Автор Тема: Подсчитано, как Северный Кавказ тратит бюджетные деньги  (Прочитано 1389 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Подсчитано, как Северный Кавказ тратит бюджетные деньги

[float=left][/float]В распоряжении корреспондента газеты ВЗГЛЯД, аккредитованного в Госдуме, оказался доклад Счетной палаты об эффективности использования государственных средств в СКФО. Доклад констатирует на Кавказе «финансовую непрозрачность» и «признаки коррупции». Кроме того, стала понятна подоплека февральской отставки президента КЧР Бориса Эбзеева.

Полное название документа – «Комплексная оценка эффективности и сбалансированности использования государственных ресурсов, направленных на социально-экономическое развитие субъектов РФ, входящих в СКФО». Его содержание охватывает 2009–2010 годы. Подготовкой его руководили заместитель председателя Счетной палаты Валерий Горегляд и аудитор Сергей Рябухин. Напомним, что Рябухин специализируется на ревизиях в регионе, причем не только на Северном Кавказе, но также и на Южном – в Абхазии.

Как констатировали аудиторы, при повышенном госфинансировании северокавказских регионов, в два раза превышающем среднероссийские показатели по межбюджетным трансфертам на душу населения, уровень безработицы на Кавказе в два–три раза выше, чем в среднем по России, а основной вклад в объем валового регионального продукта вносит не частный бизнес, а государство. Большая же часть населения Северного Кавказа, как и раньше, живет скорее за счет «серой экономики», официально почти не работает и, естественно, не платит налоги.

Особенно много претензий аудиторы предъявили к Дагестану, Ингушетии, а также к Ставрополью, но рекордсменом по нарушениям признали Карачаево-Черкесию. К президенту этой республики Борису Эбзееву у них возникли и персональные вопросы. Можно предположить, что итоги ревизии стали поводом для увольнения Эбзеева. Эту версию подтвердил газете ВЗГЛЯД и источник в Госдуме, знакомый с ситуацией. До сих пор причины отставки оставались неизвестны. Так, в докладе упоминается, что аппарат Эбзеева потратил на неизвестные цели 2,4 млн рублей.

Напомним, что доклад коллегия СП утвердила 25 февраля, направив его в обе палаты парламента, в правоохранительные органы, а также в Кремль. Впрочем, очевидно, что ключевые тезисы из него, в том числе и связанные лично с главой республики, могли быть направлены в администрацию президента гораздо раньше. В любом случае, уже 26 февраля Эбзеев лишился своего поста. Напомним, что с марта он перешел на работу в ЦИК.

Канатку «подвесили»

В Карачаево-Черкесии казенные деньги тратились, по мнению аудиторов, наиболее безалаберно. Так, в нарушение действующего законодательства территориальным управлением Росимущества республики не поставлены на учет в реестр региональной собственности 20 объектов недвижимости, построенных в 2008–2009 годах и с балансовой стоимостью 1395,7 млн рублей.

Из-за этой нерасторопности в юридически подвешенном состоянии оказалась Канатная пассажирская дорога в поселке Домбай стоимостью 885,7 млн рублей. Также далеко не на все строящиеся объекты власти оформили документы собственности земельных участков.

Один из наиболее красноречивых примеров – история с Тебердинским биосферным заповедником. Эксперты Счетной палаты установили: хотя с 1993 года размеры заповедника официально не менялись, однако на практике все новые его участки все время отрезались все новым владельцам – без каких-либо согласований и оформлений.

«Земельные участки, изъятые из состава заповедника, незаконно поставлены на кадастровый учет, на них имеются свидетельства о государственной регистрации прав, выданные в нарушение земельного законодательства. Имеют место факты незаконного выделения земель органами местного самоуправления, что приводит к самовольному изъятию заповедных земель, незаконному строительству, вырубке заповедных лесов», – констатировали аудиторы палаты.

Хотя Эбзеев слывет одним из лучших в России знатоков права (он 17 лет входил в состав Конституционного суда), документооборот велся, по мнению аудиторов, в КЧР весьма халатно. Так, без должного оформления в республике начали реализовывать федеральную целевую программу строительства новых дорог «Юг России». В частности, в нарушение Градостроительного кодекса РФ строительство объектов было начато при отсутствии проектно-сметной документации, правоустанавливающих документов на земельные участки и разрешающих документов на строительство объектов.

Так, Дирекцией капитального строительства из предусмотренных на 2009 год 19 объектов, переходящих с 2008 года, только по трем объектам были оформлены правоустанавливающие документы на земельные участки. Более того, «в Карачаево-Черкесской Республике не обеспечено софинансирование объектов строительства по ФЦП «Юг России» за счет средств республиканского бюджета в сумме 46,6 млн рублей и не привлечены средства из внебюджетных источников в сумме 30,5 млн рублей», – отмечают авторы доклада.

В республике небрежно заключали контракты и размещали госзаказы. Так, в конце 2009 года минздрав Карачаево-Черкесии заключил ряд договоров на поставку медицинского оборудования без проведения соответствующих котировочных процедур. В результате стоимость медицинского оборудования, приобретенного по данным государственным контрактам, возросла в шесть раз.

Однако решающую роль в решении об отставке Эбзеева, скорее всего, сыграл другой факт. Аудиторы обнаружили, что финансово-хозяйственное управление самого президента республики потратило на неизвестные цели очень круглую сумму.

«Финансово-хозяйственным управлением президента и правительства Карачаево-Черкесской Республики осуществлены расходы, не относящиеся к расходам, связанным с обеспечением деятельности высшего должностного лица субъекта РФ, в сумме 2,4 млн рублей, что не соответствует принципу подведомственности расходов, установленному статьей 38 Бюджетного кодекса РФ», – сказано в докладе.

Алкодоходы испарились

Примеры финансовой «туманности» аудиторы нашли и в Дагестане, правда, большая часть нареканий может быть отнесена к периоду, когда республикой руководил Муху Алиев. Нынешний лидер Магомедсалам Магомедов возглавил Дагестан лишь в феврале прошлого года.

Так, оказалось, что в 2009 году в нарушение бюджетного кодекса ГУП «Дирекция ФЦП «Юг России» по Республике Дагестан» были приняты бюджетные обязательства в сумме 6,3 млн рублей, превышающие установленный лимит бюджетных средств. Позже министерство экономики республики перечислило заказчику-застройщику на строительство объекта в рамках указанной ФЦП 12,4 млн рублей. Однако документально властям региона удалось подтвердить лишь траты в размере 8,4 млн рублей. То есть 3,7 млн рублей Дирекция ФЦП «Юг России» по Республике Дагестан получила почему-то без документального подтверждения объема работ, выполненных на эту сумму.

В Дагестане эксперты Счетной палаты зафиксировали, в частности, постоянный рост задолженности налогоплательщиков по уплате налогов на этиловый спирт и алкогольную продукцию. По их мнению, от 30 до 50% алкоголя в регионе производится нелегально. В результате этого бюджет недополучает десятки миллиардов рублей.

«Применение предприятиями республики в качестве сырья для коньяков обработанной или приобретенной за пределами республики продукции привело к налоговому вычету из бюджетной системы в размере 2,2 млрд рублей, что в 2,7 раза превысило сумму фактических акцизов на алкогольную продукцию в республике», – сказано в докладе.

Так, в 2009 году только по одному объекту – одному из крупнейших и, казалось бы, самых прибыльных коньячных заводов, который расположен на севере республики, – выручка от реализации алкогольной продукции составила 1171,9 млн рублей. «При этом бюджетная система не только не получила ни одного рубля акцизов на алкогольную продукцию, но и оказалась должна этому предприятию по состоянию на 31 декабря 2009 года 108,9 млн рублей», – с едва скрытым возмущением указали ревизоры.

«80% предприятий оказались закрыты»

Член комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству, автор целого ряда «алкогольных» законов Виктор Звагельский подтвердил газете ВЗГЛЯД, что республики СКФО – это основные поставщики нелегального алкоголя в России.

«Это основной регион, где используются различные схемы ухода от налогов, в том числе и алкогольных, и Счетная палата сигнализирует об этом с середины 2000-х годов постоянно, – уверяет депутат. – Но сейчас, в связи с тем, что начал работать регулятор Росалкоголь, 80% предприятий Северного Кавказа оказались закрыты. Все они были вовлечены в производство контрафактного алкоголя. Фактически из-за многочисленных схем ухода от налогов все предприятия, которые сейчас не используют производство коньяка по натуральной технологии, то есть не выстаивают его в дубовых бочках, вообще не могут получить лицензию».

Однако, констатирует Звагельский, жесткое регулирование уже привело к тому, что заводы по производству спиртного, не получившие лицензии, просто ушли в тень, но продолжили производить контрафактный алкоголь.

«Те предприятия, которые были опечатаны, сейчас работают без лицензии и фактически перешли в криминальную плоскость. Зачастую этому бизнесу потворствуют и местные правоохранительные органы, и региональные власти. Так, если с такого завода в каком-то селе кормится все местное население, то никакой сотрудник правоохранительных органов его закрыть не сможет, тем более учитывая родственные связи. Хотя не заметить такой подпольный завод просто невозможно. Ведь цикл производства очень сложный и требует значительных мощностей», – уверяет парламентарий.

Разрушить этот порочный круг можно будет только тогда, когда продавцы будут обязаны жестко отслеживать контрафактную продукцию и сами перестанут выставлять бутылки без акцизных марок на свои полки.

Однако глава комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров в интервью газете ВЗГЛЯД заверил, что проблема с подпольным и контрафактным алкоголем также характерна для всей страны в целом и не является специфической бедой Северного Кавказа. По его словам, по всей стране до 50% алкоголя производится контрафактным путем. «Российский бюджет из-за нелегального оборота алкоголя недополучает до 100 млрд рублей ежегодно. Поэтому государство сейчас не только на Северном Кавказе, а повсеместно берет под контроль все мощности, которые могут алкоголь производить в принципе», – уверяет Федоров.

Как и в Карачаево-Черкесии, в Дагестане, как считают аудиторы, в обход закона проводятся тендеры и размещаются госзаказы.

Так, Дирекция капитального строительства, не имея каких-либо полномочий, размещала госзаказы на выполнение строительно-монтажных работ и заключала контракты на общую сумму 4114,9 млн рублей. А республиканский минздрав тоже без всяких конкурсов заключил договоры на аренду жилых помещений и поставку медоборудования. В результате расходы регионального бюджета оказались завышены в два–шесть раз. Другое ведомство – министерство спорта – завысило на 2,1 млн рублей стоимость закупленной партии микроавтобусов «Мерседес-Спринтер».

Явные признаки уголовщины аудиторы обнаружили в одном из райцентров Дагестана. Местные чиновники, как следует из доклада, умудрились присвоить себе деньги, выделенные Москвой на субсидирование оплаты коммунальных услуг населения. Так, пишут аудиторы, в администрации района в 2008–2010 годах было присвоено свыше 100,0 млн рублей. Сомнительные действия с госзакупками аудиторы нашли и в Ингушетии. Там без проведения торгов администрацией президента Юнус-Бек Евкурова и правительством республики были заключены сделки на сумму 208,8 млн рублей. Кроме того, добавляют авторы доклада, минимущества Ингушетии «в нарушение статьи 29 закона о республиканском бюджете на 2009 год произвело 50-процентное авансирование по госконтракту на поставку сельхозтехники в размере 100 млн рублей».

Меньше всего нареканий аудиторы предъявили к Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Чечне. В последней республике удивил их лишь «статистически необъяснимый» факт. В Чечне в 2006–2009 годах официально было введено в строй 0,255 млн кв. метров, а официальный прирост жилищного фонда составил 9 млн кв. метров, что составило разницу в 35 раз!

На Ставрополье нашлись бессребреники

Зато немало нарушений было найдено и в, казалось бы, благополучном Ставропольском крае. Там чиновники по причинам, оставшимся для аудиторов непонятными, массово сдавали региональное имущество в аренду... бесплатно. А та собственность, которая все же была сдана за деньги, приносила в казну копейки. В 2009 году территориальным управлениям федеральных органов государственной власти и иным организациям в безвозмездное пользование было предоставлено краевое имущество на сумму 37,1 млн рублей. В 2010 году сумма выпадающих доходов только из-за небывалой щедрости чиновников составит 37,9 млн рублей, так как с января 2008 года по октябрь 2010 года было заключено 59 договоров безвозмездного пользования имуществом краевой собственности.

Впрочем, Федоров объяснил щедрость региональных чиновников заботой о местном бизнесе, а вовсе не их коррумпированностью.

«Аналогичные схемы поддержки предпринимателей были введены и в Москве при Юрии Лужкове, который давал возможность мелким предпринимателям арендовать помещения в столице по 1 тыс. рублей за квадратный метр в год. Понятно, что это дешевле рыночной стоимости в сотни раз, но эти меры все же необходимы. Я думаю, что по аналогичной схеме с предпринимателями работали и власти на Северном Кавказе», – уверяет депутат.

По его словам, чтобы аналогичных претензий или подозрений к местным властям не возникало в принципе, вся такого рода недвижимость должна находиться в частных руках. В то же время, подчеркивает он, схемы поддержки бизнеса или социальных инициатив должны остаться.

Так же, как и в других регионах округа, на Ставрополье халатно относятся к оформлению земельных наделов под строящимися объектами и существенно завышают стоимость выполненных работ. Так, цена материалов, закупленных для строительства автомобильной дороги Пятигорск – Георгиевск, оказалась завышенной на 1,2 млн рублей.

«Общая непрозрачность»

В целом аналитики Счетной палаты отметили, что власти большинства регионов распределяли деньги из госбюджета с нарушением принципов прозрачности и открытости. «В ходе экспертно-аналитического мероприятия были выявлены нарушения, общий объем которых составил свыше 2,9 млрд рублей, – указано в докладе. – Следует отметить, что в ряде выявленных нарушений присутствуют признаки состава преступления, коррупции». Даже в рамках федерально-целевой программы по развитию республик Северного Кавказа распределение средств носило зачастую стихийный характер. Зачастую адресаты целевого распределения федеральных денег оставались неизвестны.

Республики обвиняются в систематическом нарушении Бюджетного кодекса, приказов Минфина и соглашений с Минфином, заключенных правительствами самих республик. В частности, органы власти в Карачаево-Черкесии, Ингушетии и Дагестане превышали установленные правительством нормативы на свое содержание, отказывались отменять налоговые льготы, установленные в своих регионах, и не принимали мер по сокращению объема недоимок по платежам в бюджет России.

В результате налоговые долги северокавказских регионов росли как на дрожжах. Так, за 2009 год, например, в Ингушетии объем недоимок в бюджеты всех уровней увеличился на 69,1 млн рублей, то есть более чем на треть. В Дагестане объем недоимок в федеральный бюджет возрос на 951,9 млн рублей, увеличив долговой разрыв с началом позапрошлого года в два раза, а в региональный – на 38,5 млн рублей. Небрежность местных чиновников, по мнению аудиторов, привела к образованию нереальной к взысканию дебиторской задолженности и, как следствие, к возможным потерям бюджетных средств в сумме 664,4 млн рублей, в том числе в Дагестане – 405,2 млн рублей, в Карачаево-Черкесской Республике – 196,6 млн рублей, в Ставропольском крае – 62,6 млн рублей.

Одновременно были выявлены случаи неполного освоения средств федерального бюджета. В Дагестане остаток неиспользованных средств федерального бюджета по ФЦП в 2009 году составил 144,4 млн рублей, или 19,7% от общего объема неиспользованных средств федерального бюджета. Впрочем, Федоров считает, что подобная ситуация характерна для всех российских регионов, а не только СКФО.

«Такова сложная схема управления регионов, и ошибки региональных властей, к сожалению, встречаются нередко. Тем более что Северный Кавказ фактически финансируется так же, как и другие регионы России, не считая отдельных статей. Что же касается сумм недоимок, то они небольшие и не превышают 1 млрд рублей. Это скорее текущие недочеты. Ведь бюджет субъекта составляет и 100, и 200 млрд рублей. То есть цифры недоимок составляют 1% и даже меньше дефицита в целом», – заметил депутат.


Ирина Костюкова, Алена Жирова


 


Facebook Comments