Автор Тема: Борис Акунин  (Прочитано 2791 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кистинец

  • Ветеран форума
  • ******
  • Сообщений: 6635
  • Карма 311
  • Пол: Мужской
  • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
  • Уважение: +22
Борис Акунин
« : Февраль 09, 2013, 05:25:07 pm »
  • Publish
  • 0
    Pro Азербайджан



    Pro Азербайджан
    Борис Акунин: "В войне с писателем государство в принципе победить не может"

    update: 08-02-2013 (11:06)
    Я знаю, что прочитав этот текст, некоторые азербайджанцы скажут: не российскому литератору поучать чужие страны, как им жить — у самого дома творится черт знает что. Но с тех пор, как я написал про Азербайджан книгу, он перестал быть для меня чужой страной — так уж мы, писатели, устроены.
    Мне понравился Азербайджан и понравились азербайджанцы. На меня произвел огромное впечатление волшебный город Баку. Скажу больше: побывав там и пообщавшись с людьми, я начал понимать, что в истории азербайджанско-армянской вражды все очень непросто и не черно-бело. Мне стало казаться несправедливым, что мир единодушно поддерживает в этом конфликте лишь одну из сторон. Считайте, что я стал азербайджанофилом.
    Но что же вы с собой делаете, дорогие мои азербайджанцы? Нашелся мужественный человек, писатель Акрам Айлисли, который впервые за долгое время призвал вас сделать шаг в сторону примирения. Призвал так, как и должен призывать писатель — написал художественный текст.
    Шаг к примирению — это когда говорят: послушайте, в случившемся есть доля и нашей вины.
    За это вы обрушили на Акрама Айлисли гнев государства, общественных организаций и народных масс. На одного человека. Семидесятипятилетнего писателя. За роман.
    Пожалуйста, остановитесь. Вы наносите своей стране тяжкий ущерб в глазах всего мира. Разве вы не знаете, что в войне с писателем государство в принципе победить не может? Убить — может, затравить — запросто. Но при этом всегда останется проигравшей стороной.
    Вы хотите повторения истории с Салманом Рушди? Вы хотите превратиться в страну-изгоя? Продемонстрируйте, что Азербайджан — цивилизованная страна и что за литературу здесь репрессиям не подвергают. А Акраму Айлисли — твердости и душевного покоя. Он написал книгу, которую не мог не написать. Для писателя это самое главное.
    Борис Акунин
    http://borisakunin.livejournal.com/90240.html

    Оффлайн Кистинец

    • Ветеран форума
    • ******
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: Борис Акунин
    « Ответ #1 : Февраль 10, 2013, 12:16:04 am »
  • Publish
  • 0
    Наше дерево возможностей



    Борис Акунин:"Чем все это закончится? Возможны лишь четыре варианта"
    update: 09-02-2013 (20:14)
    Я, как и вы, тоже постоянно думаю о том, чем все это закончится. Ну все это: общественная конфронтация, коррупция, и Путин такой молодой, и хрен знает что впереди. К чему-то ведь все это движется, и с ускорением. Мы это понимаем и чувствуем. Но к чему? Что ждет нашу страну в скором будущем, какой исход? Могу насчитать четыре более или менее вероятных варианта. Если что-то упустил — подскажете. Вот какое получается дерево возможностей, не особенно ветвистое.
    1. Возможность 1. "Тишь да гладь"
    Все рассосется. Кого-то из активных посадят, кого-то выдавят из страны. Остальные притихнут и будут шепотом на кухне рассказывать друг другу анекдоты про ботокс (в фейсбуке такие шутки станут небезопасны). Путин еще раз переизберется в 2018 году, по отработанному сценарию "чуровских" выборов. При необходимости послушная Дума переделает конституцию, чтобы можно было сидеть на президентском посту и дальше. Здоровье у вождя хорошее, он запросто может венчать собою вертикаль еще лет тридцать.



    Видели, как это бывает. Помним.
    Россия при этом превратится в большую-пребольшую Белоруссию.
    Вот чего точно при варианте "все рассосалось" не будет — это что Путин добровольно уйдет в 2018 году (или в 2024-ом). Мог уже уйти. Не ушел. Решение принято.
    Возможность 2 . "Мирная революция"
    Произойдет это примерно так.
    На очередной волне общественного раздражения (вроде недавней по поводу "антисиротского закона" или еще более острой) власть перетянет винт. Вместо того чтобы вовремя укрутить огонь, плеснет в него керосином.
    Сначала на несанкционированный митинг выйдет тысячи три политактивистов. Полиция начнет "жестко пресекать" и кого-то ненароком придавит насмерть или сильно покалечит. (Бог миловал, что этого до сих пор еще ни разу не случилось). Назавтра на несанкционированный протест выйдут сотни тысяч москвичей. Просто на Тверскую улицу, от Белорусской до Манежа. И решат оттуда не уходить или уходить, сменяя друг друга. Станут звонить знакомым: "Все сюда". На Главпочтамте или в мэрии устроят штаб. Москва встанет в транспортном параличе. Вся страна будет на это смотреть и делать выводы. Кто-то поедет помогать москвичам, кто-то затеет то же самое у себя. Когда народные массы закусили удила, обратно уже не развернешь. И никакой "Уралвагонзавод" на помощь не приедет.


    Вот так это было на киевском Майдане в 2004.
     
    Из правительственного лагеря немедленно брызнут перебежчики. Они и без того как пауки в банке, а уж когда запахнет жареным, все развалится с фантастической быстротой.
    Сначала настанет эйфорическое время, как в первые дни после августовского путча. Венедиктов ведет программу "Время", Шевчук дает концерт на Красной площади, Путин улетает к Уго Чавесу (да-да, Чавес поправится).
    Потом начнутся проблемы.
    В августе 1991 года у оппозиции был какой-никакой госаппарат, даже свои министры. Власть перешла из рук в руки хоть и со скрипом, но без коллапса.
    Что произойдет в нынешних условиях, воображается с трудом.
    Кто возьмет под контроль армию и силовые ведомства? Кто займется жизнеобеспечением городов? Кто удержит рубль? Что случится с акциями российских компаний? Как будем реагировать на неминуемый "парад суверенитетов" в автономиях?
    Корабль водоизмещением в полтораста миллионов душ зарыскает по волнам, и один бог знает, куда его вынесет.
    Revolution — это когда все переворачивается вверх ногами. Даже если переворот мирный, это все равно тяжкое потрясение.
    Возможность 3. "Немирная революция"
    Здесь все начинается, как в предыдущем варианте, только власть дает приказ стрелять в безоружную толпу и находятся подонки, которые этот приказ выполняют.
    Дальше одно из двух. Если волнения удается потопить в крови, мы попадаем в вариант № 1, но в жестком исполнении. Если побеждает революция, то на кровопролитие она ответит кровопролитием.

    Вот так это было в Бухаресте в 1989.
    К власти, естественно, придут те, кто революцию возглавил и привел к победе. Это, вероятно, будут какие-то совсем новые люди. Не думаю, что особенно прекрасные. И уж во всяком случае не толерантного мировоззрения.
    Победителям придется повоевать на окраинах страны, усмиряя местных князьков, придется  понастроить лагерей для слуг старого режима, да и, вероятно, не обойтись без давления на суды, чтобы вынесли правильные приговоры.
    Дальше… Ох, давайте я про это лучше не буду.  Известно, какие обыкновения у кровавой революции.
    Возможность 4.  "Перестройка-2"
    Отличие Перестройки-2 от Перестройки-1 заключается в том, что в 1980-е годы демократизация происходила сверху, а теперь она произойдет снизу. По давлением гражданского общества авторитарному режиму придется постепенно сдавать позиции: прекратить репрессии против оппозиции, выпустить политзаключенных, смириться с проведением нормальных выборов сначала в отдельных регионах, а затем и на национальном уровне. На каком-то этапе, видимо, возникнет правительство переходного периода, в которое войдут  и наименее скомпрометированные из членов нынешнего истеблишмента.
    Будем смотреть правде в глаза: как всякий компромисс, этот вариант неидеален. Многие воры уйдут от ответственности, многие преступления останутся ненаказанными, значительная часть "воров и жуликов" отлично приспособится к новым правилам и через некоторое время снова будет в шоколаде. Более того, горячо нелюбимый оппозицией Путин наверняка выторгует себе полный иммунитет от преследований и будет наслаждаться безбедной, хоть и непочетной старостью.
    Царство справедливости не настанет. Но в результате перемен Россия получит работающую демократию и сможет развиваться дальше.
    Вот как рисуется мне наше возможное будущее (вернее, четыре возможных будущих) сейчас, в феврале 2013 года.
    Если все будет и дальше идти так же, как в минувший год, — то есть ни шатко, ни валко, шаг вперед, два шага назад — это повысит шансы вариантов №2 и № 3, при которых ситуация зависит от совпадения случайных факторов и легко становится неуправляемой.
    Борис Акунин
    http://borisakunin.livejournal.com/90368.html

    Оффлайн Кистинец

    • Ветеран форума
    • ******
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: Борис Акунин
    « Ответ #2 : Март 01, 2013, 06:16:21 pm »
  • Publish
  • 0
    Вожди и зарплата



    Борис Акунин: "Никто из диктаторов и автократов на зарплату, разумеется, никогда не жил. Это понятие пропагандистское"
    update: 27-02-2013 (13:49)
    Как говорит моя знакомая славистка, эвентуально это будет тост. Просто с длинным вступлением.
    Тема трогательная. И несколько абстрактная, потому что никто из диктаторов и автократов на зарплату, разумеется, никогда не жил и не живет. Зарплата Вождя — понятие политическое, пропагандистское. К земной жизни оно отношения не имеет.
    Например, Фидель Кастро однажды заявил в интервью, что получает всего 30 долларов в месяц, потому-де и ходит в военной форме. А я ему верю. В смысле, верю, что такова была его официальная зарплата.
     


    А вот дом, в котором Фидель жил на 30$ в месяц. ©Europa Technologies

         Или возьмем российского нацлидера. Официально на "функционирование главы государства" отводится 106 млн 401 тыс 900 рублей в год. Однако в бюджете есть и другая строка: "Функционирование президента Российской Федерации". Чем первое функционирование отличается от второго, я не понял, но разница существенная – второе обходится ежегодно в 8 млрд 19 млн 207 тыс рублей, то есть в восемьдесят  раз дороже.
         Впрочем, полагаю,  Владимиру Путину деньги не очень-то и нужны. С трудом представляю себе ситуацию, при которой этот человек что-то покупает или с кем-то расплачивается. И уж совсем не хватает фантазии вообразить, как Счетная палата спрашивает с него отчета по расходам, а налоговая полиция интересуется, на какие шиши приобретены, допустим, часы стоимостью в полмиллиона долларов. В авторитарных и диктаторских системах таких неделикатных вопросов не задают.

         Но, хоть вождь живет на всем готовом и в деньгах вроде бы не нуждается, тем не менее он ведь работает на благо общества и должен получать за это оплату, как все прочие трудящиеся.
         Я заинтересовался, какими были законные доходы великих вождей за последние сто лет.  Гугль-исследование оказалось увлекательным.
         Бенито Муссолини, представьте себе, вообще обходился без зарплаты. Служил Италии бескорыстно. На "карманные расходы" дуче хватало гонораров и прибыли от официозной газеты "Пополо д’Италия", владельцем которой он являлся.



    Кабинет главреда Б.Муссолини

         Довольно остроумно удовлетворил свои финансовые аппетиты Адольф Гитлер. Он с истинно немецким занудством не брал попросту из казны, сколько ему надо, а соблюдал формальности. При этом человек он был с масштабными художественными запросами. Любил архитектуру, мечтал в каждом немецком городе построить по великолепному оперному театру, и чтоб там до посинения исполняли Вагнера. Однако бюджетом эти расходы не предусматривались, фюрер должен был платить за строительство из личных средств. Немалые доходы любителю архитектуры приносила книга "Майн Кампф" — до 4 миллионов марок в год (зарплата у рейхсканцлера была 18 тысяч). Львиную долю тиража выкупало государство — каждая пара молодоженов Рейха получала в подарок по   экземпляру этого необходимого в семейной жизни сочинения. Но и на такие доходы много оперных театров не понастроишь. И тогда личный фотограф посоветовал вождю зарегистрировать копирайт на лик, дорогой всем настоящим арийцам.
         Тут-то настоящие деньги и повалили. Не столько даже от официальных портретов, которые висели в каждом кабинете и учреждении, сколько от почтовых марок, украшенных физиономией вождя.
     


    Два пфеннига с этой марки – Вождю

         Но нам с вами, конечно, интереснее история личных доходов наших собственных правителей.
         Официальный заработок Первого Лица, как бы оно ни именовалось (предсовнаркома, генсек или президент) является своего рода термометром, по которому можно определить градус меркантильности той или иной эпохи.
         Начиналось все очень по-спартански. После революции Ленин как глава правительства получал оклад в 500 рублей — не выше, чем квалифицированный рабочий. (Иное дело, что во времена военного коммунизма благополучие определялось не зарплатой, а пайком и разными привилегиями). Помню еще со школы пример личной скромности Ильича: когда в 1918 году в связи  с инфляцией ему увеличили оклад до 800 рублей, чиновник-самоуправец получил за это строгий выговор.
         Ученик и продолжатель дела Ленина генсек Сталин поначалу довольствовался 225 рублями. После бесшумного упразднения партмаксимума стал получать 1 200, а с 1947 года, после денежной реформы, десять тысяч (это примерно в двадцать раз выше среднего показателя по СССР).
     


    Скромность – украшение Вождя

         Иосиф Виссарионович жил в мире, в котором деньги не существовали. Он сам не получал авторских отчислений за издание своих сочинений (а это сотни миллионов экземпляров на всех языках мира) и не разрешал членам ЦК и народным комиссарам  класть себе в карман гонорары за "партийные" публикации. С 1939 года из отчужденного гонорарного фонда высшей номенклатуры стали выплачивать Сталинскую премию (всего ее получили около пяти тысяч лауреатов).
         Хрущев положил себе оклад в 8 000 (после реформы шестьдесят первого года они превратились в 800) рублей. Это было примерно в десять раз выше средней зарплаты. Отказывался ли Никита Сергеевич от гонораров за свои сочинения, мне выяснить не удалось.                    
         Товарищ Брежнев — тот точно не отказывался. Отчисления шли и за "Малую землю", и за прочие сочинения, глубоко мне ненавистные. (Вас бы заставляли в институте эту нудятину чуть не наизусть зубрить — вы бы их тоже возненавидели).
         Зарплата генсека возросла до 1 200 рублей, но авторские, конечно, были во много раз выше. Ведь каждая из частей великой трилогии была издана тиражом по 15 миллионов экземпляров.
         Суровый  Андропов, который намеревался приструнить зажиревшую номенклатуру, начал с себя: вернул свою зарплату к дохрущевскому уровню в 800 рублей. Ход был сугубо пропагандистский, поскольку гонорары Юрий Владимирович, как и Леонид Ильич, исправно получал. В последний месяц его короткого правления ему начислили ройялтиз в размере 8 800 рублей — большие деньги для 1984 года.
         Зарплата в 800 рублей, все стремительней и стремительней обесценивавшихся, продержалась все "тощие" годы, когда цены на нефть падали, а социальное напряжение росло. Столько получали и Черненко, и Горбачев.  Только став президентом СССР, Михаил Сергеевич увеличил свое денежное содержание до трех тысяч, но в 1990 году это были уже не бог весть какие деньги (я  в редакции "Иностранной литературы" получал пятьсот). А настоящая инфляция еще только начиналась.
         Борис Ельцин, обожавший популистские жесты, сохранял себе ту же зарплату, превратившуюся в копейки, вплоть до реформы 1997 года. Лишь тогда он поднял президентское жалованье до десяти тысяч, а после дефолта до пятнадцати. По курсу 1999 года это было шестьсот, что ли, долларов. Слезы, да и только.
         Столько же — вы не поверите — до 2002 года получал и президент Путин. За минувшие десять лет зарплата высшего должностного лица РФ несколько раз повышалась и сейчас составляет примерно пятьдесят тысяч долларов в год, а со всякими надбавками — около ста десяти тысяч.



    Это раз в десять выше среднероссийской. То есть, хрущевская идеологическая формула 10:1, выведенная еще полвека назад, сохраняется.
         Для сравнения:
         Зарплата президента США выше среднеамериканской в девять раз. Зарплата премьер-министра Великобритании выше среднебританской в семь раз. (Зарплата президента Франции выше среднефранцузской всего в четыре раза, но Олланда давайте брать не будем — он демонстративно снизил себе оклад и очень этим горд).
         В общем и целом пропорции у нас и у них сходные. С той только разницей, что глава демократического государства действительно живет на зарплату и попробовал бы только позволить себе личные траты, выходящие за рамки  официального дохода. Ух, что началось бы.
         А теперь — тост. Вы уже догадались, какой.

         Чокнемся (во сне, конечно) с нацлидером и скажем ему:


    http://www.kasparov.ru/material.php?id=512D9994D52F6

    Оффлайн Кистинец

    • Ветеран форума
    • ******
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: Борис Акунин
    « Ответ #3 : Март 03, 2013, 12:52:43 am »
  • Publish
  • 0
    Как я обиделся



    Борис Акунин: "Россия — периферия человечества? Захотелось немедленно опровергнуть это утверждение!"
    update: 02-03-2013 (00:31)
    Некоторое время назад прочитал в блоге у Иры Ясиной нечто, неприятно меня поразившее. "Социолог Борис Дубин вчера на годовщине журнала "Отечественные записки" сказал: "России надо начинать привыкать к тому, что она — страна периферии. Мы ничего такого, что влияет глобально на мировые рынки технологий, а также на науку, искусство, медицину не производим".
    Ужасно я по этому поводу расстроился. Бориса Дубина я давно знаю. Он зря говорить не будет.
    Россия — периферия? Захотелось немедленно опровергнуть это утверждение. Потом я спросил себя, а почему, собственно, я так вскинулся? На свете полно стран, не страдающих от своей периферийности – и ничего, как-то живут.
    Хотя в общем понятно, из-за чего я разобиделся.  Меня с детства приучили считать, что наша страна — светоч науки и прогресса, а также храм всевозможных искусств. Оказывается, даже в нынешнем немолодом возрасте мне жалко расставаться с этой иллюзией.



    Есть у меня  в этой связи одно довольно конфузное воспоминание.
    Когда я лет этак тридцать пять назад учился в японском университете, захаживал к нам в студенческое общежитие  один русский японец из репатриантов. Вырос он на Сахалине, поучился в советской школе, а потом семья вернулась на историческую родину.
    Однажды этот парень привел с собой своих приятелей и завел разговор, который с каждой минутой становился все более странным.
    Он задавал вопросы, я отвечал — и не мог понять, почему мои ответы вызывают такую реакцию.
    — Кто изобрел радио? – спросил бывший сахалинец.
    Говорю:
    — Александр Попов.



    Да, в 1897 году. Меня так в школе учили.
    Изумление на лицах японцев.
    — А паровоз?
    — Иван Ползунов.



    Какие-то там царские бюрократы ему мешали, помню.
    Неуверенное хихиканье — как будто люди оценили шутку.
    — А пароход?
    — Иван Кулибин.



    Гений-самоучка, а как же.
    Откровенный смех.
    Я подумал, гости веселятся из-за имен, странных для японского уха. Это нормально. Нам некоторые японские имена тоже казались комичными. Например, профессор Кусака. Или, извините, Сука-сан.
    — А самолет? – спрашивает меня репатриант, подмигнув своим.
    — Александр Можайский.



    Моряк, влюбленный в небо – красиво.
    Хохот.
    Только тут я догадался, что стал объектом какого-то непонятного издевательства (слова "троллинг" тогда еще не существовало), надулся и отвечать на вопросы перестал.
    В тот же день отправился в библиотеку, стал листать "Британнику" и выяснил, что радио изобрел Маркони, паровоз — Стефенсон, пароход — Фултон, а самолет — братья Райт. Имен русских первооткрывателей в почтенной энциклопедии я вообще не обнаружил, за исключением, кажется, маленькой статьи про Попова.
    Прошло еще сколько-то лет, прежде чем я прочитал, что концепция тотального российского научно-технического приоритета  была высочайше утверждена товарищем Сталиным в эпоху борьбы с низкопоклонством перед Западом — тогда же, когда появился мем "Россия — родина слонов".
    Да, Попов изобрел радиопередатчик, но чуть позже, чем итальянский маркиз.
    Да, Ползунов разработал модель паровой машины, но до паровоза было еще далеко.
    Да, Кулибин провел испытания "водохода", способного ходить против течения, но это был не пароход.
    Да, летательный аппарат Можайского мог разбегаться и даже ненадолго отрываться от  земли — но так и не полетел.
    Меня в моей школе, увы, обманывали.
    В детстве я твердо знал, что живу в самой великой стране на свете — самой передовой, самой благополучной, осчастливившей человечество чуть ли не всеми главными открытиями.  По мере взросления лучезарный образ родины постепенно скукоживался, и теперь я уже не знаю, великая у нас страна или не особенно.
    Читатели с широким кругозором, просветите, пожалуйста, а какие изобретения/открытия первой величины действительно наши, российские?
    Мне на ум приходят только таблица Менделеева, телевизор и вертолет (хотя Зворыкин и Сикорский завершили свои изыскания уже в эмиграции). Да, и первый полет в космос. Это все или было еще что-то?
    А кстати, как учат детей в российской школе сейчас? Кто у нас нынче числится изобретателями радио, парохода, паровоза и самолета?
    И правильно ли я понимаю, что постсоветская наука ничем выдающимся мир не обогатила?
       
    Да что я на ученых бочку качу. А моя собственная сфера, литература?
    Ох…
    Сто лет назад весь мир читал Толстого, Достоевского, Чехова. Попробуйте-ка спросить сегодня кого-нибудь из иностранных жителей (за вычетом славистов), знают ли они современных русских писателей. Ни одного не назовут.
    Мы, русские писатели, давно уже переместились на периферию. И это меня печалит горздо больше  научного отставания.
    Правда, вот Владимира Сорокина включили в шорт-лист Международного Букера. Вдруг получит? Давайте за него болеть.
    А еще Людмиле Улицкой присудили бы Нобелевскую премию. Она заслуживает, ей-богу.
    Хотя что премии. Вес автора в современном мире определяется в первую очередь не онерами, а продажами. С этим у российской литературы совсем беда. В списки бестселлеров никто из наших не попадал, кажется, со времен "Детей Арбата", да и тогда выручила краткосрочная мода на советское: Gorby, Perestroika, Glasnost.
    Самое грустное, что винить кроме самих себя некого. Ученые — те могут ссылаться на недофинансирование, а у литераторов отмазки нет. Видно, плоховато пишем.

    Все. Торжественно обещаю прямо начиная с завтрашнего дня (сегодня уже не успею) писать книжки лучше. Не хочу быть периферией.
    Борис Акунин

     


    Facebook Comments