Автор Тема: Чеченцы (нохчи)  (Прочитано 9132 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Чеченцы (нохчи)
« : Июнь 14, 2010, 07:29:45 pm »
  • Publish
  • 0
    Чеченцы (самоназвание «нохчи»)- один из древнейших народов мира со своим антропологическим типом и самобытной культурой. На Северном Кавказе – это самый крупный этнос (свыше 1 млн. чел.). К чеченцам очень близки по генотипу, культуре и религии их соседи ингуши. Вместе они образуют вайнахский народ, связанный кровным родством, общей исторической судьбой, территориальной, экономической, культурной и языковой общностью.
        Вайнахи (чеченцы, ингуши) являются аборигенами Кавказа и говорят на нахском языке, входящим в северо-кавказскую группу иберийско-кавказской семьи языков. Чеченское общество исторически формировалось, как полиэтническое, оно постоянно впитывало в себя различные этнические элементы кочевых и соседских горских народов, об этом свидетельствует не вайнахское происхождение многих чеченских тейпов (родов).
    Чеченцы проживают в основном в Чечне и Ингушетии. Живут также в Дагестане, Ставропольском крае, Волгоградской области, Калмыкии, Астраханской, Саратовской, Тюменской областях, Северной Осетии, Москве, а также в Казахстане, Киргизии, на Украине и др.
          Верующие чеченцы – мусульмане-суниты.
    Говорят на чеченском языке нахско-дагестанской группы. Диалекты: плоскостной, аккинский, чеберлоевский, мелхинский, итумкалинский, галанчожский, кистинский. Распространён также русский язык (свободно владеют 74%). Письменность после 1917 сначала на основе арабской, затем - латинской графики, с 1938 - на основе русского алфавита.
    В "Географии" Страбоиа упоминается этноним гаргареи, этимология которого близка цахскому "гергара" - "родной", "близкий". Нахскими считаются и этнонимы исадики, двалы и др. В армянских источниках 7 в. чеченцы упоминаются под именем нахча матьян (т.е. "говорящие на языке нохчи"). В хрониках 14 в. упоминается "народ нохчи". В персидских источниках 13 в. дано название сасапы, позднее вошедшее в русские документы. В документах 16-17 вв. встречаются племенные названия чеченцев (ичкеринцы - нохчмахкхой, ококи - аьккхий, шубуты - шатой, чарбили - чеберлой, мелки - маьлхий, чантинцы - ч1аьнтий, шаройцы - шарой, терлойцы - т1ерлой).

       Древние чеченцы, освоившие не только северные склоны Кавказа, но и степи Предкавказья, рано вошли в контакты со скифским, а затем - с сарматским и аланским кочевым миром. В равнинной зоне Чечни и близлежащих областях Северного Кавказа в 8-12 вв. сформировалось полиэтническое Аланское царство, в горной зоне Чечни и Дагестана - государственное образование Сарир. После монголо-татарского нашествия (1222 и 1238-1240) степная затеречная и частично чеченская равнина вошли в состав Золотой Орды. К концу 14 в. население Чечни объединилось в государствово Симсисм. В 16-17 вв. Кавказский перешеек был объектом постоянных притязаний Османской империи (с её вассалом -Крымским ханством), Ирана и России. В ходе борьбы между этими государствами на чеченских землях ставятся первые русские крепости и казачьи городки, устанавливаются дипломатические связи чеченских правителей и аульных обществ с Россией. Тогда же окончательно складываются современные границы расселения чеченцев. Со времени Персидского похода Петра I (1722) политика России в отношении Чечни приобретает колониальный характер. В последние годы правления Екатерины II русские войска заняли левый берег Терека, соорудив здесь участок Кавказской военной линии, основали военные крепости от Моздока до Владикавказа по чечено-кабардинской границе. Это привело к росту освободительного движения чеченцев в конце 18-го и 1-й половине 19 вв. К 1840 на территорию Чечни и Дагестана складывается теократическое государство - имамат Шамиля, первоначально ведшее успешную войну с Россией, но к 1859 потерпевшее поражение, после чего Чечня была присоединена к России и включена вместе с Хасавюртовским округом, заселённым ауховскими чеченцами и кумыками, в Терскую область. В 1922 образована Чеченская автономная область в составе РСФСР. Ещё ранее Чечне была возвращена часть земель, отобранных у нес в ходе Кавказской войны. Были введены делопроизводство и преподавание на родном языке, проведены другие культурные и социально-экономические преобразования. Вместе с тем начавшаяся в 1920-х гг. коллективизация, сопровождавшаяся репрессиями, нанесла большой урон Чечне. В 1934 Чечня объединена с Ингушской АО в Чечено-Ингушскую АО, с 1936 - Чечено-Ингушская АССР. В феврале 1944 около 500 тысяч чеченцев и ингушей были насильственно высланы в Казахстан. Из них значительное, число погибло в первый год ссылки. В январе 1957 Чечено-Ингушская АССР, упразднённая в 1944, была восстановлена. Но при этом для чеченцев были закрыты несколько горных районов, и бывших жителей этих районов стали селить в равнинных аулах и казачьих станицах. Чеченцы-ауховцы вернулись в Дагестан. В 1992 съезд народных депутатов Российской Федерации постановил преобразовать Чечено-Ингушскую Республику в Ингушскую Республику и Чеченскую Республику.
         Традиционные земледельческие культуры - ячмень, пшеница, просо, овёс, рожь, лён, фасоль и др. Позже стали выращивать кукурузу, арбузы. Были развиты садоводство и огородничество. Пахотные орудия - плуг (гота), полезное орудие (нох). Была распространена трёхпольная система. В горных областях было развито отгонное овцеводство. На равнинах разводили крупный рогатый скот, использовавшийся в том числе в качестве рабочей силы. Разводили также породистых лошадей для верховой езды. Между горными и равнинными районами Чечни существовала хозяйств, специализация: получая хлеб с равнины, горные чеченцы сбывали взамен излишки скота. Важную роль играли кустарные промыслы. Большой популярностью пользовалось чеченское сукно.
    Центрами оружейного производства были села Старые Атаги, Ведено, Дарго, Шатой и др., гончарного - села Шали, Дуба-Юрт, Старый-Юрт, Новый-Юрт и др. Были развиты также ювелирное и кузнечное ремесло, горный промысел, производство шёлка, обработка кости и рога.
          Горные селения имели беспорядочную скученную планировку. Были распространены двухэтажные каменные дома с плоской крышей. В нижнем этаже помещался скот, в верхнем, состоявшем из двух комнат, - жильё. Многие селения имели жилищно-оборонительные башни в 3-5 этажей. Поселения на равнине были крупными (500-600 и даже до 4000 дворов), растянутыми вдоль дорог и рек. Традиционное жилище - состояло из нескольких комнат, вытянутых в ряд, с отдел, выходами на террасу, проходившую вдоль дома. Двор с хозяйственными постройками обычно обносился забором.
    Отличительной чертой интерьера чеченского жилища было почти полное отсутствие мебели: сундук, низкий столик на трёх ножках, несколько скамеек. Стены увешивались шкурами, коврами, на них развешивалось оружие, пол покрывался циновками. Очаг, надочажная цепь, зола считались священными, неуважение к ним влекло кровную месть и, наоборот, если даже убийца хватался за надочажную цепь, он получал права родственника. Надочажной цепью клялись и проклинали. Хранительницей очага считалась старшая женщина. Очаг делил комнату на мужскую и женскую половины. Шерстяные ткани были нескольких сортов. Высшего качества считалась ткань "исхар" из шерсти ягнят, низшего - из шерсти дойных овец. Не позднее 16 в. чеченцам было известно производство шёлка и льняного полотна. Традиционная одежда имела много общего с общекавказским костюмом. Мужская одежда - рубаха, штаны, бешмет, черкеска. Рубаха - туникообразного покроя, воротник с разрезом спереди застёгивался на пуговицы. Поверх рубахи надевали бешмет, подпоясанный поясом с кинжалом. Черкеска считалась праздничной одеждой. Черкески шились отрезными но талии, расклёшенными книзу, до пояса застёгивались металлическими застёжками, на грудь нашивались газырницы. Штаны, суженные книзу, заправлялись в ноговицы из сукна, сафьяна или овчины. Зимняя одежда - овчинная шуба, бурка (верта). Мужскими головными уборами были высокие, расширяющиеся кверху папахи из ценного меха. Пастухи носили меховые шапки. Имелись и войлочные шляпы. Шапка считалась олицетворением мужского достоинства, сбивание её влекло кровную месть. Основными элементами женской одежды были рубаха и штаны. Рубаха имела туникообразный покрой, длину иногда ниже колен, иногда - до земли. Ворот с разрезом на груди застёгивался на одну или три пуговицы. Верхней одеждой был бешмет.

    Оффлайн bislan

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 3349
    • Карма 393
    • Пол: Мужской
    • mensh.
    • Уважение: +10
    Re: Чеченцы (нохчи)
    « Ответ #1 : Июнь 21, 2010, 03:05:32 pm »
  • Publish
  • 0
    Происхождение вайнахов в свете науки (части 1-3)
    Алихан А. Урусханов, 14.02.2008 14:07

    Происхождение вайнахов в свете науки

    http://www.ingushetia.org/islam/news/1398.html
    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

    Оффлайн irakly

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 876
    • Карма 90
    • Пол: Мужской
    • SAKARTVELOS GAUMARGOS
    • Уважение: 0
    Re: Чеченцы (нохчи)
    « Ответ #2 : Июнь 21, 2010, 04:02:11 pm »
  • Publish
  • 0
    Бислан
    интересная статья

    Оффлайн bislan

    • Moderator
    • Ветеран форума
    • ***
    • Сообщений: 3349
    • Карма 393
    • Пол: Мужской
    • mensh.
    • Уважение: +10
    Re: Чеченцы (нохчи)
    « Ответ #3 : Август 06, 2010, 08:31:31 pm »
  • Publish
  • 0
     05/08/2010 14:06
    Голос традиции в потоке времени
    kavkaz-news.info - Голос традиции в потоке времени
    Фото: evrazia.org

    Депортация чеченцев, первая и вторая войны в Чечне деформировали у чеченцев восприятие своих этнокультурных традиций, миропонимания, что и отражается на их ментальных особенностях

    Этническая идентичность не является раз и навсегда данным и неизменным социальным феноменом. В условиях социальных трансформаций она претерпевает заметное изменение, в силу чего актуализируются одни его содержательные компоненты, а другие остаются социально нейтральными. Для чеченского этноса проблемы идентичности приобрели в экстремальных условиях, с которыми он столкнулся в прошлом, наибольшую остроту.

    Основополагающим компонентом этнической идентичности чеченцев является сакральное пространство - земля, рассматриваемая в национальной ментальности как источник жизни и благополучия. Свою родину чеченцы называют «Землей отцов» (Дай мохк-чеч) и отношение к ней оно глубоко сакрально. Предпочитая хранить умерших на земле предков, тело умершего где-то в России чеченца его родственники непременно перенесут в свое родное село и похоронят рядом с могилами предков.

    Привязанность к земле, бережное отношение к ней, окультуривание и передача ее подрастающему поколению – святой долг чеченца. Отцы передают родовые семейные участки своим детям, чтобы они имели вечный источник существования. Редко кто решится на продажу земельного участка, доставшегося ему в наследство, поскольку в ментальности чеченцев укоренена народная пословица, гласящая: «Не владеешь землей, не будешь иметь достатка». Чеченцы не видят свое будущее вне земли предков, ее благоустройство – залог возрождения этноса.

    Война радикально изменила отношение к земле у многих, особенно проживающих в населенных пунктах, расположенных вблизи к нефтяным вышкам или нефтепроводу. В свое время не без помощи «нефтяных нуворишей» определенная часть чеченских крестьян втянулась в совершенно новый для них вид деятельности – в кустарную переработку расхищаемой нефти. Этот нетрадиционный для них вид производства, оказавшийся весьма доходным, привел к резкому сокращению обрабатываемых земель.

    Данное обстоятельство в условиях тогдашнего безвластия в Чечне послужило примером дурного подражания, что привело к более широкому «освоению» этой сферы деятельности. Кустарная переработка нефти, которая была налажена в ходе первой войны в Чечне, продолжала культивироваться еще долгое время после войны.

    Чеченский «нефтяной бизнес» того времени имел четкую структуру. Если его тело находилось в Чечне, то голова, без сомнения, в Москве. Сотни цистерн специализированных автомашин, груженных нефтью или конденсатом в сопровождении военных уходили в Россию, а оттуда за границу. Масштабы этого нефтяного бизнеса приобретали не меньший размах, чем в период «дудаевско-масхадовской эпохи».

    Так в общественном мнении чеченцев сложился стойкий стереотип: нефть явилась причиной всех их бед. В массе своей чеченцы считают, что проблема нефти на Кавказе является главной причиной развязывания войны в Чечне.

    Национальный язык, отношение к которому в не меньшей степени сакрально, чем к земле предков – следующий фундаментальный компонент этнической идентичности чеченцев. «Неан мотт» (язык матери) – так называют чеченцы свой язык. В нем имплицитно представлен дух, ментальность этноса. Чеченцы всегда оставались преданными своему родному языку, процент считавших русский язык своим родным среди них был значительно ниже, чем среди многих других народов России. Но и русский постепенно становился для них вторым родным языком.

    Настойчивое стремление к свободе – базисный компонент бытия чеченцев. Чеченское общество за последние 300-400 лет не знало классового расслоения ни в его классическом, ни в его восточном вариантах. В отличие от дагестанцев, осетин, кабардинцев, калмыков и русских, чеченцы не имели ярко выраженного княжеского, феодального сословия, а стало быть, и зависимого сословия. Хотя можно привести отдельные случаи обратного характера, но они не составляли системы. Каждый чеченец считал себя свободным от сословной зависимости и действительно таковым являлся в течении нескольких последних веков.

    Нередко, спасаясь от классового угнетения или же от преследований за преступления немало кабардинцев, дагестанцев, русских оседало среди чеченцев. Повергаясь ассимиляции, они растворялись среди чеченцев, а часто становились основателями новых чеченских тайпов. Арабским словом тайфа (тайпа – чеч.), обозначающим группу или сообщество людей, не обязательно кровнородственных, чеченцы определяли локальные земельные объединения, занимавшие определенную территорию в Чечне.

    Тайп, будучи архаичным образованием, составляет важнейший компонент этнической идентичности чеченцев. Наряду с собственной территорией каждый тайп имел общинную гору, башню, кладбище. Некоренные тайпы не имели отличительные атрибуты, поэтому и сегодня в Чечне легко узнать, какой тайп является коренным, а какой некоренным. В историческом развитии чеченцев образовались свыше 135-ти земельных сообществ или тайпов, а из них более 20-ти не являются коренными.

    Взаимоотношения между тайпами длительное время регулировались на основе адатов и шариата. При возникновении конфликтов между тайпами или более широкими земельными сообществами (тукхумами), знатоки обычного права выступали в качестве медиаторов, через взаимный компромисс находили приемлемые решения. В истории Чечни известны факты военного и материального усиления отдельных тайпов и их попыток возвыситься над всеми остальными, что порождало внутриэтнический конфликт. Как правило, против феодальных амбиций влиятельного тайпа и его притязаний на властное доминирование в чеченском обществе единым фронтом выступали остальные.

    В исторических источниках сообщается, что в смутное время, когда межтайповская вражда длилась достаточно долго, то некоторые чеченские общества, рассчитывая на искоренение вражды и установление справедливости, приглашали на княжение кумыкских и кабардинских князей, которым устанавливалась соответствующая плата. От приглашенных князей требовалось справедливое управление и установление социального порядка. Часто приглашенные князья злоупотребляли своей властью, посягали на свободу чеченцев, что приводило к народным восстаниям и изгнанию князей.

    Чеченцы восстанавливали традиционный институт социального управления – Мехкан Кхиэл. (своего рода народный парламент), который в условиях стабильности чеченского общества, представлял собой для своего времени адекватную форму общественного устройства. Неприятие княжеской власти зафиксировано в следующей чеченской пословице: «Да не станет с колыбели княжичь, да не покинет нору волчонок». В этой пословице, возникшей в период борьбы с иноземными князьями, четко выражено неприятие чеченцами феодальной власти.

    Представление о свободе у чеченцев не является чем-то внешним, второстепенным, но имплицитно их бытию и вплетено в ткань повседневное речи чеченцев. Слово «свобода» на чеченском языке переводится как «маршо». Чеченцы встречают друг друга приветствием «Марша г1ойла», а если кто-то остается на месте, то говорят «Марша 1ойла», что переводиться: «Уходи свободным» и «Оставайся свободным». Как видно, в представлении чеченцев категория «свобода» связана с разными состояниями их социальной динамики.

    Подобные приветствия в языках иных народов Северного Кавказа нами не обнаружены. В годы Кавказской войны (1817-1859) боевым девизом чеченцев является выражение «Свобода или смерть»; третьего не дано, таков диапазон, очерченный ментальностью народа, своему существованию в экстремальных условиях.

    Даже в условиях стабильности чеченская ментальность функционирует между крайностями, хотя ей известны и посредствующие звенья. Тем не менее, проведение четких границ между крайностями – привычная логическая процедура нравственно-этического мышления чеченцев. Дружба, товарищество у чеченцев глубоко сакральны, как приверженность к земле предков. Порою, друг чеченца, особенно друг детства, ближе брата и ему он доверяет самые сокровенные мысли. «Если не друг, то враг», - считают чеченцы. Чеченцу понятно поведение друга и врага, но часто не понятно поведение тех, кто занимает промежуточное положение между этими противоположностями. Те, кто не имеет четких социальных и духовных ориентиров, личностями не считаются, про них говорят, что они – «вещи» или «животные».

    В царский период, а позже в связи с советской модернизацией, традиционное чеченское общество, равно как и другие народы Северного Кавказа, подверглось существенной социально-политической и культурной трансформации. Радикальные изменения произошли в хозяйственном быте, образе жизни, мировосприятии чеченцев. Уровень социокультурного развития чеченцев в условиях социализма, преодоление этнополитической и культурной отсталости, позволил советским специалистам по национальному вопросу зачислить их в «советскую социалистическую нацию».

    Некоторые исследователи ставят знак равенства между родом и тайпом, а современное чеченское общество отождествляют с родоплеменным строем. Этот примитивизм в анализе социальной структуры чеченского общества либо – дремучее невежество, либо – идеологическая заданность, берущая начало в царско-дворянской историографии и продолжающаяся в некоторых современных штудиях. Чеченский тайп еще несколько веков назад перестал быть общностью, основанной только на кровном родстве. Почти все чеченские тайпы принимали в свой состав представителей других этносов. В Чечне как сегодня, так и в прошлом невозможно найти село, жители которого состоят только из членов одного рода или даже тайпа. Даже в самом маленьком чеченском селении, как правило, проживают представители двух или нескольких тайпов. Совместное их проживание основано на общинном и частном землевладении, общенациональных социокультурных ценностях.

    Часто тайп пополнялся за счет принятия в свой состав представителей пришлых народов. Для этого у чеченцев бытовал специальный обряд побратимства. Вступающие в тайп инородцы были обязаны зарезать быка и устроить «той» (форма пиршества), на котором совершался ритуал побратимства. Новых членов тайпа чеченцы называли (дословно) тайповые братья, принятые, зарезав быка. После такой инкорпорации в тайп они становились его равноправными членами.

    Как в прошлом, так и сегодня трудно найти населенный пункт, состоящий только из одного тайпа. Хотя часто тайпы расселялись компактно, но, тем не менее, между ними не существовало четких разделительных границ. Почти каждый населенный пункт в Чечне представляет собой смешанное расселение тайпов и найти компактное расселение отдельно взятого тайпа сегодня невозможно.

    В решении хозяйственных и политических вопросов в чеченских селениях главная роль принадлежит не тайпу, а джамаату (общественному совету населенного пункта). Придерживаясь тайповых интересов, в Чечне практически невозможно решить ни один общенациональный вопрос. В чеченском обществе авторитетами обладает не тот, кто носится с тайповыми интересами, а тот, кто отстаивает общенациональные, общечеловеческие ценности, хотя тот или иной руководитель в Чечне часто в возглавляемую им структуру власти привлекают однотайповцев, видя в них свою политическую и экономическую опору. Но клановость власти – широко распространенное явление в мире и в России.

    Следующим идентификационным компонентом ментальности чеченцев является понятие «къонах» (рыцарь, гражданин страны). Этим именем чеченцы нарекали того, кто отстаивал общенародные интересы: защищал родину от иноземных захватчиков, отстаивал справедливость, боролся за свободу народа, защищал слабых. Чеченский «къонах» аккумулирует все лучшие стороны национальной духовности, он – эталон подражания для подрастающих поколений, вершина физического, нравственного, гражданского развития личности. О таких личностях народ сложил героические песни, в которых фиксируются их героические деяния, пронизанные духом гуманизма. Или как эпический жанр – важнейший компонент, характеризующий национальную идентичность чеченцев, в них выражена их душа, патриотические и общечеловеческие представления.

    Тех, кто совершают преступления, нарушают веками сложившийся институт нравственности, чеченцы называют «грязные» вещи, твари. Период безвластия, сопряженный со всевозможными преступлениями, чеченцы называют эпохой «грязных тварей». «Именно истинные чеченцы возродят Землю отцов», - считается в Чечне.

    Депортация чеченцев, первая и вторая войны в Чечне, приведшие к разрушениям, многочисленным жертвам среди мирного населения, деформировали у чеченцев восприятие своего образа жизни, этнокультурных традиций, миропонимания, что и отражается на их ментальных особенностях. Все эти обстоятельства затрудняют выбор чеченцами адекватной модели социально-политического развития, которая соответствовало бы основным параметрам их социокультурной идентичности формирование гражданского общества.

    Вахит Акаев

    ЕВРАЗИЯ.org
    Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это вопрос, который довольно часто я слышу. Дело в том, что в Грозном Россия не занималась тем, чем занимались в Цхинвале. Мы занимались обычными вещами, мы просто наводили порядок. Мы просто наводили порядок, мы не занимались уничтожением собственного народа, который формально

    Оффлайн Targimkho

    • Новичок
    • *
    • Сообщений: 2
    • Карма 1
    • Я люблю Кавказ
    • Уважение: +1
    Re: Чеченцы (нохчи)
    « Ответ #4 : Апрель 02, 2016, 11:03:51 am »
  • Publish
  • 0
    Исмаил Сампиев, С. М. Даудов, Р. Б. Алмазов «Коренные аккинцы (ydna L3/L1c) в Дарьяле и Армхинском ущелье: деконструкция псевдоисторических мнений  или путь предков нахской субгруппы ydna L3/L1c через Дарьял на Северный-Кавказ с Востока». Грозный-Назрань, 2016.

     Ряд псевдоисторических статей вышли в печать, — и это вызвало негативную реакцию у многих читателей. Авторы данных статей, как видно, не владеют элементарными знаниями истории и этнографии, и искажают действительные данные генетических разультатов коренных аккинцев. Фальсификация истории или переписывание истории — является сознательным искажением исторических событий. И реакция читателей объяснима и вполне ожидаема.

        «Путь предков коренных аккинцев (аухаров) носителей нахской субгруппы ydna L3/L1c через Дарьял на Северный-Кавказ с Востока».     

        Опираясь на исторические сведения и этнографический материал Н. Г. Волкова ответственно подошла к изучению истории аккинцев (вайнахское племя):
         
    Цитировать (выделенное)
    «Некогда аккинцы, вышедшие из Шами, — рассказывается в предании, — обосновались под горой Казбек ... ». // Н. Г. Волкова «Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века». Москва: «Наука», 1974. С. 143

        Путь предков аккинцев (авт. — ококи, аухары, аькхе, аьккхий) шел со стороны Востока к Закавказью через Дарьял на Северный-Кавказ, согласно этнографическим данным. Из открытых источников генетической базы FTDNA известно, что потомки предков коренных аккинцев по мужской линии были носителями гаплотипа L3 (L1c). Family Tree DNA — первопроходец генетической генеалогии и в настоящее время обладает самой большой в мире базой данных ДНК. Компания генетической генеалогии FTDNA поддерживает известный Генографический проект, начатый National Geographic и IBM. MyHeritage выбрала партнером Family Tree DNA, для предоставления своим клиентам самый доступный на рынке анализ ДНК высшего качества.

    И как пишут Х. К. Чокаев, А. Х. Чокаев, П. M. Арсанов:
    Цитировать (выделенное)
    «... В отличие от рассмотренных нами ранее субгрупп J2a1b-M67 и J1a3-Z1828, субгруппа L1c-M357, в силу своего происхождения, имеет совершенно иную предысторию. В первую очередь надо сказать, что появилась она не на Среднем Востоке, как две предыдущие, но в Центральной Азии, в «азиатском» генетическом кластере. ...
    ...Мы подробно перечислили всех членов ветви в строгой последовательности потому, что именно ее анализ позволил нам выяснить маршрут, по которому в Чечню и Ингушетию прибыли носители субгруппы L1c-M357. Она наглядно продемонстрировала, что начальным пунктом миграции была Северная Индия, откуда предковая группа переселилась сначала в Южный Иран, далее на Южный Кавказ (Карабах), в Чечню и Ингушетию, и только затем в Восточную Европу». // Х. К. Чокаев, А. Х. Чокаев, П. M. Арсанов «О происхождении чеченского и ингушского народов в свете данных генетических исследований», 2014 (авт. — материал взят из открытых источников, в печатном виде не издавался, взято с https://www.proza.ru/2014/05/25/119 )
    _______________________________________
    _______________________________________

     Проведем дополнительный анализ, прибегая к этнографическим и историческим данным у пути движения предков коренных аккинцев  [авт. — носители мужского ДНК L3 (L1c)]
     

    1) И. М. Сигаури пишет:
    Цитировать (выделенное)
    «К нахскому этносу следует отнести также «аккисов» (аккинцев). Ряд исследователей также высказывает предположение, что аккинцы впервые упомянуты Геродотом под названием «авхаты», а Клавдию Птоломею они известны под названием «акибы». // И. М. Сигаури «Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времен». Том I. Москва: «Русская жизнь», 1997. С. 154

    2) И. М. Сигаури и ряд ученых считают царских скифов, так называемых авхатов предками коренных аккинцев. И. П. Коломийцев скрупулезно исследовавший историю белых гуннов приходит к следующему выводу, И. П.  Коломийцев пишет:
    Цитировать (выделенное)
    «И, наконец, Плиний без обиняков сообщает: «За Яксартом (Сырдарьей) живут скифские народы. Среди самых известных из них: саки, массагеты… а также эвхаты и котиеры». «Эвхаты и котиеры» Плиния — это, конечно же, авхаты и катиары Геродота — два из четырех племенных союзов царственных кочевников Причерноморья. Должно быть, другие этнонимы к тому времени уже выходит из употребления. Возможно даже, что каждое из этих самоназваний состояло из двух корней: «ав-хат», «кати-ар». Нетрудно в таком случае предположить, что объединенный народ мог затем получить общее имя «ав-ар» или авары». // И. П.  Коломийцев «Тайны Великой Скифии. Записки исторического следопыта». Москва: «Олма-Пресс», 2005. С. 372

    3) С гуннами связывает одно из самоназваний коренных аккинцев А. А. Адисултанов:
    Цитировать (выделенное)
    «С середины 1 тыс. н. э. ряд письменных источников фиксирует данные о местном населении. Так, например, сирийская «Хроника Захария Ритора» (555 г.) сообщает о северокавказском племени «аугар» («авгар»), живущем на плоскости и занимающемся преимущественно скотоводством4. Этноним «аугар» («авгар»), по всей вероятности, может быть производным от слова «ауг» («авух») с добавлением суффикса множественного числа «ар» /«лар»/, дающий в конечном счете словообразование «аугар» — «авухлар». Само же название «ауховцы». // А. А. Адисултанов «Акки и аккинцы в XVI—XVIII веках». Грозный, 1992. С. 9

    4) К такому же мнению приходит и М. Р. Гасанов:
    Цитировать (выделенное)
    «Захарий Ритор пишет, что в VI в. в районе Дербента («за Каспийскими воротами, в пределах гуннов») в соседстве с древней Албанией среди 13 племен обитали и бургары//булгары.
    Название местности, в которой проживают аккинцы — Аух восходит к наименованию одного из гуннских племен Северного Кавказа аугар-авгар (VI в. н.э.), где первая часть связана с тюрк, ав — охота, вторая — тюрк, аьр — муж, мужчина, как, впрочем, и самоназвание аккинцев-ауховцев (арара) аьккхий/≤ агI, которое имеет своим источником тюркский корень со значением движения горы с подъемом (восхождением) и спуском (схождением) (Г.-Р. Гусейнов)». // М. Р. Гасанов «Дагестан: перекресток цивилизаций». Махачкала: ДГПУ, 2007. С. 93


    5) М. Бейлис считает, что титул что от этнонима «авгар» происходит титул «Вахар» (авхар), и затем титул «авар», который близок к «авхар», к как пишет М. Бейлис:
    Цитировать (выделенное)
    «Аланы и хазары жили на Кавказе и в Прикаспии, являясь соседями племен, объединяемых государством Сарир. Возможно, что от этнонима «авгар» и происходит титул «Вахар» (авхар) — Зам-шах», а затем уже и титул «авар», близкий скорее к «авхар», нежели к арабской передаче имени аваров — «ал-Абар».
    _____________________________________________
    64 — о появлении авар на Северном Кавказе в середине VI в. (дата первого посольства авар, живших по соседству с аланами, в Византию — 558 г.) до конца царствования Хосрова Анушарвана (578 г.)». // М. Бейлис «Из истории Дагестана VI—XI вв. (Сарир)» / Б. Д. Греков «Исторические записки». Том 73. Москва: «Наука», 1963. С. 256


    6) Подробно ставит все точки над "i" в этом вопросе ученый И. М. Сигаури:
    Цитировать (выделенное)
    Следовательно обратить внимание на то обстоятельство, что, по сообщениям Низам-ад-Дина Шами и Шереф-ад-Дина Али Йезди, Тимур после завоевания горных областей Симсима вернулся на плоскость, после чего и был совершен набег на "подножие горы Аухар". Поэтому маловероятно, что речь в указанном отрывке может идти об Аварии, расположенной глубоко в горах. К тому же в персидских источниках область аварцев обозначается термином Авир.
    В тоже время тюркоязычные народы (кумыки и ногайцы) называют чеченцев-аккинцев и их земли словом "Аух", во множетсвенном числе к этому слову добавляется суффикс -лар — "Аухлар". В персидском же языке для множественного числа применяется другой суффикс — ар, что дает — "Аух-ар". Следовательно, гора Аухар имеет отношение не к аварцам, а к чеченцам-аккинцам. Отметим также, что почти все старинные аккинские аулы имели названия, включавшие в себя слово "аух" — Юрт-Аух, Акташ-Аух, Ярыксу-Аух, Кошен-Аух и другие. // И. М. Сигаури «Очерки государственного устройства чеченцев с древнейших времен». Том I. Москва: издательский дом «Русская жизнь», 1997. С. 223

    _______________________________________
    _______________________________________

    Согласно историческому материалу и этнографическим источникам предки коренных аккинцев имеют самое прямое отношение к гуннским племенам, как видно из работ и исследований И. М. Сигаури, М. Бейлиса, М. Р. Гасанова, И. П. Коломийцева, А. А. Адисултанова.
      Исследователь И. П. Коломийцев считает авхатов имеющими прямую связь с кочевыми аварами.


    Аварская конница (аваро-эфталиты). По мнению ряда ученых, аваро-эфталиты являются предками кавказских эпических нартов.
     

    В своей работе И. П. Коломийцев подробно описывает путь кочевых аваров на Северный Кавказ через Дарьяльский перевал, этот же путь совпадает с путем движения предков коренных аккинцев.
    И. П. Коломойцев:
    Цитировать (выделенное)
        «Только слепой мог не увидеть, куда надо было бежать аварам, ибо направь они свои стопы на юг, на запад, или даже на северо-запад — все равно они попадали бы на территорию дружеского Царства эфталитов — своих побратимов  и  родственников. Западная аварская орда не просто ушла к эфталитам, но сделала это спокойно и без спешки. Забрав жен, детей, стариков, лошадей и имущество. И я даже точно знаю, каким путем они ушли. Ибо зовется эта дорога ... да — да, Великий шелковый путь.
        Сказать, что из Такла-Макан нет дороги в Европу или даже, что она была кем-то занята, может либо человек, не знающий историческую географию, либо... тот, кто пытается сознательно все запутать. Гумилева трудно обвинить в незнании, он энциклопедически развитый ученый. Тем более что в своей же книге «Древние тюрки» он нам эту дорогу четко указал. Цитирую: «Шелк, переливаясь из Китая в Византию, по пути частично оседал в Бухаре, Самарканде, Чаче (Ташкенте), Кашгаре, Куче и Тур-фане».
         Не мной — самим же Львом Николаевичем — указаны главные, узловые пункты всемирно известного маршрута. Три последних из них находились в землях Аварского (Жужанского) каганата, причем именно на территории Западной орды. Более того, два города — Куч и Кашгар — располагаются непосредственно в долине реки Тарим.
        То есть авары контролировали почти треть Шелковой магистрали, и сразу за их городом Кашгаром начинались Памирские перевалы, на которых засели их друзья — эфталиты. Между прочим, совместное обеспечение безопасности этого пути — одна из главных причин дружбы горцев со степняками-аварами.
        Тюрки физически никак не могли забежать в тыл жужаням и появиться в горах Памира раньше наших беглецов, они к 555 году вышли лишь к правому берегу Сырдарьи, а эфталитов разгромили и того позже — когда авары были уже в Европе. Таким образом, попасть в руки своих заклятых врагов западные жужани — авары, прекрасно знавшие дорогу в Европу, могли только в одном-единственном самоубийственном случае, если бы их вождем был некий великий российский историк, явно перепутавший стороны света.
        Кстати, путь от Памира к Кавказу через земли дружественных эфталитов почти в два с половиной раза короче, чем тот марш-  // И . П.  Коломийцев  «Тайны Великой Скифии. Записки исторического следопыта». Москва: «Олма-Пресс», 2005. С. 217

    рут, который кочевники должны были избрать по Гумилеву — обходя с севера Тянь-Шань, через оазисы Сырдарьи, минуя Аральское море к берегам Каспия, затем через реку Урал, потом — через нынешнее нижнее Поволжье.
        Настоящие, не книжные авары не стали испытывать судьбу в пустынях Средней Азии. Они прошли по древнему торговому пути через территорию эфталитов, на восточной иранской границе договорились с персидскими властями, что их пропустят. Скорее всего, персы были просто счастливы увидеть у своих границ войско, пришедшее не сражаться, а просить помощи, и направили их на Кавказ против своих врагов — гуннов-савиров. Вот вам и ответ на вопрос, почему кочевники объявились поначалу в землях аланов.
        Выходит, не такие уж эти авары в дикари, напротив — осколки древней кочевой цивилизации высокого уровня, способные в самый критический момент своей истории подготовленно отступить, сохранить армию боеспособной, не утратить высокий уровень государственной организации, вести по ходу переговоры и мирно переходить границы. Столь ли уж «разбойничьей» была держава аваров, если даже подчиненные племена — те же хунни, отличные от авар во всем, в том числе и в расовом отношении, — не бросили своих друзей в беде, не изменили своему кагану. А испили единую с аварами чашу до самого дна — вместе и в горе и радости.
        Вспомним, ведь с Византией авары тоже не сразу начали войну — вначале просили землю подальше от злейших врагов своих. И только после того, как узнали, что тюрки отправили свое посольство в Константинополь, начали громить северокавказских гуннов — друзей ромеев. Можно не сомневаться в том, что единственная цель у дипломатической миссии тюрок 558 года была дискредитация врагов-аваров, а также, возможно, договоренность о выдаче этого племени тюркам.
         Авары чувствовали себя попавшими в западню. Сзади — бывшие рабы, жаждущие их крови, впереди — коварная, предательская Византийская империя. Спасение только в быстрых конях, острых саблях и железных стременах». // И . П.  Коломийцев  «Тайны Великой Скифии. Записки исторического следопыта». Москва: «Олма-Пресс», 2005. С. 218



    Великий Шелковый путь — XIV век. Фотография взята у Галия Фазылова, Клуб Евразийской Интеграции МГИМО (У): «Возрождение Великого Шелкового пути»

    Оффлайн Targimkho

    • Новичок
    • *
    • Сообщений: 2
    • Карма 1
    • Я люблю Кавказ
    • Уважение: +1
    Re: Чеченцы (нохчи)
    « Ответ #5 : Апрель 02, 2016, 11:08:15 am »
  • Publish
  • +1
    Эпические нарты в истории древних горцев вай-нах-чий
     Авторы: Даудов С. М., Алмазов Р. Б.
     Грозный — Магас — Москва, 2016.

     Между тем, пока идут горячие дискуссии и научные споры между учеными, а также и любителями, за историю и происхождение искомых алан ... , —  надо признать, что данные палеоднк-тестов исторических донских алан в 2014 г. не подтвердили родство с кавказскими народами. Как показали генетические данные современных осетин, — осетины — древние горцы-автохтоны Кавказа,  в генетическом плане близкие к грузинам, местными кавказцами "оказались" адыги, кумыки и остальные народы.
      Также продолжается "борьба" за нартское прошлое среди ученых-кавказоведов. Летописные нарты в свете данных этнографии четко и ясно показывают, что нарты — кочевой, пришлый народ ((Орда), имевшим по тем временам бронированную и эффективную в боях конницу, о чем ярко свидельствует нартский эпос):

    Цитировать (выделенное)
    «... в эпосе вайнахов нарт-орстхойцы всегда характеризуются как пришельцы». // А. О. Мальсагов «Нарт-орстхойский эпос вайнахов». Грозный, 1970. С. 7

    Орстхойцы отсылают нас к аьккхинцам, как к своим славным предкам, в других преданиях — как родственному племени. Орстхойцев вайнахи связывают с именем — мифических героев нартов. // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечено-Ингушетии». Часть II. Грозный, 1978. С. 79


     Само понятие Орда это своеобразный и загадочный мир. Часто интересы в Орде представляет верхушка в лице вождей стремящимся к захватам и агрессиям, а также обогащению  за счет чужого имущества, пастбищ, пленных. В отличие от земледельческой культуры кочевой мир более специализирован на производстве и усовершенствовании средств войны. Кавказоведы признавая пришлый характер агрессивных кочевников-нартов, одновременно расходятся в мнениях о вопросе происхождении конных рыцарей. Одни считают летописных нартов − частью аланского кочевого мира (укрепления кочевых алан направлены против местных горцев); вторые признают летописных нарты − потомками кочевой захватнической Аваро-эфталитской Орды; остальные же считают,  нартов − потомками прославленного некогда агресивно-воинственного народа − марды. Все перечисленные народы изначально являются выходцами ирано-индийского мира. Стоить заметить, что аваро-эфталиты и марды идентичны:

    Цитировать (выделенное)
    Более того, упомянутым исследователем утверждается даже, что нартский эпос произошел из эфталитской среды: «Белые гунны, переселившиеся в пределы Северного Кавказа и явившиеся реальными создателями нартовского эпоса...». // Р. С. Тебуев, Р. Т. Хатуев «Очерки истории карачаево-балкарцев». Москва—Ставрополь, 2002. С. 54

    Аварское общество, повидимому, состояло из четырёх основных элементов: 1) местного, 2) гуннского, 3) тюркского (эфталитского), 4) жуаньжуаньского. // А. Н. Бернштам «Очерк истории гуннов». Ленинград: ЛГУ. 1951. С. 172


    Пфафф отождествляет легендарных нартов осетинских сказаний с воинственным народом мардов, живших, по данным древних авторов, на южном берегу Каспийского моря и в горах Эльбурса. // Ю. С. Гаглойти «Аланы и вопросы этногенеза осетин». Тбилиси: «Мецниереба», 1966. С. 16

    марды также локализуются в северном Иране и считаются разбойничьим горным племенем. // И. Н. Хюпин «Этногеография державы Ахеменидов по Геродоту». «Страны и народы Востока». Выпуск VIII. Москва: «Наука», 1969. С. 287



    Картина «красного хуна» в исполнении греческого художника Гианнопулоса. У эфталитов было деление на «белых гуннов» и «красных гуннов». Красные (черные) гунны относились к белым гуннам (Приск Панийский).

    Цитировать (выделенное)
    Захарий Ритор пишет, что в VI в. в районе Дербента («за Каспийскими воротами, в пределах гуннов») в соседстве с древней Албанией среди 13 племен обитали и бургары//булгары.
    Название местности, в которой проживают аккинцы — Аух восходит к наименованию одного из гуннских племен Северного Кавказа аугар-авгар (VI в. н.э.), где первая часть связана с тюрк, ав — охота, вторая — тюрк, аьр — муж, мужчина, как, впрочем, и самоназвание аккинцев-ауховцев (арара) аьккхий/≤ агI, которое имеет своим источником тюркский корень со значением движения горы с подъемом (восхождением) и спуском (схождением)(Г.-Р. Гусейнов). // М. Р. Гасанов «Дагестан: перекресток цивилизаций». Махачкала: ДГПУ, 2007. С. 93

    Следовательно обратить внимание на то обстоятельство, что, по сообщениям Низам-ад-Дина Шами и Шереф-ад-Дина Али Йезди, Тимур после завоевания горных областей Симсима вернулся на плоскость, после чего и был совершен набег на "подножие горы Аухар". Поэтому маловероятно, что речь в указанном отрывке может идти об Аварии, расположенной глубоко в горах. К тому же в персидских источниках область аварцев обозначается термином Авир.
    В тоже время тюркоязычные народы (кумыки и ногайцы) называют чеченцев-аккинцев и их земли словом "Аух", во множетсвенном числе к этому слову добавляется суффикс -лар — "Аухлар". В персидском же языке для множественного числа применяется другой суффикс — ар, что дает — "Аух-ар". Следовательно, гора Аухар имеет отношение не к аварцам, а к чеченцам-аккинцам. Отметим также, что почти все старинные аккинские аулы имели названия, включавшие в себя слово "аух" — Юрт-Аух, Акташ-Аух, Ярыксу-Аух, Кошен-Аух и другие. // И. М. Сигаури «Очерки государственного устройства чеченцев с древнейших времен». Том I. Москва: издательский дом «Русская жизнь», 1997. С. 223

    Предположение о том, что между аварами и аварцами Дагестана возможно этническое родство не подтверждается никакими историческими сведениями. В Хазарский каганат были включены помимо Дагестана и оставшиеся части Аварского каганата. //
    С. Г. Лукина«Проблемы этногенеза авар по данным археологических источников» Удмуртский государственный университет, г. Ижевск, Россия / Народы Евразии. История, культура и проблемы взаимодействия: материалы международной научно-практической конференции 5–6 апреля 2011 года. Пенза–Баку: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. С. 18

    -------------------------
    -------------------------

    Нарты-пришельцы вначале ведут жестокую борьбу с не менее воинственными горцами Кавказа. Горцы Кавказа прославленные воины, живущие по патриархальным обычаям, потомки древнейшей цивилизации, но военный успех на стороне бронированных пришельцев... но затем нартов-пришельцев, вступивших в борьбу с могучими горцами Кавказа местное население во главе своих героев побеждает и ассимилирует (объединение). Также, судя по материалам, происходит взаимный культурный обмен. Само число загадочных пришельцев-нартов (керестан-исполины) невелико, они погибают и остатки их становятся частью вайнахов-горцев. Как показали новейшие генетичские данные кавказских народов, характерными мужскими субкладами местных горцев-кавказцев являются гаплотипы: J1, J2, G, R. Кавказские субклады гаплотипов J1, J2, G, R − это древнейшие аборигены гор величественого Кавказа:


    Цитировать (выделенное)
    Раньше нарты издевались над местными людьми, но постепенно люди стали притеснять их. Люди не давали житья нартам, живущим на Яшарт-кургане, и они пошли жить к герменчугским нартам. Чтобы укрыться, нарты спустились внутрь укрепления Герменчуг. Вынимая землю изнутри, они сделали кругом ров и вал, чтобы люди не добрались до них. // У. Б. Далгат «Героический эпос чеченцев и ингушей». Исследование и тексты. Москва, 1972. С. 342


    В вайнахском эпосе о нартах под мифологическим покровом и позднейшими фольклорными различаются свидетельства о процессе слияния носителей основного ядра нартовского эпоса с аборигенным населением центральной части Северного Кавказа, предками вайнахов — дурдзуками. Процесс этого примирения мог быть длительным и охватывал большой промежуток времени: от раннего периода оседания скифо-сарматов на Северном Кавказе вплоть до средневековья. Из сюжетов, включающих этот мотив, являющийся как бы заключительным аккордом каждого из них приведу два, наиболее выразительных.
    Признание вайнахскими сказителями общенартовского героя Сосруко-Сослана — вайнахский Сеска-Солса — вызвано не только, возможно, даже не столько его общим эпическим обоянием. Более того, чеченские и ингушские сказители нередко подчеркивают, что Сеска-Солса «помогал только своим орштхоям (-орстхойцам — Г. Ц.), своим близким, но всему народу не был полезен», точно так же, как «вообще все орштхои обижали других людей». Наоборот, обояние Сеска-Солсы в вайнахском фольклоре основывается на исторических реалиях и прежде всего на примирении кочевников Северного Кавказа с «местными героями».
    Другим примером может служить отношение народа к одному из часто встречающихся в нарт-орстхойском эпосе героев Хамчи-Патарзу (соответствует Батразу осетинского эпоса). ... // Г. В. Цулая «Грузинское летописное предание о «нашествии хазар» и его параллели в фольклоре народов Кавказа». Кавказ и Византия. Выпуск 5. Ереван: АН АССР, 1987. С. 29

    Древние нарты долго и жестоко боролись съ туземцами и между собою. Об этой борьбе мы узнаемъ несколько подробностей изъ критическаго разбора подлинныхъ сказаний о нартахъ. Наконецъ, они были побеждены, упали до уровня туземцевъ и смешались с ними, впрочемъ — въ достаточномъ числе, чтобы сохранить ясные и до сихъ поръ проявляющиеся следы своего мидо-персидскаго происхождения. // Материалы для древней истории осетин. I — Общие места к осетинской истории. Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск IV. Тифлис: Издание кавказского горского управления, 1870. С. 9


    «Акинцы по образу жизни более пастухи, номады...». // Сочинение А. П. Берже, Правителя делъ Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Тифлисъ, 1859. С. 82

    «Карабулаки суть кочевой народъ...». // Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа из путешествия г-на академика И. А. Гильденштедта через Россию и Кавказским горам, в 1770, 71, 72 и 73 годах. Санкт-Петербург, при Императорской Академии Наук, 1809. С. 86

    Акинцы (от которых, по преданиям, произошли арштхойцы — карабулаки) считались самым воинственным, непокорным народом. // У. Б. Далгат «Общие основы чечено-ингушского эпоса». Москва, 1972. С. 49

    Акинцы (прибавлю от себя — самый воинственный, непокорный народ) вечно беспокоили прочих ... и были непримиримой вражде с ними. // Б. К. Далгат «Родовой быт и обычное право чеченцев и ингушей. Исследование и материалы 1892—1894 гг.». Москва, 2008. С. 75



       АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ


    ⚑ Из этнографических преданий, записанных со слов местного населения, эпические нарт-орстхои произошли от коренных аккинцев-аувхаров (днк-L3):

    1) Первый пункт исследования:

    Цитировать (выделенное)
    По другому чеченскому преданию, «некий акинец, по имени Арштхоо, выселившись из своего общества [горного Акинского общества] и спустившись с своим родом в Бамутское ущелье, основался у источников, называемых Черными Ключами [по-кумыкски — Карабулак]. От населения, основанного здесь Арштхоо, образовалось особое общество, называвшее себя... Арштхой ». // У. Б. Далгат «Героический эпос чеченцев и ингушей». Исследование и тексты. Москва: «Наука», 1972. С. 41

    Некий же акинец, по имени Арштхоо, выселившись на своего общества и спустясь со своим родом в Бумутское ущелье, основался у источников, называемых Черными ключами (по кумыкски — карабулах) и образующих речку, впадающую в р. Мартангу, и названную, по имени Арштхоо , Арштинкою. От населения, основанного здесь Арштхоо, образовалось особое общество, называвшее себя и доселе: Арштхой. Кумыки же называли его, по источникам, у которых оно жило Карабулах. Общество это в недавнее время переселилось в Турцию. // Н. А. Благовещенский «Сборник сведений о Терской области. Заметки о Чечне и чеченцах». Выпуск 1. Владикавказ: «Издание Терского Областного статистического комитета», 1878. С. 244


    ⚑ Подчеркнем одну важную деталь, комментируя данное предание —  в данном случае речь идет об эпических-летописных нарт-орстхоях, а не о тукхуме (союз) орстхой. Тукхум орстхой позднее объединение, возраст которого как тукхума 300-400 лет (исторические данные).
     Структура тайпа и тукхума чеченцев представляет из себя — союз-объединение на определенной территории из разных родов, гаров, некъий, фамилий, но не кровного родства (за редкими исключениями). Тесты ДНК представителей тукхума орстхой из Чечни, Ингушетии и Чеченского Ауха подтверждают сущность нахского тукхума, как союзного объединения, но не более.


    2) Второй пункт исследования

     Кем был этот аккинец, от которого произошли первые нахские эпические нарт-орстхой. Приведем предание из нахского нартского эпоса от Чаха Ахриева:

    Цитировать (выделенное)
    ⚑  «Орштхойцы (карабулаки)».

    Чопа, сын Барата, и сын Загк, сын Гарда, были знаменитые мужи; трудно было дать кому-нибудь из них преимущесто; оба они жили возле реки Фортона, один на одном берегу, другой на другом; до сих пор видны следы их жилищь. Чопа не имел наследников, — говорит, что он был женат на лесной женщине *).

    В Ногайской стране жил один князь, Баркчапо. Ему
    _______________________________________________
    *) — Ингуши верят, что в лесах живет особая порода лесных людей. Лесные мужчины покрыты волосами, имеют страшный вид, свирепый и коварный характер; на груди у них острый топор. Лесные женщины отличаются чрезвычайной красотой; волосы у них до пять и прекрасного золотисто-серевбрянного цвета; но по характеру они так же злы и коварны. // Чах Ахриев, I — исследование и материалы: 2) Ингуши (их предания, верования и поверья), / Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск VIII. Тифлис, 1875. С. 27

    была предсказана смерть от руки или Чопа, или Загка. На том месте, где жители собирались для препровождения времени, лежало бревно с дуплом. Туда забрался Чопа с целью убить князя. «Нужно осмотреть бревно», сказали ногайцы, когда пришел князь проводить время. «Что скажут прочие князья, когда узнают, что я не могу спокойно проводить день и смотрю в бревно, на которое должен сесть?» — и князь отклонил предосторожность своих подвластных. Чопа оставил бревно и отошел в отхожее место князя и стал его там ждать. Князь пришел туда — и Чопа заколол его.
    Чопа продолжал свою связь с лесной женщиной и у него потом были две дочери. «А что, Чопа, ты испугаешься, если к тебе придет ночью придеть какое-нибудь чудовище?» — спросила его однажды лесная женщина. «Настолько не испугаюсь, что не потеряюсь защищать себя, кто-бы не напал на меня!» — отвечал Чопа. — «Сегодня я оставлю одного тебя в лесу и ты должен показать свою храбрость; в полночь придет к тебе лесной человек!» — говорит женщина. Чопа сел в лесу один. В полночь поднялась буря, гроза и все приняло страшный вид. Вдруг, с вихрем, появляется чудовище; оно освещалось огнем и подошло к Чопе. Чопа сделал выстрел в него. «Я брат той женщины, которая живет с тобою!» — говорит чудовище, — «Напрасно ты выстрелил!» Раздался стон и чудовище исчезло. «А что, приходил кто-нибудь к тебе?» — спросила женщина Чопу. — «Да, приходило в полночь огненное чудовище; я сделал в него выстрел. После этого оно сказало, что оно — твой брат; стало страдать и опять исчезло!» — «Ты убил брата моего!» — начала она упрекать Чопу. Связь между ними продолжалась и у них родился сын. Когда сын подрос, то Чопа стал опасаться отомщения от него за убитого дядю. Он должен был прекратить свою продолжительную связь с лесной женщиной. Он даже боялся ходить в лес. Однажды, он отправился на плоскость, к кабардинцам, которые жили на теперешней назрановской плоскости. Чопа возвращался домой через ущелье Аршту. Перед входом в ущелье, Чопа наткнулся на огромное чудовище. Чудовище это спрашивает: кто он такой? «Чопа», отвечает тот. — «Какой ты маленький человек!» — говорит чудовище. «Послушай, Чопа: я лесной человек, мы, лесные мужи, полюбили одну ногайскую княжну. Чтобы не обидеть нас, княжня не захотела отдать преимущество никому из нас; она велела нам удалиться, // Чах Ахриев, I — исследование и материалы: 2) Ингуши (их предания, верования и поверья), / Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск VIII. Тифлис, 1875. С. 28

    так-как она скажет после: за кого из нас выйдет замуж. С дороги мой товарищ тайком воротился к княжне; его я подстерегаю. Он должен возвращаться на арбе с невестой и деньгами. Между нами должна произойти драка и в драке мы убьем друг друга. Тогда тебе останется невеста и огромное богатство. Но, вот, я засну и прозеваю товарища и разбудить меня никакие твои толчки не могут. Я лягу под дерево, и когда будет ехать мой товарищ, то подруби дерево, чтобы оно упало на меня; только этим и можно меня разбудить». Через несколько времени поднялся ветер и Чопа увидел, что на арбе с невестой едет лесной муж. Он стал рубить дерево и оно упало на лесного человека, спавшего под ним. «Что ты меня будишь?» — говорит он Чопе. «Вон едут!» — отвечает Чопа. Между лесными мужами произошла драка; они убили друг друга. Чопе остались невеста и огромное богатство. «Теперь ты должна выйти за меня!» — говорит Чопа невесте. — «Лучше отпусти меня, возьми себе все богатство; ты не можешь быть моим мужем, потому-что не можешь исполнять супружеских обязанностей». Чопа настаивал на своем. «Ну, если достанешь до моих колен, то я выйду за тебя!» — Чопа не мог достать до ее колен. Тогда он отпустил ее назад домой. Чопа отправился дальше по ущелью Аршту. Не доезжая до аула Бултум, он встретил своего лесного сына. Между ними произошла драка. Чопа был ранен и ограблен сыном своим, в отмщение за дядю. Чопу взяли жители аула Бултум. Чопа умирал; он завещал, чтобы в комнате его, где он будет лежать мертвый, никого не было. Так и сделали. Но одна женщина из любопытства осталась в комнате с трупом. В полночь комната вдруг осветилась и в ней явилась лесная женщина со своими прекрасными дочерьми оплакивать Чопу. Затем они омыли и одели его труп. К рассвету, лесная женщина говорит своим дочерям, что она чует запах человеческий. «Кто слышит наш разговор, да не удовлетворятся души его потомства!» — Произнесши это заклятие, лесная женщина исчезла с дочерьми. От той женщины произошли орштхоевцы (карабулаки). Известно, что они самый беспокойный народ и ничем не удовлетворяются. // Чах Ахриев, I — исследование и материалы: 2) Ингуши (их предания, верования и поверья), / Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск VIII. Тифлис, 1875. С. 29



    ➡ Согласно преданию «Орштхойцы (карабулаки)» записанным Чахом Ахриевмы, имя первого нахского эпического нарта было ЧОПА. Что нам это дает, и какую связь аккинцев с первыми нартами мы обнаруживаем? Из базы данных ген. тестов ФТДНК мы знаем, что коренные аккинцы потомки Акхберга и его дружины показывают стабильно и устойчиво субклад гаплотипа L3 (Акхберг, по преданиям, пришел в Галанчожский р-н с равнины и был объявлен новым Воккхаэла-Пулой, заместо местного владельца аула Вауги). В Ингушетии потомки легендарного Чопы показывают субклад гаплотипа L3. Это фамилии Белхороевых, Кориговых, Булгучевых, Боковых, Гягиевых, Хашиевых, Гетагажевых, Сапралиевых и др.
       Оба предания оказались правдивыми и отражают реальную картину прошлого.

      Смотрим дальше, проверим эти данные еще раз. В Ингушетии существует уникальный памятник мусульманской культуры Бороган-Каш. В нем лежали скелеты народа НАРТ (вывезены как святые мощи при царской России), именно от этого народа НАРТ и ведут свое происхождение, по генеалогическим данным, родовые фамилии Белхороевых, Гетагажевых, Кориговых, Булгучевых, Хашиевых, Берсановых и др., — являющихся носителями мужского субклада ДНК L3, как и у коренных горных аккинцев, кей, хьаккой, варандой, чунгурой, харачой.

     

    Проверим наш версию еще раз:


    Цитировать (выделенное)
    ⚑ «Осетинские исследования А. М. Шёгрена».
    У ингушей, кистин, галгаев почиталось прежде нечто вроде человеческих скелетов, теперь они остались на прежнем месте и не пользуются никаким уважением в народе. Предание ничего не знает о их происхождении достоверного и только утверждает, что эти скелеты, принадлежали некогда жившему около Назрани народу Нарт, сохранились от повреждения 2000 лет, и с приходом русских начали портиться. Место их ниже крепости Назрана по Сунже, в 12 верстах. Над скелетами выстроена каменная будочка, и ингуши доселе их покрывают часто полотном в знак, что и теперь не совсем разуверились в святости // Осетинские исследования (сост. и перев. Камботов Т. Т.): Монография. Под редакцией док. ист. наук, проф. А. А. Магометова; Сев.-Осет. гос. ун-т. Владикавказ: Изд-во «СОГУ», 1998. С. 48


    «Слепой Ган»
    Борга, похороненный где-то в окрестностях Назрани, является далеким предком Фаргиевых, Белхароевых, Кориговых, Булгучевых.

    У Гана, отца Белхара и Булгача, были семь сыновей и одна дочь. Однажды эта сестра семерых братьев произнесла проклятье в адрес снежинки, попавшей ей за пазуху в день свадьбы. За ее гордость тут же напал мор на ее братьев, и они умерли в ту же ночь. Их отец Ган от горя ослеп. Друг Гана, пришедший выразить ему соболезнование, сказал:
    — Смирись, Ган, да не будет тебе еще большего горя.
    У Гана вырвалось:
    — Какое еще большее горе может постичь меня?
    В ту же ночь померла его жена. Тогда ослепший Ган сказал:
    — Как бы тяжким ни показалось человеку свое горе, его может постигнуть еще более тяжкое.
    Гану посоветовали жениться на девушке мелхистинке. Женился Ган, и она родила ему сыновей Белхара и Булгуча. У Булгуча родились два сына: Зайт и Кориг. От Зайта ведут свое начало Фаргиевы. Между Фаргиевыми, Кориговыми, Булгучевыми редко заключаются браки. Роды эти относятся к племени орстхой. У селения Аршты имелась башня Албака, сына Фярга.
    Фаргиевы являются потомками Булгучевых. Жили Фаргиевы в аулах Берашке и Аршты. В Берашке у них была башня, внутри которой имелся родник. Башня построена Фаргиевым Керимом, сыном Исмаила. Его потомки проживают теперь в селении Алхасты. И Чечне, в селении Шали, живут Шовхаловы и Магомедовы, являющиеся выходцами из рода Фаргиевых. Некогда один Фаргиев был женат на чеченке, после его гибели жена с двумя сыновьями переехала жить в Шали. От ее сыновей пошло потомство этих чеченских фамилий.
    Фартанг Фаргиев убил своего однофамильца и бежал на жительство в то место, где течет река, названная по его имени Фортангой. // И. А. Дахкильгов, А. О. Мальсагов «Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей». Грозный, 1986. С. 385


    То, что мавзолей «Борага-каш»— памятник арстхойского народа и является усыпальницей знатного арстхойского воина, подтверждает материал, собранный и опубликованный ингушским исследователем, краеведоми писателем Газиковым Б. Д. Стоит внимания и то, что по материалам ряда исследований вайнахских и дагестанских ученых: арштхо Борг'а (Борага) являлся отцом Чопы, поселившегося на р. Фортанге (Далгат Б. К. Родовой быт и обычное право чеченцев и ингушей. Исследование и материалы 1892-1894 гг. М., 2008 г., стр. 67). О том же свидетельствует и фрагмент арстхойской родословной из рукописи учёного-алима Гарданова Х. К., а также его ссылка на «Борага-каш» — усыпальницу Бексултана — потомка одного из арстхойских этнархов 'аднана (Хаднана). // Алихан Цечоев «О мавзолее Борага-каш». / Общественно-политический, литературно-художественный, иллюстрированный журнал «Жизнь национальностей». Гл. ред. Хажбикар Боков. № 3. Москва, 2012. С. 51


    «В сказании о Гарбашах показаны богатыри тяжеловесного вида, их встретил нарт-орштхойский герой Чопа Борганов, проезжая по лесу. Из мизинца одного Гарбаша вытекала кровавая река. Оказывается, он порезал свой мизинец, чтобы не заснуть и не пропустить своего соперника. Великан так могуч, что его можно разбудить не иначе, как свалив на его голову огромную подрубленную чинару, к которой он прислонился. Прославленный нарт-орштхоевец Чопа кажется ему кажется ему всего-навсего мухой». // У. Б. Далгат «Кавказские богатыские сказания древних циклов и эпос о нартах». / А. А. Петросян «Сказания о нартах — эпос народов Кавказа». Москва: «Наука», 1969. С. 139

    _______________________________________________

    Заключение и вывод из общего исследования.


     Оба варианта нашего общего исследования с приведенными этнографическими преданиями подтвердили происхождение эпического нарта из Аккхи (Аухары, эпическая область Авары/Аухар/Ихран). 

    _______________________________________________

    Этнография и новейшие выводы генетиков говорят о многом:

    Цитировать (выделенное)
    ⚑  В этой связи заслуживает внимания предположения А. Б. Гадло о связях арштхойцев (орштхойцев) с алано-иранской общностью. А. В. Гадло считает, что этот этноним является вариантом этнонима ир/ирон и сохраняется в названии страны Ихран, а оно представляет измененное в вайнахской этнической среде наименование страны иронцев — Иристон. Иными словами, по предположению А. В. Гадло орстхойцы (карабулаки) и аккинцы, возможно, являются потомками аборигенного (ираноязычного, ассимилированного позднее вайнахами) населения страны Ирхан (Ихран) — одного из раннесредневековых политических образований центрального Северного Кавказа. // М.-Р. А. Ибрагимов «Аккинцы в Дагестане (XVI — XX .в.)». / А. В. Гадло, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 4. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1993. С. 60


    ⚑ И. Л. Рожанский «О гаплогруппе L1c».
    Откуда эта генеалогическая линия появилась в Чечне, однозначно сказать сложно, но есть одно соображение. Данные по 17-маркерным гаплотипам индийцев бали взяты из довольно большой выборки в 750 гаплотипов, что были собраны по разным кастам и племенам. Однако, представители L1c оказались только среди брахманов северо-западных штатов Индии. Двое из 5-ти индийцев, прошедших тест в коммерческих компаниях, носят кшатрийскую по происхождению фамилию Сингх. То есть, опять, верхняя каста. Теперь обратите внимание на датировки и географию всей ветви L1c — ничего они не напоминают? Налицо все особенности юго-восточной ветви R1a1 (Z94), за исключением крайне малой численности первой. Похоже, представители этой минорной генеалогической линии сохранились как небольшая "примесь" в среде ариев, расселившихся от причерноморских степей до Индии. // И. Л. Рожанский «О гаплогруппе L1c». / Составитель: Академия ДНК-генеалогии. Оформление издания: Anatole A. Klyosov. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba. Volume 6, № 7. July 2013. С. 1296

    Где и при каких обстоятельствах произошла эта ассимиляция, сказать пока сложно. Однако, наиболее вероятным местом, откуда пришли предки вайнахской линии, можно считать Великую Степь, гда до сих пор сохранилось немало похожих реликтовых ветвей. // И. Л. Рожанский «О гаплогруппе L1c». / Составитель: Академия ДНК-генеалогии. Оформление издания: Anatole A. Klyosov. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba. Volume 6, № 7. July 2013. С. 1297


    гаплогруппы: L – маркирующая индо-иранскую компоненту. // М. О. Раджабов. Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН, г. Махачкала. Мозаичная структура генофонда народов Дагестана (Данные ДНК анализа). / Новейшие открытия в археологии Северного Кавказа: Исследования и интерпретации. XXVII Крупновские чтения. Материалы Международной научной конференции. Махачкала, 23-28 апреля 2012 г. Махачкала: Мавраевъ, 2012. С. 121



     В своих исследованиях ученый  С. А. Натаев о первых нартах из Аккхий (Лам-Кереста), учитывая временные рамки, пришел к закономерному и логическому выводу:

    Цитировать (выделенное)


    «Мы все орстхой из Акки», — говорят представители этих групп, вполне четко до сих пор сохраняя свое этническое самосознание. // Н. Г. Волкова «Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века». Москва: «Наука», 1974. С. 163

    Теснейшим образом орстхойцы связаны с аккинцами, составляя по существу с последними один народ. // Н. Г. Волкова «Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века». Москва: «Наука», 1974. С. 167


    Восточными соседями ингушей были карабулаки и горные аккинцы — две локальные группы вайнахов, имеющие особые самоназвания (орстхой и аккхий) и некоторые диалектные особенности в языке. Обе группы не только занимают промежуточное положение между чеченцами и ингушами по своему географическому местоположению, но и в сознании коренного населения представляют особые тейпы вайнахов, не причисляемые последними ни к чеченцам, ни к ингушам. // Н. Г. Волкова «Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века». Москва: «Наука», 1974. С. 163

    ⚑ С. А. Натаев:
    ⚑ ⚑ ⚑  «Мы все орстхой из Акки» — говорят представители этих групп, вполне четко до сих пор сохраняя свое этническое самосознание. Точка зрения автора, вероятно, имеет под собой историческую основу, но для более раннего исторического периода, а для изучаемого периода XVIII–XIX вв. не характерна. // С. А. Натаев «Проблема этнотерриториальной структуры Чечни в XVIII–XIX вв. в исторической литературе». / Научный журнал "Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки" (ВАК при Минобрнауки РФ). Выпуск № 11 (часть – 1). Краснодар, 2015. С. 223


     Ассимиляцией орстхойцев вайнахами объясняются, видимо, и существенные противоречия в характиристике и локализации нартов, по одним данным, обитавших в Санибском ущелье в соседней Осетии, по другим — в горах Галанчожского района  и по берегам реки Фортанги. По материалам С. Ч. Эльмурзаева, род карабулаков насчитывает 14 поколений, по нашим данным — 13 поколений. Столь близкое совпадение сведений, полученных, полученных из разных источников, вряд ли является случайным и с известными оговорками может быть расценено, как указание на примерную давность окончательной ассимиляции орстхойцев-чужеродцев.
        Однако, и войдя в состав вайнахов, карабулаки-орстхойцы долгое время еще сохраняли свои эпические черты — большую // М. М. Блиев «Вопросы историко-культурных связей на Северном Кавказе». Сборник научных трудов. Орджоникидзе, 1985. С. 27

    подвижность быта, воинственность и враждебное отношение к ингушам, своим ближайшим соседям. «По преданиям существующим между горскими народами, — пишет С. М. Броневский, — карабулаки в давние времена составляли сильное воинское колено... были богаты скотом...» и вели полукочевой образ жизни.
         «Крепким народом» признают карабулаков-орстхойцев и наши информаторы. // М. М. Блиев «Вопросы историко-культурных связей на Северном Кавказе». Сборник научных трудов. Орджоникидзе, 1985. С. 28.

    «Среди ученых до сих пор нет единого мнения в отношении этнической принадлежности карабулаков. Между тем, сами они, как и все чеченцы, связывают свое происхождение с местностью Нашха в Чечне и считают себя потомками этноарха чеченца Турпала Нохчуо. Более конкретно в своих преданиях карабулаки-орштхоевцы называют своей прародиной местность Аьккха (Галанчожский район) или Лам-Аьккха (обширный район, который еще до половины XVII века включал в себя часть Джейрахского и Дарьяльского ущелий и земли, влоть до горы Казбек. – Авт.). Карабулаки отсылают нас к аккинцам, как к своим славным предкам, а в некоторых преданиях – как и к родственному себе обществу». // Н. С. Нухажиев, Х. С. Умхаев «В поисках национальной идентичности». Грозный: ФГУП «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2012. С. 133


    Орстхойцы-Эрштхойцы утверждают, что Мержойцы ничего общего с ними не имеют. // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечено-Ингушетии». Часть 2. Грозный, 1978. С. 101

     В Эрштхой вошли тайпы Галой, ГIандалой, ГIарчой, Мержой, Мужахой и ЦIечой, жившие на западе Чечни, в долине реки Нижний Мартан (Фортанга). // Э. А. Исаев «Вайнахская этика». Назрань, 1999. С. 54

    Карабулаки — вновь образовавшиеся общества из горных переселенцев. // Б. Б Боромангнаев «Вклад репрессированных народов СССР в Победу в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.». Монография. Том I. Элиста: «Джангар». 2010. С. 381



    Дополнительная информация:

    [/QUOTE] В свою очередь, тейпы условно объединены в 9—11 тукхумов (акъкхи, галай, ламакъкхи, малхистой, мъастой, нашхой, нохчмахкхой, терлой, чеберлой, шарой, шатой) — это военно-экономические объединения, решающие общие задачи защиты от нападения врагов и торгового обмена. Двенадцатым тукхумом иногда называют ингушей, чье происхождение, язык и обычаи, имеют много общего с чеченцами. Фактически — это один вайнахский народ. // А. А. Ляховский «Зачарованные свободой: Тайны кавказских войн: Информация. Анализ. Выводы». Москва: Детектив-Пресс, 2006. С. 20 [/QUOTE]


    Завершая статью хочется привести слова историка С. А. Натаева, наполненные глубоким назидательным смыслом: 

    Цитировать (выделенное)
    Проблема этнотерриториального деления Чечни, принадлежность чеченских субэтнических групп Аьккхий, Галай, Орстхой и др. к той или иной нахской народности стала предметом ненаучных измышлений, компиляций, спекуляций в околонаучных изданиях, учебниках, пособиях для школ и высших учебных заведений. // С. А. Натаев «Проблема этнотерриториальной структуры Чечни в XVIII–XIX вв. в исторической литературе». / Научный журнал "Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки" (ВАК при Минобрнауки РФ). Выпуск № 11 (часть – 1). Краснодар, 2015. С. 221

     


    Facebook Comments