Автор Тема: БЕРЕГ НОЧИ  (Прочитано 3343 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Amra Inal-ipa

  • Гость
БЕРЕГ НОЧИ
« : Июль 26, 2010, 10:20:34 pm »
  • Publish
  • 0
    Не знаю, может читал кто-то роман Даура Начкебия "берег ночи"
    будет время - прочитайте, может что-нибудь поймете для себя....

    знаю, начав, не захотите читать.. но там написала правда... прочитайте, и увидите.....


    "Вначале Беслану было не по себе. Ему казалось, что дух старушки, такой же худосочный и злой, как и она сама, всё ещё обитает в квартире, иногда воплощаясь в смутные тени, строго следившие за ним из всех углов.

    Безлюдье, руины, грабежи – Сухум наводнили мародёры, но уже свои; вслед за передовыми частями, освободившими его, они вошли в город, будто во вражеский, и грабили его. Редкие стыдливые прикрывались камуфляжной формой, большинство же в гражданском, но с автоматами наперевес, кто пешком, кто на задрипанных машинах, слонялись и разъезжали по улицам в поисках лёгкой добычи: незанятых жилищ, припрятанных драгоценностей, автомобилей в ещё запертых гаражах… Мародёры и бандиты, громко называвшие себя войсками Госсовета Грузии, грабили и убивали в основном абхазов, могли для круглого счёта прихватить и пару русских, армян, греков – из сочувствующих. Нынче с севера другая волна накрыла город – и взялись уже за грузин, их дома и квартиры. Но насыщение не наступало, желудок мародёров оказался бездонным, и уже грабили всех без разбора.

    За вооружёнными мародёрами на сцену выступило, подбирая объедки, и мирное, лишь частично вооружённое население. Сумасшествие ненасытной алчности, болезнь захватов и грабежей завладели многими. Волокли всё, что попадётся под руку – столы, стулья, настольные лампы, подушки и простыни, наволочки... По улицам тащились обозы из тачек с «трофеями», кто-то навьючивал добытое прямо на себя. На заборах, воротах, на дверях было победно начертано: «Занято!» Но «Занято!» пыжилось отнюдь не в гордом одиночестве. Под ним в большинстве случаев красовалась фамилия и имя захватчика, нередко и название батальона, в котором он якобы служил.

    Беслан не выходил, чтобы не видеть творимого бесстыдства, второго массового сумасшествия – первым была война. Его ошеломило происходящее, такого он не ожидал. Он боялся не сдержаться, а это кончилось бы бедой: или его завалили бы, или он пристрелил бы кого-нибудь из мародёров. На грани он уже побывал – когда среди ночи несколько вооружённых громил вломились к соседке, пожилой русской женщине, муж которой был грузином и уехал в Тбилиси.

    Она успела вскрикнуть, пока ей не зажали рот полотенцем, завязав его тугим узлом на затылке. Война, ежеминутная опасность выработали в Беслане привычку спать настороженно, чутко, как бы с навострёнными ушами, любой шорох мог его разбудить. (Наверно, оттого он никогда не чувствовал себя наутро вполне отдохнувшим.) Он мигом проснулся, вскочил, взял автомат. Было тихо, но тишина эта не могла его обмануть: он точно знал, что кто-то звал на помощь. Определить, откуда звали, он не смог. Решил сперва к ближайшей соседке заглянуть, а потом и к другим.

    Дверь у неё была приоткрыта, а было уже далеко за полночь. Войдя в квартиру, в тусклом свете керосиновой лампы он увидел её, крепко привязанную к стулу, с выпученными от страха глазами и вздувшимися жилами на шее: она продолжала кричать внутри себя. Но некоторые звуки от неё всё же шли. Они напомнили Беслану предсмертные хрипы заколотой свиньи."

    ....................................

    "Ночь, звёзды, река журчит. Небо над Сухумом светло – город сияет. В тишине разлита тревога; каждый звук со значением: навостряем уши, чтобы узнать это значение. Гадаем, зачем погнали нас сюда посреди ночи… Поползли слухи, что в этом направлении ожидается прорыв. Но тот берег пуст; там лежит большое поле, и пока грузины пройдут его, мы успеем приготовиться и дать им жару.

    Сидим в окопе, в тесноте, слыша дыхание соседа, прижав автоматы к груди. Мы сейчас близки друг другу как никогда. Нас сплачивает общая судьба. Многие из нас испытывают страх, но некоторые умело скрывают его. Победить страх вообще-то невозможно, его только загоняют вглубь, залепляют ему рот, чтобы не кричал. Кому это удалось – те слывут храбрецами. Есть и такие, в чьих душах азарт происходящего будит неподдельную радость. То, что другие считают проклятием, они переносят играючи. Постоянное напряжение, острота ощущений воодушевляют их. Но и они тоже под конец устают и превращаются в серых, ворчливых, всем недовольных типов. Если доживут…

    В последнее время главенствующее в моём сердце чувство – всё это придумано, нереально, что мы оказались жертвами массового внушения, что чья-то злая воля подчинила нас своей непонятной цели. Среди ночи, когда полагается мирно спать в постели – хорошо бы с женщиной, утонув в её сладком тепле, – несколько десятков человек, преимущественно мужского пола, сбились в кучу во рву, длинном углублении в земле, держа в руках приспособление, чтобы нанести им такое увечье живому телу, после которого оно перестанет ходить, говорить, думать, то есть жить. В той дали точно так же в окопе сбились в кучу те, кто намерен из нас ходящих, говорящих, думающих, сделать неподвижные, холодные тела. Зачем это надо и почему так старательно мы это делаем, и уже не один месяц, расходуя огромное количество свинца и человеческих тел? Мы, сидящие в данном окопе, знаем. И те, в другом окопе, тоже знают – по-своему. Но зачем они пришли убивать нас?

    И когда представишь себе эту картину, увидишь её как бы со стороны, охватывает ощущение непобедимой вселенской глупости. "

    ............................................



    "Мы только тем и интересны миру, что у нас морское побережье в двести с гаком километров. На этом побережье можно понастроить уйму пятизвёздочных гостиниц, домов отдыха для малоимущих, но многочисленных и прожорливых как саранча туристов. Привести в порядок пляжи. Аборигенов, чтобы глаза не мозолили и не стращали отдыхающих своим диким видом – подальше от моря, по меньшей мере, за пятикилометровую зону. Наиболее благообразных и смышлёных отберут для обслуги: официанты, метрдотели, лифтёры, гиды, стриптизёрши и проститутки. Стройных оденут в черкеску и выставят на обозрение для рекламы тех или иных товаров в супермаркетах. И человечество после утомительных праведных трудов блаженно растянется на песке под лучами щедрого южного солнца"




    http://www.southcaucasus.com/index.php?page=publications&id=2501
    http://www.southcaucasus.com/index.php?page=publications&id=2501
    http://www.southcaucasus.com/index.php?page=publications&id=2503
    http://www.southcaucasus.com/index.php?page=publications&id=2504

    Оффлайн Ilia

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 529
    • Карма 212
    • Уважение: 0
    Re: БЕРЕГ НОЧИ
    « Ответ #1 : Июль 27, 2010, 12:39:00 pm »
  • Publish
  • 0
    У этого Даура Начкебия видно не совсем умерла совесть и она в нем еще теплиться-вот и написал такую вещь.Однако и он не в состоянии отказаться от русско-абхазских штампов

    Amra Inal-ipa

    • Гость
    Re: БЕРЕГ НОЧИ
    « Ответ #2 : Июль 27, 2010, 12:46:07 pm »
  • Publish
  • 0
    У этого Даура Начкебия видно не совсем умерла совесть и она в нем еще теплиться-вот и написал такую вещь.Однако и он не в состоянии отказаться от русско-абхазских штампов


    вы полностью прочли?

    Оффлайн Ilia

    • Старший
    • ****
    • Сообщений: 529
    • Карма 212
    • Уважение: 0
    Re: БЕРЕГ НОЧИ
    « Ответ #3 : Июль 27, 2010, 12:51:44 pm »
  • Publish
  • 0
    Нет не полностью...Интересное произведение,видно что все понимает и чувствует...Он стараеться показать в том парне лучшие черты абхазского характера,однако эти черты сегодня спят и наружу вырвались самые худшие...Увы...Прочитаю как нибудь до конца-думаю интересная вещь

    Amra Inal-ipa

    • Гость
    Re: БЕРЕГ НОЧИ
    « Ответ #4 : Июль 27, 2010, 12:52:33 pm »
  • Publish
  • 0
    Прочитаю как нибудь до конца-думаю интересная вещь

    действительно интересная...

    Оффлайн ЛАШАРЕЛА

    • Герой
    • *****
    • Сообщений: 1392
    • Карма 493
    • Пол: Мужской
    • крест "Лашари"
    • Уважение: 0
    Re: БЕРЕГ НОЧИ
    « Ответ #5 : Июль 28, 2010, 09:44:40 pm »
  • Publish
  • 0
    Даура Начкебия
    Он тоже "Абхаз"?? короче у вас не поймут чья скрипка  чей рояле лежит :lol: :lol: :lol:
    Аурысқуа! Шҩани! Шҩаби! Шҩчи! Зеги искусааит!!!
    ---
    Когда-то возле Грузии уже была «православная империя», Византия, чье влияние простиралось на пол-мира. Их войска тоже стояли в Сухуми (Цхуме), и их церковники служили в грузинских храмах службы на греческом языке. Они тоже считали себя центром мирового православия и мира вообще. Тогда казалось, что так будет вечно. Но сегодня нет ни Византии, ни ее армии. Ее наследие – в руинах, и даже в ее церквях молится другой народ. А Грузия по-прежнему живет. Так что следите, как бы в погоне за чужим добром не потерять свое…

    Оффлайн ЛАШАРЕЛА

    • Герой
    • *****
    • Сообщений: 1392
    • Карма 493
    • Пол: Мужской
    • крест "Лашари"
    • Уважение: 0
    Re: БЕРЕГ НОЧИ
    « Ответ #6 : Июль 28, 2010, 09:51:34 pm »
  • Publish
  • 0
    Не знаю, может читал кто-то роман Даура Начкебия "берег ночи"
    будет время - прочитайте, может что-нибудь поймете для себя....

    знаю, начав, не захотите читать.. но там написала правда... прочитайте, и увидите.....
    Пшёл он нах, надоел сказки про фашистов Грузинов и про милых и беззащитных Апсуа аджмакузов,, прошли мы это прошлии, всё! Придём в Сухуми и там буем поговорим кто виноват и кто нет!!

    "Вначале Беслану было не по себе. Ему казалось, что дух старушки, такой же худосочный и злой, как и она сама, всё ещё обитает в квартире, иногда воплощаясь в смутные тени, строго следившие за ним из всех углов.

    Безлюдье, руины, грабежи – Сухум наводнили мародёры, но уже свои; вслед за передовыми частями, освободившими его, они вошли в город, будто во вражеский, и грабили его. Редкие стыдливые прикрывались камуфляжной формой, большинство же в гражданском, но с автоматами наперевес, кто пешком, кто на задрипанных машинах, слонялись и разъезжали по улицам в поисках лёгкой добычи: незанятых жилищ, припрятанных драгоценностей, автомобилей в ещё запертых гаражах… Мародёры и бандиты, громко называвшие себя войсками Госсовета Грузии, грабили и убивали в основном абхазов, могли для круглого счёта прихватить и пару русских, армян, греков – из сочувствующих. Нынче с севера другая волна накрыла город – и взялись уже за грузин, их дома и квартиры. Но насыщение не наступало, желудок мародёров оказался бездонным, и уже грабили всех без разбора.

    За вооружёнными мародёрами на сцену выступило, подбирая объедки, и мирное, лишь частично вооружённое население. Сумасшествие ненасытной алчности, болезнь захватов и грабежей завладели многими. Волокли всё, что попадётся под руку – столы, стулья, настольные лампы, подушки и простыни, наволочки... По улицам тащились обозы из тачек с «трофеями», кто-то навьючивал добытое прямо на себя. На заборах, воротах, на дверях было победно начертано: «Занято!» Но «Занято!» пыжилось отнюдь не в гордом одиночестве. Под ним в большинстве случаев красовалась фамилия и имя захватчика, нередко и название батальона, в котором он якобы служил.

    Беслан не выходил, чтобы не видеть творимого бесстыдства, второго массового сумасшествия – первым была война. Его ошеломило происходящее, такого он не ожидал. Он боялся не сдержаться, а это кончилось бы бедой: или его завалили бы, или он пристрелил бы кого-нибудь из мародёров. На грани он уже побывал – когда среди ночи несколько вооружённых громил вломились к соседке, пожилой русской женщине, муж которой был грузином и уехал в Тбилиси.

    Она успела вскрикнуть, пока ей не зажали рот полотенцем, завязав его тугим узлом на затылке. Война, ежеминутная опасность выработали в Беслане привычку спать настороженно, чутко, как бы с навострёнными ушами, любой шорох мог его разбудить. (Наверно, оттого он никогда не чувствовал себя наутро вполне отдохнувшим.) Он мигом проснулся, вскочил, взял автомат. Было тихо, но тишина эта не могла его обмануть: он точно знал, что кто-то звал на помощь. Определить, откуда звали, он не смог. Решил сперва к ближайшей соседке заглянуть, а потом и к другим.

    Дверь у неё была приоткрыта, а было уже далеко за полночь. Войдя в квартиру, в тусклом свете керосиновой лампы он увидел её, крепко привязанную к стулу, с выпученными от страха глазами и вздувшимися жилами на шее: она продолжала кричать внутри себя. Но некоторые звуки от неё всё же шли. Они напомнили Беслану предсмертные хрипы заколотой свиньи."
    пошёл к чёрту. Придём в Сухуми и потом там поговорим об этом. И этому бившему Грузину пору слов скажем.
    Аурысқуа! Шҩани! Шҩаби! Шҩчи! Зеги искусааит!!!
    ---
    Когда-то возле Грузии уже была «православная империя», Византия, чье влияние простиралось на пол-мира. Их войска тоже стояли в Сухуми (Цхуме), и их церковники служили в грузинских храмах службы на греческом языке. Они тоже считали себя центром мирового православия и мира вообще. Тогда казалось, что так будет вечно. Но сегодня нет ни Византии, ни ее армии. Ее наследие – в руинах, и даже в ее церквях молится другой народ. А Грузия по-прежнему живет. Так что следите, как бы в погоне за чужим добром не потерять свое…

     


    Facebook Comments