Автор Тема: Как изымали оружие в Северной Осетии в 1920 году  (Прочитано 2294 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20104
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +125
Как изымали оружие в Северной Осетии в 1920 году



30 лет назад, в 1980 году, сотрудники КГБ провели операцию «Арсенал» по массовому изъятию оружия у населения. Обозреватель журнала «Власть» издательского дома «Коммерсантъ» Евгений Жирнов восстановил историю борьбы советского руководства за полное и безоговорочное разоружение граждан, начиная с первых лет Советской власти. В публикации приводится в качестве примера и операции по изъятию оружия в Северной Осетии. Документальные данные, несомненно, дополнят историческую канву драматичных событий в республике.

«РАССТРЕЛЯН ЗА СКРЫТИЕ ВИНТОВКИ»

…12 июля 1920 года Совнарком РСФСР принял новый декрет о незаконном оружии — «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращении с ним». В декрете говорилось:

«В целях борьбы с незаконным хранением оружия, с небрежным и неумелым обращением с ним, Совет Народных Комиссаров постановил:

1. Хранить и пользоваться огнестрельным оружием могут только лица, которым по роду службы присвоено оружие (военные, состоящие в частях войск, милиция и т. п.), а также лица, которым это право предоставлено постановлениями Совета Народных Комиссаров…

4. Привлекать к судебной ответственности и немедленно задерживать, карая лишением свободы на срок не менее шести месяцев по приговору суда, лиц, виновных в совершении указанных ниже деяний:

а) хранении огнестрельного оружия без законного на него права, даже если хранение не имело преступных целей…»

Уже в следующем месяце на Северном Кавказе прошли операции по изъятию оружия у населения, прямо нарушающие этот декрет. 10 августа 1920 года был написан «Доклад о поездке по обезоруживанию гр. сел Ардон, Каргарон и Нагкау (правильно Ногкау.— «Власть») состоящего в резерве окружных военкомов М. Веретенникова» (стиль и орфография документа сохранены полностью). В докладе говорилось:

«Тройка выехала из Владикавказа 4-го августа в 20 часов в селение Архонское, было собрание войска от пяти эскадронов, и в три часа пятого августа тройка выехала по направлению к Кадгарону. В 6 ч. утра все селение было оцеплено, и тройка начала работу в селении Кадгарон. Был созван сход и проведен митинг на тему: «Причины и цели сбора оружия», в результате чего было собрано в Кадгароне: винтовок 387 шт., шашек и клинков 22, бебутов (изогнутых кинжалов.— «Власть») 9, патронташей 15, патронов 6.000 шт., пулеметных стволов 7 шт., боевых ударников 16, пулеметов «люис» 2 и масса другого оружия. После чего был произведен повальный обыск, после обыска был на митинге в присутствии всего схода расстрелян гр. Закуров за скрытие винтовки.

Таким же порядком проводилась работа и в селении Ардон и Ногкау. За скрытие и несдачу оружия в указанный срок расстреляно по приговору тройки трое: один в Ногкау, один в Кадгароне, один в Ардоне. Все расстрелы производились днем в присутствии сходов, после чего давался еще один час для сдачи оружия.

Всего собрано оружия с трех селений следующее количество: винтовок 1108 штук, пулеметов исправных 6 штук, патронов к «люису» 30 кругов и 3 ящика, шашек и клинков 151 шт., разных патронов 20 000 шт., гранат 12 шт., пулеметных лент 14 шт., бомбометных снарядов 49 шт., револьверов разных систем около 30 шт., много запасных пулеметных стволов и мелких частей, бебутов 9 штук, прожектор 1, телеграфный аппарат и много разных телеграфных частей.

В общем сбор прошел удовлетворительно, но можно бы сделать большее, если бы не следующие причины: приходилось при работе спешить, так как был дан срок только три дня, что слишком мало при таких больших трех селениях, второе — мало вооруженной силы — 2506 всадников не могут оцепить три селения, которые растянулись на 12 верст, кроме того, нам было дано 100 штыков продтранспорта 14 стрелковой дивизии, но таковые в наше распоряжение не прибыли. Причина неявки тройке неизвестна.

Настроение населения выжидательное, сдавшие же оружие под давлением крупной вооруженной силы, но общая просьба и пожелания — обезоружить всех, то есть весь Кавказ, так как слишком тяжелым бременем у населения этот разбой и грабежи, и многие граждане видят в этой работе начало борьбы советской власти с разбоем, чем поднимается престиж власти у населения и дает энергично местным работникам и органам власти. Кроме всего этого взяты из каждого селения заложники и произведено несколько арестов убийц и конокрадов».

И это отнюдь не было частным случаем или чьей-то личной инициативой. В тот же день, 10 августа 1920 года, член чрезвычайной революционной тройки Перегримов докладывал начальнику политотдела войск Терской области:

«4 августа в 7 часов вечера я выехал в качестве члена чрезвычайной революционной тройки для разоружения селений Алагир и Салугардан. 6-го августа в 4 ч. утра оба селения были оцеплены двумя эскадронами кавалерии и полком пехоты, а также были закрыты все выходы. В 8 часов утра был устроен митинг, где было разъяснено населению о целях приезда тройки, а также ежедневно устраивались митинги в каждом селении. После добровольной сдачи оружия были устроены повальные обыски, результаты обысков оказались неважные. Вообще нашу операцию подорвала резервная сотня милиции, которая по чьей-то инициативе вошла чуть ли не за сутки в селение и конечно контрреволюционеры бежали в ущелье, а также очень мало оказалось оружия у населения.

Результаты работы следующие. Собрано оружия: винтовок 220 шт., 150 шт. патронов, ручная граната, одна бомбометная бомба и 5 револьверов разной системы. Чрезвычайной тройкой расстреляно 8 человек. 6 бандитов, терроризировавших население и грабивших всех проезжающих беженцев из Южной Осетии, а также массовые убийства; 1 контрреволюционер, выдавший несколько коммунистов и 11 товарищей красноармейцев, которые расстреляны белыми, и 1 за несдачу оружия после двух предупреждений.

Должен заметить — партийная работа отсутствует в полном смысле слова. Исполкомы работают слабо. Очень слабо давали материалы на контрреволюционный бандитский элемент, и только после ультиматума тройки было сделано это. Все говорит за то, что они боятся кровной мести, председатель Алагирского исполкома был арестован за саботаж и бездеятельность.

Тройкой издан последний приказ населению о добровольной явке всех офицеров и бандитов. За всех, кто скрывается, взяты заложники. В оба селения нужны русские партийные работники и как можно скорей, ибо приезжих они боятся, и кроме того нужно опытных товарищей, которые могли бы поставить дело. Оба селения контрреволюционные, местные власти бессильны и очень слабо работают, что резко отражается на деле их воспитания».

Можно было подумать, что подобные случаи — инициатива местного руководства в отдельно взятом крае. Но абсолютно то же самое происходило в Сибири и в других местах…

Журнал «Власть»,   № 29 от 26.07.2010
Фото: РГАКФД/Росинформ

 


Facebook Comments