Автор Тема: Назранский «сахар»  (Прочитано 2940 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Назранский «сахар»
« : Февраль 04, 2011, 12:19:07 pm »
  • Publish
  • 0
    В Ингушетии повторяют рязанские «учения»? 

    Наши спецслужбы — это совсем особый мир. У них
    все свое, отличное от нашего: страсти, аргументы, юмор и то, как
    отмечают юбилеи «спецмероприятий». Подзабыли про Рязань? Напомним…
    Сейчас — очередная годовщина так называемых рязанских учений 99-го года,
    и именно теперь нечто похожее было инсценировано в Ингушетии.

    15 сентября, рано утром, женщины из нескольких домов
    (№ 13 и 23) по улице Московской в Назрани — из тех, что стоят рядом со
    зданием горсуда, увидели, как некий «русский» (как это тут называется)
    закладывает под дорожную плиту между дворами подозрительный сверток.
    Руками копает — ногами закапывает. Одна из женщин, Лиза Баркинхоева,
    кроме того, успела заметить, что «русского» привез сюда к ним синий
    «Москвич» 06-го региона № 873.

    Назрань — не Рязань. Врасплох не застанешь. Тут люди
    живут бок о бок с войной уже больше десяти лет, и каждый знает, что
    такое фугас и взрывпакет, а также понимает, до какой степени надо быть
    бдительным. Ведь если закладку обнаружат сами правоохранители — из
    твоего же двора заберут мужчин и юношей, а обратно могут и не отдать…

    Назрань — не Рязань и в другом. Большинство здесь
    верит: многие теракты — дело рук «федералов», которые делают это, чтобы
    Ингушетия, как и Чечня, жила в постоянной войне.

    Итак, женщины выбежали из домов, «русский» вскочил в
    синий «Москвич», говоря с кем-то по мобильному, а к месту закладки
    подкатила фиолетовая «Нива» без номеров. Часть женщин ринулись в
    горотдел милиции — он совсем близко, метрах в 50–60.

    Из фиолетовой «Нивы», как уверяет очевидица Лидия
    Патиева, вышел человек, также «русский», и сказал ей: «Все под
    контролем. Здесь работал наш сотрудник». Дальше он откопал сверток,
    забрал его с собой, а когда люди стали требовать у него удостоверения и
    объяснений, то он показал документы на имя старшего оперуполномоченного
    Краснодарского уголовного розыска Нестеренко.

    Этот Нестеренко — или представившийся его именем
    (ведь сотрудники спецслужб по-прежнему имеют на Северном Кавказе по
    нескольку наборов документов на разные имена) — сообщил взбудораженной
    толпе, что это была «проверка бдительности», «учения», так что
    «успокойтесь, расходитесь по домам»… Прибывшие позже милиция и МЧС
    советы Нестеренко настойчиво повторили.

    А сутки спустя, 16 сентября, около пяти утра на том
    самом месте, где «русский» закладывал сверток», прогремел взрыв (по
    официальным данным, мощностью до 5 кг в тротиловом эквиваленте).

    Лишь по счастливой случайности не было человеческих
    жертв. Образовалась воронка на обочине — глубиной до полутора и
    диаметром около двух метров, да повылетали стекла во многих квартирах…
    Опять — «учения»?

    Ингушетия бурлит. Люди говорят, что еще больше
    уверились в том, что теракты последнего времени в Ингушетии — провокации
    спецслужб, которыми наводнена республика, а женщины из окрестных домов,
    пытавшиеся задержать «русского» и «Нестеренко», видевшие обоих в лицо,
    трясутся — боятся, что с ними обязательно расправятся…

    17 сентября их вызвали в милицию на допрос. И каково
    же было удивление, когда следователь показал им пленку наружного
    видеонаблюдения с камеры, установленной на здании суда, и там отчетливо
    видны все участники «учений»: первый «русский», входящий и выходящий из
    здания суда несколько раз, несмотря на небывало раннее время, также
    синий «Москвич» и фиолетовая безномерная «Нива», припаркованная там же, у
    суда… По завершении допросов в милиции свидетелям посоветовали обо всем
    поскорее забыть, будто ничего и не видели, — для их же блага…

    Но амнезия в Назрани все никак не наступает — люди
    пребывают в шоке: а вдруг опять? Рванет? Не рванет? Идти спать или
    караулить по очереди? И на кого положиться? Ведь в сухом остатке на 22
    сентября: уголовное дело по факту закладки не возбуждено, спецслужбы
    ищут подрывников 16 сентября, а не «своих сотрудников» от 15 сентября…

    Современная северокавказская трагедия потому
    справедливо считается таковой, что правда стерта с лица земли. С
    человеком и на страже его покоя нет никого. Все против: и
    государственный терроризм, борющийся с негосударственным, и
    негосударственный, противостоящий государственному, а быть может, они
    дружно вместе (см. досье «Новой»).

    О чем это говорит? Больше других подрывают милицию.
    Но кто? Даже если считать, что это, безусловно, боевики и члены
    джамаатов, приравненных у нас к НВФ («незаконным вооруженным
    формированиям»), то разве это не задача для спецслужб? Неужели в таких
    условиях им больше нечем заняться, как проверять «бдительность» и без
    того не от хорошей жизни бдительных, измученных окружающей
    действительностью людей?

    Или все же дело не только в боевиках?

     
    Досье «Новой»:

    Хроника подрывов последнего месяца в Ингушетии (данные правозащитного центра «Мемориал»):

    15 августа, примерно в 13.00, в Назрани, на улице
    Гейрбек-Хаджи, в момент, когда мимо проезжала машина начальника
    Назрановского горотдела милиции Джабраила Костоева, прогремел взрыв.
    Костоев и его водитель Евлоев ранены.

    22 августа, около 15.30, в Назрани, на той же улице,
    что и 15 августа, опять рванул фугас, когда мимо проезжал микроавтобус
    республиканского МВД. Два милиционера получили ранения, водитель
    легковушки, ехавшей вслед за микроавтобусом, Имагожев Хамзат погиб.

    25 августа, примерно в 14.10, в Назрани, на улице
    Победы, сработали два взрывных устройства — когда мимо ехал в
    «Мерседесе» председатель правительства республики Ибрагим Мальсагов. При
    первом взрыве охранник премьера Амир Цечоев погиб. При втором — премьер
    и его водитель Мустафа Эсиев были ранены.

    6 сентября, около 7 утра, недалеко от селения
    Гази-Юрт, взорвали антенну «Мегафона». Когда приехала милиция и начались
    следственные действия, произошел еще один взрыв. Слава богу,
    пострадавших не было.

    7 сентября, около 7 утра, в Назрани, у
    железнодорожного переезда на улице Чеченской, обезврежено самодельное
    взрывное устройство мощностью до 20 кг в тротиловом эквиваленте, которое
    находилось в металлическом ящике с болтами и гайками и было
    подсоединено к аккумулятору и радиостанции.

    10 сентября, в 8.35, в городе Малгобек, неподалеку от
    здания райотдела милиции, раздался взрыв, два милиционера были ранены.
    Через 10 минут, когда на место прибыли наряды из отделения, — раздался
    второй взрыв. Ранения получил еще один из милиционеров.

    11 сентября, в лесу у селения Али-Юрт, когда там вели
    разведку военнослужащие Министерства обороны, произошел взрыв. Один
    человек получил ранения. У селения Сурхахи была взорвана неработающая
    базовая станция оператора сотовой связи «Билайн».

    14 сентября, около 11.20, на федеральной трассе
    «Кавказ» в районе Гамурзиева, сработало взрывное устройство — в момент,
    когда мимо проезжали машины патрульно-постовой службы Сунженского
    райотдела милиции с сотрудниками. Пострадавших нет. В 7 утра на этом
    участке трассы проходила инженерная разведка и все было проверено
    саперами.

    16 сентября заложенные взрывные устройства сработали
    несколько раз: первое — около 5 утра в Назрани на улице Московской у
    пятиэтажного дома № 31 (тот самый взрыв после «учений»); второе — около
    11 утра в станице Нестеровской, когда мимо проходила военная колонна;
    третье — около часу дня в селении Алхасты, когда мимо проезжали машины с
    сотрудниками МВД РИ; четвертое — на границе между Северной Осетией и
    Ингушетией был подорван товарняк.

    19 сентября взрывов было два, и оба — ночью в станице
    Орджоникидзевской. Сначала в здание Сунженского районного суда кто-то
    швырнул гранату, а через полтора часа прогремел взрыв в 50 метрах от
    суда.

    20 сентября, ночью, в станице Нестеровской два
    человека в масках и камуфляже ворвались в дом сотрудника УФСБ по РИ
    Гилани Амриева и расстреляли его в упор. Около семи вечера в городе
    Карабулак из гранатометов и автоматов была обстреляна машина с
    сотрудниками МВД Ингушетии. Трое милиционеров погибли, один получил
    тяжелые ранения…

     
    КАК ЭТО БЫЛО

    От «учений» ФСБ в Рязани никто из генералов не пострадал

     
    Напомним, как развивались события в ходе и после рязанских учений ФСБ.

    22 сентября 1999 года в 21.00 водитель автобуса
    Алексей Картофельников заметил, что подозрительные люди перетаскивают
    мешки из белой «ВАЗ-2107» (госномер М 534 РТ) в подвал его дома 14/16 на
    улице Новоселов. Последние цифры номера закрывала бумажка, на которой
    от руки были выведены цифры 62 — код Рязанской области. Картофельников
    сообщил в милицию.

    Милиционеры обнаружили в подвале мешки с проводами и каким-то устройством, бросились спешно эвакуировать людей.

    22.30. Взрывное устройство обезвредили (таймер был
    установлен на 5.30 утра 23 сентября). Начальник инженерно-технического
    отдела милиции общественной безопасности УВД Рязанской области Юрий
    Ткаченко, используя газовый анализатор — детектор паров взрывчатого
    вещества (точнейший и дорогой прибор), — определил: в смеси, взятой из
    мешков, есть пары гексогена.

    5.30—6.00. После того как мешки вынесли из подвала и были завершены все прочие процедуры, жильцам разрешили вернуться домой.

    23 сентября 1999 года группа информации рязанского
    УВД сообщила, что в подвале жилого дома были найдены три мешка гексогена
    и предотвращен теракт и что после проведения экспертиз сотрудники
    лаборатории ФСБ в Москве ответят, была ли это провокация или готовился
    теракт.

    В тот же день пресс-центр МВД сообщил, что при
    исследовании вещества из мешков обнаружены пары гексогена. Тогда же
    начальник Рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев поздравил жильцов со
    вторым рождением. А начальник Октябрьского РОВД Рязани подполковник
    Кабашов в интервью программе «Вести» сообщил, что предварительная
    экспертиза подтвердила наличие паров гексогена.

    Выступил и Владимир Путин — в то время
    премьер-министр. В программе «Вести» он заявил: «Что касается событий в
    Рязани, я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых
    оказалась взрывчатка, были замечены, это значит, что все-таки плюс хотя
    бы есть в том, что население реагирует правильно <…>. Никакой
    паники, никакого снисхождения бандитам».

    И вот после всего этого начальник Центра общественных
    связей ФСБ РФ Зданович очень осторожно заявил, что гексогена в мешках
    не было и не было взрывателя, а были «некоторые элементы взрывателя» и
    «похожие устройства».

    24 сентября на совещании по борьбе с оргпреступностью
    глава МВД Рушайло сказал, что в Рязани предотвращен теракт. А в полдень
    директор ФСБ Патрушев в интервью НТВ выдал: «Инцидент в Рязани не был
    взрывом, не было и предотвращения взрыва. Это были учения. Там был сахар
    <…>».

    25 сентября Рязанское УФСБ распространило заявление:
    «Как стало известно, закладка обнаруженного 22.09.1999 имитатора
    взрывного устройства явилась частью проводимого межрегионального учения.
    Сообщение об этом стало для нас неожиданностью и последовало в тот
    момент, когда Управлением ФСБ были выявлены места проживания в городе
    Рязани причастных к закладке взрывного устройства лиц и готовилось их
    задержание <…>».

    Только в 2002 году («Совершенно секретно» № 6) были
    опубликованы отрывки из плана учений Центра специального назначения ФСБ
    РФ. Как говорилось: «Руководитель Центра <…> генерал-майор Тихонов
    поставил учебно-боевую задачу: для проверки состояния жизнеобеспечения и
    оценки эффективности…». В ФСБ РФ приветствовали эту публикацию. Однако
    так и не могли объяснить, почему возбужденное по статье «терроризм»
    уголовное дело долгое время не прекращалось. План учений и прочие
    документы не предоставили даже депутатам Госдумы РФ. До сих пор нет
    внятных объяснений: кто именно из руководства ФСБ посмел санкционировать
    этот эксперимент на людях?

    Никто из генералов не пострадал. Значит, исключить повторение подобных «учений» в принципе нельзя.

    Отдел расследований

    Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой»

    26.09.2005

    http://95959.livejournal.com/292074.html

     


    Facebook Comments