Автор Тема: БУМЕРАНГ (Сергей Навоев)  (Прочитано 2398 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн opera

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 771
  • Карма 273
  • Пол: Женский
  • Уважение: +58
БУМЕРАНГ (Сергей Навоев)
« : Август 12, 2011, 04:01:36 pm »
  • Publish
  • 0
    БУМЕРАНГ
    Сергей Навоев

    Российский бумеранг

    В начале 60-х годов XIX века Российская империя, незадолго до этого проигравшая Крымскую войну, решила взять «реванш» за военное поражение посредством чудовищного геноцида жившего на Северном Кавказе народа адыгов (черкесов). Их прекрасная и самобытная страна, носившая название Черкессия, была опустошена, местное население почти полностью истреблено или депортировано, а политые кровью земли заселены русскими. Кто-то скажет, что эти кровавые события ушли в безвозвратное прошлое и не нужно, мол, бередить душу воспоминаниями о них. Но мало кто задумывается над тем, что геноцид черкесов, которые по милости венценосных императоров ныне рассеяны по всему миру, нанес огромный вред самой России, так и не сделавшей выводов из допущенных ею ошибок. Политика геноцида в отношении адыгейцев, кабардинцев, черкесов и шапсугов, объединенных общим названием адыги, продолжается российским руководством по сей день и носит характер уже культурного геноцида, который стал хоть и менее жестоким, но отнюдь не менее циничным.

    Когда смотришь на российских политиков, невольно представляешь себе этакого забавного мужичка, который забирается на верхушку самого высокого дерева и остервенело рубит ветку, на которую он взгромоздился. Результат этих усилий один и тот же: уничтоживший свою опору лесоруб стремительно летит вниз. Потирая ушибленные, а то и вовсе покалеченные места, он задается традиционными для русского человека вопросами: «кто виноват?» и «что делать?», но ищет ответы на них опять же традиционными для русского человека способами: он вновь лезет на верхушку и в точности повторяет свою методику рубки веток. Однако эта сатанинская повторяемость едва ли будет бесконечной, рано или поздно наш лесоруб сломает себе позвоночник и станет полным паралитиком и лишь после этого, когда уже ничего нельзя будет изменить, к нему придет запоздалое сознание истины.
    Да, реальность такова, что за всю ее длинную и богатую на события историю России  внешние враги нанесли ей гораздо меньший ущерб, нежели ее же собственные политики. Не менее обидно и то, что расплачиваться за это пришлось не только самим русским, но и тем народам, которые по воле судьбы оказались рядом с ними.

    Мифы российского агитпропа

    В российском информационном пространстве отношение к трагедии черкесов характеризуется диаметральной противоположностью воззрений. Российский государственный агитпроп безапелляционно утверждает, что никакого геноцида не было и в помине. Дескать, русские сполна натерпелись от черкесских набегов и вынуждены были дать отпор, а неуемные горцы обиделись и, закапризничав, перебрались жить в Османскую империю. Преподаватели то и дело твердят об этом на своих лекциях, историки – в своих исследованиях, а публицисты – в своих статьях.  Каждый из них старается для своей аудитории, а при случае бывает несказанно рад и расширить ее рамки за счет других категорий интересующихся. Могучий поток этой лжи перекрывает силой своего напора тот слабенький информационный ручеек, при помощи которого кавказцы пытаются донести до российского общества такую неприятную для него правду. К счастью, качество информации определяется не только интенсивностью ее распространения, но и степенью ее достоверности. Стоит лишь начать анализировать конкретные исторические факты и привести их в некую логическую схему, как резвый конь российского агитпропа начинает хромать сразу на четыре ноги.

    Те, кто отрицает факты насильственной депортации и истребления черкесов уподобляется уголовникам, специализирующимся на таком промысле, как мошенничество и клевета. Потому что объективные данные содержатся не в сочинениях материально стимулированных «исследователей», а в архивных материалах о действиях российской армии на Кавказе. А там все определено четко и однозначно: геноцид был, причем в самых жестоких его проявлениях. Вот лишь некоторые из этих архивных материалов: «Черкесские аулы выжигались сотнями, выселялись на берег моря для переселения в Турцию” (Екатеринодар, ”Кубанский сборник”, 1904 г., стр. 150). А в таком документе, как «Акты археологической комиссии» можно прочесть о поощрении офицеров российской армии за проявленные ими зверства в отношении мирного населения Черкессии. Там, в частности, приводится приказ по отдельному Кавказскому корпусу от 19 ноября 1853 года за номером 45, где отмечаются “заслуги генерала Козловского, который истребил все окрестные аулы, а равно заготовления, сделанные жителями на зиму”.

    Впрочем, изучение архивов – занятие долгое и нудное. Для понимания того, что же в те годы действительно происходило в Черкессии достаточно обратить внимание хотя бы на тот факт, по какому принципу комплектовались там российские воинские части. Как известно, Кавказ в те времена был местом ссылки армейских чинов, запятнавших себя не только серьезными дисциплинарными проступками, но и уголовными преступлениями. Иными словами, в этот регион сметался весь человеческий мусор, имевшийся в российской армии. И это вовсе не случайно. Именно люди, позабывшие о таких понятиях, как честь и благородство, наилучшим образом подходили для решения таких специфических задач, как истребление и депортация мирного населения. Однако даже среди этого спецконтингента начало нарастать возмущение по поводу тех зверств, которые совершались по отношению к черкесам. И тогда для поднятия «боевого духа» своих войск на Кавказ пожаловал великий «гуманист» -- император Александр II.

    Под стать войскам были и царские наместники на Кавказе. Ими становились люди с очень ограниченным интеллектом и еще более ущербными нравственными качествами. Они стали живым воплощением литературного персонажа по имени Органчик, знавшего лишь два слова: «не потерплю» и «разорю».
    Если же на Кавказ попадали люди, открыто сочувствующие горцам, с ними беспощадно расправлялись. В этой связи нельзя не вспомнить трагическую судьбу великого русского поэта М.Лермонтова, чье восхищение борьбой черкесов за свою независимость материализовалось во многих его стихах. Убийство Лермонтова на дуэли вовсе не было результатом нелепой случайности, как утверждают заангажированные российские литературоведы. В данном случае имело место заказное политическое убийство, лишь закамуфлированное под дуэль. Достоверно известно, что убийца поэта Мартынов незадолго до дуэли подал неожиданное прошение об отставке с военной службы, которое было связано с совершением им некоего компрометирующего его поступка, вероятнее всего связанного с уголовным преступлением. Так что убийство Лермонтова, отказавшегося от своего выстрела на дуэли, должно было помочь Мартынову получить индульгенцию от соответствующих государственных служб.   

    Теперь перейдем к другому мифу российского агитпропа о т.н. «черкесских набегах». С точки зрения логики это выглядит полнейшим абсурдом. До своей депортации черкесы жили на плодороднейших землях Прикубанья, дающих два урожая в год. Именно по этой причине им не было никакого смысла нападать на нищие казачьи станицы, чтобы провоцировать мощную военную машину Российской империи на ответные удары. Впрочем, если подытожить все то, что написано в учебниках по российской истории, мы неизменно получаем очень интересную картину. Нам предлагают поверить, что из века в век великая Россия все время становилась объектом агрессии окружавших ее малых народов. Правда, защищались русские как-то очень уж своеобразно, каждый раз присоединяя при этом к своей империи чужие территории. В зените своего могущества Россия владела не только землями пятнадцати постсоветских республик, но и Финляндией, большей частью Польши, а также североамериканским штатом Аляска. В мировой истории еще не было столь обширной империи, охватившей шестую часть земной суши. И это что же, от чрезмерного миролюбия, как утверждают российские историки? Впрочем, не будем пытаться заглянуть вглубь веков, а рассмотрим одну из последних «освободительных» войн России против Финляндии в 1940 году. Здесь схема была стандартной: маленькая Финляндия вдруг ни с сего ни с того «напала» на огромного российского колосса и тот начал «обороняться». Но «защита» была распланирована русскими таким образом, что они планировали захватить всю Финляндию, установить в ней коммунистический режим и присоединить ее к СССР в качестве шестнадцатой союзной республики, в связи с чем в Москве специально для такого случая уже было создано рабоче-крестьянское правительство Финляндской ССР. И лишь отчаянный героизм финнов не позволил этому «оборонительному» плану осуществиться. Вот по таким схемам и проходили «оборонительные» войны России против малых народов и черкесы здесь вовсе не исключение.


    Геноцид черкесов и его последствия для России

    Результат геноцида общеизвестен. В течение короткого времени из Черкессии в Османскую империю были депортированы полтора миллиона черкесов, причем не менее трети из них погибли во время этого трагического путешествия. По-другому и быть не могло, поскольку на черноморское побережье Северного Кавказа было согнано множество горцев, лишенных всяких средств к существованию, и их нужно было вывезти как можно быстрее. Сказалась еще и жадность турецких судовладельцев, которые брали на борт в 5-6 раз больше людей, чем предусматривалось максимальными нормами пассажироперевозок для их кораблей. Впрочем, и турецкий берег еще не становился спасением для выживших. Турецкая администрация размещала прибывших на редкость бестолково. В результате, переселенцы вновь прошли через множество смертей от голода и истощения. А тем временем, оставленные ими земли заселялись казаками. Во всей Черкесии было оставлено не более 100 тысяч человек, относящихся к ее коренному населению, да и они были разбросаны по обширной территории, а их немногочисленные аулы были окружены российскими поселениями.

    Черкесы стали первым народом, который подвергся такому целенаправленному истреблению российскими войсками. Обосновавшиеся на черкесских землях русские поселенцы очень радовались тому, что им достались столь благодатные земли. Но их счастье основывалось на трагедии целого народа и за это история выписала России тот кровавый счет, который она оплачивает по сей день.

    Организатор геноцида черкесов – император Александр II очень скоро пожалел о проведенной им депортации. В 1877-1878 годах разразилась очередная русско-турецкая война. До этого русские почти непрерывно воевали с турками и без всяких проблем громили их куда более многочисленные армии. Однако в 1877 году привыкшие к легким победам россияне нежданно-негаданно увидели перед собой очень грозного противника, который воевал почти на равных со своими всегдашними победителями. Турецкие солдаты стали проявлять редкостную храбрость, ранее за ними вроде не замечавшуюся.

    Столь радикальное преображение армии Османской империи объяснялось очень просто. Ее главной ударной силой стали те самые черкесы, которых столь безжалостно изгнал в Турцию российский император. Но за эти ошибки венценосной особы отплатили своими жизнями тысячи русских солдат и их союзников.

    Впрочем, это было лишь начало расплаты. Прошло еще 40 лет и России потрясли ее страшные революции, ставшие вакханалией чудовищного насилия и жестокости. И мало кто думает о том, что русская смута произрастала на той самой почве, которую создал именно геноцид черкесов. Ведь для истребления и депортации этого народа царизм сосредоточил на Кавказе огромное количество военных, которые потом вернулись домой, принеся с собой нравственные установки, усвоенные во время геноцида.

    Сейчас модно апеллировать понятиями «афганский синдром» или «чеченский синдром», имея в виду людей, прошедших через войны в «горячих точках» и деформировавших свою психику во время этих событий. Так вот, при всем драматизме кровопролития в Афганистане и Чечне, прошедшие там войны по своему накалу не шли ни в какое сравнение с русско-черкесским противостоянием. Судите сами, за всю десятилетнюю кампанию в Афганистане советские войска потеряли там убитыми 14 453 человека. Зато за время завоевания Кавказа и столетнего противостояния с черкесами русская армия в среднем теряла в год 15-20 тысяч человек, а всего же за это время более полутора миллиона русских солдат нашли свои могилы на кавказской земле, и это не считая казаков, которые в состав регулярных частей не входили. Так что Афганистан по сравнению с Черкессией может показаться «детским садом». Добавим сюда зверское истребление и депортации мирного населения, и мы получим полное представление о том, как все это отражалось на менталитете участников кавказских событий. Потом все это вплеталось в менталитет всего российского общества. И хотя в те годы никто не выдумал термин «черкесский синдром», это явление существовало и оказывало огромное влияние на общественную жизнь России.

    Как это ни прискорбно, но огромный вклад в нравственное разложение российского общества внесла православная церковь. Отступив от заповедей Иисуса Христа, церковники фактически подстрекали военных к геноциду. Попы освящали оружие, которым потом убивали мирное население, давали благословения на уничтожение черкесских аулов, молились за здравие тех, кто запятнал себя особыми зверствами. Иными словами, Русская православная церковь объявила гнусный и чудовищный геноцид черкесов «богоугодным делом». Таким образом, именно стараниями духовных пастырей принцип «цель оправдывает средства» был окончательно внедрен в общественное сознание, где стали доминировать взгляды, что если, мол, цель «благородна», то средства для ее реализации могут любыми, даже самыми омерзительными.
    Эти новые нравственные установки пришлись до душе российским революционерам, которые в соответствии с духом времени сразу же сменили стратегию и тактику борьбы с царизмом. Если прежде они шли в народ с идеями добра и справедливости, то теперь их главным методом стал террор, от которого погибали не только царские чиновники, но и множество людей, случайно оказывавшихся в местах совершения терактов. Ведь революционеры не ограничивали себя в средствах и сделали своим любимым развлечением швыряние бомб в большие скопления людей. По логике вещей, общество сразу же должно было отторгнуть этих изуверов и они не должны были прижиться на российской земле. Но получилось наоборот. Революционеры нашли широкую поддержку в обществе, ведь они вроде как боролись за «светлое будущее», а на примере черкесов народ был уже приучен к тому, что убийства – это вполне приемлемый вариант достижения благих целей. Весьма характерной для этой эпохи была реакция на бесчинства революционеров писателя Льва Толстого. Когда борцы за «светлое будущее» убивали во время своих терактов даже женщин и детей, сердобольный граф, что называется, молчал в тряпочку. Но когда за эти преступления убийц наказывали, длиннобородое «зеркало русской революции» с пафосом восклицало: не могу, мол, молчать. И с пеной у рта защищал Толстой тех, кто, проливая людскую кровь, видел в ней всего-навсего биологическую жидкость.

    Многие считают, что русская смута 1917 года стала результатом нелепого и случайного стечения обстоятельств. Но рано или поздно эта трагедия все равно случилась бы в обществе, где со времен геноцида черкесов были стерты грани между добром и злом, а сами эти понятия поменялись местами. Примечательно, что в числе тех слоев общества, которые целенаправленно истреблялись большевиками, оказались и православные священники, которые когда-то объявили истребление «врагов»- черкесов «богоугодным делом». Но теперь священнослужители сами оказались в роли врагов новой России, а внедренная ими мораль позволяла уничтожать их самих, освобождая при этом убийц от всяческих угрызений совести.

    В истории, конечно же, нет сослагательного наклонения, но мы не можем не отметить одного очевидного факта: не будь геноцида черкесов, в России не было бы и победы большевизма. Вопреки устоявшимся стереотипам, именно кавказцы, а не казаки были главной ударной силой Белого движения. Казаки метались из стороны в сторону. Судьба Григория Мелехова из «Тихого Дона» была весьма типичной для многих представителей казачества. Сила белоказаков уравновешивалась красными казаками, из числа которых были целиком сформированы две конных армии. А вот кавказцы в основной своей массе не приняли большевизм и активно сопротивлялись ему. К ужасу комиссаров, кавказцы упорно отказывались ненавидеть своих дворян и священников, сохраняя при этом верность своим многовековым традициям. Именно поэтому кавказцы активно участвовали в Белом движении даже несмотря на кондовый империализм его лидеров, все еще носившимся с идеями о единой и неделимой России. И нет ни малейших сомнений в том, что если бы династия Романовых не позаботилась о том, чтобы убрать черкесов с их исконных земель, именно черкесы спасли бы Россию от большевизма и всех тягот, с ним связанных.

    Большевистский империализм и культурный геноцид черкесов

    В отличие от наивных белогвардейцев, большевики проявили куда большую изобретательность в разработке политических лозунгов, один из которых провозглашал право наций на самоопределение. Разумеется, это была лишь декорация. Укрепив свою власть, коммунисты почти целиком восстановили Российскую империю, дав ей при этом другое название. Населявшие эту империю народы получили лишь видимость некоей государственности. Впрочем, адыги не получили даже этого. Предоставление им автономии превратилось в изощренное издевательство. Автономную республику получили лишь кабардинцы. Черкесы и адыгейцы ограничились лишь автономными областями. Но это еще полбеды. Гораздо страшнее было то, что ни один из этих народов даже чисто формально не стал хозяином на своей земле. Автономные национально-государственные образования были сконструированы по такой хитрой схеме, что кабардинцев объединили в одной республике с балкарцами, а не с черкесами, которых, в свою очередь смешали в единой автономной области с карачаевцами. Не лучшим образом обстояли дела и у адыгейцев, хотя их автономная область не имела сдвоенного названия. Тем не менее, они стали в ней абсолютным меньшинством, явно уступающим по численности русскому населению.

    Все это не оставляло сомнений в том, что кремлевские правители явно боялись черкесов и попытались сделать все, чтобы не дать им объединиться в единую национальную общность. Причем боялись их гораздо больше, чем всех остальных народов, для чего и понадобились столь иезуитские методы национально-государственного строительства. Ведь коммунисты явно стремились к тому, чтобы сделать население теперь уже советской империи мононациональным.

    В те годы был очень популярен лозунг: «советский народ – новая историческая общность людей. Иными словами это означало провозглашение новой нации под сокращенным просторечием названием «совки». Это действительно был уникальный генетический эксперимент. Самые просвещенные и интеллектуально развитые слои общества были уничтожены большевиками как «буржуи», а всем остальным навязали такой стиль поведения, при котором человек вынужден был говорить одно, думать другое, а делать третье, забывая при этом о своих национальных корнях. Действуя подобным образом, коммунисты полагали, что этим они укрепят единство страны. А на деле это привело лишь к нравственному разложению советского общества. И в первую очередь пострадали от этого сами русские, у которых национальное самосознание оказалось гораздо менее развитым, нежели у кавказцев. Отсюда наблюдаемое ныне явное превышение смертности над рождаемостью и тотальное пьянство, наблюдаемое сейчас в исконно русских губерниях. Так, очередной замысел российских империалистов стереть черкесов с лица земли теперь уже под вывеской интернационализма вновь бумерангом ударил по самим русским. Но кремлевские правители так и не отказались от своей навязчивой идеи, выискивая все новые методы для ее реализации.

    Геноцид под вывеской демократии

    Когда рухнул коммунистический режим, забрезжила надежда, что вместе с ним уйдут в прошлое и кавказские коктейли большевиков, смешавших совершенно разные этносы в единых национально-государственных образованиях. После разделения Чечено-Ингушской АССР на две республики почти не оставалось сомнений в том, что такая же участь ожидает Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкессию. Но ничего подобного не произошло. Российские правители всегда по-особому относились к адыгам. Более того, на волне демократических преобразований была предпринята попытка лишить автономии адыгейцев. Такие аппетиты не просыпались даже у большевиков.

    И даже такой очевидный факт, как геноцид черкесов, российские власти так и не удосужились признать, скрывая свое лицемерие за многослойными нагромождениями самой изощренной лжи.   

    Новые хозяева Кремля радикально сменили политику в сфере межнациональных отношений. На место интернационализма пришел русский шовинизм, поощряемый в самых разнообразных его проявлениях. При этом нельзя не отметить явную беспринципность российских властей, создающих благодатную почву и для монархистов, и для коммунистов, и для откровенных фашистов. Канонизация и причисление к лику святых последнего российского императора Николая II прошла в то время, когда в кремлевском Мавзолее хранится мумия большевистского вождя Ленина, при участии которого и был расстрелян теперь уже «святой» император. Как-то уж очень странным выглядит совмещение подобных «святынь». Но и это еще не все. В России ширится движения скинхедов, объектом поклонения которых стал приснопамятный Адольф Гитлер, хотя стараниями германского фюрера было уничтожено 27 миллионов советских граждан, большинство из которых были русскими.

    Нередко бывает так, что обожатели Николая II, Ленина и Гитлера объединяются в различных общественных движениях. Это закономерно, ведь все три названных кумира были империалистами, только каждый на свой лад. А политический курс нынешней российской власти как раз и сводится к кондовому империализму, пусть и прикрытому демократической личиной. Поэтому кремлевских политиков устраивает любое движение, вписывающееся в конечную цель: построение жесткого авторитарного государства с доминированием в нем русских и подавлением национально-патриотических движений других народов. И вновь в почете оказался принцип: «цель оправдывает средства».

    По статистике в нынешней России каждый день происходят нападения на людей с неславянским типом внешности исключительно на почве национальной и расовой нетерпимости, а каждую неделю такие нападения заканчиваются убийствами. При этом явно бросается в глаза, что государство не слишком торопится искоренить это явление. Чиновники, ответственные за идеологию, видимо считают, что, позволяя русским «самоутверждаться» за счет других народов, они помогут им пробудить свое национальное самосознание.

    1 апреля 2006 года в Москве группа хулиганов стала избивать участников черкесского детского ансамбля «Адыги» и заступившегося за детей министра культуры Кабардино-Балкарии – заслуженного артиста России Заура Тутова, в результате чего последний был госпитализирован с диагнозом: «перелом скуловой кости слева, сотрясение мозга и гематомы лица». Нападавшие кричали при этом: «Убирайтесь в свои аулы!» и «Россия для русских!». Несмотря на многочисленные звонки в милицию, блюстители порядка явно не спешили на место происшествия, а когда, наконец, появились  там, то не приняли никаких мер по задержанию хулиганов. Это случай вполне типичен для современной России, где завуалированный национал-шовинизм стал неотъемлемой частью государственной политики. Именно поэтому в стране год от года растет число сторонников всевозможных экстремистских организаций. По статистике более 12% населения России явно симпатизируют скинхедам.

    Национал-шовинизм растет не только вширь, но и вглубь. Одна из важнейших его составляющих – российское казачество. Весьма символично, что огромную роль в его «возрождении» сыграл уголовный «авторитет» Владимир Податев, известный в криминальных кругах под кличкой «Пудель». Государство проявляет особую заботу о казачестве, поскольку рассчитывает использовать его для подавления нарождающегося национально-освободительного движения на Кавказе. Эта же роль отводится скинхедам и другим национал-экстремистам, для которых главные методы политической борьбы – это террор и запугивание.

    Национализм бывает разный. Если он позитивен и связан с нравственным совершенствованием того или иного народа, его польза бывает неоценимой. Но российские власти выбрали национализм в самом негативном его проявлении, когда т.н. «русская идея» выражается в ненависти к другим народам и обосновании мнимого превосходства над ними.

    Все это мы уже проходили. В других интерпретациях и в других исторических эпохах, но все с той же неизменной сутью. Российские власти так и не сделали выводов из исторического опыта своей страны. Насилие, применяемое к другим народам, бумерангом возвращается к русским и поражает их самих, разрушая их собственную государственность.
    http://www.proza.ru/2009/03/10/911


    Оффлайн opera

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 771
    • Карма 273
    • Пол: Женский
    • Уважение: +58
    Re: БУМЕРАНГ (Сергей Навоев)
    « Ответ #1 : Август 12, 2011, 04:06:26 pm »
  • Publish
  • 0
    Геноцид черкесов: трагедия современности

    Медленно действующий яд

    Глубоко заблуждаются те, кто видит в геноциде черке­сов трагедию только прежних эпох. Ушедший в далекое про­шлое геноцид, словно медленно действующий яд, все еще продол­жает поражать черкесский этнос, препятствуя его национальному возрождению и консолидации.

    Ни постановления высших ор­ганов государственной власти Кабардино-Балкарии и Адыгеи, требовавших от Кремля офи­циального признания геноцида, ни широкая пропагандистская кампания в СМИ не возымели должного воздействия. Вспоми­ная мораль известной басни, мы вынуждены констатировать: воз и ныне там.

    Более того, за последнее время наблюдаем попытки некоторых политиков закрыть наболевший "черкесский вопрос" путем са­мого банального свертывания дискуссии по его разрешению. Дескать, не надо нагнетать напря­женность, поскольку в черкесских республиках и без того обстанов­ка более чем неспокойная.

    К сожалению, среди черкесов уже находятся люди, готовые под­держать такую позицию. Однако известная житейская мудрость гласит, что стремление избежать острых углов отнюдь не способ­ствует их закруглению, а, наобо­рот, делает еще более острыми.

    Черкесы "вне закона"

    Очень важно, чтобы в опреде­лении своего отношения к вопро­су о геноциде черкес не заглатывал наживки кремлевского агитпро­па, а делал собственные выво­ды, основанные на логическом осмыслении фактов.

    Идея признания геноцида – это не просто идея, которую, как из­вестно, в карман не положишь, в стакан не нальешь и в коробку не запакуешь. Для того чтобы уяс­нить практическую пользу такого признания, достаточно взглянуть на такое явление, как Холокост.

    Благодаря тому, что евреи до­бились признания Холокоста, они по сей день вправе поселяться в Германии, получать там бесплат­ное жилье и социальные выплаты, которых вполне доста­точно для жизни. Зато у черкесов, пере­живших, в сущности, такой же ге­ноцид, все обстоит диаметрально противоположным образом.

    22 июня 2006 г. Президент Рос­сии подписал Указ "О мерах по оказанию содействия доброволь­ному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом". Но как только в российское зако­нодательство были внесены эти дополнения, позволяющие живу­щим в зарубежье представителям коренных народов России воз­вращаться на свои родные земли, получая при этом материальную поддержку со стороны государ­ства, сразу же выяснилось, что указ написан вовсе не для черкесов.

    Они оказались единственным, наверное, российским этносом, которому поддержку в таком воз­вращении никто оказывать не со­бирается.

    Нынешние демократические президенты оказались солидар­ны с императорами и советски­ми генсеками в своем нежела­нии видеть на Кавказе черкесов. Все логично, для всех названных правителей идеальным поддан­ным всегда был раб, а черкесы с их традиционным свободолюбием и воинской доблестью никак в эту схему не вписываются.

    Именно поэтому отношение к вопросу о геноциде черкесов до­вольно часто определяется даже не убеждениями, а социальным статусом того или иного челове­ка. Чем ближе он к власти, тем меньше шансов на то, что станет сторонником такого признания.

    А между тем этот вопрос тре­бует скорейшего разрешения, по­скольку оказавшаяся за рубежом черкесская диаспора тает и рассла­ивается, что является неизбежной участью народов, растворенных среди других этносов.

    "Сэ сыадыгэщ"

    Стоит напомнить, что имен­но черкесы, живущие за рубежом, составляют более 90 процентов от числа всех черкесов, живущих на нашей планете. Если учесть, что общее количество черкесов в мире колеблется на отметке девять-десять миллионов чело­век, а в Российской Федерации их проживает не более 800 тыс. че­ловек, становится понятным, что именно вопрос о судьбе черкесской диаспоры за рубежом и станет главным фактором национально­го возрождения черкесов.

    Ведь уровень патриотизма представителей зарубежной диа­споры пока еще очень высок, а мечта вернуться на Кавказ явля­ется для многих ее представите­лей просто смыслом жизни.

    Утверждение "сэ сыадыгэщ" является для многих оторванных от родины черкесов главным жиз­ненным девизом. И любят они свою землю, может быть, даже сильнее, нежели их соотечествен­ники, живущие на Северном Кав­казе. Здесь срабатывает простое житейское правило, по которому больше всего ценится именно то, чего у тебя сейчас нет.

    Но правящие структуры Рос­сии взяли курс на недопущение признания геноцида и возврат черкесской диаспоры на Роди­ну. И поэтому нужно понимать, что на самом деле скрывается за красочными декорациями спокойствия и умиротворения, рисуемыми кремлевскими идеологами.

    Как Москва решает черкесский вопрос

    Чтобы понять фальшивую сущ­ность всех этих декораций, до­статочно взглянуть хотя бы на те методы, которыми в Москве ре­шают черкесский вопрос. Тамош­ние политики не скрывают своей стратегии и на каждом углу тру­бят о том, что на Кавказе уважают только силу и умиротворить этот регион можно лишь путем не­щадного подавления "сепарати­стов", применяемого в диапазоне от унижения до физического уни­чтожения.

    Убийства видных представи­телей черкесского национального возрождения стали на Кавказе уже привычном делом. Разгадать тайну этих убийств можно лишь после ознакомления со всеми ма­териалами следствия, на основа­нии которых можно соглашаться или не соглашаться с офици­альными версиями властей. По­скольку такой возможности у нас нет, ограничимся лишь видимой частью айсберга, которая, впро­чем, дает абсолютно исчерпы­вающую информацию о том, как Москва намерена решать черкес­ский вопрос.

    Когда Россия получила право на проведение Олимпиады в Сочи, многие весьма лояльные Кремлю черкесские организации стали просить чиновников от спорта внести в пиктограммы Олимпиады зверушек из черкес­ского национального эпоса. Ведь ни для кого не секрет, что город Сочи стоит на костях черкесского народа - убыхов, почти поголов­но вырезанных императорской армией. Но даже эту вполне логичную просьбу Москва проиг­норировала: уступить в малом – значит дать надежду на уступки в большем.

    Глобальный политический успех Кремля в завоевании пра­ва на проведение Олимпиады в Сочи обернулся серьезным регио­нальным поражением. Осознание того факта, что место трагедии убыхов станет ареной всеобщего увеселения, вызвал бурные про­тесты на Кавказе и способство­вал пробуждению национального самосознания черкесов. И тогда пропагандисты от власти нача­ли настоящую информационную войну с "сепаратистами", к коим был отнесен едва ли не каждый, кто осмелился вспомнить о своем черкесском происхождении.

    Методы, используемые Мо­сквой в этой войне, оказались хоть и не такими кровавыми, но не менее пошлыми и омерзитель­ными, нежели те, которые мы на­блюдали в эпоху геноцида.

    "Специалисты" по черкесам

    1 сентября 2010 г. газета "Ком­сомольская правда" опублико­вала материал под броским за­головком "Расследование "КП": кому нужна Великая Черкесия от Сочи до Азовского моря". Мате­риал был предварен следующим вступлением: "Спец. корр. "КП" Дарья Асламова попробовала вы­яснить, кто стоит за организация­ми, призывающими отобрать у России весь Краснодарский край и пару-тройку республик Север­ного Кавказа под новый полити­ческий проект - Великую Черке­сию".

    Судя по заголовку, нам предло­жили ознакомиться с серьезным исследованием, созданным тру­дом специального корреспонден­та (т.е. специалиста во всех ука­занных сферах). Теперь смотрим на фамилию автора.

    "Записки сумасшедшей журналистки"

    Автором оказалась Дарья Асла­мова, которая прославилась сво­ими произведениями сомнитель­ного характера. Из-под ее пера вышли книги "Записки дрянной девчонки", "Записки сумасшед­шей журналистки".

    Теперь же она принялась "ис­следовать" черкесский вопрос. Впрочем, сама Асламова не слишком освоилась с отведен­ной ей ролью и клепала свое "историко-этнографическое" ис­следование игривым языком сво­их легких романов.

    Именно в таком стиле мадам решила описать национальный характер черкесов: "Местные жи­тели грубоваты, темны от зага­ра, самолюбивы, как кошки, не церемонятся, быстро переходят на ты, скроены из легковоспла­меняющегося материала и вносят темперамент во все, особенно в политику".

    И вся эта глупость сказана о людях, известных на весь мир своим гостеприимством!

    Разумеется, мы не стали бы столь подробно обсуждать пси­хопатологические особенности "творчества" Асламовой, если бы ее мнение не стало выдавать­ся популярной газетой как "ком­петентное" заключение "спе­циалиста". Нетрудно заметить, что здесь отчетливо поглядывает политический заказ: нужно было включить в дискуссию по черкес­скому вопросу такую одиозную личность, как Асламова, чтобы самим ее появлением в сфере обсуждения этой глобальнейшей проблемы превратить трагедию в клоунаду.

    Культурный геноцид

    Осмыслив нынешнее положе­ние дел на Кавказе, мы вынуж­дены сделать печальный вывод о том, что в отношении черкесов проводится политика культурно­го геноцида, препятствующего развитию их языка и культуры, не допускающего их возвращения на родину из ближнего и дальне­го зарубежья, а также непрерыв­но унижающего их национальное достоинство.

    Но плакаться в жилетку - это не удел черкеса. Потому что все дале­ко не столь беспросветно, как ка­жется на первый взгляд. Все уси­лия российских политиков любой ценой остановить процесс нацио­нального возрождения черкесов отражают лишь патологический страх перед этим возрождением. И остановить его в нынешних условиях столь же нереально, как и остановить приход весны, рас­тапливающей залежавшиеся зим­ние снега.

    P.S. В Республике Беларусь созданы коммерческие структуры, готовые в неограниченном количестве печатать книги, плакаты, календари и другую литературу, освещающую тематику черкесской культуры и истории. В том числе и ту, которая вряд ли вызовет одобрение российской политической цензуры.

    [float=left][expando]http://www.elot.ru/main/images/stories/sergey_%20navoev.jpg[/expando][/float]Автор о себе

    Я родился в черкесской семье, но в воспоминаниях детства не осталось места для счастья. В страшный для своей семьи день я был еще слишком мал, чтобы понимать смысл проис­ходящего, оставшегося в моей памяти лишь на уров­не ассоциативных образов.

    Лишь много лет спустя я узнал о том, что мои родите­ли были убиты, а я сам чудом избежал их участи, после чего меня взяла на воспитание семейная пара, которая вывезла меня в Белоруссию и старательно держала в тай­не все события, произошед­шие в моем раннем детстве.

    Я вырос и жил среди бело­русов, обретя две престиж­ные профессии: юриста и журналиста и украсив свой комод двумя "красными" дипломами. Моя профессио­нальная карьера развивалась достаточно успешно и позво­лила работать в редакциях самых престижных белорус­ских газет.

    У меня было все для сча­стья, но не было самого счастья, потому что я очень остро чувствовал свое от­личие от окружающих меня людей и нехватку того, что принято называть Родиной. Зато даже в виртуальном общении по Интернету со своими соотечественниками мне сразу же становилось понятно, как много связыва­ет меня с этими людьми вне зависимости от их возраста, статуса или уровня образо­вания. Так зарождалось осо­знание мною своего места в жизни.

    Я начал стремиться к тому, чтобы использовать свои знания и опыт во благо свое­го народа и найти для этого наилучшие способы применения. Похоже, мне это уда­лось и я нашел возможность для организации массового опубликования черкесской ли­тературы в Белоруссии, чем сейчас и занимаюсь.

    Сэ мыгувэу си Хэку сыкIуэжынущ!

    Сергей Навоев
    Белоруссия

     


    Facebook Comments