Автор Тема: приключения русского бизнесмена в Абхазии  (Прочитано 1550 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн politologia

  • Старший
  • ****
  • Сообщений: 838
  • Карма 175
  • Пол: Мужской
  • Уважение: 0
После интервью Багапша в “Ъ”, где он сказал следующее об Варове: "Если человек занимается предпринимательством, это одно, а если он начинает ругать всех и вся в прессе, он становится политическим деятелем, ну и за это надо отвечать. Он там прошелся и по главе администрации Гагры, и по милиции, и по санэпидстанции, и по президенту прошелся, хотя я никакого отношения к нему не имею. Конечно, прихватят. А как он думал? Ты что, такой ангел с крыльями? Тебе помогают, тебя не трогают, лучшее место у тебя в курортном городе".

После этого Варов дал интервью “Ъ”

Абхазский бизнесмен ИГОРЬ ВАРОВ рассказал спецкору “Ъ” ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ о том, за что его преследуют абхазские власти.

— У вас давний конфликт с властями?

— Да. В 2004 году меня чуть не расстреляли возле супермаркета. Я успел отстреляться — пистолет был с собой. Подготовленные люди стреляли. До сих пор не раскрыто дело. За это время были два ограбления магазина, были нападения на базу, были кражи большие — и ни одного раскрытого дела.

— Обычно после такого уезжают. А вам не предлагали?

— Предлагали. Намекали. Угрожали. И многие уезжают после такого. Был случай — человек вложил тут деньги, уехал домой, ему звонят и говорят: лучше не приезжай. Он и не вернулся. Другой вложил, с трудом уехал отсюда. С большими компаниями тоже такое бывает.

— Разве местным властям невыгодно, чтобы бизнес сюда приходил?

— Вот представьте, компания работает по-белому. Зарабатывает, платит зарплату, налоги. И больше никому не платит — ни проверяющим, ни контролирующим. А это не всех устраивает. Они же привыкли ходить по предприятиям, собирать, договариваться и на это жить.

— Кто они?

— Недобросовестные чиновники. Вот смотрите, какая схема. Работает ресторан, пансионат, магазин, все кому надо знают, что по-белому он не платит налоги. Приходят в кафе проверяющие — садятся и весь день сидят: считают, сколько человек за день пришло, сколько оставили денег. Потом умножают на 30 дней и говорят: в месяц у вас должна быть такая вот прибыль, платите с нее вот столько-то. И все. И их не волнует, что в один пасмурный день придет в кафе 50 человек, а в другой, солнечный — будет всего три-четыре посетителя. Потому что в солнечные дни люди сидят на море в открытых кафешках.

— А к вам приходили?

— О, уже пять лет. Прямо в магазин — восемь оперативников сразу встали у касс и давай считать, сколько посетителей, сколько оставили денег. Ну к нам прицепиться трудно. У нас все чисто. К одному моему знакомому в Гагре пришли — плати, мол, в месяц 50 тыс. руб. Он идет к своему бухгалтеру и говорит: "Посчитай-ка, сколько налогов мы могли бы заплатить официально". Посчитала — 30 тыс. руб. Ну он пошел и заплатил налоги. Ну, конечно, на него обиделись, зато проблем не стало.

— А сколько в год вы платите налогов?

— Ну, где-то миллионов 20 рублей.

— А не проще было играть по их правилам?

— Мне даже через прессу предлагали договариваться. А зачем? Тогда меня бы еще раньше сожрали. А сейчас им трудно — нет на меня ничего. Обвиняли, правда, в чем только можно. В национализме даже. Мол, он не берет абхазов на работу. А потом пришли и проверили — у нас половина абхазов работает. А приезжих меньше 10%. Потом запустили информацию, что я вожу сюда тухлые продукты. Зачем мне возить сюда просроченные тухлые продукты, если я знаю, что человек один раз купит и больше в магазин не придет? Вот на таком уровне они пытаются с нами бороться, понимаете?

Или по-другому. Вот Нацбанк по надуманным причинам взял и заблокировал нам счет. Причина? А так захотелось председателю.

— Но у вас ведь с Нацбанком конфликт из-за спорного участка земли.

— Да, это давняя история. Начнем с того, что между нашим магазином и Гагра-банком есть участок земли. Еще до моего прихода в Абхазию магазином этим владел один абхаз, Джафар Викторович, очень хороший и порядочный человек, и банк подписал с ним договор разделения границ. Потом он умер. Его дети стали моими соучредителями, и как-то втихаря банк эту землю у них стал отбирать, мы сопротивляемся. Потом директор Гагра-банка стал еще и председателем Нацбанка Абхазии. Вот у него на нас зуб. Одно время наш офис находился в Гагра-банке, нас оттуда выгнали. Но они думали, что, уходя, мы оставим там свои счета. А мы ушли и счета закрыли — деньги перевели в Гарант-банк. Они добились закрытия филиала Гарант-банка в Гагре, и теперь здесь работает только один банк-монополист — Гагра-банк. Мы перевели деньги в Сухум. То есть мы не сдаемся. Председатель Нацбанка ведет себя так дерзко, закрывает счета и так далее, потому что ему позволяют так себя вести.

— Кто позволяет?

— Власти. А как не поддерживать председателя Нацбанка? Кредит надо? Он даст. Деньги из России куда пришли? В Нацбанк.

— Но если вы отсюда уйдете, бюджет Абхазии потеряет вот эти 20 млн в год, какой же властям смысл вас отсюда выдавливать?

— Ну подумаешь, бюджет потеряет. Есть же Россия.

— И тогда другие бизнесмены сюда не пойдут.

— Их и так здесь немного. Я — это пример, который стал видимым. А сколько остается в тени.

— Но ведь вас арестовали по конкретному поводу — по версии следствия, вы незаконно удерживали на своей территории российских граждан.

— Первое дело было по незаконному ношению-хранению мною оружия. Потом выяснилось, что разрешение у меня есть, оно у меня пять лет, и пять лет его подписывает лично глава МВД Абхазии. Он сам удивился, когда узнал, что он мне его подписывал. Дело закрыли, конечно, но разрешение забрали, оружие не могу носить больше. Потом раскопали второе дело — хлебное. Смотрите, с одной стороны, тут говорят, что россияне завозят в Абхазию тухлый товар, который у себя не могут продать. С другой, когда мы возмутились, что нам привезли некондиционный хлеб — растаявший полуфабрикат, который хранился в рефрижераторе с нарушением температурного режима и мы отказались его брать — представители фирмы, перевозившей хлеб, бросились в местные структуры, и представители санэпиднадзора нам сказали: берите, хлеб нормальный. То есть им неважно, что они своих граждан этой продукцией будут травить. Но мне-то не все равно. Я представителям фирмы сказал, что не буду брать этот хлеб. Либо забирайте и выплачивайте убытки, либо вызывайте комиссию. Платить они не хотели, понятно — фура стоит 423 тыс. руб. Вот они решили не платить и написали заявление, что я водителя фуры там якобы удерживал, пистолетом ему угрожал.

— По материалам дела вы даже колеса фуры прокололи, чтобы водитель не уехал.

— Никто их не прокалывал. Колеса спустили, чтобы машину не угнали, она-то на нашей территории стояла. Водитель отсутствовал, гулял по городу, пока ждал приезда своего директора, а за его машину мы несем ответственность. Во всех показаниях он потом очень путался.

— Так вы его держали тут или нет?

— Нет, конечно. Он ждал тут своего хозяина, директора транспортной компании, который приехал через три дня. Это было их решение, что водитель остается здесь и ждет директора.

— А почему вас арестовали именно в августе, да еще через год?

— Основанием для ареста послужило то, что я якобы нарушил подписку о невыезде и выехал в Сочи. Но дело в том, что я не давал никакой подписки о невыезде.

— Сколько дней вы провели в тюрьме?

— Девять дней. А потом Верховный суд Абхазии отменил постановление суда, счел незаконным, потому что я не давал подписку о невыезде. Я не менял место жительства, я не скрывался и всегда являлся, когда меня вызывали. Ну и заседание суда, выдавшего ордер на мой арест, проходило без меня и без моей защиты. Да и арестовали меня на выходе из генеральной прокуратуры, я там находился и по их просьбе помогал разобраться со счетами...

— Так дело закрыто?

— Нет, конечно. Я знаю, что меня в покое не оставят. Сейчас уже новое дело шьют, убийство. Пока не знаю, в чем там суть и кого я убил, но обвинение предъявили. Правда, я его еще не видел.

— Неужели все это из-за участка земли?

— Нет, ну что вы. Все это из-за моего интервью местной газете "Нужная". Пришла журналистка и задала мне вопросы, а я ответил. Я просто объяснил, почему курортный сезон провалился в Абхазии, и видимо попал в яблочко.

— А он провалился?

— Совершенно точно. У нас в магазине есть учет, мы можем сравнить по численности покупателей прошлым летом и нынешним. Компаний, ведущих такой учет, мало — "Аквафон", "Амобайл" да мы.

— И почему он провалился?

— Вы видели нашу границу? Пробки, а за деньги без пробок проедешь. Ко мне друг с женой приезжал в гости, он полковник ФСБ, так ему нахамили на границе таксисты, обозвали, пригрозили. Это обычные таксисты. И что дальше? Человека вот так встретили, он сюда приедет дальше? А дальше вы, наверное, все знаете — сервис в кафе, гостиницах, кражи и так далее. Многие мои знакомые, кто здесь работал, уезжают. Недавно проводили парня с девушкой — они менеджеры в ресторане, сами подняли ресторан, но в итоге сдались.

— А вы уедете?

— Я не уеду. Не дождутся. Мне здесь нравится, и друзья у меня здесь, вот детский футбольный клуб создаем, хотели садик построить, пока не дают. Ничего, настанут и наши времена.

 


Facebook Comments