Автор Тема: Благодарность - одним, недоумение - другим  (Прочитано 2081 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Благодарность - одним, недоумение - другим

[float=left][/float]Начиная описывать мероприятия, в которых нам посчастливилось участвовать во время проведения «Дней черкесской культуры» (20 – 23 мая) в Грузии, предпочитаю в первую очередь оговорить следующее. Ожидаемая проблема в этих описаниях – отсутствие полной объективности. Невозможно ожидать непредвзятость от заинтересованного лица, к каковым себя причисляю, будучи черкешенкой по происхождению.

И потому все, так или иначе приключавшееся с нами в эти дни в этой стране, касалось не только сенсорных точек, но и точек генетических, то есть не только ощущений физических, но и ощущений гораздо более душевных. Ощущений, впоглощении которых каждый из нас видел и чувствовал рядом с собой своих предков, слышал их голоса и понимал их в некоторых поступках, разделяя с ними их мотивацию, превознося с ними их соседей и ненавидя с ними их врагов.

Действительно, невозможно было оставаться спокойным и равнодушным, не проводя никаких аналогий с историей (как общенациональной черкесской, так и семейной, родоплеменной) уже с момента выхода из автобуса в первый же день нахождения в Грузии. Даже нет, вру, эти ощущения появились уже до выхода, в момент въезда на территорию соседнего государства. И тут ты в первые же минуты пребывания на границе (после полуторачасовой российской службы) понимаешь все непохожесть грузинской системы на систему родную – пятнадцатиминутное обслуживание и моментальный въезд в безвизовую страну. Уже одно это восхищает нас, столь истосковавшихся по качественному скорому обслуживанию в РФ и запрещающих себе думать о «страшном» обратном пути (опасения, которые сбудутся потом в полной мере в часы ожидания каких-либо действий РФ-таможни). И вот тогда, уже в момент приезда в страну мы оказываемся морально готовы к приветливым лицам и широко раскрытым объятиям, застающим нас уже при пересечении границы и сопровождающим нас все время нахождения в стране. Это занимавшийся нами вице-президент Черкесского культурного центра в Тбилиси     Андро Габасониа, неизменно, тщательно и (главное) душевно сопровождавший нас, начиная с границы Грузии (20 мая) и заканчивая ею же (23 мая). И, соответственно, той же неизменной тщательностью отличаются все, касающиеся гостей душевные порывы бысымов (хозяев), практически воплощавшиеся в эти дни уже в программе.

Вот, наблюдаем ее в первые же часы нахождения в гостиничном фойе (хотя впечатлило уже само место нахождения – шикарные отели, цивилизованно обустроенные и недавно выстроенные, неведомые нам, гуманитариям и интеллигентам): к примеру, такие формулировки, как «приезд гостей и размещение в гостинице («Анаклия», «Золотое Руно»)» или «ознакомление города Анаклия / посещение дворца Дадианов». Занимавшие существенное место в программе пункты, ежедневно обозначающие наше питание и отдых, в тексте не привожу и прошу их считать состоявшимися априори (это гарантированно уже тем, что мы находимся в Грузии, гостеприимство коей испокон веков является аксиомой). Остановимся, таким образом, на культурной программе.

Воодушевленные накануне всем происходившим в ходе приема и размещения нас по роскошным отелям мы (хотя и не являвшие собой государственных делегаций, а приехавшие лишь по личному приглашению) с готовностью вкушали проявляемое официальным Черкесским культурным центром по отношению к нам внимание. Широко развернутая его сотрудниками программа уже в первый день мероприятий (21 мая) была небезразлична каждому из нас. Пункт, обозначавшийся в программе как «Открытие выставки документов черкесского геноцида» являл собою нечто гораздо более продуктивное и впечатляющее, нежели просто выставка. Да, она имела место и мы могли с замиранием сердца обнаружить на ее стенах столь знакомые (оружие, доспехи, украшения и т.д.), а порой незнакомые нам экспонаты. И именно к последним относились одолевавшие нас переживания: вот на стене так заметно вывешена и так эффектно просматривается какая-то документация, касающаяся истории черкесов, ее можно прочитать, но как же ее зафиксировать? А как же ее показать своим? Ну, шапсугский муж, – ладно (вон он в другом углу комнаты, – увидит сам), а вот как показать это оставшемуся в Майкопе отцу? А вот это, оно же его тоже интересует? И так далее.

Вот такие эмоции (неслабые) одолевают в момент нахождения на той выставке, организованной буквально в моральную поддержку черкесского народа дружественным грузинским, – они одолевают представителя первого, находящегося среди радушно привечающего его представителя второго. Но здесь же наступает спасение: не пропадает вся эта информация, оказывающаяся желанной для нас, мечтающих ее зафиксировать. Конечно, мы фотографируем и снимаем все, находящееся в обзоре, но не уверены в качестве наших действий и не можем поручиться за последующую удобоваримость фиксируемых кадров. И, о чудо, – на выходе из помещения всем участникам раздают электронные варианты выставляемых документов, зафиксированные на диске («Circassian Genocide Documеnts»). Мало того, упаковка этого диска проиллюстрирована тешащим черкесский глаз изображением – памятным камнем, установленным одним из наших районных руководителей, Юрием Яхутлем (Понежукай) незадолго до этого на территории района. Свершенное таким образом, но практически не озвученное в местной прессе событие, демонстрирующее неравнодушие местных жителей к национальной истории, требующей почитания тех самых «ЗАЩИТНИКОВ ЧЕРКЕСИИ», получает свое развитие и весьма радует увидевшего теперь этот камень на диске Юрия Яхутля (одного из трех представителей Адыгеи).

Явив собой символ почитания памяти сражавшихся предков, этот камень оказался олицетворением того самого умалчиваемого геноцида, признанного лишь Грузией и рассматриваемого лишь ею как серьезное историческое событие.

Причем событие, заслуживающее серьезного, как научного, так и дипломатического обсуждения, что и состоялось в тот же день в Анаклии на проведенной по факту геноцида черкесов конференции. На ней весьма убедительно и не менее эмоционально выступали и официальные лица (представители министерств, председатели комитетов и др.), и ученые, и общественные деятели как Грузии, так и мирового зарубежья (США, Иордании, Израиля, Центральной Азии и т.д.). Все они в один голос утверждают свершившийся в истории факт геноцида, его недопустимость для исторических политик и ложность действующего принципа «Разделяй и властвуй»). Подробное изложение позиций, излагавшихся участниками докладов, невозможно сейчас в этих записях и требует дальнейшего обзора в нашей другой публикации. Но, в любом случае, здесь (очень интенсивно именно на конференции) черкесы вкусили именно тот, столь желанный для них, но столь дефицитный для них в родной стране тезис об имевшемся в истории факте реального бытия государства (Черкесии), утратившего полноценное существование в ходе жестокой истории. Все-таки каждый из произносившихся ораторами пунктов, озвучивавший происходившие в черкесской истории гонения, находил справедливый отклик как в наших сердцах, так и в наших умах, не однажды обдумывавших те же мысли, не однажды испытывавших те же возмущения еще в подростковый период. Пусть незнаком тебе этот стоящий за трибуной докладчик, живущий в другой стране, но к концу выступления он становится тебе родным и близким. За что с благодарностью в очередной раз ты вновь смотришь на и здесь сопровождающего нас, сидящего в Президиуме конференции Андро (см. выше). И если деятельность Черкесского культурного центра, вице-президентом коего он является, основана на такой же научно-обусловленной и международно-обоснованной активности, которую мы увидели на конференции, то такое учреждение – просто национальное благо для черкесов.

И действительно: где еще черкесы могут рассчитывать увидеть монументально фиксирующий геноцид мемориал? В настоящее время – нигде. Уж коль  РФ не признала факт гонений до сих пор, она вряд ли сделает это при неизменном руководстве (призывающем «мочить …» (сами знаете, кого и где)). И потому достойно иллюстрирующие сей факт соседи делают это не только научно обоснованно, но еще и красиво, и талантливо. Мать, прижимающая к себе растущую дочь, но защищаемая стоящим рядом сыном (подростком, не расстающимся с кинжалом), может лишь безнадежно плакать и отчаянно ждать идущего на ее дом врага. Вот оно, то самое слезное и ужасающее отчаяние, обрушивающееся на мирную семью, потерявшую отца и фактически остающуюся без шансов на выживание. Верно, сильно передано скульптором и иллюстрировано той самой красной розой, каждая из которых была вручена участникам, а затем в ходе процедуры спущена каждым на воду и осталась в одиночестве плавать на воде, неся в себе всю эту боль и являя собой все это отчаяние – острое и яркое.

Одновременно следующий день включал мероприятия не менее сильные, но более оптимистичные, направленные на столь же сильное проявление уважения к черкесскому народу, как к самостоятельной этно-единице. В их круг входили выставки и черкесских национальных костюмов, и традиционных рукодельных изделий, и концерт со всеми известными и неизвестными нам художественными номерами – и национальные танцы, и национальные песни, и черкесская кухня и т.д. А также и боевые искусства: «Скачка с участием черкесских лошадей и черкесов», после – «Борьба, черкесские боевые искусства и выставка черкесского оружия».

Ну, а морально венчает эти уважающие черкесов мероприятия презентация черкесских книг, щедро (бесплатно) раздававшихся выпустившими их организациями. Красивое научно-популярное издание «Черкесы», подготовленное доктором истории, профессором (Бежан Хорава), изданное как на русском, так на английском и на турецком языках, посвящает в историю бытия данного народа и щедро иллюстрирует его  яркими картинками. Издательские издержки подобного рода сегодня не застанешь в РФ применительно к своим исследованиям, будучи рядовым бюджетным профессором, – это недоступная для нас сегодня роскошь. И потому – лишь граничащая с удивлением благодарность по отношению к таким щедрым соседям, и граничащее с не меньшим удивлением недоумение по поводу такого загадочного молчания всего нашего официального черкесского мира (РФ) по поводу настоящих событий.

Хуако Фатимет Нальбиевна

 


Facebook Comments