Автор Тема: Грузинское государство - пример уникальной трансформации  (Прочитано 1363 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн GZ06

  • Administrator
  • Маршал форума
  • *******
  • Сообщений: 12099
  • Карма 1984
  • Пол: Мужской
  • Очень злой Админ
  • Уважение: +103
15/06/2011 11:35  
Грузинское государство - пример уникальной трансформации  
  
Маленькая предыстория: едем мы по Грузии с друзьями, походить по горам, и один из спутников, очень либеральный и очень хороший человек, назовем его Ираклий, интеллигент, говорит, что митинг 26 мая разогнали «как-то не так».

Я уточняю: «Что значит «не так»? Бурджанадзе — права?» Ираклий аж подпрыгивает. Нет, говорит, митинг — это провокация, его устраивали на российские деньги подонки, которые хотели вернуть себе власть, и разогнать их было необходимо.

«Вам не нравятся реформы Саакашвили?» Нет, реформы Ираклию нравятся, он целиком «за».

«А тогда что же нужно было делать?»

«Ну, не знаю, но как-то не так надо было. На то и государство, чтобы я его критиковал».

И тут, знаете, меня достало.

Есть великие слова, написанные в Декларации независимости 1776 года. Вот они:

We hold these truths to be self-evident, that all men are created equal, that they are endowed by their Creator with certain unalienable Rights, that among these are Life, Liberty and the pursuit of Happiness. That to secure these rights, Governments are instituted among Men, deriving their just powers from the consent of the governed. That whenever any Form of Government becomes destructive of these ends, it is the Right of the People to alter or to abolish it.

Я не знаю лучшей формулы, описывающей суть государства. У людей есть неотъемлемые и естественные права. Государства созданы, чтобы защитить эти права (заметьте, какое точное слово – защитить. Не предоставить, а именно защитить). Если государство вместо защиты прав занимается их отъемом, люди имеют право восстать.

В реальном мире прав человека без государства не существует. Государство – это то, чему люди делегировали свое право на насилие, и оно не просто может, а обязано применять насилие для защиты интересов своих граждан.

И вот эта формула заменена в современном мире другой, совершенно удивительной: государство не имеет права на насилие вообще, а уж если оно хоть пальцем шевельнет, то мы его, такие либеральные и свободные, тут же и приложим!

Вот есть грузинское государство. Это пример уникальной, на наших глазах произошедшей трансформации. Внутри этого общества осталась куча ci-devant, которые мечтают, чтобы в Грузии снова было, как сейчас в оккупированном Ахалгори. И они готовы блокироваться с кем угодно — с Путиным, с дьяволом, чтобы вернуть себе власть, которую они понимают как кормушку.

Саакашвили должен был отдать власть этим людям? Нет. Но действовать надо было «как-то не так». Вопрос – как?

Вот другая власть – российская. Она немытая, грязная, с рогами и от нее воняет. Но иногда и российская власть делает что-то правильно. Например, арестовывает убийц Политковской или убийц Маркелова и Бабуровой.

Какой сразу же поднимается крик от людей, искренне считающих себя либералами. Искренне полагающих себя носителями идеи свободы!

Ах, арестовали невинного мальчика! Ах, если кровавый режим арестовал человека, значит, человек невиновен. Невинный мальчик – профессиональный киллер и агент ФСБ, на его счету – куча трупов, невинный мальчик всадил в Политковскую пять пуль, и четыре – с тем расчетом, чтобы причинить ей максимальные мучения, максимальную боль, а потом широким кавказским жестом отшвырнул пистолет. Он чувствовал себя крутым джигитом – он всадил в безоружную женщину пять пуль, так, чтобы подольше мучилась! Но все равно он – невинный мальчик, раз его арестовали.

А все, кто смеют его обвинять – грязные агенты режима. Это наше священное право – всегда сказать государству «нет». Что бы оно ни сделало, мы всегда будем его критиковать. Поэтому мы такие крутые и свободные.

Я вовсе не призываю поклоняться государству. Я призываю относиться к государству по его делам, а не по своим принципам. Я хочу, чтобы государство тоже пользовалось презумпцией невиновности. Как и человек.

Человек не бывает «зол» или «добр» в принципе. О человеке надо судить в каждом конкретном случае. Если к вам приходят и говорят: «Этот человек ограбил прохожего», вы не можете сказать: «Этого не может быть, потому что люди никогда не грабят прохожих». И вы не можете сказать: «Это так, потому что люди всегда грабят прохожих». Вы должны судить по доказательствам. Одни грабят, другие нет.

Если к вам приходят и говорят: «Власти разогнали митинг», вы не можете сразу сказать: «Это правильно, потому что власти всегда правы». И вы не можете сразу сказать: «Это неправильно, потому что митингующие всегда правы». Все зависит от конкретной ситуации – как и грабеж прохожего.

И это вовсе не частная история. Это история всеобщая. Члены «Аль-Каиды» сидят в Гуантанамо. Приходит либеральный кот Леопольд и говорит: «Как вы смеете пытать этих бедных людей!» А что делать? Позволить террористам убивать? «Нет, но надо как-то так по-другому!»

Израиль начинает операцию «Литой свинец». «Ах, как вы смеете, там же женщины и дети!» «А что делать? Позволить террористам ХАМАС безнаказанно обстреливать население Израиля из ракет?» «Нет-нет, но надо как-то по-другому!»

США убивают бен Ладена. «Ах, безоружного человека убили на глазах его 13-летней дочери!» «А что было делать? Убежать, увидев, что дочки дома?» «Нет-нет, но надо как-то по-другому!»

Недавно Европейский суд по правам человека в Страсбурге частично удовлетворил иск Магнуса Гефгена ,приговоренного в Германии к пожизненному заключению за похищение и убийство 11-летнего Якоба фон Метцлера. Нарушены права Гефгена были тем, что полицейские, что бы выяснить у садиста, где находится похищенный мальчик, дали Гефгену по морде. Что было делать полицейским, чтобы узнать у садиста, где находится мальчик, суд не обсуждал. Нет-нет, убийство и похищение мальчика надо было расследовать. Но как-то не так. Без насилия.

Недавно в Осетии воинствующий исламист отрезал голову местному поэту Джигкаеву. Самурайским мечом. За стихи. Убийцу отправились арестовывать, он не дался живым, его застрелили при задержании, среди осетинских исламистов начались аресты. Ах, какой патетической статьей разразился по этому поводу «Кавказский узел»! Что, вот, мол, в Осетии доселе насилия против исламистов не было, и что насилие ничего не исправит, как показывает пример других кавказских республик.

Такое впечатление, что авторы статьи забыли причину арестов: человеку отрезали голову. За стихи. В республике, в которой, по признанию самого же автора статьи, ни малейшего насилия против исламского фундаментализма не было. Насилия не было, а голову взяли и отрезали. Но тех, кто голову отрезал, трогать нельзя – ведь это насилие, а им ничего не исправишь.

И это нам преподносят как некую универсальную истину. Венец развития европейской мысли.

Помилуйте, никогда в Европе такого не было! Когда союзники высаживались в Нормандии, не нашлось ни одного идиота, который написал бы, что вот, мол, вы на насилие отвечаете насилием, а из насилия никогда ничего хорошего не выходило. Или когда израильтяне освобождали заложников в Энтеббе, не нашлось ни одного идиота, который спросил бы: «Как же вы не захватили террористов живьем? Ведь теперь без суда над ними мы никогда не узнаем истину!»

Еще раз: нормальная основа свободного общества провозглашена в Декларации независимости. To secure these rights governments are instituted among men.

И я вовсе не призываю поклоняться государству. Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. На то и существуют сдержки и противовесы. Разделяйте власти, вводите контроль, строго регламентируйте государственное насилие, но сущность государства есть узаконенное право на насилие. И если вы отрицаете это право вообще, то вы тем самым, по умолчанию, передаете это право в руки любого бен Ладена, в руки любого ХАМАСа, в руки Нино Бурджанадзе, Магнуса Гефгена, в руки убийц Политковской — в руки тех, от кого государство вас же и должно охранять.

Государство зло лишь в той мере, в какой злом является человеческая природа. Государство имеет право на насилие в том случае, если это насилие защищает его граждан, и бывают ситуации, когда насилию можно противопоставить только насилие.

Гуантанамо, «Литой свинец», «как можно было убивать бен Ладена на глазах его дочери», «как эти полицейские посмели ударить садиста Гефгена» — это все разные формы одной идеи.

Мы живем в эпоху, которую можно назвать очень просто. Кончается 500 лет доминирования Европы. Эти 500 лет в Европе – и над миром – доминировали те страны, в которых были едины две идеи: идея прав и свобод граждан и идея власти, созданной для того, чтобы эти права защищать.

Сейчас в сознании тех людей, которые называют себя либералами, доминируют две противоположные идеи. Идея благ, которые полагаются гражданам от власти, не свобод, которые они могут реализовать, а благ, которые они получают. И идея того, что всякое насилие со стороны власти должно быть немедленно осуждено.

С точки зрения современного левого либерала, власть существует затем, чтобы дать пенсии, образование и медицинское обслуживание, а вот если власть ведет войну или борется с террористами, то ее за это надо осуждать.

Это и называется – закат Европы.

 

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
 
http://www.kavkaz-news.info/portal/cnid_169966/alias__Caucasus-Info/lang__en/tabid__2434/default.aspx
Абхазия -неотъемлемая часть Георгии! И я не доллар чтобы всем нравиться!!!


я серьёзно, не шучу!

 


Facebook Comments