Автор Тема: Карачайский и балкарский этносы  (Прочитано 6011 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Штауффенберг

  • Молодой
  • ***
  • Сообщений: 454
  • Карма 53
  • Пол: Мужской
  • Claus Schenk Graf von Stauffenberg
  • Уважение: 0
Карачайский и балкарский этносы
« : Июнь 25, 2010, 10:20:59 am »
  • Publish
  • 0
    Карачаевцы



    В формировании карачаевского этноса, которое закончилось предположительно в XIII—XIV веках, принимали участие, главным образом, кипчаки (половцы), булгары, аланы и местные горские племена, передавшие потомкам многие черты своей духовной и материальной культуры. В домонгольское время на территории проживания карачаевцев существовал аланский союз племён. Наиболее ранними карачаево-балкарскими памятниками считаются могильники 13-14 веков на условно обозначенной территории Карачая и Балкарии. После монгольского нашествия предполагаемые предки карачаевцев аланы и половцы, жившие к этому времени уже смешанно, были оттеснены в горные ущелья Центрального Кавказа. На территории нынешнего проживания карачаевцев, согласно мнению некоторых авторитетных учёных, располагалась столица средневековой Алании, именуемая в летописях того времени Маас. В 1828 году русская армия захватила территорию Карачая несмотря на объявленный ею нейтралитет в Кавказской войне. 20 октября 1828 года произошло кровопролитное 12 часовое Хасаукинское сражение в ходе которого царским войскам (находились под личным командованием генерала Эмануэля), оснащённым артиллерией, удалось оттеснить войска карачаевцев под командованием князя Крымшамхалова, избранного на тот период Олием (Верховным правителем). Численность войск Олия Крымшамхалова составила около 500 войнов, численность войск генерала Эмануэля 1500 солдат. Несмотря на техническое и численное превосходство войска Эмануэля потеряли убитыми и ранеными 163 человека (цифры предполагаются, ввиду длительности боя и неудобной атакующей позиции русских войск, заниженными), что превосходило потери русских (!) в сражении с 30-тысячным корпусом Батал-Паши. Карачаевские старейшины предприняли шаги по недопущению погромов своих селений учитывая что до этого по Карачаю и Балкарии прошлась эпидемия чумы унесшая две трети населения и погромы могли положить конец существованию народа в целом. На следующий день после сражения, когда войска Эмануэля уже подходили к Карт-Джурту, им навстречу вышла делегация старейшин. Вследствие переговоров была достигнута договорённость о включении Карачая в состав Российской империи. После присоединения было оставлено в неприкосновенности все внутреннее самоуправление Карачая: должностные лица и суд. Разбирательство дел с соседними мусульманскими народами продолжало осуществляться по народным обычаям и шариату. В Карачай даже не назначался пристав, но от карачаевцев были взяты аманаты в залог их верности присяге.

    Присоединение (во многом ещё формальное) Карачая к империи считалось очень важным достижением царских генералов. Г. А. Эмануэль сравнивал свою победу с овладением знаменитыми Фермопилами (в иной транскрипции — «Термопилами»)

    В 1855 году, чтобы закрепить союз карачаевцев с Россией, генерал Козловский с отрядом из 3 батальонов за три недели бесплатно (без издержек) проложил первую колёсную дорогу в Карачай по непроходимым горным местам

    В ноябре 1943 года по ложному обвинению в сотрудничестве с фашистской Германией, карачаевцы были переселены в Среднюю Азию: Казахстан и Киргизию. Общая численность населения в то время насчитывала около 80 тысяч человек, преимущественно дети, женщины и старики. Мужская часть населения сражалась против фашистов на фронтах Второй мировой войны. По не документированным данным советский политический деятель М. А. Суслов (один из основных инициаторов репрессий северо-кавказских народов) имел личную неприязнь к карачаевцам. По рассказам очевидцев, Суслов присутствовал на свадьбе в Карачае , где, во время застолья, оскорбил одного из старейшин, за что был жестоко избит молодыми горцами. Этим многие и объясняют последующие трудности в реабилитации карачаевского народа. Болезни и голод явились причиной гибели 35 % населения только за первые два года депортации. Из 28 тысяч детей погибли 22 тысячи (около 78 %). В настоящее время старейшины Карачая , которые были очевидцами этих событий, сообщают: «То время в Средней Азии было ужасным. Голод, изгнание и насилие военных…, но карачаевцы предпочитали смерть нежели просить милостыню, и тем самым опозорить себя и свой клан».

    После 14 лет депортации, во времена Н. Хрущева, в 1957 году карачаевцы вернулись на Родину.

    (материал Википедии)

    « Последнее редактирование: Июнь 25, 2010, 10:30:26 am от Штауффенберг »

    Оффлайн Штауффенберг

    • Молодой
    • ***
    • Сообщений: 454
    • Карма 53
    • Пол: Мужской
    • Claus Schenk Graf von Stauffenberg
    • Уважение: 0
    Re: Карачаево и балкарский этносы
    « Ответ #1 : Июнь 25, 2010, 10:28:42 am »
  • Publish
  • 0
    Балкарцы

    Балкарский народ сформировался на территории Центрального Кавказа в результате необычайно сложного и длительного процесса смешения и поэтапного исторического развития трёх основополагающих этнических компонентов:

    а) потомков древнейшего автохтонно-кавказского населения медно-каменного, бронзового и раннежелезного веков IV—I тыс. до н. э. (особенно племен кобанской культуры XII—IV вв. до н. э.);
    б) алан-асов или овсов (II—I вв до н. э. — XIII в. н. э.);
    в) болгар или булгар (I тыс. н. э.) и половцев-кыпчаков и/или куманов (XI—XIV).

    Смешанный характер этногенеза балкарцев проявляется в разнообразии традиционно связанных с ними этнических наименований и в особенностях их материальной и духовной культуры. Первые упоминания балкарцев содержатся у автора IV в. Ибн А. Котины в связи с событиями более древнего периода (его сведения сохранились в «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци, V в.), а также в латинском «Анонимном Хронографе» 354 г., хронике З. Ритора (VI в.), «Армянской географии» А. Ширакаци (VII в.). В русских документах наиболее ранние упоминания балкарцев относятся к 1629 году. В грузинских источниках XIV—XVIII вв. балкарцы известны под именем «басианы». Осетины называли их асами (æссон, асиаг), сваны — «сауары» или «горцы», кабардинцы — «къушхьэ» (горцы).

     Издавна балкарцы имели разносторонние экономические, политические и культурные связи с соседями, особенно с кабардинцами, осетинами-дигорцами, сванами, грузинами-рачинцами и др., поддерживающими с ними родственные, аталические и куначеские отношения. Не позднее начала XVII в. стали устанавливаться связи с Россией. В 1628—1629 гг. представители Московии интересовались возможностью разработок серебряных руд в Балкарии. По пути в Грузию и обратно московские послы Ельчин и Захарьев были тепло встречены и вели торговлю в Баксанском ущелье (1639—1640), а Толочанов с Иевлевым (1651) и Жидовин с Порошиным (1655) — в Черекском. В 1736 г. у жителей Верхнего Чегема гостил с казаком с Дона и описал некоторые черты их быта и верований кизлярский дворянин Тузов. С другой стороны, балкарский узден («дворянин») Каспулат пребывал в 1643 г. в русском г. Терки. А в 1657 г. таубий («горский князь») Айдебулов вместе с посольством кахетинского царя Теймураза I и представителями других горных обществ Центрального Кавказа отправился в Москву, где был принят в Грановитой палате, щедро одарен соболями царём Алексеем Михайловичем и находился около года. Видимо, миссия Айдебулова была связана с поисками путей включения Балкарии в сферу влияния Московии. Позднее отдельные общества Балкарии неоднократно просили об этом русскую администрацию на Кавказе (1783, 1787, 1794).

    В состав России балкарцы официально вошли в 1827 году, когда делегация от всех их обществ подала прошение в Ставрополе о принятии в русское подданство с условием сохранения у них сословной структуры, древних обычаев (адата), шариатского суда, мусульманского вероисповедания. Этот акт, явившийся одним из весьма крутых поворотных пунктов в историческом развитии балкарцев, существенно расширил и обогатил их взаимосвязи с внешним миром. Они стали отдавать своих аманатов в русские крепости, служили в царской армии, участвовали в русско-турецкой (1877—1878), русско-японской (1904—1905) и Первой мировой (1914—1920) войнах, в революционных движениях 1905—1907 и 1917 гг.

     Определённый научный интерес к географии, истории и культуре Балкарии заметно оживился в конце XVIII—XIX вв. (Гюльденштедт, Рейнеггс, Паллас, Потоцкий, Клапрот). Но несравнимо активнее такой интерес к ней со стороны европейских, русских, и иных исследователей и путешественников возрос в 30-е гг. XIX — 10-е гг. XX вв., то есть после вхождения Балкарии в состав России (Боссе, Шаховской, Бларамберг, Фиркович, братья Нарышкины, Караулов, Преле, Тепцов, Баранов, Долбежев, Зичи, Вырубов, композитор Танеев, географ Динник, антрополог Чехович и др.). После реформ 1867 г. в горах строились новые мосты и колесные дороги; впервые в Приэльбрусье таубием И. Урусбиевым был построен специальный дом для приезжих; у него часто гостили зарубежные и российские представители науки и культуры, туристы и альпинисты (Миллер и Ковалевский, Танеев, Мурр, Туккер, Анисимов, Тульчинский, Пастухов, Абих и др.). В 1860 г. в Нальчике открылась начальная Горская школа, преобразованная в 1909 г. в общеобразовательное реальное училище, где балкарцы учились вместе с русскими, кабардинцами и др. Позднее начальные школы открывались и в балкарских селах Кашхатау и Чегеме (1902), Урусбиево и Хасауте (1913). Некоторые балкарцы из привилегированных сословий получали образование в учебных заведениях Владикавказа, Тбилиси, Ставрополя, Москвы, Петербурга. Все это способствовало тому, что во второй половине XIX — начале XX вв. среди балкарцев начала формироваться национальная интеллигенция, проводившая значительную культурно-просветительскую работу (публицист-историк М. Абаев и юрист Б. Шаханов, знатоки и собиратели фольклора М., И., Н. и С. Урусбиевы, скрипач С. Абаев, врачи А. Шаханов и И. Абаев, учителя Ф. Шакманова, Я. Джабоев и Э. Чеченов, общественный деятель И. Балкаруков, поэт — основоположник балкарской литературы К. Мечиев).

     Балкарские князья Джанхотов и АйдебуловУ балкарцев сложились довольно развитые для высокогорных условий формы феодализма с глубокой социально-имущественной дифференциацией и многоступенчатой сословной иерархией. Вместе с тем устойчиво сохранялись и определённые патриархально-родовые пережитки. Высший социальный слой — это таубии («горские князья»). Наиболее известные из них: Абаевы, Айдебуловы, Жанхотовы и Мисаковы — в Малкарском обществе, Балкаруковы и Келеметовы — в Чегемском, Шакмановы — в Холамском, Сюйюнчевы — в Безенгиевском, Урусбиевы — в Баксанском. Рождённые от неравного брака с таубием назывались «чанка». Следующую привилегированную ступень занимали ездени («дворяне»), то есть собственники — феодалы, находившиеся в определённой даннической, военно-служебной и иной зависимости от таубиев. Ниже находились каракиши («черные люди») — податные таубиев, официально освобождённые в результате реформ 1867 г. Далее следовали азаты — «вольноотпущенники», считавшиеся лично свободными, но реально оказавшиеся в зависимости от представителей высших сословий из-за пользования их землями. Ещё ниже были чагары — «холопы», пользовавшиеся некоторыми правами и земельными наделами. Последнюю ступень занимали казаки или касаги («безродные», «бесприютные») и карауаши («черноголовые») — абсолютно бесправные дворовые холопы и холопки, находившиеся на положении рабов.

    Взаимоотношения между разными сословиями жестко регламентировались и, как правило, в интересах высших социальных групп. Если таубии устраивали свадьбы, похороны и т. п., то уздени, каракиши и др. вынуждены были нести определенные расходы, преподносить подарки, оказывать услуги и почести.

    В вопросах кровной мести, воровства и иных конфликтных ситуациях виновные таубии, по сравнению с остальными, наказывались несравнимо мягче или вообще не привлекались к ответственности — срабатывало право феодальной неприкосновенности. Браки, как правило, были сословно замкнутыми. При всем том многие судебные дела, споры и конфликты между общинами с соседними народами, вопросы войны и мира и т. п. решались на народных форумах — Тёре, в которых участвовали разные сословия. В особых случаях они выполняли также и законодательные функции. В каждом селе или обществе было своё Тёре во главе с таубием — олием. При необходимости могли созываться форумы нескольких или даже всех балкарских обществ, которые возглавлял наиболее влиятельный таубий — «верховный олий». По тем или иным спорным вопросам к Тёре Балкарии порой обращались также из Карачая, Осетии и др.

     Коренной перелом в жизни балкарцев произошёл в результате революции 1917 г. В их истории с того периода немало драматических страниц, но были и весьма значительные достижения. После Февральской революции в состав Нальчикского исполкома, который поддержал Временное правительство России, вошли таубии И. Урусбиев, Б. Шаханов, Т. Шакманов. С другой стороны, из среды балкарцев выдвинулись многие лидеры, боровшиеся в Гражданской войне за советскую власть (М. Энеев, С.-Х. Калабеков, Ю. Настуев, А. Гемуев, Х. Асанов, К. Ульбашев и др.). На II съезде народов Северного Кавказа (Пятигорск, 1918), провозгласившем установление советской власти в регионе и образование Терской народной республики, делегаты Кабарды и Балкарии выступили единой фракцией. В 1922 г. создана Кабардино-Балкарская автономная область (КБАО); в 1936 г. она преобразована в автономную республику (КБАССР). Территории с численным преобладанием балкарцев были выделены в отдельные районы — Черекский, Чегемский, Холам-Безенгиевский, Эльбрусский. Росло количество сел с современной уличной планировкой, с домами нового типа и приусадебными хозяйствами, с магазинами, клубами и школами; в некоторых из них появились электричество и радио. С 1940 г. в Баксанском ущелье начал работать Тырныаузский вольфрамо-молибденовый комбинат. Основы многовекового уклада жизни балкарцев стали круто изменяться в результате коллективизации сельского хозяйства, которая из-за специфики горных условий завершилась лишь в 1937 г. Преступные перегибы в коллективизации вызывали упорное сопротивление крестьян (выступление в Чегемском ущелье в 1930 г.). С начала 20-х гг. были приняты радикальные меры по ликвидации безграмотности и распространению новой культуры. Стали выходить книги и газета на балкарском языке. В 20—30-х гг. в Нальчике необычайно быстро возросло число культурно-просветительских, учебных и научных учреждений, где получили образование многие балкарцы. Они учились также в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону и др.

     В 30-е гг. продолжалось творчество поэта К. Мечиева, появились новые имена поэтов и писателей (С. Шахмурзаев, К. Кулиев, К. Отаров, О. Этезов, Х. Кациев и др.). В 1934 г. был создан Союз писателей Кабардино-Балкарии, в 1940 г. — балкарский Драматический театр.

    Весьма значительным достижениям в социально-экономическом и культурном развитии балкарцев нанесли непоправимый урон массовые репрессии в конце 20—30-х гг. по отношению к крестьянству (особенно в связи с коллективизацией), партийным и советским работникам (Х. Зокаев, К. Ульбашев, К. Чеченов), писателям (А. Ульбашев, Х. Теммоев, С. Отаров) и многие др. В годы войны балкарцы подверглись беспрецедентному террору.

    В 1942 г. частями НКВД под предлогом борьбы с бандитизмом в Черекском ущелье были расстреляны сотни мирных жителей — стариков, женщин, детей, сожжены несколько сёл (Сауту, Глашево др.). А в 1944 г. весь балкарский народ был сослан в Среднюю Азию и Казахстан. Между тем тысячи балкарцев сражались на фронтах Великой Отечественной войны в составе 115 кабардино-балкарской кавалерийской дивизии, партизанских отрядах КБАССР, Белоруссии и Украины, в рядах антифашистского сопротивления Европы. Почти все они были награждены орденами и медалями, хотя после геноцида балкарского народа в 1944 г. их явно ограничивали в получении офицерских званий и наград. На основании Указов высших властей Союза ССР от 1956, 1957 гг. и др. документов репрессии против балкарцев признаны ошибочными и антизаконными, восстановлена их государственность.

    (материал Википедии)



     


    Facebook Comments