Автор Тема: Когда и для кого был создан термин "Южная Осетия" ?  (Прочитано 3203 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Когда и для кого был создан термин "Южная Осетия" ?

[float=left][/float]В 30-е годы XIX века под влиянием русских в историко-географическую лексику были внедрены два чуждых до этого времени топонимических словосочетания: "Северная Осетия" и "Южная Осетия". Закреплению в грузинской ономастике терминов "Осетия" и "Южная Осетия" способствовало открытие в составе Тбилисской губернии т.н. "Осетинского округа" (1843 г.) для горских осетин, проживавших в Двалети и ущелье Лиахви. Один из его участков, в частности, "Нарский участок" или территория исторической Двалети, в 1858 году был передан Терскому округу.

Историк Г. Тогошвили, говоря о термине "Южная Осетия", пишет, что якобы это понятие существовало в первой четверти XVIII века. По его словам, во времена Вахтанга VI царский двор Картли "имел систематические и непосредственные связи с Северной Осетией".

"Южной Осетии", как географической или политической реальности, в истории не существовало, как не существовало и не существует "югоосетинской нации". И это прописная истина. Осетин – есть осетин, живет ли он на южном склоне Кавказа или на северном. Можно прямо сказать, что до XIX века как в грузинских, так и в русских или других иностранных источниках, не зафиксирован ни один случай употребления термина "Южная Осетия".

Примечательно, что с 1770 года до середины XIX века в записях посетивших Грузию немецких путешественников (Гюльденштедт, Райнегс, Клапрот, Айхвальд, Вагнер,), фактически представляющих труды и являющиеся для нас первоисточниками, термин "Южная Осетия" не встречается. Несмотря на то, что этим путешественникам известно о существовании осетинских поселений в верхних течениях рек Лиахви, Проне и Ксани, они пишут только о Картли.

Гюльденштедт, который т.н. Северную Осетию называет Осетией, провинции Картли упоминает как края, населенные осетинами. По справедливому замечанию одного из лидеров национально-демократической партии Грузии Григола Вешапели, "В Грузии есть только осетины, а не Осетия, в Грузии можно говорить об осетинах, но не Осетии".

На карте, составленной во второй половине XVIII века официальной Россией, отмечены Малая Кабарда, Осетия, Ингушетия и часть Чечни. "Осетия" на карте локализована на соответствующей территории Северного Кавказа. Главный Кавказский хребет обозначен как "граница Грузии". Интересно, что нынешняя столица "Северной Осетии" Владикавказ на этой карте названа "Зауром" ("Заурегом") и обозначена на территории Ингушетии.

Первые серьезные шаги, направленные на укоренение термина "Южная Осетия", были предприняты генерал-лейтенантом Карлом Кноррингом – главноуправляющим и главнокомандующим гражданскими делами, который в своем рапорте российскому императору, датированному 26 марта 1802 года, называет "Осетией" горные районы ущелий Большой и Малой Лиахви, населенные осетинами.

Вскоре это наименование, сфабрикованное Кноррингом, подхватили и другие русские чиновники, и еще в одном рапорте, составленном в том же 1802 году, в отношении населенных осетинами районов Шида Картли вновь самовольно был применен термин "Осетия".

На протяжении следующих 28 лет практика наглого использования этого термина в отношении одной части грузинской земли получила еще более широкое распространение. В условиях полного беспредела топонимом "Осетия", кроме ущелий Большой и Малой Лиахви, уже стал обозначать и горные участки ущелий рек Ксани, Меджуда, Лехура и Пца. Вместе с тем, в русских документах 1802-1837 годов зафиксировано довольно многократное употребление формулировок: грузинская Осетия, Картлийская Осетия, грузинские осетины, осетины Северной Картли, имеретинские осетины.

С 1830 года в перечне официальных наименований утверждается антонимическая топонимическая пара: Южная Осетия и Северная Осетия. В частности, в публикации газеты "Тбилисские ведомости" анонимного автора "Южной Осетией" названа горная территория ущелий Большой и Малой Лиахви, Ксани и Меджуды.

В серии опубликованных писем (№№27-88) автор, как видно, употребляет этот термин по собственной инициативе, так как в отчете, представленном графом Паскевичем военному министру Чернышеву, отмечено: " чтобы усмирить осетинское племя, счел целесообразным провести небольшую военную операцию. Эта операция была направлена против осетин Северной Картли, расположенной южнее горного Кавказа". До этого времени ни в одном грузинском, русском или иностранном источнике не подтверждается употребление какого-либо определения "северный" или "южный" по отношению к осетинам.
После этого этот термин ("Южная Осетия") довольно редко встречается в течение всего XIX века. Профессор Пфафф отмечал: "Все закавказские осетины помнят, что они переселились с севера". А академик Н. Дубровный указывает: "Из-за малоземелья часть осетин переселились на южные склоны Главного Кавказского хребта... Заняли ущелья рек Большой и Малой Лиахви, Ксани и ее притоков, осетины стали крепостными князей Эристави и Мачабели. Эти переселенцы составляли население именно т.н. Южной Осетии".

Таким образом, в 1802-1830 годы произошел беспрецедентный факт в мировой истории – представители зарубежной страны (России) одну большую часть другой страны (Грузии) назвали именем еще одной чужой страны (Осетии). В этом однозначно проявляется коварный антигрузинский маневр, основывающийся на принципе "разделяй и властвуй", а не ляпсус, допущенный российскими чиновниками по элементарной невнимательности, неосведомленности в традициях этнографической науки. Тогда как вовсе нетрудно дать исчерпывающий ответ на вопрос: какую цель преследовала отмеченная топонимическая диверсия, подобно тому, как нетрудно основательно прояснить и без того очень прозрачную этимологию названия столицы Осетии "Владикавказ". Поэтому введение понятий "Осетия" и "Южная Осетия" в центральной Грузии происходит за 120 лет до создания т.н. Югоосетинской "автономной области".

В ноябре 1917 года вновь избранный Национальный Совет Грузии изъял из употребления понятия, принятые империей: Тбилисская губерния, Кутаисская губерния. Вместо Батумского округа утвердился термин "Аджария", или "Мусульманская Грузия", вместо Сухумского округа – "Абхазия", Закатальского округа – "Саингило". Выдуманной Россией "Южной Осетии" восстановили настоящее имя – "часть Горийской уезда". Проживающих в Шида Картли (Самачабло) осетин назвали "картлийскими осетинами"(!). Хотя наследники империи большевики вновь "перекрестили" грузинскую землю.
Термин "Южная Осетия" юридически был узаконен декретом №2 Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) и Совета Народных Комиссаров в апреле 1922 года, согласно которому древнейшая историческая провинция Грузии вне всяких исторических и правовых оснований была объявлена "Югоосетинским автономным округом". Именно с этого года берет начало псевдоапробация отмеченных терминов и ожесточенный процесс искоренения исконных грузинских топонимов. Вместе с тем, русские и грузинские большевики "прославили" себя еще и тем, что они почти в два раза расширили и без того большой ареал употребления полученных в наследство от Крининга-Паскевича терминов "Осетия"- "Южная Осетия" за счет предгорных и равнинных районов ущелий Большой и Малой Лиахви, Ксани, Лехуры, Меджуды и Фроне, в основном или полностью населенных грузинами. А в качестве областного центра этой искусственно "затиснуто" в сердце Грузии автономной единицы "преподнесли" город Цхинвали. Город Цхинвали - один из древнейших грузинских населенных пунктов еще дохристианских времен, что подтверждают археологические материалы, найденные на его территории и в окрестностях.
Наименование "Цхинвали" происходит от названия дерева "рцхили" – "бук". На древнегрузинском это растение называется "крцхила", поэтому в древних грузинских исторических источниках Цхинвали упоминается как "Крцхинвали". В одном из документов 1344 года он упоминается как пункт, населенный торговцами, чему способствовало его месторасположение. Цхинвали как город впервые был зафиксирован в 1392 году в Мцхетской грамоте.

Таким образом, утверждение понятий "Северная Осетия" и "Южная Осетия" - настолько искусственный процесс, что фактически никто и не говорит, а, может, и "не думает", что тогда у Осетии должны быть и западная и восточная области!?

3 марта 1992 года в Вашингтоне, в актовом зале радиостанции "Голос Америки" состоялась конференция, на которой участники обсуждали ситуацию на территории бывшего Советского Союза. Положение на Кавказе, в том числе, Грузии – было одним из главных вопросов конференции. На эту тему выступил известный американский советолог профессор Виксман.

В интервью, данном после конференции, профессор Виксман коснулся вопроса "Южной Осетии": "Не вызывает сомнения, что вопрос Южной Осетии крайне важен для Грузии. Это Грузия. Осетины перешли границы Грузии во время нашествия монголо-татар на Кавказ. Грузины приютили осетин. Для меня,- говорит американский эксперт,- среди упомянутых вопросов самой неясной является проблема Южной Осетии. Вообще, возникает вопрос: почему возникла эта проблема? Нет ничего яснее того, что Южная Осетия – это Грузия".

По правдивому заключению Виксмана, грузины вопросы своей территории решали не в Грузии, а в Москве.

И то, что населенную осетинами территорию Шида Картли (Самачабло, Сапалавандо, Ксанское эриставство) назвали Южной Осетией ничем не оправдано. Не может существовать Осетия в Грузии, Китай – в России и т.д. Как отмечают некоторые авторы, если рассуждать согласно этой логике, тогда районы Грузии, в частности, населенные армянами, должны называться Северная Армения, населенные азербайджанцами – Западный Азербайджан, а греками – Восточная Греция.

В Грузии существуют грузинские земли, населенные осетинами, конкретно - населенная осетинами территория Шида Картли, и присвоение ей названия другой страны - это преступление. Но подобная тактика давала России возможность легче осуществить свою колониальную политику.

... Существует только одна Осетия, которая расположена на Северном Кавказе, и ей нужно вернуть историческое имя.

Статья подготовлена по материалам книги А. Сонгулашвили "Южная Осетия в Грузии?!

Использованная литература:

1. Итонишвили В. Очерки из истории Кавказа - Тб.: 2002. - с.177,193-200, 203-204
2. Тогошвили Г. Вахушти Багратиони об Осетии и осетинах - Тб.: 1977. - с.5
3. Лекишвили С. Когда возник термин "Южная Осетия?! Сб. "Осетинский вопрос", с.229
4. Гелашвили Г. Немецкий путешественник в Грузии (XVIII-XIX вв.), Кр. "Вопросы новой и новейшей истории", 2007.- №3, с. 301
5. Гвасалия Д. Очерки исторической географии Восточной Грузии - Т.: 1983.- с.114
6. Топчишвили Р. Осетины в Грузии: миф и реальность - Т.: 2009.- с.143
7. Блуашвили У. Грузино-осетинский конфликт: кто и почему начал его? - Т.: 2005.- с.5-6,8-9
8. Силагадзе А., Гурули В. Историко-политические очерки -Т.: 2001.
9. Лекишвили С. Когда возник термин "Южная Осетия", К. "Вопрос Осетии", с.248
10. Тодадзе А. Осетины в Грузии Т., 1994.- с.48,57
11. газ. "Дрони", 1992.- 25 апреля
12. Тоидзе Л. Политическая история Грузии (1921-1923 гг.) - Т.: 1999.- с.87

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Еще раз о "Южной Осетии"

«Ложь обладает способностью
обрастать, подобно снежному кому»

В марте 1920 года постановлением т.н. Юго-Осетинского национального совета был созван новый самозванный «революционный комитет Юго-Осетии», т.е. ревком, объявивший столицей город Цхинвали - город, в котором проживало всего несколько осетинских семей. Кто направлял это осетинское движение в Шида Картли, хорошо видно из того факта, что 28 октября 1920 года Кавказское бюро ЦК РКП (б) в присутствии осетинских делегатов рассмотрело вопрос «О присвоении Юго-Осетии автономии» (Е.Джиоева, «Борьба трудящихся Южной Осетии за ликвидацию культурной отсталости», Тбилиси, 1971 г., стр.8). И это происходит после того, как РСФСР официально признала Грузинскую Демократическую Республику договором от 7 мая 1920 года, ее территориальную целостность, обязуясь не вмешиваться во внутренние дела Грузии.

Немного истории по этому поводу. Данные исторических и литературных источников с древних времен до XIX века, опубликованных осетинскими учеными Г. Тогошвили и И. Цховребовым (Цхинвали, 1962 г.), еще раз доказывают, что употребление термина «Южная Осетия» в адрес Шида Картли или Самачабло не подтверждается ни одним письменным документом. Среди многочисленных государственных и общественных организаций, представленных в двухтомнике, составленном И. Цховребовым, «Южная Осетия» зафиксирована только в документах «Общества восстановления православного христианства на Кавказе» (1860-1900 гг.), что лишний раз свидетельствует о приоритете этого общества в деле присвоения чужеродного названия солидной части территории Шида Картли. В кавказской русской периодической прессе, более чем в 500 публикациях, посвященных вопросам истории, этнографии и быта осетин, публиковавшихся с 1828 по 1915 годы, термин «Южная Осетия» встречается всего лишь тринадцать раз со следующими интервалами - в 1830, 1873, 1883, 1891, 1900 и 1909 годах.

Исходя из всего этого, можно утверждать, что с 1860 года (когда «Южная Осетия» впервые появилась в официальных документах) начинается внедрение этого этнического термина в географический лексикон тогдашней России. Не исключено, конечно, что в некоторых архивных материалах и в дореволюционной периодической прессе можно найти еще отдельные случаи употребления термина «Юго-Осетия» в адрес Шида Картли. Но они никак не подтверждают закономерность его использования в отношении этого исторического уголка Грузии.

На фоне вышесказанного вполне понятно, почему этнический термин «Южная Осетия» чужд таким крупным кавказоведам, какими были академик Н.Дубровин, профессора М.Ковалевский, В.Миллер, П.Уварова, Л.Загурский, для которых Осетия - это страна, находящаяся за Главным хребтом Кавказа, а появление осетинской диаспоры в Шида Картли - следствие малоземелья и исторических невзгод, обрушившихся на страну иронов в ХVII-ХIХ вв.

Факт формирования округов на базе горных сел Восточной Грузии следует оценивать как часть захватнической политики, проводимой русским правительством по отношению к горскому населению. Учреждение в 40-х годах XIX века на территории Грузии Осетинского округа, носящего чужеродное название, представляло собой практическое осуществление далеко идущих политических планов по принципу «разделяй и властвуй». В нужное время «Осетинский округ» должен был стать плацдармом для разжигания конфликта между грузинами и осетинами. Об этой политике царского правительства упоминает в своем труде осетинский ученый и политический деятель А.Галазов: «С одной стороны, царизм не желал, чтобы южные осетины полностью растворились в грузинском народе и, на всякий случай, Южную Осетию хотели сохранить как своеобразный плацдарм, с которого также можно было бы давить на строптивых грузинских правителей» (А.Галазов, «Народы-братья. Языки-братья», Орджоникидзе, 1987 г.).

Осетины, живущие на территории Грузии, никогда не создавали ни независимой, ни зависимой собственной политической единицы. Никогда не существовало двух Осетий, как не существовало двух Франций, двух Россий, двух Украин и т.д. Истории известна лишь одна Осетия и ее южная граница проходит по вершинам Главного кавказского хребта.

Юридически термин «Южная Осетия» был узаконен ЦИК и Советом народных комиссаров Грузии в апреле 1922 года декретом №2, согласно которому, древнейшая провинция Грузии, без каких бы то ни было исторических и правовых оснований, объявлялась «Юго-Осетинской автономной областью». Декрет представлял собой вознаграждение за службу, которую сослужили Центру большевики-осетины Шида Картли, по его же наущению трижды подняв в 1918-1920 гг. восстание против Грузинской Демократической Республики и, в дальнейшем, способствуя ее оккупации российской Красной Армией.

Правительство Грузии тогда направило против восставших регулярные войска и Народную гвардию. Юго-Осетинский ревком обратился за помощью к Советской России. Г.Чичерин писал правительству Грузии в ноте от 17 мая 1920 г.: «...Мы с тревогой узнали, что в Южную Осетию, где провозглашена Советская республика, направлены для уничтожения таковой власти грузинские войска. Мы настаиваем, если это верно, отозвать свои войска из Осетии, ибо считаем, что Осетия должна иметь у себя ту власть, которую она хочет. Вмешательство Грузии в дела Осетии было бы ничем не оправдываемым вмешательством в чужие внутренние дела» («Борьба за победу Советской власти в Грузии», стр. 579).

Но именно такая позиция советского правительства являлась неприкрытым вмешательством во внутренние дела Грузинской республики с явным нарушением статей второй и третьей договора от 7 мая тогоже 1920 г., по которым РСФСР признавала Южную Осетию неотъемлемой частью Грузии (Архив внешней политики СССР, ф. 148, оп. 3, п. 4, д. 39, л. 9; исследования доктора и/н, профессора А.Ментешашвили «Осетинский сепаратизм в 1918-1920 гг.»).

История повторяется. Об этом свидетельствуют события, развернувшиеся в Грузии в 90-х. годах прошлого столетия в связи с начавшимся распадом советской империи. И тогда осетинские экстремисты, как и в 1918-1920 гг., выдвигали лозунг о «присоединении Южной Осетии к России», повышении ее статуса до «независимой республики». Беспочвенность такого требования осетинских сепаратистов отмечает известный российский ученый, член-корреспондент Академии наук России, заведующий отделом этнографии народов Кавказа Института этнологии и антропологии С.Арутюнов в интервью журналу «Родина»: «Вспомните, как разгорелся этот чудовищный пожар в Южной Осетии - только потому, что Осетия провозгласила себя независимым от Грузии государством. Конфликт был неизбежен, если учесть, что это никакая не Осетия, а самая что ни на есть исконная Центральная Грузия, где в последнее время стало преобладать осетинское население. Конечно, осетины имеют право там жить, но провозглашать свое государство на этой территории они не имеют права. Другое дело - Северная Осетия» (Журнал «Родина», 1992 г. № 1, стр. 71). А профессор В.Абаев писал в «Независимой газете» от 22 января 1992 г.: «Главный Кавказский хребет - естественная граница между Грузией и Осетией, и всякая попытка размыть эту границу повлечет за собой состояние перманентного конфликта между грузинами и осетинами... Надо, прежде всего, покончить с разговорами об отторжении Южной Осетии от Грузии. Ни одно грузинское правительство с этим никогда не согласится и будет право потому, что это будет означать нарушение территориальной целостности Грузии. Кто хочет мира между южными осетинами и грузинами, должен навсегда отвергнуть идею присоединения Южной Осетии к Северной. Кто хочет мира между Грузией и Россией, также должен оставить эту идею. Такова реальность».

А сейчас давайте вспомним заявление, написанное еще в 1921 году жителями грузинских сел: «...Наше положение ужасное, мы являемся беженцами, покинувшими свои жилища. Три месяца прошло после прихода осетин и того, как мы покинули свои дома... В Цхинвали сожжено 78-80 домов, а что уцелело, скот и вещи, увезено в Джавский район... Когда мы просим вернуть отобранное, нам отвечают побоями и угрозами. За это время убито 32 человека, некоторых сожгли, а некоторых забили до смерти, насилуются женщины, матери, дети... Наша жизнь здесь становится невозможной, так как до полудня они нападают на нас, тащат все, что осталось в наших разграбленных селах, разрушают дома... Войско, которое стоит сегодня в Цхинвали, тоже беспокоит нас. Солдаты врываются в дома и притесняют нас. Требуют продукты, скот, портят посевы и виноградники... уверенные в своей безнаказанности» (Центральный государственный архив новейшей истории Грузии, ф. 281, оп. 2, д. 3, л. 164; Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории, ф. 85, оп. 15, д. 261; Газ. «Ахалгазрда комунисти» от 20 января 1990 года).

После этого проходит «каких-то» 70 лет и... вот вам - газета «Вестник Южной Осетии» за август 1991 года, №3. В публикации «Лучше всего – военная демократия» на вопрос корреспондента «откуда у боевиков оружие» и знают ли «и МВД, КГБ и военные об этом?», один из респондентов отвечает: «Ну и пусть знают. Нас это не волнует. Пока Юго-Осетия козырь у Центра против Грузии - нас никто не разоружит. Грузия подпишет Союзный договор – мы спрячем оружие – пусть отнимают у дураков, которые пьют и палят в потолки.
– Значит, вы понимаете, что нами играют?
– А кто из нас тупой? Если Москва нас втихаря продаст, то Гамсахурдиа при невмешательстве военных постарается сразу покончить с нами навсегда…, а если военные опять уползут в казармы, то на этот раз жертв будет много и с нашей и с их стороны. Сейчас невозможно сказать, что будет... Посмотрим».

Вот где, оказывается, собака зарыта. «Пока Юго-Осетия козырь у Центра против Грузии», боевики могли бесчинствовать, пользоваться поддержкой военных – «миротворцев». Политика «разделяй и властвуй» – всегда жива! Дальше – хуже. После августа 2008 года - - опять разграбленные села, разрушенные и сожженные дома..., опять русские солдаты врываются в села, прилегающие к оккупированной территории, и притесняют мирных жителей. Опять требуют продукты, угоняют скот, портят посевы и виноградники... И опять - уверенные в своей безнаказанности. Ведь они «МИРОТВОРЦЫ» - и поэтому обязаны вооружить «мирных собратьев своих» для «защиты исконно осетинских» земель от «грузинского ига». Ведь «...пока сильна Россия, Грузия не посмеет развязать новую агрессию в отношении Южной Осетии, потому что ей тогда придется столкнуться с российскими пограничниками, военной базой и всей российской военной мощью...», – гордо заявляет Ю.Танаев, «глава военного ведомства Южной Осетии».

Заметьте – «пока сильна Россия». А затем что, будем искать новых «хозяев», что ли? Ведь изменить другому народу, а тем более соседу - для вас дело «святое». И после всего этого Путин гордо (а гордо ли?) заявляет корреспонденту грузинского телеканала «Рустави-2»: «...у нас очень ясная стратегия. Международное общество должно или поддержать один из ключевых принципов международного права и защитить территориальное единство признанных государств, или проблема национального самоопределения станет актуальной. Абхазия и Южная Осетия признали себя давно, однако мы не хотели ссориться с Грузией и стояли за целостность этого государства. Да, Россия поддерживала территориальную целостность Грузии, несмотря на то, что эти республики заявляли о своей независимости, но безответственные действия грузинского правительства изменили ситуацию радикально. У нас просто не было другого выбора - и мы приняли это решение, о котором вы все прекрасно знаете…».

Да, русское руководство явно обижено – но на что? За стремление Грузии в Европейский дом или в НАТО? Но ведь такого стремления Грузия не проявляла в 90-х годах прошлого века, и тем более - в начале двадцатого столетия. Или России все еще не дает покоя само существование ГРУЗИНСКОГО ГОСУДАРСТВА?

В общем так, друзья мои. Не надо ходить вокруг да около, да еще прикрываясь якобы «гуманными» лозунгами. Грузия всегда была комом в горле у русских (но не у народа). Откройте действительную сущность своих желаний. Признайте, что в действительности вам хочется иметь плацдармы для разжигания конфликтов между кавказскими народами и на Черном море. А может - чем черт не шутит - и на более южном направлении! И что именно этим целям служит подписанное недавно соглашение России с т.н. Южной Осетией и Абхазией, предусматривающее создание российских военных баз «для совершенствования военной инфраструктуры» данных регионов.


А тем, кого действительно интересует, что происходило в Грузии в течение последних 100-150 лет и кому, в конце концов, принадлежат эти земли, предлагаю ознакомиться с научными исследованиями по вопросам происхождения и развития топонимов в Шида Картли, расселения осетин в регионе, о культурно-этнических процессах, об истории зодчества и эпиграфике, и др.

http://rus.expertclub.ge/_Expertclub/file/pdf/Ostinsk_vopros.pdf

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
«Южная Осетия» - возникновение термина

[float=left][/float]В апреле 1922 года грузинские коммунисты по приказу из Москвы подарили осетинам часть исконно грузинской земли, на которой была состряпана Юго-Осетинская автономная область. Не секрет, что до того история не знала никакой «Южной Осетии» - ни как географической, ни как политической единицы. Историческая родина осетин, переименованная в «Северную Осетию» на фоне «Южной», находится на Северном Кавказе, и граница между Грузией и Осетией всегда проходила по естественному рубежу в виде Большого Кавказского хребта. Этого не отрицает и самый известный из осетинских ученых Василий Абаев («Независимая газета», 1992, № 13). Юго-Осетинская АО - плод «национальной политики» большевиков, что хорошо было известно Абаеву. Хорошо это известно и другим осетинам, но они хотят воспользоваться временными затруднениями Грузии и присвоить себе территорию. Эту задачу облегчает стоящая за осетинами Россия, которая именно для контроля над грузинами запустила в свое время «югоосетинский» проект.

Известно, что до XIX века в письменных источниках - грузинских, русских и других - не зафиксировано ни одного случая использования термина «Южная Осетия» и вообще разделения Осетии на северную и южную часть. Впервые это выражение появилось в письменном виде с 30-х годов XIX века, да и то употреблялось весьма редко. Об этом свидетельствуют изданные осетинскими авторами сборники грузинских, русских, других иностранных исторических свидетельств, документов и публикаций, составленных на основе статей, печатавшихся в прессе XIX века, а также аналитико-библиографическое исследование дореволюционной грузинской прессы.

Например: «История Осетии в документах и материалах» (с древнейших времен до конца XVIII века), т. 1 (на рус. яз.), Цхинвали, 1962. Составители - проф. Г.Тогошвили и И.Цховребов.

В сборник вошли 238 единиц грузинских исторических и литературных источников, отражающих в той или иной степени осетино-грузинские отношения с III века до н. э. до XVIII века включительно.

Большинство документов сборника связано с поселением осетин в Шида Картли, в Двалетском самоураво (области). Здесь же грамоты, дарственные, сделочные, закрепляющие крепостнические отношения или, напротив, освобождающие от них, выданные в свое время как грузинам, так и осетинам, а также документы, отражающие феодальные отношения осетин со своими помещиками - князьями Палавандишвили, Мачабели, Эристави и др.

Ни в одном из 238 источников не зафиксирован ни один факт использования названия «Южная Осетия» в адрес той части Шида Картли, которую составляет Цхинвальский регион.

«История Южной Осетии в документах и материалах», составитель И.Цховребов (на рус. яз.), т. II, Цхинвали, 1960.

Во II том вошли 398 архивных документов, отражающих 1800-1864 годы. Термин «Южная Осетия» использован здесь лишь в двух документах - №№ 393 и 394 - связанных с народным образованием.

В третьем томе «Истории Южной Осетии...» (1961 г.) использованы 428 архивных материалов, датированных 1864-1900 годами. Здесь термин «Южная Осетия» фиксируется в девятнадцати документах - №№ 342-343, 347-348, 350-351, 356, 359, 363, 384-387, 391, 393, 395, 401, 404, 442.

Письменные источники, включенные в эти сборники (изданные, кстати, в Цхинвали), являются перепечаткой архивных материалов из исторических архивов Тбилиси и Петербурга. Этот материал содержит факты и явления, отражающие социальные, экономические, религиозные и образовательные условия жизни осетин на протяжении XIX века.

Таким образом, из 826 документов, собранных в обоих сборниках, термин «Южная Осетия» встречается лишь 21 раз и все они без исключения связаны с деятельностью т.н. «Общества по восстановлению православного христианства на Кавказе», работавшего среди осетинского населения Шида Картли в 1863-1900 годы. Что лишний раз свидетельствует о подлинном приоритете этого общества...

В частности, в этих документах отражено, как данное «Общество» занималось обращением осетинского населения в православное христианство; принятие осетинского письма на основе русской графики и распространение грамотности среди осетин; перевод и издание книг духовного содержания; реставрация церквей и монастырей, пострадавших от времени, и строительство новых; открытие церковных и приходских школ; составление школьных программ и т. д.

Известно, какую серьезную роль играла церковь в проведении колониальной политики царского правительства «Грузия – мост России на Южный Кавказ». Выдвигая на передний план интересы осетинского населения Шида Картли, церковь убивала двух зайцев: с одной стороны, она завоевывала симпатии осетин и внушала им мысль, что это их собственная территория, а не грузинская; с другой же - противопоставляла друг другу два народа, живущих на одной земле. Поэтому легко понять, почему густо населенный осетинами район Центральной Грузии в устах духовных пастырей из России стал звучать как «Южная Осетия».

Что же касается кавказской русской периодической прессы, то в более чем в 500 публикациях, посвященных вопросам истории, этнографии и быта осетин, публиковавшихся на протяжении 87 лет (с 1828 по 1915 годы), термин "Южная Осетия" встречается 13 раз со следующими интервалами - в 1830, 1873, 1883, 1891, 1900 и 1909 годах.

Не менее интересно, что на страницах грузинских журналов и газет за 61 год (с 1852 по 1913 годы) термин «Южная Осетия» зафиксирован лишь дважды.

О многом говорит и факт использования терминов «Северная» и «Южная» Осетия только по одному разу в многотомных «Актах археологической комиссии», включающих более десяти тысяч документов по истории народов Кавказа и Ближнего Востока с 1392 по 1862 годы.

Исходя из всего этого, можно утверждать, что первое появление «Южной Осетии» в официальных документах (1860 г.) является началом внедрения этого этнического термина в географический лексикон тогдашней России.

Не исключено, конечно, что в некоторых архивных материалах и в дореволюционной периодической прессе можно найти еще отдельные случаи употребления термина «Юго-Осетия» в адрес Шида Картли, но они никак не подтверждают закономерности его использования в отношении этого исторического уголка Грузии.

На этом фоне понятно, почему этнический термин «Южная Осетия» чужд таким крупным кавказоведам, какими были академик Н.Дубровин, профессора М.Ковалевский, В.Миллер, П.Уварова, Л.Загурский, для которых Осетия – страна, находящаяся за Главным хребтом Кавказа, а появление осетинской диаспоры в Шида Картли - следствие малоземелья и исторических невзгод, обрушившихся на страну иронов в ХVII-ХIХ в.в.

Факт формирования дистанций, а затем - округов на базе горных сел Восточной Грузии следует оценивать как часть захватнической политики, проводимой русским правительством по отношению к горскому населению.

Учреждение в 40-х годах XIX века на территории Грузии Осетинского округа, носящего название другой страны, представляло собой практическое осуществление далеко идущих политических планов по принципу «разделяй и властвуй». В нужное время «Осетинский округ» должен был стать плацдармом для разжигания конфликта между грузинами и осетинами. Об этой политике царского правительства упоминает в своем труде осетинский ученый и политический деятель А.Галазов: «С одной стороны, царизм не желал, чтобы южные осетины полностью растворились в грузинском народе, на всякий случай Южную Осетию хотели сохранить как своеобразный плацдарм, с которого также можно было бы давить на строптивых грузинских правителей» (Галазов А., «Народы-братья. Языки-братья», Орджоникидзе, 1987).

Юридически термин «Южная Осетия» был узаконен ЦИК и Советом народных комиссаров Грузии в апреле 1922 года декретом №2, согласно которому, древнейшая провинция Грузии без каких бы то ни было исторических и правовых оснований объявлялась «Юго-Осетинской автономной областью». Декрет представлял собой вознаграждение за службу, которую сослужили большевики-осетины Центру, по его наущению трижды подняв в 1918-1920 гг. восстание против Грузинской Демократической Республики и способствуя ее оккупации российской Красной Армией.

Так что правы те осетинские, русские и другие ученые, которые на научной основе утверждают - осетины, живущие на территории Грузии, никогда не создавали ни независимой, ни зависимой собственной политической единицы. Что же касается отстаивания этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности национальных меньшинств, то международное право не предлагает одного какого-либо общего подхода для решения связанных с ними проблем, который был бы обязательным для всех государств. Ведь большое разнообразие конкретно исторических условий, а также специфические особенности действующих в мире конституционных систем исключают всякую такую возможность.

Как справедливо отмечают авторы изданного в США в конце 80-х годов курса международного права, «нет оснований для ожиданий, что государства согласятся на неограниченное право на отделение или что они могут прийти к соглашению по поводу точных критериев, при соблюдении которых отделение правомерно в данных условиях» (lnternational Zaw. Cases and Materials. Second Edition/Ed. by Henkin L., Pugh R., Schachter O., Smit H., Paul St. Minnesota, 1987, p. 282).

В статье использованы материалы
из научного сборника С. Лекишвили
«Когда возник термин "Южная Осетия"»

 


Facebook Comments