Автор Тема: «Тбилисский поезд» снова опаздывает...  (Прочитано 1186 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн zindiosama

  • Герой
  • *****
  • Сообщений: 1890
  • Карма 316
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +1
Мамука Арешидзе – «предатель» или «пророк»?
 

 

На прошлой неделе в Грузии случилось то, что рано или поздно должно было случиться, – бурное обсуждение идеи о возможности признания официальным Тбилиси независимости Абхазии.
 
Было бы, впрочем, проявлением неосведомленности полагать, будто интервью тбилисского политолога, эксперта по вопросам Кавказа Мамуки Арешидзе газете «Резонанси», в котором это предложение прозвучало, стало первым случаем переноса разговоров об этом, неизбежно возникавших в грузинском обществе, что называется, «на кухне», в публичную плоскость. Еще с десяток лет назад кое-кто в Тбилиси предлагал «отпустить абхазов», говорил об этом по телевидению, в прессе. Материалы одной из бесед за «круглым столом», где звучала данная тема, были однажды перепечатаны и в нашей газете. Но в моей памяти не осталось имен пионеров той дискуссии в Грузии, которых в итоге заклеймили как «либерастов», «национал-предателей» и т.д. и если не навсегда, то очень надолго отбили у них охоту возвращаться к ней.
 
Но в последние годы, после признания независимости Абхазии и Южной Осетии Россией и еще рядом государств, после того, как ситуация с «восстановлением территориальной целостности Грузии» стала представляться для реалистически мыслящих в грузинской элите все более тупиковой, эта идея не могла не быть реанимирована.
 
Так, несколько месяцев назад, в №1 за этот год издающейся в Тбилиси газеты «Абхазский меридиан», руководитель Фонда развития человеческих ресурсов Грузии профессор Нодар Сарджвеладзе, отвечая на вопрос абхазского журналиста о том, какой, на его взгляд, вариант грузино-абхазского урегулирования был бы приемлем для обеих сторон, сказал, что видит его только в «перспективе вступления в Европейский Союз Грузии и Абхазии в качестве независимых субъектов и начале строительства отношений между ними как между членами единой европейской семьи».
 
Но высказывания Арешидзе прозвучали гораздо громче. Реакция в Грузии оказалась предсказуемой. В откликах в СМИ, чем дальше тем больше, преобладают элементы показательной порки.
 
Итак, суть предложения Мамуки: поскольку «процесс зашел в тупик», надо признать независимость Абхазии, но на обязательных условиях вывода с ее территории всех российских войск и возвращения всех грузинских «беженцев». При этом в последующих своих интервью-разъяснениях он говорил о прецедентах, «когда центральные власти сначала признали независимость своего конфликтного региона, а затем вернули территории обратно»; на территории Китая, мол, «существовало созданное японцами государство Маньчжоу-Го (но там была другая ситуация). Его признали 26 стран мира, но где сейчас Маньчжоу-Го? Его больше нет». (Для справки: марионеточное государство Маньчжоу-Го существовало в 1932-1945 гг. при поддержке Японии и прекратило существование после ее разгрома).
 
Впрочем, это не уберегло его, по собственному признанию, от «множества оскорблений, которые получил в процессе презентации» своей идеи. Вот выдержки из ряда откликов, которые мне довелось прочесть в грузинских СМИ. Один из самых мягких – историка-академика Марики Лорткипанидзе: «Мамука Арешидзе – умный мужчина. Вероятно, у него есть какая-то информация. К тому же он настоящий патриот. Но я все же считаю недопустимой тему признания Грузией независимости Абхазии... Признание Абхазии не может быть выгодным для Грузии. Но скажу одно: абхазы должны думать о том, что если они не будут в составе Грузии, или же будет такое же положение, как есть сейчас, или же если они присоединятся к России, или же они достигнут независимости, через несколько лет, то абхазов как апсуа не будет. Абхазы – грузины».
 
Вице-премьер-министр Грузии Гиорги Барамидзе считает несерьезной инициативу Арешидзе: «Я вообще не могу назвать таких людей экспертами. Компетенция и патриотизм таких людей для меня стоит под серьезным сомнением».
 
Председатель парламентской комиссии Шота Малашхия тоже возмущен. По его словам, «эта инициатива походит на то, если, к примеру, пять миллионов турок, которые проживают в Германии, устроят в какой-то части Германии этническую чистку, и после этого заявят, что это новое независимое турецкое государство, и после этого кто-то пожелает признать его независимость». (Думаю, что многие наши читатели не сразу и поймут, что он такое сказал. А сказал он то, что, по его убеждению, это не грузины интенсивно заселялись в Абхазию в последние полтораста лет, а... наоборот, абхазы приезжали откуда-то, тесня «коренное грузинское население»).
 
Представитель Национал-освободительного движения Тамар Чхеидзе сказала, что в свое время на признание Абхазии не осмелился ни Звиад Гамсахурдиа, ни Эдуард Шеварднадзе. Хотя обоим «поступали такие предложения, но они просто не осмелились». «А теперь считают, что спустя столько лет общество может быть подготовлено к этому, и они выпустили на сцену такого предателя, как Арешидзе".
 
Президент «клуба экспертов» Леван Кикнадзе и вовсе убежден, что против Мамуки Арешидзе должно быть возбуждено уголовное дело.
 
«Идея признания Абхазии со стороны Грузии содержит очень большую угрозу, и то, что эту тему поднял грузин, еще страшнее», - считает лидер партии «Имеди» Ирина Саришвили.
 
Что по этому поводу хочется сказать?
 
Прежде всего, то, что давным-давно стало очевидно: абхазский и грузинский национальные проекты грузино-абхазского урегулирования абсолютно не совпадают и в обозримом будущем не могут совпасть. И те, кто, решая эту «квадратуру круга», тешит себя и других некими «компромиссными вариантами», которые могли бы удовлетворить оба общества, просто витают в облаках.
 
Вот уже почти два десятка лет каждое из двух государств живет по своим собственным, отдельным проектам. Но если Абхазию статус-кво, в основном, удовлетворяет (время работает на нас), то в Грузии людям приходится выбирать: или, подобно дятлу, долбить в одну точку, повторяя заученные раз и навсегда идеологические клише типа «мы все равно объединим страну, и это будет мирным способом», или, видя всю лживость и бесперспективность данной риторики, пытаться предложить нечто новое. Подавляющее большинство предпочитает, конечно, первое: для этого, собственно, и ума никакого не надо, и для личной безопасности никакой угрозы оно не представляет. И лишь единицы, подобно Мамуке Арешидзе, пытаются предложить какую-то альтернативу.
 
Разумеется, нам тут не следует питать иллюзий: он пытается вернуть Абхазию в Грузию не мытьем, так катаньем, обходным маневром, и рассуждения о Маньчжоу-Го не оставляют в этом никаких сомнений.
 
Естественным образом возникает вопрос: а как же отреагировали на заявление Арешидзе в Абхазии? Складывается впечатление, что мало кто обратил на него внимание (пока лично мне довелось увидеть лишь комментарий Сократа Джинджолия на АТ). И не только потому, что внимание нашей общественности сосредоточено сейчас совсем на другом.
 
Первое, что тут приходит в голову: «тбилисский поезд» снова опаздывает, снова в Тбилиси плетутся в хвосте событий и начинают бурно обсуждать то, что в Абхазии уже потеряло актуальность и перестало, по большому счету, интересовать. Наверное, и те же «нейтральные документы», и дискуссия, если ее можно назвать таковой, ведущаяся сейчас в Грузии по предложению Арешидзе, могли бы вызвать внимание абхазского общества, скажем, в конце 90-х. А сегодня…
 
Да, конечно, признание со стороны Грузии сняло бы все вопросы по признанию Абхазии мировым сообществом, ее вступлению в ООН, сюда бы беспроблемно потекли инвестиции из многих стран… Но спросите сегодня у любого абхазского крестьянина, что он предпочтет: признание со стороны Грузии или возвращение к демографической ситуации двадцатилетней давности и ко всем этим бесконечным спорам, «кто тут хозяин». Ответ, думаю, очевиден: «Да шли бы они со своим признанием»... – скажет он.
 
Именно это постарался объяснить Мамуке в своем отклике грузинский конфликтолог Паата Закареишвили: «Они даже в кошмарном сне не могут представить признания Грузии в обмен на возвращение беженцев. Вероятно, господин Арешидзе не знаком с ситуацией в Абхазии и с тем, что для абхазов не приемлемы разговоры о возвращении беженцев».
 
А вот что написал по этому поводу грузинский журналист Тенгиз Пачкория: «Если он полагает, что признание Абхазии позволит получить добро от абхазской стороны и России на массовое возвращение сотен тысяч беженцев в Абхазию, то скажу прямо: значительное большинство беженцев не будут возвращаться на таких условиях в родные места. Это не потому, что они не уважают абхазов, а потому, что это для них фундаментальный вопрос – жить в составе Грузии или в составе другого государства. Возможно, какая-то часть беженцев и вернется в Абхазию в случае признания со стороны Тбилиси, но это не является решением кардинальных проблем Грузии».
 
Замечу только, что «уважение» тут, наверное, нипричем, но действительно есть данные опросов, которые проводили в Грузии международные организации, согласно которым лишь около пятой части грузинских беженцев-репатриантов решилось бы вернуться в Абхазию, если она будет вне юрисдикции Грузии. И напомню, что их желание или нежелание возвращаться – вопрос умозрительный.
 
И еще. О каком согласии на признание Тбилиси на предлагамых Арешидзе условиях можно говорить, если в Абхазии уже довольно давно рассуждают об опасностях такого признания даже без всяких условий! В №17 «Эха Абхазии» (24.05.2011) была напечатана (на абхазском языке) статья «В Абхазии опасаются признания Грузией». Речь шла о результатах исследования на тему «Экспертное мнение о перспективах международного признания Абхазии и роли Грузии», которое проводилось в прошлом году сотрудницами Центра гуманитарных программ в Сухуме Ардой Инал-ипа и Асидой Шакрыл. (На этапе сбора информации было 14 индивидуальных интервью и одна фокус-группа). Статья заканчивалась так: «Добавлю к этому, что я тоже был приглашен для участия в работе упомянутой здесь фокус-группы и хорошо помню, как одного из ее участников уже к концу беседы «озарило», и он начал горячо говорить, в противовес тому, что говорил раньше, об опасностях, подстерегающих Абхазию в случае признания ее независимости со стороны Тбилиси. Начнутся активные контакты, миграционные процессы… Если численность грузинского населения в Абхазии, скажем, вновь превысит число абхазов в 2,5 раза, как это произошло раньше, за несколько десятилетий экспансии с востока, то независимость РА станет фикцией. Все вернется на круги своя: бесконечная повсеместная полемика о том, «чья это земля», митинги и акции протеста... А проведенный через какое-то время референдум и вовсе может упразднить абхазскую государственность. Я с улыбкой заметил после выступления этого участника фокус-группы, что он может спать спокойно: в ближайшее время признание Грузией нам «не грозит» – ведь людям вообще, в том числе и тбилисским политикам, чаще свойственно мыслить не рационально, а эмоционально».
 
А ниже мы приводим мнения двух абхазских экспертов, к которым наша редакция обратилась с просьбой прокомментировать инициативу Арешидзе.
 
Виталий Шария
 
****
 

 
Интервью М. Арешидзе интересно и знаменательно тем, что он открыто рассуждает на табуированную в грузинском обществе тему. Хотя в последнее время еще, по крайней мере, два грузинских общественных деятеля упоминали в своих выступлениях возможность признания Абхазии для разрешения конфликта и европеизации Южного Кавказа.
 
Почему в общественное пространство Грузии стали вбрасываться такие нестандартные идеи? Ответ на этот вопрос очевиден: реалистам в Грузии и на Западе стало ясно, что Абхазия после августа 2008 г. уже не вернется в состав Грузии. Думаю, что это прекрасно понимает и президент Саакашвили. Однако его подходы по реагированию на «новые реалии», и рецепты, выписываемые такими экспертами, как Арешидзе, кардинальным образом отличаются.
 
Саакашвили сделал «возвращение Абхазии» одним из главных лозунгов своего президентства. Однако в последнее время он уклоняется от открытого разговора о перспективах выполнения своего обещания. Главная проблема для него сегодня – это объяснить населению, что Абхазия потеряна, оправдаться перед ним за провал политики по «реинтеграции Грузии». Саакашвили избрал совершенно деструктивный путь изоляции Абхазии от международного сообщества. Сегодня Грузия буквально набрасывается на те западные структуры и страны, которые пытаются наладить прямые контакты с Абхазией. Замысел Саакашвили прост: изолировав Абхазию, ее легче представить как «оккупированную Россией территорию», «марионетку Москвы», образование, лишенное шансов на демократизацию и в целом европейскую модернизацию. Тогда-то и можно будет сказать своему населению: «Мы не в силах вернуть Абхазию, так как нам мешает Россия, с которой и Запад-то не может справиться».
 
Мамука Арешидзе и ряд других экспертов, в том числе западных, видят, что политика официального Тбилиси направлена исключительно на прагматические цели сохранения у власти правящей элиты Грузии. Эксперты-реалисты прекрасно понимают, что «принцип территориальной целостности Грузии» – это набившее оскомину «заклинание», доказавшее свою неэффективность как инструмент разрешения грузино-абхазского конфликта. Поэтому чтобы хоть как-то «сохранить абхазов», наладить с ними коммуникацию и сотрудничество, а также решить проблему интеграции Грузии в НАТО и ЕС, лучше признать независимость Абхазии. В среде грузинских экспертов-либералов можно даже услышать такое суждение: «Какая разница для Грузии, как она войдет в ЕС? Лучше войти туда двум дружественным независимым государствам – Грузии и Абхазии, чем вообще потерять перспективы членства в условиях неразрешенного конфликта».
 
Конечно, никто в Грузии не хочет, чтобы Абхазия просто так получила признание, без каких-либо ответных обязательств. И здесь возникает важнейший вопрос, по которому мы еще даже не начали общественную дискуссию: а готовы ли мы обсуждать тему «цены признания», то есть тех уступок, на которые мы можем пойти ради признания?
 
В частности, согласимся ли мы возвратить «беженцев» в обмен на признание Грузии? Вряд ли.
 
Согласимся ли мы на некоторые территориальные уступки? Вряд ли вдвойне.
 
Ведь этот вопрос можно сформулировать иначе: нужно ли нам вообще признание Грузии? Не несет ли оно опасности для нашего общества? Готовы ли мы к нему? Уверен, что задай эти вопросы нашему населению, мы получим весьма неожиданные и неоднозначные ответы.
 
Кстати, интересующиеся могут обратиться к любопытному исследованию Арды Инал-Ипа и Асиды Шакрыл «Экспертное мнение о перспективах международного признания Абхазии и роли Грузии», выпущенное недавно Центром гуманитарных программ.
 
Ираклий Хинтба
 
******
 

 
Инициатива Арешидзе и грузинские комментарии по этому поводу в очередной раз демонстрируют, что грузинское общество не отдает себе отчета в том, что реально происходит в Абхазии. Грузины не понимают, что Абхазия давно живет своей жизнью, как любое состоявшееся государство. У нас много проблем, как у каждой постсоветской страны, но они не отменяют постепенного движения к подлинной экономической и политической независимости. Достижение этой цели зависит от самих абхазских граждан, от нашего трудолюбия и настойчивости.
 
Что касается влияния России, то оно, конечно, существует, но в современном мире все государства в той или иной мере взаимозависимы – напомню хотя бы о колоссальной денежной помощи Евросоюза Греции. Нам такие миллиарды и не снятся.
 
Инициатива Арешидзе хороша лишь тем, что позволила бы Грузии политически оформить ситуацию де-факто.
 
Все, поезд ушел, и надо смириться с этим, выстраивая отношения с Абхазией на равноправных началах.
 

 
Надежда Венедиктова

ЭХО АБХАЗИИ, 28.06.2011

http://era-abkhazia.org/data/echo/2011/echo_21.pdf

деньги освещают ад, артиллерия - спящий город

только  переступая через русские трупы человечество обретет свободу

если твой желудок берет верх над разумом - ты больше не человек

 


Facebook Comments