, в Москве - тридцать. Все продукты питания были в Чечне намного дешевле, чем в целом по России. Бензин и нефтепродукты стоили копейки, более того, их иной раз даже давали бесплатно. Жители бывшей автономии не платили за коммунальные услуги, в России же плата за свет, газ, воду возросла в сотни раз. Да, зарплату в Чечне задерживали. Но разве вовремя выплачивали ее в регионах России? Дудаев видел, что пришедшая к власти в Москве команда абсолютно не понимает законов рыночной экономики. Когда однажды в 1993 году Джохара спросили, почему Чечня решила отделиться от России, он ответил: "Что касается нас, то шаг этот - вынужденный и на него нас спровоцировали действия руководства России. Дело в том, что нынешнее российское руководство не имеет грамотной и жизнеспособной экономической программы, которой можно следовать и идти вместе с Россией. Экономические реформы московского правительства уже поставили страну на край пропасти, на дне которой маячит призрак гражданской войны. Я хочу, чтобы россияне нас правильно поняли и не осуждали: мы не хотим идти с Россией тогда, когда ее ведут по дороге, заканчивающейся крутым обрывом. От такого исхода не будет лучше ни вам, ни нам, поэтому отделение сейчас - это механизм самозащиты.
Возьмите, например, эти злополучные ваучеры. Да кому они сейчас нужны, кому пойдут на пользу? Ведь это чистейший обман населения! Ведь простой россиянин с ваучера ничего не получит, вот посмотрите. А кушать ему нужно. Кушать, в том числе и хлебушек, цена которого уже достигает 5 рублей. И ничего другого ему не остается, кроме как идти к тем, у кого есть деньги. Огромная масса денег, заработанная не производством товаров, не талантом, не честным трудом, а фактически сворованная у этого самого простого человека. И что получится в результате? "Денежные мешки" скупят ваучеры, а процесс, что называется, прихватизации контролируют бывшие партбоссы и старые чиновники. А куда податься рабочему, у которого отняли завод, и крестьянину, который не может вести фермерское хозяйство? Вот что такое ваучер.
Когда правительство не может определить настоящую цену труда и продуктов производства, выпустить ваучеры с какой-то гарантией - это блеф. Опять обманут рядового человека, который 75 лет трудился для создания материальной базы страны. Но это очень опасная игра."
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

Оффлайн bislan

  • Moderator
  • Ветеран форума
  • ***
  • Сообщений: 3349
  • Карма 393
  • Пол: Мужской
  • mensh.
  • Уважение: +10
Сейчас о ваучерах и не вспоминают. А ведь благодаря именно этой грандиозной афере века было разворовано более половины национального богатства великой державы. Когда вершился этот неслыханный грабеж, была придумана Чечня, на которую, словно стрелки часов, переводилось внимание простого обывателя. Власть морочила голову миллионам голодных россиян, пугала "злым чеченом", танцующим зикр, а сама втихомолку таскала и таскала из народного кармана. По прошествии времени становится ясно, насколько прозорлив был Дудаев, предсказывая и судьбу ваучера, и экономическую катастрофу, надвигающуюся на Россию. Жизнь подтвердила его слова. Экономическое положение россиян не только не улучшилось за последующие годы, но еще больше усугубилось и продолжает ухудшаться. Некто, клявшийся лечь на рельсы, если подорожает хлеб, так и не исполнил своего обещания. "Если бы русские знали, какую они себе участь готовят, - не только для своих потомков, но даже для нынешнего поколения, - у них, наверное, был бы понос, причем неизлечимый. У России два пути развития. И оба тупиковые, - говорил Дудаев. И затем объяснял ошибочность пути, по которому шла Россия - Какой путь у России? Взять доллар и сделать своим богом. Они к этому готовы, хоть сейчас. Что из этого получится? Это самоуничтожение, разрушительный путь! Можно другим путем пойти - я знаю, какой путь России нужен. Но я не скажу никогда. Пусть валятся и катятся!..." Особенно актуально это высказывание насчет доллара и избранного Россией курса развития прозвучало после 17 августа 1998 года, когда произошел неслыханный обвал рубля. Дудаев старался уберечь Чечню от этих ошибок. Когда министр топлива и энергетики России Ю. К. Шафраник 12 мая 1994 года обратился к Дудаеву с письмом, где предлагал рассмотреть вопрос о преобразовании в акционерные общества предприятий нефтяного комплекса, расположенных в Чечне, и продажи пакетов акций этих предприятий, Дудаев наложил на это письмо резолюцию следующего содержания: "Мугадаеву [первый вицепремьер] подготовить ответ. Представить на согласование. Если в России прогадили всю промышленность, это не означает, что мы должны следовать их головотяпству. У нас сохраняется социалистическая собственность, и мы будем строить неокоммунизм. 10 мая 1994 года". И подпись Дудаева. Под неокоммунизмом Дудаев понимал систему, когда государственная и частная собственность органически уживаются вместе и способствуют осуществлению полноценных социальных гарантий для всего народа.
Копию этого письма мы помещаем здесь в очерке. Оно еще раз убеждает нас в том, что Дудаев был умный и мудрый политик. Мог оценивать настоящее и предвидеть будущее.
Стремление чеченского народа к суверенитету Джохар объяснял тем, что ценности вайнахского народа "не могут быть интегрированы в систему ценностей России". До начала вторжения русской армии в Чечню в XVIII веке горцы не знали, что такое воровство, замок на дверях, днем и ночью любой дом был открыт для людей. Это был народ высоких нравственных принципов, способный защищать свою свободу и независимость. Депортация и подавление нации начались с целью лишить чеченцев их лучших человеческих качеств. В течение ста лет преследуемые, бесправные, уничтожаемые, депортируемые в безлюдные пустынные края в Сибири, где зимой умирающие от голода и холода дети могли выжить, если только им доставался кусок краденого, чеченцы, конечно, стали перерождаться. Они вынужденно усвоили качества, от которых теперь нелегко избавиться. Соотечественники, живущие на Западе, говорят, что там ни один чеченец никогда не совершает уголовных преступлений и ни один чеченец не попадал в тюрьму; тогда как в России каждый второй гражданин находился в тюрьме, а каждый первый оттуда вернулся. Была даже такая шутка: "Чем мы отличаемся от заключенных? - Тем, что они находятся по ту сторону колючей проволоки, а мы - по эту".
Испокон века власть здесь держится с помощью гулаговских методов, ибо ничего другого не умеет. Всех - за колючую проволоку, всех - под одну гребенку. Чтобы сидели тихо, не высовывались. Были покорны силе. Как стадо. От безысходности люди впадали в другую крайность - бездуховность. Чеченский народ никогда не был подвержен алкоголизму. Но сейчас и эта болезнь поразила нас. А наши хорошие обычаи и традиции искоренялись самыми варварскими способами.
К сожалению, русский народ болен шовинизмом и "русизмом". Он никого не любит, даже себя самого. Ему не нравится, когда человек не пьет, трудится и, соответственно, живет хорошо. Проституция, наркомания и алкоголизм буквально захлестнули Россию. Поэтому чеченцы и хотят бежать из этой страны, чтобы построить свое государство и уберечь потомков от пороков. Нет ничего удивительного в том, что Чечня вырывается из смертельных объятий старшего брата, способного, если ему вздумается, убить целый народ и заявить, что это его внутреннее дело. Чеченцы по характеру добры и честны. В республике до развала СССР мирно уживались сотни национальностей. И никогда между ними не возникало вопроса, кто какой национальности. Чеченец всегда готов поделиться последним куском хлеба. В письме жителя Ставропольского края Рудоманова на имя президента Джохара Дудаева есть такое признание:
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 27
"Старшее поколение русских людей помнит доброту и сердечность чеченского народа, когда так называемое "раскулачивание" середняков вынудило их покинуть родные гнезда и искать у вас убежище от преследований представителей Советской власти.
В 1932-1933 годах, в великий голод, моя мать Рудоманова Ольга Андреевна и ее брат Рудоманов Алексей Андреевич (ему сегодня 85 лет) были одними из них, их спасли от голодной смерти чеченцы. Дядя жил и работал до войны в Грозном и имел там много хороших друзей, о которых очень тепло вспоминает и по сей день.
Чувство добрососедства проявили чеченский народ и его новое руководство и в связи с недавним стихийным бедствием в Ставрополье.
Правильно говорят: друг познается в беде.
Наши народы хлебнули много горя. И теперь, когда вы боретесь за независимость, мы - с вами!
Делить нам нечего. Горы и степи должны жить в мире и быть добрыми соседями.
Мы, дети тех, на чью долю выпали тяжелые испытания, и наши дети должны знать историю отношений наших народов друг к другу".
А теперь нас стараются очернить перед всем миром, называя бандитами, террористами. Спрашивается, зачем так упорно цепляться за нас, если мы такие плохие. Не лучше ли отпустить добром, чтобы мы варились в собственном соку и никому не мешали?
20 сентября 1992 года в районной газете "Огни Волхова" журналист Дмитриев написал: "Чеченцы приветливы к гостю, но жестоки к врагу. Я много ездил по чеченским селам и восхищался гостеприимством этого народа. Особенно понравились мне чеченские женщины, скромные и трудолюбивые. Я видел, как люди здесь постепенно отстраиваются, имеют много скота в горах, и это их богатство. Без него в горной местности не прожить. Чеченцы - веселый, жизнерадостный народ. Я бывал и на горских свадьбах и на похоронах. Не было случая, чтобы кто-то меня обидел хотя бы словом. Я теперь испытываю самые искренние симпатии к чеченцам. И желаю им отстоять независимость от любых посягательств. Такой народ сумеет постоять за свою честь и свободу, не порывая окончательно связи с русскими. Развал советской империи был неизбежен. Она создавалась искусственно, путем политического давления или с помощью штыков Красной армии. Все, что непрочно, разваливается" .
Чеченцы не любят ныть и жаловаться.

"Пускай я стал в бою полукалекой
И рана кровоточит глубоко,
Но жалобного стона не издам,
Прошу, не отнимай моей свободы,
Аллах, и сохрани мне стойкость духа,
Все остальное я добуду сам!

Так говорится в одной из народных песен. Почти во всех героических сказаниях чеченцев осуждается трусость и прославляются мужество, героизм и готовность защищать свою землю и свой народ от врагов.

Пусть не рожает мать сына без "яхь",
А если случайно родит второпях,
Пусть не проживет он единого дня.
А если и встретит исход того дня,
Пусть не доживет до утра этот трус.
А если утра и дождется, то пусть
Настигнет на мельнице смерть, не чинясь,
Как в очередь женскую влезет, бранясь,
И нищую пусть он протянет суму
С зерном, что из милости дали ему.

Нельзя называть "диким" народ, который сотворил такой моральный кодекс, как "Яхьа косташ".
Вот как ответил чеченец Александру Македонскому, спросившему: "Не боитесь, не имея государства и армии, врагов? И какими обычаями живете?":

"Если кто-то из нас в недостатке большом
Или малом и если мы знаем о том,
Всем поделимся с ним.
Мы считаем законом,
Чтоб никто и ни в чем не знаком был с уроном.
Мы имуществом нашим друг другу равны. Равномерны богатства всем нам вручены.
В этой жизни мы все одинаково значим.
И у нас не смеются над чьим-либо плачем.
Мы не знаем воров; нам охрана в горах Не нужна. Перед кем нам испытывать страх?"

...В Чечне, вопреки ожиданиям, никаких вооруженных столкновений не происходило. Повода ввести туда войска не было. Но вот подвернулся "счастливый" случай: разразился или скорее был спровоцирован осетино-ингушский кровавый конфликт. У московских политиков появилась надежда втянуть в него Чечню.
Дудаев без труда разгадал этот замысел и пресек аферу самым решительным образом. А ведь ситуация опять балансировала над бездной. К границе Чечни было подтянуто большое количество российских войск. В нескольких метрах от них заняли оборону чеченские ополченцы. Один случайный выстрел - и все загорится. Дудаев в сопровождении охраны выехал для изучения обстановки. И вдруг обнаружил неожиданно возникший на чеченской территории российский пост. Он в гневе, полон решимости и негодования. Растерянный офицер, отдав честь президенту, дрожащим от волнения голосом начал докладывать: "Товарищ генерал..." Дудаев резко оборвал: "Какой я тебе товарищ..." И отдал распоряжение охране: "Закиньте этих сусликов в машины". Изъяв у десяти солдат и офицера автоматы, чеченцы взяли команду под арест. Российские военные в ответ задержали делегацию Чечни, возвращающуюся из Назрани с переговоров. Вот-вот вспыхнет конфликт, который с трудом удалось разрешить мирным путем, но до вооруженной стычки дело не дошло. Солдаты и офицер были освобождены, отпустили и чеченскую делегацию. Российский пост убрали, а на следующий день федеральные войска отступили от границ мятежной республики на несколько километров.
Российские спецслужбы, стараясь дискредитировать Дудаева, активно, но безуспешно искали на него компромат. Полковник госбезопасности, которому было поручено это дело, рассказывал:
"Когда на политической арене республики впервые появилась новая фигура, генерал Дудаев, никто у нас на это не обратил серьезного внимания. Кстати, многие из моих коллег симпатизировали ему. Однако события развивались стремительно. Имя Дудаева стало звучать в народе все чаще. Вот и наша контора им заинтересовалась.
Запрос на Дудаева поступил сверху. Там нужна была только негативная информация. Мы стали наводить по своим каналам соответствующие справки. Подняли "досье" и, к удивлению, не нашли абсолютно никаких проступков, не то что криминала. Чист, как стеклышко. Ни одной зацепки.
Признаюсь, это был первый такой случай за долгие годы моей работы в органах. Обязательно какой-нибудь компромат находился. Человек, может быть, давно уже забыл об этом, а у нас сведения хранятся, как в сбербанке. В нужное время подняли материалы и пустили в дело".
Когда враги не нашли материалов, порочащих репутацию президента, они прибегли к испытанному методу - клевете. В ход были пущены слухи, будто Джохар страдает психическим расстройством, за то и был списан из армии. Рассказывали, якобы на совещаниях и встречах он пускает бумажные самолетики и вообще ведет себя как больной шизофренией…
Ложь. Дудаев был не просто умным человеком, но и тонким психологом, способным проникнуть во внутренний мир собеседника и знающий, как управлять толпой. Журналист Сергей Бойко, работавший некоторое время пресс-секретарем Дудаева, много критиковавший его, рассказывал:
Муса Гешаев, Исполнен дерзости безумной и гордого сознания бессмертия, Посвящается Джохару Дудаеву 29
"Джохар Мусаевич - человек весьма разноплановый, одной краской не опишешь. Он может быть любым. Когда он выходит к народу, то выглядит таким, каким его хочет видеть народ. Когда разговаривает с журналистами, может вести себя с ними запанибрата, быть общительным и даже обаятельным, героем сенсаций, которых от него всегда ждут и которые он охотно творит. Истинную же сущность президента знает очень мало людей. Повлиять на Дудаева практически невозможно. Если он видит, что кто-то пытается сделать что-то для него полезное, к этому человеку он какое-то время будет прислушиваться. Но только до того момента, пока выполняется работа, нужная Дудаеву. Как только дело сделано, он теряет всякий интерес к этому человеку. На Дудаева лишь Мовлади Удугов мог оказать влияние. Я бы его назвал "серым кардиналом" чеченского правительства. Он был начальником департамента печати и информации Республики Ичкерия. Именно он убедил Дудаева использовать в публичной политике исламский фактор. Ведь президент долгое время жил вне чеченского общества. Поэтому много национального и мусульманского в нем стушевалось. А Мовлади Удугов был одним из тех, кто создал Дудаеву имидж президента исламского государства. Но это был просто удачный ход в его комбинационной игре с народом. Дудаев очень умен. Таких людей я называю "преферансистами". Они умеют просчитывать комбинации на много ходов вперед, предвидеть развитие событий и вести себя в каждом конкретном случае именно так, как это нужно по ситуации".
Дудаеву были безразличны слухи и пересуды о нем. Он твердо верил, в правильность избранного пути и был убежден в том, что именно сейчас история дала народу шанс обрести независимость. Президент часто повторял, что малочисленный народ способен успешно воевать против крупной державы, если имеет перед собой высокую цель, если правда на его стороне. Все зависит от силы духа и степени зрелости нации.
"Те, кто имеет мощное вооружение, пусть даже ядерное, должны понять: данный фактор скорее отрицательный, чем положительный. При сегодняшней технике радиоуправляемые снаряды могут взорваться где угодно, даже за сотни, тысячи километров от тех, кто дает команду уничтожить тот или иной арсенал, военный объект. Но это не может сломить вольнолюбивую нацию. Все зависит от того, насколько подготовлен малый народ, насколько сознательно он идет на войну против державы. Иначе его могут уничтожить под самый корень. Так и мы, чеченцы, если не будем сопротивляться, то нас точно не пощадят. У российского руководства настолько коварные и изощренные методы воздействия, что надо быть бдительным ежедневно, ежечасно, ежеминутно..." - говорил Дудаев. Позже война подтвердила справедливость этих слов. Убеждения Джохара основывались не только на интуиции, но прежде всего на знании законов развития общества, истории государства Российского, где менялись только декорации, но суть оставалась неизменной, и еще чего-то такого, что открывается только посвященным. Прозорливость чеченского президента была поразительной. Однажды его спросили, чем он будет заниматься, когда уйдет с поста президента. Джохар ответил: "Реализацией своей второй мечты... Пристальным изучением отдельной, специальной области знаний. Если бы у меня были в запасе год-два свободных, я бы смог дать миру научно обоснованный прогноз о будущем Земли. О том, что ее ждет, придет ли глобальная катастрофа, и если придет, то когда... Но это не парапсихология и не политика. Есть законы природы. Есть очевидные вещи, основанные на отдельных опытах, наблюдениях, с последующими обобщениями и выводами. Человечеству нужно знать об этом и быть ко всему готовым..."
О каком открытии говорил Дудаев? Что стоит за этими интригующими словами? Ведь Джохар просто так никогда ничего не говорил, многое из того, что он предсказывал, сбылось неожиданным и невероятным образом. И самое страшное - война, которую он предрекал с первых дней своего прихода к власти. И, конечно, жестокость и бесчеловечность русских солдат, о которых предупреждал Дудаев.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

 


Facebook Comments