Автор Тема: Назрановское восстание 1858 г.  (Прочитано 4601 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Назрановское восстание 1858 г.
« : Февраль 15, 2011, 03:58:08 pm »
  • Publish
  • 0
    Назрановское восстание 1858 г. Документы

    Господину Командующему войсками
     
    От Полковника  левого крыла  Зотова

    №296

    Рапорт

    Утром 24-го мая получил рапорт пристава Назрановских и Карабулакских народов, которым Капитан Федосьев сообщил мне о сильном волнении в Назрановском народе, просил моего содействия ему войсками, находящимися во Владикавказе. Собрав немедленно: три роты тенгинского полка, одну роту 20 стрелкового батальона, сотню Донского №71 полка, и два орудия легкой №4 батареи 19-й Артелерийской бригады, я с означенными войсками прибыл в тот же день в Назрань. Движение этого отряда подействовала на Назрановцев и старшины аулов которым я с вечера приказал явиться к себе на другой день утром, изъявили наглую готовность исполнить мое приказание, но к сожалению это видимое возвращение к порядку и спокойствию продолжалось не долго; ночью фонатики и возмутители объездили все аулы взяли с народа Клятву явиться в воскресенье 25 мая утром на сборный народный Курган; а старшинам воспретили ко мне являться. Утром 25-го мая действительно ко мне явились одни Назрановские офицеры, и толпы народа начали стекаться на тот называемый сборный холм, в верстах в двух от укрепления. Прождав старшин до 10 часов утра, я послал к народу приставского переводчика с предложением выслать старшин в укрепление, но получив ответ, что народ еще не весь собрался и что когда он соберется и порешит дело, тогда пришлют ко мне депутатов. Видя такое явное неповиновение, я на всякий случай приказал войскам, стоявшим бивуаком впереди ворот укрепления, войти в форштадт; а к народу послал бывших в укреплении Назрановских Офицеров, дабы иметь в толпе людей влиятельных и долженствовавших говорить в нашу пользу; народ офицеров этих не принял и угрожал даже убить всех причем объявили что так же поступят и с конвойными пристава, ежели кто либо из них подойдет к сбору, около полудня явилась ко мне депутация из 16 человек в числе которых было четверо, принадлежавших к самым главным возмутителям народа.
    На вопросы мои: Чего народ хочет? Зачем позволяет себе противозаконные действия и кто, главные виновники настоящего и бывшего вчерашнего 24 числа беспорядка? Депутаты ответили, что народ не желает селиться большими аулами, а что касается до виновников беспорядка, то ни они ни народ их не знает, и выдать не могут. Напрасно я в течении целого часа старался убедить депутатов в безопасности действий народа; депутаты стояли твердо на своем. Видя это явное упорство и нежелание исполнять законные требования я считал неуместным и вредным выказать уступчивость, которая могла показаться (свободную) [слабостью]и повлечь за собой еще большую дерзость народа, а потому я окончательно объявил депутатам: Что поселение Назрановского народа большими аулами суть мера правительства, признанная необходимою и полезною для них же самих и которой они как подданные Русского Государя противиться не должны; что же касается до выдачи зачинщиков беспорядка, то это они также должны, сделать и срок для этого я назначил двухдневный. Затем я, отпустив депутатов, поручил им сказать народу, чтобы он разошелся по домам, а до исполнения этого последнего приказания я оставил заложников 4-х депутатов, выбрал именно тех, которые были в числе главных виновников всего беспорядка. Едва депутация присоединилась к толпе, как народ медленно начал спускаться с горы, показывая вид что расходится; но спустившись к форштадту приблизительно на пол версты вся это масса, в числе от 4-х до 5 тысяч человек (Кроме назрановцев в сборе участвовало большое число Карабулаков, Галашевцев и жителей тарской долины) с гиком и выстрелами бросились на бегом на форштадт.
    Хотя нападение было неожиданно, но войска своевременно успели занять вал и открыть огонь по нападающим; вся атака продолжалось не более ¼ часа, видя неудачу и находясь под страшным огнем стрелков и Артелерии масса быстро начала редеть и разбегаться во все стороны. Опасаясь тогда за оказию () которая должна была следовать из Владикавказа, я поручил Капитану Федосьеву начальство над войсками, оставленными в укреплении и на форштадте, а сам с тремя ротами пехоты одним орудием и 2 ½ сотнями казаков, двинулся на встречу оказии, которая благополучно прибыла в Назрань; только три повозки, выехавшие из Владикавказа раньше оказии, подверглись разграблению.
    Неприятель во время атаки форштадта понес весьма значительную потерю; по достоверным сведениям одних Назрановцев убито 42 человека; с нашей стороны трое убитых и четверо раненых нижних чинов (один из раненых уже умер), сверх того убиты в повозках два Тульских мещанина и один отставной Новагинского полка. Два мальчика ехавшие из Владикавказа пропали без вести, казачьих лошадей погибло четыре, да у конвойных капитана Федосьева отбито 16 лошадей.
    Донося о выше изложенном Вашему Превосходительству, имею честь присовокупить, что все Г.г. офицеры и солдаты во время этого неожиданного нападения явили себя достойными сынами Кавказа, порядок и быстрота исполнения приказаний были поразительны. Считаю приятным долгом свидетельствовать перед Вашим Превосходительством о распорядительности Подполковника Тенгинского полка Центаловича и Капитана Федосьева, которые были моими деятельными и вполне полезными помощниками.


    Подлинный подписал Полковник Зотов


    Роспись ___________



    Командующему войсками Левого Крыла
    Кавказкой линии, Господину Генерал Лейтенанту
    и кавалеру Евдокимову


    Полевой Аудиториат по рассмотрению представленного Вашим Превосходительством ко мне, при рапорте от 12-го текущего июня за № 57, военно-судного дела, произведенного по полевым уголовным законам, над 42-я Назрановцами - главными виновниками бывшего в тамошнем обществе в Мае месяце сего года народного возмущения нашел виновными:
    1, Юнкера Чалдыра Арчакова, бывшего знаменщиком Магомета Музурова и жителя аула Арчакова Джагостуко Бехоева (бежавшего потом в горы) в том, что они первые составили план общего возмущения, и принимали особенное участие в написании письма к Шамилю от имени всего Назрановского народа, с предложением принести ему присягу верности и отложиться от Русского Правительства.
    2, Мулл: Башира Ашиева и Урусби Мугаева, в том, что они были призваны Арчаковым, Мазуровым и Джагостуко Бехоевым на совет и сочиняли два письма к Шамилю с вышеизложенным предложением от имени всего Назрановского народа.
    3, Прапорщиков: Тимерби Чирикова, Гачита Шамботова, в том что они к выше упомянутому письму Шамилю, приложили свои печати что делается вместе с подписью и стало быть принимали особенное участие в мятеже.
    4, Юнкера Темурко Осканова, старшину Ментимира Муцольгова, Арапхана Бердыева, Дзока Гашахульгова, в том, что они при составлении письма к Шамилю. Предлагали к нему аманатов.
    5, Мулл: Лабаза Дербичева, Мечика и Мусоста. В том, что они находились на совещании и участвовали в составлении письма к Шамилю. Об отложении Назрановского общества.
    6, Бази Булгучева в том, что он возил написанное к Шамилю письмо от имени Назрановского общества по аулам, для приложения печатей, и потом отправился с оным к Шамилю.
    7, Старшину Поша Ганижева, в том, что он возбуждал народ к восстанию разъезжая несколько ночей по аулам, причем плакал о несчастии в которое будто народ впадает с учреждением поселений, уверяя что это клонится к обращению их в казаки и в православную веру.
    8, Хазу Эдыльгова и Мусоста Арчакова, в том, что они разъезжали по аулам и имея при себе Коран, приводили к присяге присоединившихся к шайке возмутителей.
    9, Исмаила Ханокиева, в том, что он, для возбуждения народа к восстанию , разъезжал по аулам с горящею головнею
    10, Магомета Долова и Патархана Сулдынгова, в том, что они приниимали большое участие, к восстанию народа развивая идеи возмутителей.
    11, Гата Мальсагова и Хуных Гандаурова в том, что они прежде случивщегося в народе возмущения ездили оба и с ними Галашевец к наибу Шамиля Сабдулле, для совещания на счет восстания народа.
    12, Терсбота Табаева и Баты Алдыева, в том, что они разъезжали вместе с Галашевцем Иса Гатыевым по аулам и распространяли идею к востанию народа.
    13, Юнкера Чаби Колехольгова, старшину Мусу Кадзиева, жителей: Магомета Темирханова, Хюнке Эли Шалиева, Курко Долова Толдаева, Угуса Музуркова Ведзижева, Мусакая Магдышева, Шагбота Могушкова, Гайтемира Ахземирова, Хату Экажиева, Барца Томбиева, Товмурза Сантолиева, Коджа Дихокиева и Бейбота Мальсагова, в том что они возбуждая народ к восстанию, в ночь на 23 мая разъезжали шайками по аулам при ружейных выстрелах, а старшина Муса Кадзиев сверх того предлагал выдать Шамилю аманатов.
    14. Старшину Османа Муталиева в том, что он участвовал в восстании народа, находясь в числе депутации присланной от народа к полковнику Зотову. По возвращении не старался отклонить принятое там и исполненное намерение в нападении на форштадт Назрановского укрепления.
    А потому полевой Аудиториат, на основании Военно-уголовного устава, изд. 1855 г. кн.1. ст. 20, 59, 95, 119, 572, 608, 609, 634, и ст. 755 и уложения о наказаниях уголовных и исправительных ст.21 и приказа Г. Военного Министра 1853 года Августа 31-го №… полагал:
    1. Признанных наиболее виновными 5 человек, и именно: юнкера Чалдыра Арчакова, бывшего знаменщика Магомета Музурова, Джагостуко Бехоева, Мулл Башира Ашиева и Урусби Мугаева, казнить смертию расстрелять, на том самом холме, где были ими, назначен общий народный сбор, лишив предварительно Юнкера Арчакова и знаменщика Музурова полученных ими от правительства знаков отличия.
    2. Старшина Поша Ганижев и назрановцы Бази Булгучев, Мусост Арчаков, Хазу Эдыльгов и Исмаил Хонокив по важности действий их в мятеже по мнению Аудиториата, подлежали бы так же смертной казни, но как Вашему Превосходительству ближе известен образ жизни и участие в мятеже виновных, и Вы полагаете даровать им жизнь, - то Полевой Аудиториат полагал; усугубить ярим только меру наказания и именно; наказать шпицрутенами через сто человек по одиннадцати раз каждого и лишив предварительно знаков отличия, ежели кто таковые имеет, и всех прав состояния, сослать в каторжную работу в рудники без срока.
    3. Прапорщика Тимирби Чирикова, в уважение прежних его заслуг,
    лишив его также чинов, полученных им знаков отличия и всех прав состояния, сослать в каторжную работу в крепостях на двенадцать лет.
    4. Прапорщика Гачита Шамботова имеющего от роду 70 лет на основании Военно-уголовного устава, кн.1. ст. 107. По лишении чина, имеемых им двух медалей и всех прав состояния, сослать в сибирь на поселение.
    5. Остальных за тем подсудимых, а именно: юнкеров Темурко Осканова, Чаби Келехольгова. Мулл Лабаза Дербичева, Мечика, Мусоста. Старшин Мусу Кадзиева, Джантемира Муцольгова, Арапхана Бердыева, Османа Муталиева и жителей, Гату Мальсагова, Магомета Темирханова, Хюнке Эли Шалиева, Курко Долова Толдаева,, Магомета Долова, Патархана Сулдынгова, Хуных Гандаурова, Угус Музуркова Ведзижева, Терсбота Табаева, Баты Алдыева, Дзока Гашагульгова, Мусакая Магдышева, Шамбота Могушкова, Гайтемира Ахтемирова, Хату Экажиева, Барц Тамбиева, Товмурза Сонталиева, Каджи Дихокиева и Бейбота Мальсагова всего 28 человек, по лишении некоторых из них юнкерского звания, знаков отличия кто таковые имеет, и всех прав состояния, наказать шпицрутенами через сто человек по десяти раз каждого и потом сослать, на каторжную работу на заводах на восемь лет.
    6. Определяемое сим решением наказание исполнить и над теми из подсудимых по сему делу, которые находятся в бегах, по поимке их, или по явке из бегов, имея при том в виду, что при исполнении вообще решения по сему делу, не были подвергнуты телесному наказанию лица, имеющие знаки отличия, поименованные в 59 ст. 1 кн. Военно-уголовного устава, избавляющего их от такового наказания.
    Соглашаясь с мнением Вашего Превосходительства о необходимости подвергнуть смертной казни признанных зачинщиками 5 человек, выше сего в заключении Полевого Аудиториата поименованных, я определяю: повесить их на том самом холме, где были ими назначен общий народный сбор. Сняв предварительно с Арчакова и Музурова знаки отличия военного ордена и медали.
    Об остальных подсудимых я утверждаю заключение Полевого Аудиториата выше сего приписанное, с тем, что вы поименнованых во 2-м пункте оного Назрановцев Ганижева, Булгучева, Мусосиа Арчакова, Эдыльгова и Ханокиева. Прогнать сквозь строй через сто человек по десяти раз каждого.
    О приведении в исполнение таковой конфирмации моей, предлагаю Вашему Превосходительству сделать надлежащее распоряжение, с тем, чтоб смертная казнь исполнена была с соблюдением предписанного в законе правил.
    О действительном исполнении сей конфирмации, Вы не оставьте мне донести
    Касательно остальных двух подсудимых Штабс Капитана Джахмат Брикова и Подпоручика Джашлуко Гамерзиева, которые, после происшествия 25-го мая, вели себя примерно хорошо и много содействовали к успокоению взволнованных умов, я вследствие ходатайства Вашего Превосходительства, изъясненного в рапорте Вашем от 16 июня №68, приостановил решение об них, до большого разъяснения обстоятельств, прося Ваше Превосходительство учредить за ними особенное наблюдение. И о результате оного донести мне для дальнейшего распоряжения.
    Об испрошении Высочайшего повеления насчет отнятия у Назрановского народа Льготной грамоты, данной оному за верность Правительству 1841 году, я в ……….. в сношение с Управляющим Военным Министерством.
    Что относится до испрашиваемого Вашим Превосходительством Разрешения о предоставлении Вам отправлять немедленно в Сибирь в каторжную работу. Навсегда, всех тех из Назрановцев, Галашевцев и Карабулаков, которые впоследствии окажутся виновными в том, что принимали участие в бывшем бунте, обязываюсь уведомить Вас. Что по закону ссылка в каторжную работу производится не иначе как по суду, а потому необходимо виновных предавать военному суду и дела об них представлять на решение ко мне.


    Главнокомандующий
    Кавказкою Армиею,
    Генерал Адъютант (подпись)


    Начальник Главного Штаба
    Его Величества
    Генерал-майор (подпись)


    № 1499 26 Июня 1858 год
    Боржом


    ЦГВИА, Ф 13454. Оп – 15, Д- 390. Л 39-43 с об.

     


    Facebook Comments