Автор Тема: Грузино-германскон воен.сотрудничество и Грузинский легион  (Прочитано 5717 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Истоки германо-грузинского военного сотрудничества

Грузино-германское сотрудничество во Второй мировой войне уходит своими корнями в период Великой войны 1914-1918 гг., когда руководящими кругами кайзеровской Германии было принято решение поддержать грузинское национальное движение, ставящее целью освобождение Грузии от власти Российской империи и восстановление ее независимости. В частности, наряду с созданием в Берлине политической структуры, исполняющей роль правительства в изгнании, - комитета независимости Грузии, под эгидой германской армии была создана добровольческая военная часть, - Грузинский легион (Georgien Legion), целью которого являлось участие в боевых действиях на Кавказском фронте на стороне германо-турецких войск.
После произошедшего в Петрограде большевистского переворота и последовавшего за ним провозглашения Грузией своей независимости 26 мая 1918 г., спустя два дня был заключен германо-грузинский договор, предусматривающий, помимо прочего, оказание Германией помощи Грузии, в том числе, и в деле создания национальной армии. Особо важную роль, в развитии германо-грузинских взаимоотношений играл представитель МИДа Германии в Грузии, полковник граф Вернер фон дер Шуленбург. Расквартированные в Тбилиси части германской армии под командованием генерала Кресса фон Крессенштейна сыграли важную роль в урегулировании грузино-турецких взаимоотношений, а также в стабилизации внутриполитической ситуации в Грузии.
При этом отношения между грузинскими и германскими военными не пресеклись и после окончания Первой мировой войны, и вывода германских войск из Грузии.
Хотя основные центры грузинской военной эмиграции, после советизации Грузии в 1921 г. находились в Париже и Варшаве, а вынужденные покинуть страну курсанты Тбилисской юнкерской школы в период между двумя мировыми войнами служили в вооруженных силах Франции и Польши, их значительное количество по понятным причинам откликнулась на призыв германского командования в 1941 г. принять участие в антибольшевистском походе Вермахта на Восток.
Грузинские военные, как и их германские коллеги рассматривали возобновление германо-грузинского военно-политического сотрудничества естественным продолжением сложившейся исторической традиции. Следует особо отметить, что позиция руководства Вермахта в отношении Грузии, значительным образом обуславливалась особым геополитическим положением страны, ее крайне важным местом в геостратегических и геоэкономических планах Германии.
Играя ключевую геополитическую роль в кавказском регионе, Грузия рассматривалась германским генералитетом как с военно-стратегической точки зрения, - в качестве страны, являющейся дверью на Ближний Восток, - так и важнейшей транзитной геоэкономической артерии в деле обеспечения Германской империи столь необходимым для нее природным топливом Каспийского региона.
Одним из способов привлечения на сторону Германии представителей народов Кавказа, стало создание национальных легионов, в качестве ядра военных формирований будущих кавказских государственных образований, находящихся под протекторатом Третьего рейха. При этом, в отличии от нацистского политического руководства, слепо следующих расистским установкам Гитлера и не дающих никаких конкретных обещаний относительно будущего устройства и политического статуса кавказских народов, реалистично мыслящие представители военного руководства Германии, стремились к налаживанию по возможности равноправных отношений с народами Кавказа.
Свидетельством этого является например тот факт, что летом и осенью 1942 г. на занятом германскими войсками Северном Кавказе, в результате политики проводимой командующим группой армий "А" генерал-полковником Э. фон Клейстом не было случаев дикости и жестокости столь частых в других регионах Советского Союза. Крестьянам даже возвратили землю, некогда отнятую у них советской властью. В связи с этим американский исследователь С.Митчем подчеркивает, что "гуманная политика Клейста оказалась весьма успешной, и если бы она применялась везде на Восточном фронте, исход войны мог бы быть другим…".

Центры и этапы формирования частей Грузинского легиона

В организационном отношении, создание национальных легионов из представителей народов Кавказа началось в декабре 1941 г., когда стала очевидной вызванная личными военными просчетами Гитлера неудача германских войск под Москвой, и возникшая перед Вермахтом перспектива затяжной войны. Кроме того, в планируемой на весну 1942 г. германским командованием военной компании на Юге России, кавказскому региону, в силу упомянутых геополитических и геоэкономических причин была отведена центральная роль.

Приказ о создании Грузинского легиона был отдан под грифом совершенно секретно 8 февраля 1942 г. В отличие от других кавказских частей, в создании Грузинского легиона ведущую роль играл не немецкий кадровый персонал, а прогермански настроенные грузины-эмигранты, во главе с полковником армии независимой Грузии, бывшим тбилисским генерал-губернатором Шалвой Маглакелидзе, еще в 1918 г. сумевшим установить особо доверительные отношения с представителями германского командования в Грузии.
Эмигрировав из Грузии в 1923 г., Маглакелидзе возобновил отношения с германскими военными кругами в 1934. Будучи с 1937 г. кадровым офицером германской военной разведки - Абвера, он в конце 1941 г. был направлен в Польшу, в качестве фактического командира формирующегося Грузинского легиона. (Позднее, в 1944 г. Маглакелидзе было присвоено звание генерал-майора Вермахта).


Полковник Ш.Маглакелидзе. Восточный фронт, конец 1941 г., г.Чернигов. Обратите внимание на носимые им погоны периода службы в армии независимой Грузии и нарукавный щиток Грузинского легиона. В данное время основной задачей полковника являлся набор добровольцев-грузин в германских лагерях для военнопленных, - с целью обеспечения личного состава для формирующихся батальонов Грузинского легиона.


По ходатайству Маглакелидзе германским командиром Грузинского легиона был назначен бывший пилот Люфтваффе, капитан (впоследствии майор) Хуссель. После перевода последнего в Северокавказский легион, в августе 1942 г. эту должность недолго занимал обер-лейтенант Брайтнер, однако с осени того же года, командиром Грузинского легиона становится уроженец Австрии подполковник Махтс.
Руководящим органом в деле создания восточных (в том числе Грузинского) легионов на территории Польши с 18 февраля 1942 г. являлся штаб формирования Восточных легионов (Aufstellungsstab der Ostlegionen), в начале 1943 г. переименованный в Командование Восточных легионов (Kommando der Ostlegionen). Командиром центра по формированию Восточных легионов в Польше с сентября 1942 г. являлся генерал-майор Ральф фон Хайгендорф, которому в служебном отношении, были подчинены командиры отдельных национальных легионов.
Как позднее вспоминал в своих мемуарах Ш.Маглакелидзе, на начальном этапе, вследствие недостатка грузинского личного состава, для вербовки которого в германских лагерях для военнопленных требовалось определенное время, в состав формирующегося первого батальона Грузинского легиона, помимо этнических грузин, были введены также представители различных горских народов из западной и центральной части Северного Кавказа: адыги, балкарцы, карачаевцы, кабардинцы, черкесы, осетины.
В дальнейшем, в результате значительного наплыва грузинских добровольцев, завербованных Маглакелидзе в лагерях для военнопленных, приказом от 2 августа 1942 г. из состава Грузинского легиона были выделены представители горцев Северного Кавказа, составившие совместно с дагестанцами и чеченцами (до тех пор вместе с азербайджанцами входившими в Кавказско-магометанский легион) отдельный Северокавказский легион Вермахта.
Штаб и учебный лагерь Грузинского легиона находились под Варшавой, сначала в Крушине, а затем, - с августа 1942 г., - в Весоле.
В структурном отношении каждый полевой батальон Грузинского легиона имел в своем составе 3 стрелковые, пулеметную и штабную роты по 130-200 человек в каждой. В стрелковой роте - 3 стрелковых и пулеметный взводы, в штабной - взводы противотанковый, минометный, саперный и связи. Общая численность батальона составляла 800-1000 солдат и офицеров, в том числе до 60 человек германского кадрового персонала: 4 офицера, 1 чиновник, 32 унтер-офицера и 23 рядовых.
Воинские звания и знаки различия Грузинского и прочих национальных легионов были утверждены приказом № 2380/42 от 2 июня 1942 г. Было установлено 8 званий по занимаемым должностям: легионер, заместитель командира отделения, командир отделения, заместитель командира взвода, командир взвода, заместитель командира роты, командир роты, командир батальона.
В связи с этим необходимо отметить, что данная система на деле оказалась малоэффективной. Это касалось прежде всего правового статуса грузинских военнослужащих и представителей германского кадрового персонала. В частности, помимо того, что как мы уже отмечали Грузинский легион находился под совместным командованием грузинского и германского командиров, во главе полевых батальонов легиона вплоть до 1944 г. стояли в основном германские офицеры. Хотя Главное командование сухопутных войск (ОКХ) определенно высказалось в пользу того, чтобы должности командиров отделений, командиров взводов и по возможности, командиров рот комплектовались представителями местных национальностей, в реальности их компетенция оставалась довольно ограниченной. Прежде всего потому, что германские фельдфебели, приставленные к ним в качестве "советников", обладали гораздо более широкими правами, что, в свою очередь вело к пересечению функций и в итоге негативно сказывалось на взаимоотношений и координации действий грузинского и германского персоналов.


Церемония освящения батальонных (традиционных) знамен Грузинского легиона. Польша, Весола, 1943 г. 26 мая. Обратите внимание, что при освящений батальонных знамен, Германский командир легиона подполковник Махтс прикладывает их не только к военному знамени рейха, но и к знамени Грузинского легиона находящемуся в руках стоящей особняком группы легионеров. В данном случае освящаются знамена 795-го ("Шалва Маглакелидзе"); 797-го ("Георгий Саакадзе") и 798-го ("Царь Ираклий II") батальонов.В центре в черкеске, - Грузинский командир легиона полковник Ш.Маглакелидзе.

Отрицательное влияние оказывал также тот факт, что военнослужащим Грузинского и других легионов, в отличие от германского кадрового персонала на первоначальном этапе не было предоставлено постоянных воинских званий. Согласно упомянутому приказу от 2 июня 1942 г. воинские звания предоставлялись легионерам в соответствии с занимаемой должностью, в случае потери которой, легионеры автоматически лишались соответствующего воинского звания.
В дополнении к этому, при вступлении в легион бывшим офицерам Красной армии, (поскольку планка требований предъявляемых к профессионализму офицеров в Вермахте была выше), не сохранялись звания, раннее полученные ими в РККА. Для получения должностей командира отделения (группенфюрера - gruppenfuhrer), командира взвода (цугфюрера - zugfuhrer) и командира роты (компанифюрера - companiefuhrer) требовалось пройти двухнедельную подготовку на находящихся в Легионове унтер-офицерских курсах.
Западногерманский военный историк Й.Хоффман, в своей классической книге о восточных легионах Вермахта с сожалением отмечает, что постановлением от 24 апреля 1942 г. допускалась даже возможность служебного подчинения местных командиров взводов, заместителей командиров и командиров рот германским унтер-офицерам. По словам автора, вряд ли содержащееся в том же постановлении предписание с максимальным вниманием относиться к чувству собственного достоинства легионеров, могло существенно сгладить негативные последствия подобной практики.
В связи с этим необходимо отметить, что ответственность за подобную дискриминационную политику, целиком падает на занимавшихся данной проблемой высокопоставленных партийных функционеров Третьего рейха. В частности, министр по делам оккупированных восточных территорий А.Розенберг, прямо указывал на необходимость занятия офицерских должностей в восточных легионах исключительно немцами.
Подобное положение частично отразилось и на знаках различия, введенных тем же приказом для Грузинского и других легионов. В частности, для Грузинского легиона были введены петлицы малинового цвета с серебряным галуном и погоны германского образца из сукна темно-зеленого или мундирного цвета с малиновой выпушкой и серебристыми лычками (у командира взвода - два продольных галуна). При этом, чины, занимающие офицерские должности (от заместителя командира роты и выше), носили узкие серебряные погоны, как у зондерфюреров (чиновников) Вермахта.
Впоследствии Маглакелидзе вспоминал, что подобная порочная практика, (прежде всего отказ предоставить грузинским офицерам право носить германские военные погоны, и таким образом, фактически уравнять их в правах с германским кадровым персоналом) отмененная лишь в конце мая 1943 г. часто приводила к неприятным, а порой и трагичным последствиям. Так например, вспоминая о командире пулеметной роты 795-го грузинского батальона, бывшем майоре Красной армии С.Ломтатидзе, Маглакелидзе отмечает, что для него, профессионального кадрового военного, самым неприятным и унизительным был факт неотдания ему воинской чести со стороны представителей германского кадрового персонала батальона:
"В Красной армии я был майором и командовал полком в Туркестане, - жаловался Ломтатидзе. Сейчас мне дали всего лишь чин лейтенанта. Но раз так, - пусть мне дадут погоны настоящего германского лейтенанта. Немцы без них не отдают мне честь".
Лишь после битвы за Кавказ, в соответствии с приказом организационного отдела Генерального штаба ОКХ № 14124/43 от 29 мая 1943 г. введенные раннее звания для легионеров, временно предоставляемые им на основе занимаемых должностей, были заменены на постоянные, закреплявшиеся за их владельцами вне зависимости от их должностного положения: Доброволец, ефрейтор, унтер-офицер, фельдфебель, лейтенант, обер-лейтенант, капитан, майор, подполковник, полковник. С 29 декабря 1943 г. к ним прибавилось три генеральских чина: генерал-майор, генерал-лейтенант и генерал.


Один из командиров рот, созданных на Украине батальонов Грузинского легиона, проходивших летом 1943 г. боевую подготовку в Нойхаммере. Одет в тропическое обмундирование Вермахта (без петлиц), использовавшееся в частях сражавшихся или несших охранную службу в областях СССР с субтропическим климатом (Кавказ, Крым).

Вне всякого сомнения, в случае уравнивая легионеров в правах с германским кадровым персоналом еще до битвы за Кавказ, взаимоотношения германских и грузинских военнослужащих Грузинского легиона в боевых условиях были бы несравненно более крепкими, что со своей стороны, позволило бы избежать, например, случая дезертирства из сражающегося под Туапсе 796-го грузинского батальона группы легионеров под командованием командира роты В.Чичинадзе, в результате чего было принято решение о реорганизации данного батальона в дорожно-строительную часть.
Главными отличительными знаками Грузинского легиона была черно-бело-малиновая кокарда грузинских национальных цветов и нарукавный знак в виде фигурного щитка с изображением грузинского национального знамени и немецкой надписью сверху - Georgien (Грузия).

Поскольку, с формальной точки зрения грузинский и прочие восточные легионы, являлись воинскими частями обладающими статусом союзных войск, по ходатайству верховного командования Вермахта 14 июля 1942 г. для них были учреждены особые знаки отличия, которые должны были заменить предназначенные для награждения германских военнослужащих Вермахта Железный крест и Крест за военные заслуги. В частности, изготовленный из цинкового сплава "знак за храбрость и заслуги для восточных народов" (Tapferkeits - und Verdienst-Auszeichnung fur den Ostvolker) подразделялся на два типа, - с мечами ("за храбрость", т.е. за боевые заслуги) и без мечей ("за заслуги" вручающийся легионерам за небоевые заслуги). Имел два класса и 5 степеней.
Носимый на зеленой ленте с белыми узкими полосками у краев знак "за храбрость" II класса ("в серебре") был равноценен Железному кресту II класса, а крепившийся на булавке к левому нагрудному карману мундира знак "за храбрость" I класса ("в серебре"), - соответственно Железному Кресту I класса.
Аналогичным образом, знаки "за заслуги" ("в серебре") упомянутых классов, были равноценны II и I классу Креста военных заслуг.
Правом награждения обладали командиры воинских соединений от командира дивизии включительно, а также командиры отдельных частей.
При этом, знаками "в серебре" "за храбрость" обеих классов, помимо легионеров, с конца октября 1942 г. могли быть награждены и немцы, - представители кадрового персонала данных частей. Для награждения этим знаком германских военнослужащих, последним необходимо было сперва получить Железные кресты II и I класса.
Несмотря на тот факт, что награждение бойцов Восточных легионов германскими боевыми наградами было официально разрешено лишь в феврале-марте 1944 г., известны многочисленные случаи награждения военнослужащих Грузинского легиона Железными крестами II и I класса. В частности, - за успешные действия в битве за Кавказ.
В подготовительном лагере Грузинского легиона расположенном в Бяла-Подляске прибывшие из лагерей для военнопленных будущие легионеры разбивались по ротам, взводам и отделениям и приступали к обучению, включающую на первом этапе общефизическую и строевую подготовку, а также усвоение германских команд и уставов.
По завершении начального курса обучения новобранцы переводились в формирующиеся батальоны, где получали стандартное обмундирование, снаряжение и вооружение переходя к тактической подготовке и изучению материальной части оружия.
На вооружении батальонов имелись три противотанковые пушки (45-мм), 15 легких и тяжелых минометов, 52 ручных и станковых пулемета, винтовки и автоматы. Оружие в основном предоставлялось со складов трофейного советского вооружения.
Военная и политическая подготовка солдат завершалась коллективной присягой (в Грузинским легионе, в отличие от других добровольческих формирований Третьего рейха присяга приносилась не лично рейхсканцлеру и верховному главнокомандующему Вермахта Адольфу Гитлеру, а грузинской земле) и вручением батальонного знамени. После этого батальоны отправлялись на фронт, а в освободившихся лагерях приступали к формированию новых частей.
Так среди "первой волны" отправленных осенью 1942 г. на фронт батальонов Восточных легионов находились 795-й и 796-й батальоны Грузинского легиона. Последовавшая за ней летом 1943 г. "вторая волна" включала в себя 4 грузинских - (797-й, 798-й, 799-й и 822-й) полевых батальона. И, наконец, в "третьей волне" во второй половине 1943 г. находилось два грузинских батальона - (823-й и 824-й).
При этом небезынтересно отметить, что созданным в Польше батальонам Грузинского легиона с 26 мая 1943 г. присваивались собственные наименования. Сравнивая имеющиеся грузинские и германские источники, возможно установить нумерацию и наименования батальонов: - 795-й "Шалва Маглакелидзе"; 797-й Георгий Саакадзе"; 798-й "Царь Ираклий II"; 799-й "Давид Строитель"; 822-й Царица Тамара"; 823-й "Шота Руставели"; 824-й "Илья Чавчавадзе". (второй, - 796-й батальон, - еще в начале 1943 г. был переформирован в дорожно-строительную часть из-за дезертирства из него на кавказском фронте под Туапсе группы легионеров). Из общего числа созданных в Польше восьми грузинских батальонов, в битве за Кавказ, приняли участие два первых батальона Грузинского легиона, - 795-й и 796-й, приданные германским дивизиям, наступавшим в направлении Владикавказ - Тбилиси и Туапсе - Сухуми.
Хотя основной центр формирования батальонов Грузинского легиона находился в Польше, куда, по приказу организационного отдела Генерального штаба Сухопутных сил с весны 1942 г. направлялись все захваченные войсками групп армий "Север" и "Центр" военнопленные грузинской национальности, приказом от 9 мая 1942 г. в группе армий "Юг" решено было создать еще один центр формирования Восточных (в том числе и Грузинского) легионов.
Данное решение Германского командования объяснялось тем, что в результате весеннего наступления Германских войск, количество военнопленных из числа народов Кавказа, - в том числе и из советских национальных дивизий, в основном дислоцирующихся на южном участке фронта, - стремительно возрастало. В результате этого единственный центр формирования восточных легионов в Польше, оказался не в состоянии справиться со стремительным наплывом военнопленных соответствующих национальностей. Кроме того, считалось нецелесообразным транспортировать такую массу людей на Запад для того, чтобы после формирования из них боевых частей вновь перебрасывать их на южный участок фронта, где весной и летом 1942 г. планировалось широкое применение добровольческих батальонов.
Новый центр формирования восточных легионов, созданный на базе штаба 162-й пехотной дивизии, расформированной из-за больших потерь на фронте, возглавил один из самых загадочных и интересных офицеров Абвера, полковник (с 6 сентября 1942 г. генерал-майор) д-р Оскар Риттер фон Нидермайер, пользующийся репутацией одного из опытнейших специалистов по делам Ближнего Востока и России.
Как полагают исследователи, именно фон Нидермайер, в период Первой мировой войны прославившийся своей разведывательной экспедицией в Афганистан, с целью склонить афганцев к восстанию против Британской империи, в мае 1918 г. решающим образом повлиял на решение генерала Э.Людендорфа направить в Грузию военную миссию генерала Кресса фон Крессенштейна. В 1921-1932 гг. фон Нидермайер являлся неофициальным представителем Рейхсвера в СССР. Как подчеркивает американский исследователь С.Митчем: "Нидермайер не стеснялся в критике нацистской политики на Востоке, согласно которой негерманские народы Советского Союза считались недочеловеками".
Подчиненные ему новые центры с учебными лагерями были созданы на территории Полтавской области. В частности, Грузинский легион располагался на территории Гадяча. Командирами создаваемого в Гадяче Грузинского легиона являлись подполковник Ристов, затем подполковник д-р. Маус, подполковник Хайне и на завершающем этапе, - подполковник Линде.
При этом, в отличие от центров формирования восточных легионов в Варшаве, где германский кадровый персонал придавался батальонам легионов на постоянной основе и не возвращался обратно в предоставившие их германские дивизии, в данном случае, - согласно приказу организационного отдела Генерального штаба сухопутных сил, - дивизии, в которые позднее предполагалось включить батальоны формируемых на Украине легионов, обязаны были сами предоставить кадровый персонал для обучения легионеров.
Таким образом, поскольку создаваемые на Украине батальоны легионов народов Кавказа предполагалось использовать исключительно в полосе группы армий "А", наступающей на Северный Кавказ и Закавказье, дивизии данной группы армий в кратчайший срок были обязаны предоставить кадровый персонал для обучения легионеров своих будущих батальонов.
Исходя из этого, в нумерации формирующихся батальонов Грузинского и других кавказских легионов арабская цифра указывала номер дивизии, в которую предполагалось включить данную часть а римская, - порядковый номер батальона. Например, нумерация грузинского горнострелкового батальона II/4 указывала на то, что он входит в состав 4-й горнострелковой дивизии и при этом является вторым батальоном, созданным на Украине для данного соединения Вермахта. Первым батальоном, сформированным для 4-й горнострелковой дивизии, был горнострелковый батальон I/4 Азербайджанского легиона.
Всего с мая 1942 г. по май 1943 г. на Украине удалось сформировать четыре батальона Грузинского легиона. Номера: I/1 горнострелковый; II/4 горнострелковый; I/9 и II/198. На сегодняшний день неизвестно, носили ли эти батальоны собственные наименования наподобие частям Грузинского легиона, сформированным в Польше.
В мае 1943 г. центр формирования Восточных легионов на Украине был преобразован в экспериментальную 162-ю Тюркскую пехотную дивизию, командиром которой был назначен генерал-майор фон Нидермайер. Базой для ее создания послужили находящиеся в стадии формирования батальоны Восточных легионов, в том числе, - два грузинских пехотных батальона. (№№ III/9 и II/125 ).
Хотя по мнению отдельных авторов, в состав 303-го пехотного туркестанского полка 162-й дивизии до конца войны входил грузинский горнострелковый батальон I/1, который, вопреки первоначальным замыслам так и не был отправлен осенью 1942 г. на Кавказский фронт в воюющую под Туапсе 1-ю горнострелковую дивизию, данные недавно опубликованные Г.Габлиани не подтверждают этого предположения.
В частности, по сведениям Габлиани, бывшего в это время руководителем военного отдела грузинского союзного штаба, в обязанности которого входило поддерживать регулярные контакты с дислоцированными на разных участках фронта грузинскими добровольческими частями, после переброски 162-й дивизии летом 1943 г. на тренировочный полигон в Нойхаммер (Силезия), где и было завершено ее формирование, "в составе дивизии остались лишь туркестанские и азербайджанские солдаты. Легионеры остальных национальностей были переведены в находящийся в Польше центр формирования Восточных легионов". Это же подтверждает в своих мемуарах и Маглакелидзе.
В заключение необходимо отметить, что хотя основной целью центра формирования Восточных легионов на Украине было своевременное обеспечение создания батальонов Грузинского, Азербайджанского и Армянского легионов для наступающих на Кавказе летом и осенью 1942 г. германских дивизий, - в результате объективных причин (прежде всего слишком позднее время создания самого центра), предназначенные для Кавказского театра военных действий грузинские батальоны I/9 и II/4 были сформированы и прибыли на Кавказский фронт лишь в декабре 1942 - январе 1943 г. Вследствие того, что с 1 января 1943 г. началось вызванное Сталинградской катастрофой общее отступление германских войск с Кавказа, упомянутые батальоны были приданы дивизиям армейской группы "А", находящимся на кубанском участке фронта. В частности, батальон I/9 был введен в состав 9-й пехотной дивизии Вермахта (северо-западнее Новороссийской бухты). Прибывший в это же время из Крыма батальон II/4, дислоцировался в тылу 17-й армии на Таманском полуострове. В марте - апреле 1943 г., после недолгого нахождения на Кубани, оба формирования были выведены в Крым, где использовались на охране южного побережья полуострова.
Следует подчеркнуть, что среди участвующих в битве за Кавказ пяти грузинских батальонов, наиболее боеспособным оказалось созданное под эгидой Абвера кавказское соединение особого назначения "Бергманн", а также сформированный в Польше первый, - 795-й полевой батальон Грузинского легиона. На них мы подробно и остановимся.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Кавказское соединение особого назначения "Бергманн"

Созданный по личной инициативе обер-лейтенанта (с июля 1942 г. капитана) Абвера, проф. Т.Оберлендера кавказский батальон особого назначения "Бергманн", по структуре и поставленным перед ним задачам существенно отличался от входящих в Грузинский легион других полевых батальонов Германской армии. Идея создания данного соединения возникла у Оберлендера еще в октябре 1941 г., в связи с планируемыми предстоящими операциями Вермахта на Кавказском театре военных действий. Созданному из уроженцев Кавказа соединению особого назначения предполагалось поручить осуществление воздушно-десантной операции, по овладению имеющим стратегическое значение Крестовым перевалом (2382 метров над уровнем моря) на Военно-грузинской дороге. В случае успеха операции, по замыслу командования, германским войскам не составляло бы труда преодолеть Кавказский хребет между Владикавказом и Тбилиси.

Идея получила личное одобрение начальника Абвера адмирала Канариса, поручившему Оберлендеру сформировать из военнопленных соответствующих национальностей соединение особого назначения на уровне батальона.
В результате личного посещения лагерей для советских военнопленных, Оберлендером и его заместителем, уроженцем Тбилиси зондерфюрером В.фон Кутченбахом на основе тщательного отбора было завербовано около 700 грузин, азербайджанцев, северокавказцев и армян. Помимо советских военнопленных, в соединение было включено около 130 грузин-эмигрантов, в основном бывших военнослужащих французской армии, составлявших специальное подразделение Абвера "Тамара - II". Германский кадровый персонал, в отличие от полевых батальонов восточных легионов вермахта составлял не менее 300 отборных офицеров, унтер-офицеров и солдат. Местом создания соединения являлся учебно-тренировочный полигон


Лейтенант грузинского батальона "Бергманн-I". Обратите внимание на неофициальную эмблему соединения в виде кавказского кинжала укрепленную на левой стороне носимого офицером кепи германских горных егерей. Как сообщает один из офицеров батальона, - Г.Габлиани, - первоначально данный кинжал была предложен заместителем командира "Бергманна" зондерфюрером В.фон Кутченбахом в качестве эмблемы инструкторов батальона.

Нойхаммер (Силезия). Там входившие в соединение кавказцы получили обмундирование германских горных егерей. Разница состояло лишь, в том, что в отличие от солдат горнострелковых частей Вермахта, носивших на левой стороне своих кепи (Bergmutze) знак в форме цветка эдельвейса, военнослужащие "Бергманна" прикрепляли туда металлическую эмблему в виде кавказского кинжала, - неофициальный знак соединения.
На вооружении имелось в основном легкое оружие: ручные пулеметы, ротные минометы, противотанковые ружья и карабины германского производства.
Уникальность батальона заключалась и в том, что в отличие от обычных частей Вермахта, военнослужащие соединения принесли клятву верности не лично Адольфу Гитлеру, а вооруженным силам Германского рейха.
Начиная с марта 1942 г. соединение было переброшено в учебно-тренировочный лагерь Люттензее под Миттенвальдом, где в течение четырех месяцев, в условиях максимально приближенных к кавказским проходило усиленную горнострелковую подготовку. 7-8 июля в Люттензее Адмирал Канарис лично проинспектировал соединение.
К концу июля 1942 г. соединение было готово к боевым действиям. К этому времени, батальон включал в себя около 1200 человек, - 900 кавказцев и 300 немцев. В структурном отношении батальон состоял из штаба с группой пропаганды, пяти стрелковых рот (1-я, 4-я и 5-я грузинские, 2-я северокавказская, 3-я азербайджанская, а также одного армянского взвода).
Отправленный 28 июля 1942 г. на Кавказский театр боевых действий, батальон "Бергманн" был придан 1-й танковой армии, ведущей бои западнее и восточнее Эльбруса. Поскольку вследствие создавшейся оперативной обстановки, данное соединение не могло быть использовано в соответствии с первоначальными замыслами германского командования (десантирование с целью овладения Крестовым перевалом), командиром батальона Оберлендером, совместно с начальником штаба 1-й танковой армии решено было использовать роты "Бергманна" отдельно друг от друга, на разных направлениях. При этом мобильные группы батальона применялись в разведывательно-диверсионных, пропагандистских и антипартизанских операциях.
В первых случаях приоритетное внимание уделялось захвату стратегических военных и промышленных объектов, взятие которых до их разрушения отступающими частями Красной армии имело огромное значение для наступательных операций Вермахта на Кавказе.
В частности, в сентябре 1942 г. одна из диверсионных групп "Бергманна" переодетая в форму военнослужащих Красной армии взорвала мост в районе Минеральных Вод, помешав отходу дезорганизованных частей Красной армии. Другая - захватила мост в районе Пятигорска и удерживала его до подхода германских танков. Третья, - проникнув в Майкоп и, создав на дороге пробку, внесла дезорганизацию в ряды отходящих частей Красной армии.
В упомянутых диверсионных операциях, по данным грузинских и германских источников эффективно проявили себя грузинские солдаты "Бергманна". Так, например, за боевые заслуги при проведении спецоперации по захвату моста в районе Пятигорска, один из солдат соединения, - Г.Надараиа, - был награжден Железным крестом II степени, а впоследствии, после гибели во время разведовательно-диверсионной операции по захвату разведпункта советского батальона был посмертно награжден Железным крестом I класса.
Поскольку основной стратегической целью германского наступления на Кавказе являлся захват нефтяных месторождений Майкопа, Грозного и Баку, в августе-сентябре 1942 г. легионеры "Бергманна" приняли активное участие в разведывательно-диверсионных акциях по осуществлению операции, носившей кодовое название "Шамиль". Целью данной операции был захват нефтеперегонных заводов подготовленных к уничтожению отступающими частями Красной армии. Несмотря на ошибку пилота Люфтваффе при выброске парашютной группы, солдатам соединения все же удалось захватить Майкопский нефтеперегонный завод и удержать его до подхода танковых дивизий Вермахта.
Следует особо остановиться на попытке германского командования с помощью спецподразделения обер-лейтенанта Г.Ланге, состоявшего в основном из дагестанских и чеченских бойцов "Бергманна", захватить Грозненский нефтеперерабатывающий завод. Группа состоявшая из 10 немцев и 15 кавказцев было сброшена на парашютах в униформе Вермахта в районе объектов нефтедобычи г. Грозного, в полосе наступления германских дивизий. Расчетное время подхода немецкого авангарда составляло от 3-х до 8 суток. Так как время подхода передовых частей Вермахта точно не могло быть установлено, в Абвере с тщательностью отнеслись к экипировке и снаряжению бергмановцев. Кроме оружия, боеприпасов и продовольствия группа была оснащена альпинистским снаряжением, палатками, картами-двухверстками и коротковолновой переносной радиостанцией. По поступившей в Абвер-I информации в данном регионе действовали повстанческие отряды чеченцев и германское командование рассчитывало, что именно они и возьмут под охрану упомянутые объекты. Кроме этого, существовала настоятельная необходимость скоординировать деятельность чеченских партизан с действиями германского командования.


Подразделение кавказского соединения особого назначения "Бергманн" во время горнострелковой подготовки в Миттенвальде. Весна 1942 г. Обратите внимание на вытесанное из массивного куска дерева изображение кавказского кинжала, (неофициальной эмблемы соединения) наложенное на фоне также сделанного из дерева восходящего солнца, - судя по всему, - символизирующего независимость народов Кавказа.

В связи с этим необходимо отметить, что уже 22 июня 1941 г., в день начала германо-советской войны чеченские повстанцы, как пишет в своих мемуарах Абдурахман Авторханов, - от имени Горной Чечни объявили войну Советскому Союзу. На сегодняшний день, из рассекреченных и опубликованных в России в 1993 г. материалов НКВД СССР известно, что после начала войны, с целью общей координации деятельности повстанческих отрядов Чечни, в январе 1942 г. под руководством одного из лидеров чеченского сопротивления тех лет, - Х. Исраилова (Терлоева) была создана военно-политическая организация - Особая Партия Кавказских Братьев. Целью данной организации, как записано в ее уставе принятом на учредительном собрании ОПБК, созванном 28 января 1942 г. в г. Орджоникидзе являлось:
"Объединить все антисоветские организации и группировки в единую братскую партию ОПБК и расширить эту партию по всему Кавказу.
Обеспечить полную дезорганизацию тыла остатков советской военщины на Кавказе, ускорение гибели большевизма на Кавказе и действовать во имя поражения России в войне с Германией.
Создать на Кавказе свободную братскую Федеративную республику - государств братских народов Кавказа по мандату Германской Империи".
Согласно архивным данным, на проведенных 10 ноября 1941. г. совещаниях нелегальной организации в 41 антисоветски настроенных аулах Чечни, присягу ОПБК приняло 5000 повстанцев. На территории Чечено-Ингушетии было организовано 8 повстанческих округов насчитывающих 24970 человек. Ряд членов данной организации, поддерживающих связи с резидентурой Абвера в г. Орджоникидзе были внедрены в руководящие структуры, в том числе Наркомат внутренних дел Чечено-Ингушской АССР.
Несмотря на то, что десантируемая группа "Бергманна" понесла потери от огня роты охранения Грозненского нефтеперегонного завода, обстрелявшей парашютистов еще в воздухе, а попытка прорыва германских войск к Грозному 25-27 сентября окончилась неудачей, отряд с помощью чеченских повстанцев ушел от преследования. Обер-лейтенанту Ланге вместе с остальными членами своей группы удалось встретится с руководителями чеченских повстанческих отрядов, в том числе и с Генеральным секретарем ЦК ОПБК Х.Исраиловым (Терлоевым). Договорившись с ними о дальнейших действиях группа Ланге с боями прорвалась к своим через линию советско-германского фронта.
При этом, бергмановцам удалось привести с собой добровольно покинувших ряды Красной армии несколько сот грузин, азербайджанцев и северокавказцев, впоследствии пополнивших ряды батальона.
Это же подтверждает в своих мемуарах бывший обер-лейтенант "Бергманна" Габлиани, по словам которого: "группе легко удалось установить связь с северокавказцами, причем многие добровольно присоединились к ней в борьбе против Кремля".
В результате миссии Ланге германское командование воочию убедилось, "в какой мере северокавказцы ненавидят кремлевский режим".
В связи с этим, небезынтересно будет привести текст листовки, составленной группой пропаганды "Бергманна" для населения Северного Кавказа.
"Кавказцы!
Если фронт приближается к вам знайте, что мы ведем войну не против Вас, а исключительно против ваших угнетателей - большевистских заправил.
Мы несем вам:
Упразднение колхозов.
Свободу торговли и свободу производства.
Свободную жизнь на своей земле и собственный скот.
Свободу вероисповедания.
Школы и восстановление национальной культуры.
Но и вы должны принять участие в борьбе за ваше освобождение!
Сохраняйте спокойствие! Защищайте вашу собственность. Противодействуйте разрушению вашего хозяйства и ваших предприятий большевистскими бандами.
Не позволяйте угонять ваш скот. Препятствуйте преступному уничтожению и сожжению ваших зернохранилищ и продовольственных складов, ибо разрушения, производимые красными, наносят ущерб не германской армии, а исключительно Вам.
Будьте наготове!
Мы наступаем и несем вам свободу и лучшую жизнь, достойную вас, свободолюбивые кавказцы!
Долой большевистских угнетателей!
Да здравствует свободный КАВКАЗ!
Германское Главное Командование".

Одновременно с выполнением разведывательно-диверсионных спецзаданий, командование батальона придавало особое значение проведению операций пропагандистского характера, направленных на разложение национальных частей Красной армии, состоящих из уроженцев Кавказа с целью их перехода на сторону Вермахта. В данной связи следует упомянуть пропагандистскую акцию, проведенную 4-й и 5-й грузинскими ротами "Бергманна", дислоцирующимися на плацдарме, расположенном на Тереке южнее Моздока. Вследствие пропаганды ведущейся с помощью громкоговорителей на грузинском языке, бергмановским пропагандистам удалось оказать сильное влияние на солдат советской 414-й грузинской стрелковой дивизии, занимающей в октябре-ноябре 1942 г. линию фронта в районе Бено-Юрт - Мундар-Юрт южнее Ищерской. В частности, как свидетельствуют составленные на основе показаний перебежчиков данные германской разведки, под воздействием пропагандистской акции бергмановцев грузинские офицеры 1367-го полка 414-й дивизии тайно условились "при первой же возможности вместе с личным составом части перейти на сторону немцев". Перешедшие в этот период на сторону Вермахта грузинские офицеры-красноармейцы также подтверждали, что "большинство личного состава дивизии перейдет на германскую сторону, как только ей представиться такая возможность".
Сведения перебежчиков полностью подтвердились 24 декабря 1942 г., когда во время атаки на высоту 135,2 под Ищерской и Томашевым, большая часть 3-го батальона 1375-го стрелкового полка дивизии, во главе со своим командиром перешла на сторону немцев.
На сторону Вермахта под началом собственного командира перешел также личный состав одной из артиллерийских батарей 414-й дивизии.
В результате, из-за своей явной ненадежности 414-я советская грузинская дивизия была снята с занимаемого ей участка фронта и заменена азербайджанской дивизией, впоследствии также подвергнувшейся пропагандистской атаке, на сей раз со стороны азербайджанской роты "Бергманна".
За пропагандистскую акцию личный состав 4-й и 5-й грузинских рот "Бергманна" удостоился особой похвалы командующего 52-м армейским корпусом, генерала от инфантерии Отта.
Знаком признания боевых заслуг соединения, следует считать приказ командования 1-й танковой армии от 29 сентября 1942 г. предписывающий Оберлендеру сформировать из числа перебежчиков и местных жителей в дополнение к уже имеющимся подразделениям "Бергманна" еще четыре стрелковые роты по 200 человек в каждой, - грузинскую, северокавказскую, азербайджанскую и смешанную запасную, и столько же конных эскадронов, - один Грузинский (командир князь М.Дадиани), и три северокавказских. Все это позволило к концу 1942 г. развернуть батальон в полк трехбатальонного состава, насчитывающий 2450 кавказцев и 240 немцев (батальоны: "Бергманн-I" грузинский; "Бергманн-II" азербайджанский и "Бергманн -III" северокавказский).
К середине декабря 1942 г., после выполнения "Бергманном" основных стоящих перед ним разведывательно-диверсионных операций, соединение было выведено из под юрисдикции Абвера и подчинено верховному командованию сухопутных войск.
После 1 января 1943 г. когда германским командованием был издан приказ об отходе Вермахта с Кавказа, подразделения "Бергманна" осуществляли арьергардное прикрытие отходящих войск. 2 февраля 1943 г. с Таманского полуострова соединение было выведено в Крым и подчиненное командующему германских войск полуострова, использовалось в операциях против советских партизан в районе шоссе Бахчисарай - Ялта, а также частично, по охране морского побережья севернее Джанкоя.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
795-й полевой батальон Грузинского легиона

Первым полевым батальоном Грузинского легиона, задействованным германским командованием в битве за Кавказ был 795-й пехотный батальон, который после своего прибытия из Польши в Пятигорск 10 сентября 1942 г., был придан 23-й танковой дивизии Вермахта (3-й танковый корпус, 1-я танковая армия) в то время сражавшейся на Баксановском участке фронта. Упомянутый батальон, состоявший из 934 грузин и немецкого кадрового персонала в составе 41 человека, был, по словам западногерманского военного историка Й.Хоффмана, полностью укомплектован личным составом и превосходно вооружен. Германским командиром батальона являлся обер-лейтенант Ширр, - обладающий значительным боевым опытом офицер. Практическое руководство грузинским личным составом осуществлял грузинский командир батальона, - полковник Маглакелидзе. Несмотря на то, что в отчете от 14 августа, подготовленном представителями германских военных властей Генерал-губернаторства (Польша), отмечалась способность батальона выполнять боевые задачи, в рапорте, составленном полковником Маглакелидзе и лейтенантом Ширром на основе личного опыта работы с легионерами указывались серьезные недостатки и просчеты, допущенные при комплектации данной части. В частности, как отмечал полковник Маглакелидзе, - в случае неустранения недоработок, - этот первый из отправленных на фронт грузинских батальонов "вместо пользы, может принести прямой вред делу общей германо-грузинской борьбы против большевизма". По мнению офицера Абвера, около одной трети, т.е. приблизительно 300 человек личного состава батальона по политико-моральным и военным соображениям не вызывают доверия, а о грузинских патриотических чувствах этих воспитанных в "лучших советских традициях" бывших красноармейцев нечего и говорить. Исходя из вышеуказанного, лучшим выходом из создавшегося положения полковник считал удаление из части этих ненадежных элементов, которых, по его мнению следует перевести в состав небоевого дорожно-строительного батальона.


Полковник Ш.Маглакелидзе. Польша, Весола, 5 июля 1943 г. Обратите внимание на носимые им на черкеске погоны периода службы в армии независимой Грузии и на знак отличия "за храбрость" "для восточных народов" равноценный Железному Кресту второго класса, полученный им за руководство 795-м батальоном в боях за Урух и Хазнидон.

Кроме того, до выяснения профессиональных качеств грузинских командиров рот, взводов и отделений, последние должны были находится под непосредственным военным контролем германских офицеров. В целом же батальон на начальной стадии его боевого применения следовало использовать поэтапно и с большей осторожностью.
На основе вышеупомянутых наблюдений, лейтенант Ширр отметил, что основной ошибкой германского командования при комплектовании данной части являлось несоблюдение принципа добровольности. Говоря иными словами, при зачислении в батальон, часто преимущество отдавалось не подлинным политическим убеждениям, а всего лишь национальной принадлежности бывших красноармейцев.
Тем не менее, как подчеркивал обер-лейтенант в своем докладе на имя командира дивизии
полковника Ф. фон Боденхаузена, в случае осуществления необходимых мер; - удаления из батальона ненадежных легионеров, интенсивной 4-недельной боевой подготовки, а также проведения соответствующих пропагандистских мероприятий на грузинском языке, - создание из 795-го батальона боеспособной части вполне возможно. Полностью разделяя мнение Маглакелидзе, оберлейтенант Ширр также указывал на необходимость осторожного, поэтапного использования батальона в боевых условиях, для начала - на уровне отдельных рот и взводов.
Несмотря на доклады Маглакелидзе и Ширра, германское командование ограничилось полумерами. Хотя, следуя рекомендациям руководства батальона, из его состава и была выделена дорожно-строительная рота, составленная из неблагонадежных легионеров и переведенная на участок Прохладный, - в целом, по ряду объективных и субъективных причин, необходимые меры предосторожности в полном объеме так и не были приняты.
Первое столкновение 795-го батальона с частями Красной Армии, произошло не в бою, а на пропагандистском фронте. В сентябре, на южной стороне реки Баксан, напротив правого фланга дислоцированного в районе Ново-Полтавское 795-го грузинского батальона расположилась прибывшая из Закавказья 392-я грузинская советская дивизия под командованием полковника Силагадзе, развернувшая со времени своего прибытия на данный участок фронта интенсивную пропагандистскую деятельность с целью разложения 795-го батальона. Советские пропагандисты обещали, что в случае перехода на сторону Красной армии, легионеры не будут подвергнуты наказанию.
Со своей стороны, командование 795-го батальона, узнав от грузинских перебежчиков из 392-й дивизии о ее прибытии на указанный участок фронта, также прибегло к контрпропаганде, призывая грузинских красноармейцев покинуть ряды большевистской армии и присоединится к Грузинскому легиону. В последовавшем пропагандистском поединке, в котором обе стороны применили все свое умение, успех достался 795-му батальону, пропаганда которого, направляемая полковником Маглакелидзе, оказала значительное воздействие на грузин-красноармейцев. В частности, по германским архивным данным, разведорганами дислоцированного напротив 392-й дивизии 3-го германского танкового корпуса только в период с 26 августа - 6 октября 1942 г. зарегистрировано "около 2000 перебежчиков, в основном служивших в 392-й грузинской стрелковой дивизии". 26-27 сентября 1942 г., в районе Чегема на сторону германских войск в полном составе перешли два батальона из 790-го стрелкового полка 392-й дивизии, включая большое количество офицеров и даже политруков. При этом, по сведениям газеты Грузинского легиона "Грузия" ("Сакартвело"), бойцами 795-го батальона непосредственно было взято в плен около 800 перебежчиков-соотечественников.
Германские данные подтверждаются недавно рассекреченными советскими архивными документами. Так в опубликованном в "Военно-историческом журнале" донесении начальника политического отдела Северной группы войск Закавказского фронта, бригадного комиссара Надоршина, посвященной национальным дивизиям (две грузинские, три азербайджанские, две армянские) имеющимся в составе данной группы войск отмечается, что " в частях этих дивизий имелись массовые случаи дезертирства, членовредительства и измены родине". Подробно обрисовав тяжелое положение, сложившееся в 89-й армянской и 223-й азербайджанской дивизии, автор пишет, что "аналогичное положение вскрыто сейчас и в 392-й грузинской дивизии. В этой дивизии только за 4 дня, с 9 по 13 октября, изменили родине и перешли на сторону врага 117 красноармейцев и командиров".


Командир Грузинского легиона полковник Ш.Маглакелидзе с командиром пулеметной роты 795-го батальона капитаном С.Ломтатидзе. Польша, Весола, 26 мая 1943 г. Обратите внимание на окантованные серебряным галуном малиновые петлицы компанифюрера и узкие, как у зондерфюреров Вермахта серебристые погоны капитана. Отчетливо видный черненный знак отличия за ранение третьего класса, приколотый к левому нагрудному карману мундира, вручен Ломтатидзе за два ранения полученные им в ходе боевых действий на Северном Кавказе.
Награждение восточных добровольцев данным знаком, также, как и знаком за участие в штурмовых атаках, было официально разрешено приказом Генштаба ОКХ № 5000/43 от 29 апреля 1943 г. Видна также лента знака отличия "за храбрость" "Восточных народов" второго класса ("в серебре"), продетая в пуговичную петлю мундира на германский манер.

При этом, в другом месте вновь сообщается: "Только за последние 8 дней, с 5 по 13 октября, из частей группы перешли или пытались перейти на сторону врага 160 человек, из них 119 грузин и 14 узбеков".
Неудивительно, что уже в ноябре 1942 г. деморализованная, и лишившаяся более половины своего личного состава 392-я стрелковая дивизия была отведена в Грузию и в дальнейшем ни разу не использовалась на фронте.
Под воздействием советской пропаганды, были отмечены случаи дезертирства и среди легионеров. Так, по сведениям мемуаров Маглакелидзе и германских архивных данных, в первых числах сентября, из числа выделенных в дорожно-строительную роту неблагонадежных легионеров, дезертировало 13 человек. Тем не менее, по сведениям Й.Хоффмана, в прощальном письме, оставленном одним из дезертировавших бойцов батальона, командиром роты Ткешелашвили на имя полковника Маглакелидзе говорилось, что он лично, ни коим образом не считает себя врагом немцев, глубоко благодарен за оказанное ему доверие, однако для него "было бы слишком трудно воевать против грузинского соединения", по причине чего он и вынужден был покинуть легион. Тем не менее, в конце письма выражалась надежда, что германские войска и полковник Маглакелидзе "в кратчайший срок вступят в Грузию". Наиболее серьезный инцидент, произошел в ночь с 9 на 10 октября,когда группа просоветски настроенных солдат батальона, во главе с командиром взвода штабной роты М.Мурманидзе, попыталась с оружием в руках перейти на сторону Красной Армии. Командование батальона предупрежденное о готовящемся заговоре со стороны одного из грузинских унтер-офицеров, а также перебежчика, явившегося из 392-й грузинский советской дивизии, смогло вовремя принять контрмеры. Большинство из готовящихся к побегу легионеров было арестовано, и лишь небольшой части (в основном, из саперного взвода и штабной роты) удалось бежать и переплыть Баксан. Всего, по советским данным, на сторону Красной армии смогло перейти 33 человека.
Арестованный цугфюрер Мурманидзе, вместе с другими решившими бежать легионерами предстал перед судом военного трибунала 23-й танковой дивизии, приговорившего их к расстрелу.
В результате расследования проведенного по данному поводу представителями германского командования, было принято решение, основываясь на сделанном раннее докладе Маглакелидзе и лейтенанта Ширра, произвести структурную реорганизацию батальона. Отведенный в район Крупско-Ульяновский 795-й батальон был сведен к началу ноября 1942 г. в две роты - стрелковую (под командованием германского офицера) и пулеметную (во главе с грузинским командиром роты С.Ломтатидзе).
По данным германских источников, 14 сентября боевой группе полковника Бахмана было поручено создать укомплектованный исключительно добровольцами взвод, в задачу которого входило проведение разведки боем дислоцированной на противоположной стороне Баксана южнее Ново-Полтавской советской дивизии. Как позднее вспоминал в своих мемуарах Маглакелидзе в данном случае "авиаразведка оказалась неэффективной. В результате плохой видимости наши снижавшиеся самолеты подвергались обстрелу. Вследствие этого, командование решило нанести фронтовой удар с наведением на реке понтонного моста. Для осуществления данной цели необходимо было создать хотя бы одну ударную роту, которая переплыв реку, укрепится на другом берегу и будет удерживать позиции в течение дня, дав возможность переправиться через реку остальной армии. Идти на такое задание, - все равно что идти на верную смерть. Ведь на данную роту обрушится весь огонь противника".
"Ранним утром, рота была готова. Обхожу я ее, и вижу, - пять грузин, которые последними по рекомендации немцев присоединились (из 392-й советской дивизии) к моему батальону, вступили в ударную роту добровольцами. Их поступок понравился немцам, и тем самым нейтрализовал последний факт измены. Проявив подлинный героизм, им действительно удалось переправиться, укрепиться на другом берегу, тем самым дав и нам возможность форсировать реку. Из 120 человек входивших в роту уцелело не больше десятка. Из пяти упомянутых мной грузин, погибло четыре".
Вступив на территорию Осетии в ноябре 1942 г. реорганизованный 795-й грузинский батальон достиг Урухского ущелья, граничащего с Рачинским участком грузинской границы. Штаб батальона расположился в селе Средний Урух.
Здесь легионеры вновь приняли участие в ожесточенных боях на участке Газнидон - Новый Урух. 4 - 8 декабря 1942 г. батальону удалось остановить попытку превосходящих сил Красной армии прорвать линию германской обороны, ослабленную переброской боеспособных немецких соединений (в том числе 23-й германской танковой дивизии) на фронт под Сталинградом. Вот как описывает этот бой западногерманский военный историк Й.Хоффманн: "После объявления тревоги, грузинский батальон (включая стрелковую и пулеметные роты, а также взвод противотанковых орудий) совместно с немецкими частями и легионерами 805-го азербайджанского батальона поспешно занял оборонительные позиции на участке Новый Урух, против продвигающегося вперед противника. В результате натиска советских сил, испытывавшие острый недостаток боеприпасов грузины были вынуждены отступить в направлении Среднего Уруха, где южнее поселка ими были оборудованы оборонительные позиции. Получив пополнение в боеприпасах легионеры без труда перешли в контрнаступление, и в рукопашных боях вновь овладели Новым Урухом, захватив пленных и трофеи. 6 декабря обе роты грузинского батальона, одну из которых возглавлял компанифюрер Ломтатидзе, приняв участие в атаке на Хазнидон-Тольдсгун, ворвались на передовые позиции противника, захватив вышеназванный пункт".
В своем заявлении от 15 декабря главнокомандующий 1-й танковой армией, генерал от кавалерии Э. фон Макензен также отметил, что грузинские легионеры 795-го батальона внесли значительный вклад в дело отражения советской атаки у Хазнидона в направлении р.Терек.
Помимо непосредственной боевой деятельности, командование грузинского батальона во главе с Ш.Маглакелидзе проводило пропагандистскую работу в отношении населения Грузии, сбрасывая с самолетов листовки на грузинском языке следующего содержания.
"Грузины!
Уже в течение долгого времени в рядах германской армии воюют против Советской России ваши братья - грузинские добровольцы.
Скоро вернуться они на родину под грузинским национальным знаменем, вместе с победоносными германскими войсками!
Мы ведем борьбу не против народов Кавказа, а за Ваше освобождения от рабства Советской России.
Мы несем Вам:
Уничтожения рабства крестьянства насильственно загнанного в колхозы.
Свободную жизнь крестьян - на собственной свободной земле!
Право свободного рабочего быть полным хозяином всего приобретенного собственным трудом.
Свободную частную торговлю и производство.
Защиту Ваших обычаев и адатов.
Свободу вероисповедания.
Восстановление разрушенных церквей.
Грузинскую национальную школу.
Процветание национальной культуры.
Самоуправление на широкой основе".

Грузины!
Не оказывайте сопротивления Вашим освободителям.
Не стреляйте в Ваших братьев.
Встречайте их достойно, с уважением, как подобает Вам, - по-грузински.
Заслуги тех, кто примет участие в борьбе против большевизма будут соответствующе оценены.
Германское командование".

В результате вызванного Сталинградской катастрофой отступления Вермахта с Кавказа, 795-й батальон 31 декабря 1942 г. согласно приказу командования снялся со своих позиций, и отступил по направлению к Ростову на Дону, откуда, достигнув Таманского полуострова воздушным путем был эвакуирован из с. Приморского в Крым. Дислоцировавшийся в Херсоне 795-й грузинский батальон был подчинен штабу генерал-лейтенанта Адольфа фон Клейста - командующего в тыловом прифронтовом районе группы армий "А".

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Курская дуга: неизвестные бои грузинских легионеров

После отступления вермахта с Кавказа, большинство принявших участие в битве за Кавказ батальонов Грузинского легиона дислоцировалось в Крыму, где до конца 1943 - начала 1944 гг. активных боевых действий не велось. Тем не менее, это вовсе не означало, что грузинские добровольческие формирования не принимали участия в крупнейших сражениях на восточном фронте.
Однако, прежде чем перейти к непосредственному описанию данных событий, необходимо отметить, что формирование из числа представителей различных народов советской империи подразделений и частей в составе вермахта, повлекло за собой организацию при Верховном командовании сухопутных сил (ОКХ) особой структуры, координирующей деятельность восточных добровольческих формирований, - штаба генерала восточных войск. 7 января данная структура была официально утверждена приказом фюрера и верховного главнокомандующего. На должность генерала восточных войск был назначен генерал-лейтенант Хайнц Гельмих. При этом штаб не обладал правом тактического руководства восточными формированиями во время боевых действий, поскольку в этом отношении каждое восточное подразделение или часть была подчинена конкретному германскому соединению. Именно благодаря составленным штабом генерала восточных войск спискам восточных формирований, мы на сегодняшний день можем иметь более или менее полное представление о находящихся на всех фронтах подразделениях и частях восточных (в том числе и Грузинского) легионов.
Помимо этого, 13 июня 1943 г. при ОКХ был создан инспекторат тюркских и кавказских формирований во главе с бывшим военным атташе Германии в России, генералом кавалерии Э.Кестрингом. До данного назначения Э. Кестринг с 1 сентября 1942 г. являлся советником по вопросу использования кавказских формирований при штабе группы армий "А".
Уже к маю 1943 г. центр формирования восточных легионов на Украине, возглавляемый генерал-майором О. фон Нидермайером сформировал новый батальон Грузинского легиона, - II /198. Предназначенный для 198-й пехотной дивизии, которую осенью 1942 г. Германское командование планировало использовать для наступления в направлении Туапсе - Сухуми, упомянутый батальон, вследствие слишком позднего времени его формирования, - не мог быть направлен на Кавказ, а, подобно большинству других, сформированных к этому времени на Украине батальонов восточных легионов, использовался в боях на южном участке германо-советского фронта. При этом необходимо подчеркнуть, что до сих пор данный факт остается фактически неизвестным в грузинской историографии. Находившийся с мая 1943 г. в прямом подчинении командования группы армий "Юг", батальон II/198 к июню 1943 г. в преддверии операции "Цитадель" был вновь придан 198-й пехотной дивизии, стоявшей в качестве резерва в тылу 1-й танковой армии на Донецком фронте. После начала операции "Цитадель" в десятых числах июля упомянутый грузинский батальон в составе 198-й дивизии был введен в состав 3-го танкового корпуса 4-й танковой армии, наступавшей со стороны Белгорода в направлении Курска, навстречу продвигающейся от Орла 9-й армии вермахта. По словам западногерманского военного историка Й.Хоффманна, ссылающегося на находящиеся в его личном архиве отчеты командира II/198-го батальона, капитана фон Мюллера, и таким образом впервые введшем в научный оборот эти данные, грузинские легионеры отлично проявили себя в этом крупнейшем сражении второй мировой войны, известной в советской историографии под названием битвы на Курской дуге. В частности, по сведениям капитана фон Мюллера (который, по словам Г.Габлиани "любил и уважал своих солдат"), - легионеры хорошо зарекомендовали себя как при патрулировании улиц и несении службы по охране мостов в г. Харькове и его окрестностях, так и в разгар сражения во время строительства позиций: "частично под сильным артиллерийским огнем и атаках противника".


Солдат кавалерийского эскадрона грузинского батальона "Бергманн-I". 1942 - 43 гг. Обратите внимание на плохо, но все же видное на фотографии изображение кавказского кинжала (неофициального знака соединения), прикрепленного к левой стороне германской пилотки обр. 1938 г. Как уже отмечалось, к середине декабря 1942 г., после выполнения основных разведывательно-диверсионных операций, соединение было выведено из под юрисдикции Абвера и подчинено верховному командованию сухопутных войск. В результате, сформированые к концу 1942 г. новые подразделения "Бергманна", в том числе грузинский кавалерийский эскадрон под командованием кн. М.Дадиани, получили в отличие от более раннего личного состава батальона в качестве головного убора не кепи германских горных егерей, а пилотки обр. 1938 г.

Поскольку основной задачей входивших в 4-ю танковую армию пехотных дивизий являлась защита коммуникационных систем, находящихся к востоку от Харькова, легионеры II/198-го пехотного батальона приняли участие в успешной обороне от налетов советских партизан этих важнейших для вермахта коммуникаций, по которым происходило непосредственное снабжение 4-й танковой армии, ведущей боевые действия к северо-востоку от Белгорода.
Небезынтересно отметить, что в августе 1943 г. находящихся на линии фронта легионеров посетил грузинский командир легиона, полковник Ш.Маглакелидзе, как о том свидетельствует фотография, снятая им в Харькове с группой бойцов II/198-го батальона. На фотографии отчетливо видны нарукавные щитки национальных цветов, а также малиновые петлицы с указанием званий. Видимо, несмотря на приказ от 29 мая 1943 г., находящимся на линии фронта легионерам не удалось своевременно заменить малиновые петлицы на серые полевые, с малиновой выпушкой. Насколько я помню, сидящий в центре группы легионеров полковник был одет в мундир офицера вермахта, с германскими погонами и петлицами. К сожалению, по объективным причинам, мне пока не удалось снять копию с упомянутой фотографии, до сих пор находящуюся в Москве, в одной из частных коллекций.
После перехода советских войск в контрнаступление, легионеры II/198-го грузинского батальона продолжали оказывать врагу стойкое сопротивление, обороняя в начале августа защищающие подступы к Харькову германские позиции под Казачьей Лопанью.
Во время отхода германских войск к Днепру, легионеры II/198-го батальона осенью 1943 г. также хорошо проявили себя при несении охранной службы в районе Кременчуга и Кировограда.
При этом, помимо батальона II/198, в сражении под Курском и Белгородом приняли участие и более мелкие подразделения Грузинского легиона. В частности, еще в мае 1943 г. список штаба генерала восточных войск зафиксировал наличие в 4-й танковой армии 4-ой грузинской роты снабжения /606, а в оперативной группе "Кемпф", - 4-ой грузинской охранной роты /591. К сентябрю в составе 4-й танковой армии находилась также 4-я грузинская дорожно-строительная рота /407, а в 8-й армии (в которую, к этому времени была переименована бывшая оперативная группа "Кемпф") 4-ая и 6-ая грузинские роты снабжения /591. Кроме того, в действовавшей на юге 1-й танковой армии, к сентябрю 1943 г. зафиксировано наличие 3-й и 4-й грузинских рот снабжения /607, а также 4-й грузинской роты снабжения /612.
Несмотря на неблагоприятный для немцев ход событий, упомянутые подразделения (в отличие от многих других национальных формирований вермахта) продолжали фигурировать в списке штаба генерала восточных войск за декабрь 1943г.


Унтер-офицер Грузинского легиона. Обратите внимание на малиновые петлицы, а также орденскую ленту знака отличия для восточных народов II класса II-ой степени "в серебре", продетую в пуговичную петлю на германский манер. При этом носимое легионером кепи германских горных егерей наряду с малиновыми петлицами, отмененными, как уже сообщалось, 29 мая 1943 г., позволяет предположить, что фотография сделана в Крыму весной 1943 г. в II/4-м грузинском горнострелковом батальоне, несшем охрану южного побережья полуострова.

К концу 1943 г. политическое руководство Третьего Рейха допустило ошибку, имеющую крайне негативные последствия для дальнейшего военного сотрудничества малых народов советской империи с Германией. Основываясь на отрывочных сведениях о якобы имеющем место высоком проценте дезертирства среди восточных формирований, А. Гитлер решил разоружить все части и подразделения, созданные из представителей народов СССР, а личный состав использовать на трудовом фронте. Однако, как пишет по данному поводу один из очевидцев и участников тех событий В.Штрик-Штрикфельд: "ОКХ выдвинуло обоснованные возражения. Гельмих и Герре (начальник штаба генерала восточных войск, - Г.М.) смогли задержать проведение в жизнь этого приказа, указав начальнику Генерального штаба на катастрофические последствия его. Генерал восточных войск Гельмих срочно запросил все дивизии фронта и уже через несколько часов смог представить начальнику Генерального штаба Цейтцлеру бесспорные свидетельства, что имеющиеся в ставке фюрера донесения о ненадежности территориальных частей не отвечают действительности.Число так называемых перебежчиков, а также попавших в плен бойцов "восточных войск" не дает никаких оснований к беспокойству: потери находятся, примерно, в тех же пределах, что и в немецких частях. Нам передавали, что даже фельдмаршал Кейтель имел серьезные возражения против намеченных мер". В своих мемуарах начальник отдела Генерального штаба "иностранные армии Востока" генерал-майор Р.Гелен также подчеркивал, что "число перебежавших на сторону противника и сдавшихся в плен волонтеров не превышало такого же числа в немецких частях. Короче говоря, не было ничего, что давало бы основание Гитлеру принять подобное решение".
Помимо этого, фюреру были представлены конкретные цифры, согласно которым к данному периоду т.н. восточные войска насчитывали, по крайней мере, 427000 добровольцев, равных по численности 30 германским дивизиям, расформирование которых, учитывая недостаток вермахта в живой силе, могло иметь катастрофические последствия.
Тем не менее, 10 октября вышел приказ, согласно которому восточные войска, а также восточные легионы переводились на второстепенные театры боевых действий, - во Францию, Италию, Балканы и т.д.
Таким образом, несмотря на то, что грузинские батальоны перебрасывали на сравнительно спокойные участки западного фронта, моральной стороне дела и боевому духу грузинских легионеров был нанесен сильнейший урон, поскольку данные формирования создавались с целью освобождения Грузии от власти Советской Империи, в то время как боевые действия против французских, итальянских или югославских партизан или западных союзников не вписывались в планы грузинских патриотов.
Не удивительно, что данное решение вызвало большое недовольство легионеров. Как позднее вспоминал Ш.Маглакелидзе, при известии о переброске во Францию легионеры отдельных батальонов оказали неповиновение, забаррикадировались в казармах и отказались исполнять упомянутый приказ. По словам полковника "приказ привел меня в ярость. Я не мог себе представить, что без моего согласия батальонам прикажут передислоцироваться, - и, к тому же, куда, - во Францию. А ведь я им говорил, что мы должны воевать только против России".
"Бросился я к казармам. Легионеры забаррикадировались изнутри. Ими командует Лоладзе, бывший пилот, ныне командир роты, впоследствии, - "герой Текселя". Пусть придет "патрон",- кричит Лоладзе. Здесь я, - отвечаю ему. Раздвинули баррикады. Обращается ко мне Лоладзе: Батоно Шалва, Вы готовили нас против России, а куда они ведут нас теперь"?
В результате, полковник Ш.Маглакелидзе был отстранен от руководства легионом и переведен на службу в германские части в Прибалтике.
Позднее, в 1944 г., в знак признания особых заслуг Ш.Маглакелидзе в деле формирования частей Грузинского легиона ему было присвоено звание генерал-майора вермахта.
Уже после войны, размышляя о негативных последствиях переброски восточных формирований в Западную Европу, Р.Гелен с сожалением отмечал, что вследствие этого "пострадала идея освобождения народов России, а генеральный штаб лишился возможности использовать мощное психологическое и политическое средство для ведения войны".
"Тот факт, что подразделения, сформированные из жителей России, в конце 1943 года перебросили на Западный и Южный фронты, подтверждал: у гитлеровского рейха не было четкой восточной политики. Гитлер не сумел убедить даже своих союзников - итальянцев, румын и венгров в том, что они защищали свою родину на Дону и Волге. Что же можно было тогда ожидать от кавказцев, если их направили на Атлантический вал? Они считали - и надо признать - совершенно справедливо, что это - выражение недоверия к ним, что немцы сомневаются в их надежности и не желают сотрудничать с ними".
Что касается полевых батальонов Грузинского легиона, - большинство из них после переброски оказалось во Франции. При этом некоторые из них несли службу по охране Атлантического вала: 795-й, - в Шербуре в составе 7-й армии; 797-й, - в Греневилле, приписанный к 709-й пехотной дивизии вермахта; 798-й, - в Сен-Назере в составе 384-й пехотной дивизии; 822-й, - первоначально в районе Лиона в составе 344-й пехотной дивизии, а затем, - в Зандфоорте (Голландия); 823-й, - в составе 7-й армии на острове Гернси в проливе Ла-Манш, - британской территории оккупированной германскими войсками. Дислоцированный в Периге 799-й грузинский батальон, задействованный в центральных районах Франции против местных партизан, - входил в состав 25-го армейского корпуса, а к ноябрю 1943 г. находился в подчинении командующего германскими войсками во Франции. Прибывшие позднее всех из Крыма в мае 1944 г. батальоны II/4 и I/9 наряду с туркестанскими и северокавказскими легионерами вошли в качестве запасных батальонов в состав дислоцирующегося в г.Альби-Кастр 1-го кадрового полка кадровой добровольческой дивизии со штабом в Лионе, - созданной на основе упраздненных центров формирования восточных легионов в Польше и на Украине, командиром которой был назначен генерал-майор В. фон Хеннинг. Кроме того, во Франции, где дислоцировалось большинство восточных формирований, был образован штаб командующего добровольческими частями на Западе во главе с генерал-лейтенантом Б. фон Вартенбургом.
Батальон II/198, в начале декабря 1943 г. был переброшен с Украины в северную Италию, где, входя в состав 2-го танкового корпуса СС, участвовал в боевых действиях и отличился в борьбе с коммунистическими партизанами в районе Джунео, Домодосолле и Брешиа.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Попытка создания Кавказской освободительной армии в Крыму

Как уже отмечалось, после отступления вермахта с Северного Кавказа принимавшие участие в боевых действиях грузинские батальоны были переброшены в Крым. При этом, как подчеркивает в своих мемуарах Г.Габлиани, вследствие стремительного наплыва кавказских добровольцев, отступивших на полуостров вместе с германской армией, создавалась возможность формирования на основе "Бергманн" - а, к этому времени уже развернутого в полк трех батальонного состава ("Бергманн-I" - грузинский, "Бергманн-II" - азербайджанский и "Бергманн-III" - северокавказский), Кавказской дивизии.


Ефрейтор Грузинского легиона. 1942 - 43 гг., восточный фронт. Обратите внимание на нарукавный щиток грузинских национальных цветов и на малиновые петлицы. Судя по всему, данная фотография сделана в период до 29 мая 1943 г., когда согласно приказу организационного отдела Генерального штаба ОКХ № 14124/43, малиновые петлицы Грузинского легиона были заменены серыми полевыми с малиновой выпушкой.

Видимо, с этой целью, полк "Бергманн" был придан 153-й полевой учебной дивизии, штаб которой находился в г.Бахчисарае. При этом, наряду с обучением новобранцев, роты "Бергманна" несли охрану шоссе Бахчисарай - Ялта, проходящую через горы Яйлы, являющиеся основным прибежищем скрывавшихся в них советских партизан. В связи с этим, необходимо отметить, что военнослужащие полка с честью выполняли поставленные перед ними задачи. В частности, именно бойцам "Бергманна" была доверена охрана командующего группой армий "А" генерал-фельдмаршала Эвальда фон Клейста отправившегося по упомянутому маршруту в Ялту из своего штаба находящегося в г.Симферополе.
11 апреля советник по вопросам использования кавказских формирований при штабе группы армий "А" генерал кавалерии

Э.Кестринг лично присутствовал на церемонии принятия присяги новобранцами "Бергманна", что, само по себе, однозначно свидетельствует о поддержке прогрессивными и реалистично мыслящими представителями германского генералитета идеи укрупнения кавказских формирований. При этом следует отметить, что в предполагаемую дивизию, судя по всему, планировалось включить находящиеся к этому времени в Крыму другие полевые батальоны кавказских легионов. В пользу того, что данный проект действительно существовал, свидетельствует до сих пор неизвестный советский архивный материал, в бытность мою вторым секретарем посольства Грузии в РФ любезно предоставленный в мое распоряжение российским исследователем второй мировой войны, кандидатом исторических наук С.И.Дробязко. В частности, в справке составленной разведывательным отделом центрального штаба партизанского движения за 1.10.43 г. сообщается:
" Албат. Штаб Кавказской дивизии, которая прибыла в Крым в мае 1943 г. и на основе национальных легионов Абхазского, Армянского и Грузинского была сформирована в т. н. Кавказскую дивизию. Общая численность ее 15-17 тысяч. Национальный состав - большинство грузины, помимо этого армяне, абхазцы, азербайджанцы. Форма одежды - немецкая, на пилотке с левой стороны вместо звездочки - кавказский кинжал (до 30-мм). Вооружение - немецкие винтовки, пулеметы, минометы. Наличие артиллерии не зафиксировано. Снабжение продовольствием лучше румынских частей. До сентября месяца дивизия совместно с немцами несла охрану побережья Саки - Севастополь. В период 10 - 12 сентября после прибытия словацкой дивизии… передислоцирована и располагалась в селах по побережью от Фороса до Алушты небольшими гарнизонами. Штаб дивизии якобы в с. Албат…
Политико-моральное состояние частей Кавказской дивизии неустойчивое, т.к. эти части имели поражения на Кавказе и под Сталинградом. В особенности это заметно среди грузин. Грузины, в своем большинстве, а их около 60 % в дивизии, ждут прихода советской власти. Армяне и абхазцы настроены в пользу немцев. На них оказывает большое влияние Армянский комитет. Возрастной состав дивизии от 20 до 50 лет. Большинство - 30 - 35 лет".
Вышеприведенная справка, несмотря на грубейшие ошибки ее составителя, вызванные, несомненно, тем, что представитель партизан некритически воспринял сознательную дезинформацию, скинутую ему бдительной бергмановской контрразведкой, тем не менее, следует подробно разобрать. В частности, данные о том, что Кавказская дивизия якобы состоит из полевых батальонов кавказских легионов (хотя ко времени составления разведсправки от планов создания дивизии германское командование, как мы увидим ниже, давно уже вынуждено было отказаться), по-видимому, отражают реальность того периода (май - июнь 1943 г.), когда командование вермахта всерьез планировало ввести в состав создаваемой дивизии дислоцированные в Крыму полевые батальоны кавказских легионов. В частности, по сведениям Й.Хоффманна представитель Азербайджанского легиона при штабе генерала восточных войск майор А. Фаталибейли-Дудангинский, еще в марте 1943 г. получил от генерал-лейтенанта Х.Гельмиха обещание о формировании из эвакуированных в Крым 804-го, 806-го и I/73-го азербайджанских батальонов Азербайджанского полка, который, по-видимому, в будущем планировалось включить в создаваемую Кавказскую дивизию. Этим же должен объяснятся факт не упоминания как в разведсправках советских партизан, так и армейской разведки, дислоцированного в Крыму грузинского горнострелкового батальона II/4, который, так же как и грузинский пехотный батальон I/9 (между прочим, - упоминающийся в приложении к отчету разведотдела центрального штаба партизанского движения за май 1943 - январь 1944 гг., а также в армейской разведсправке " о группировке противника в Крыму по состоянию на 22.12.43".), видимо, также предназначался для вхождения в проектируемую Кавказскую дивизию. Иначе не объяснить данных разведсправки партизан о преобладании в дивизии грузинских военнослужащих (около 60 %). При этом количественный состав якобы существующей дивизии - 15 -17 тыс. человек, (цифра приблизительно соответствующая штатному расписанию стандартной германской дивизии), - мог быть реальным лишь в случае введения в полк "Бергманн" других кавказских батальонов.
Нельзя не упомянуть, что наряду с дислоцированными в Крыму боевыми грузинскими частями, в списках восточных формирований штаба генерала восточных войск за май - сентябрь 1943 г. зафиксирована значительная концентрация на территории полуострова более мелких грузинских подразделений, судя по всему являвшихся потенциальными кандидатами на вступление в части проектируемой Кавказской дивизии. В частности: находящаяся в подчинении у главнокомандующего Крыма 5-я грузинская охранная рота /43B, приданные командующему керченской военной дорогой 796-ое грузинское подразделение снабжения в составе пяти рот (бывший 796-й грузинский пехотный батальон), 5-я грузинская строительная рота/17, 5-я грузинская строительная рота/24, 5-я и 6-я грузинские роты снабжения /151, а также 5-я грузинская пехотная рота /24.
Далее следует разобрать данные советской разведсправки о якобы имевшем место участии и поражений частей Кавказской дивизии в боях под Сталинградом. Хотя на сегодняшний день установлено, что в составе штурмовавшей Сталинград 6-й армии генерал-полковника Ф. Паулюса в качестве вспомогательного персонала находилось около 50 тысяч бывших советских военнопленных, (в том числе, - несколько созданных на Украине туркестанских батальонов), - данных об участии в Сталинградской битвы грузинских или каких либо кавказских частей или подразделений не зафиксировано. Правда, в газете Грузинского легиона "Сакартвело" ("Грузия") от 04.04.1943 г. приводятся отрывки из письма раненного под Сталинградом 10 октября 1942 г. грузинского легионера, в котором сообщается, что в его части, помимо него служили еще четыре солдата-грузина. Однако, очевидно, что в данном случае, упомянутые добровольцы либо были напрямую зачислены в одну из германских дивизий, либо, что более вероятно, были включены в один из туркестанских батальонов находящихся в составе 6-й армии. То, что в реальности такая практика существовала, свидетельствует факт включения значительной группы грузин в созданный еще в первые месяцы германо-советской войны 444-й тюркский батальон, который под командованием оберлейтенанта барона фон Таубе нес охранную службу между устьем Днепра и Перекопом. Возможно, будучи первым формированием, созданным в составе вермахта из числа кавказских и тюркских народов, упомянутое подразделение, - к 1942 г. преобразованное в 811-й туркестанский батальон, - сохранило в своем составе кавказских добровольцев. При этом, по данным Й.Хоффманна, 811-й батальон состоял не только из туркестанцев, "но и из представителей народов Кавказа. В частности, северокавказцев, азербайджанцев и большой группы грузин". Приданный с октября по декабрь 1942 г. 16-ой моторизованной дивизии, действующей в калмыцкой степи на стыке групп армий "А" и "Б", 811-й батальон, находясь на левом фланге данной дивизии, в определенной степени примыкал к правому флангу Сталинградского фронта. Хорошо показавший себя в боевых действиях упомянутый батальон в начале 1943 г. был переброшен в Крым, где в апреле из его состава были выделены военнослужащие-кавказцы, в дальнейшем включенные в состав соответствующих национальных батальонов. Поскольку именно в это время начал осуществляться проект по созданию на основе полка "Бергманн" Кавказской дивизии, надо думать, что упомянутые легионеры (в том числе, как отмечалось, значительная группа грузин) были включены в состав новых формирующихся подразделений "Бергманна". Тем не менее, даже в данном случае, сведения советской разведсправки об участии частей кавказских легионов в битве за Сталинград не подтверждаются.


Портрет полковника Ш.Маглакелидзе, выполненный художником Ильей Татишвили 2 августа 1943 г. Обратите внимание на продетую в пуговичную петлю кителя орденскую ленту Знака отличия для восточных народов II класса "в серебре", а также на приколотую над левым нагрудным карманом колодку Знаков отличия для восточных народов II класса "в серебре" и "в бронзе" с мечами ("За храбрость") и без мечей ("За заслуги").

И уж конечно, не имеют ничего общего с действительностью данные партизан о низком боевом духе грузинских военнослужащих, в дальнейшем превосходно показавших себя в боях за Крым. Наконец, полной неграмотностью советской разведки надо объяснять упоминание в справке никогда не существующего Абхазского легиона, под которым, видимо, следует понимать Северокавказский легион. В связи с этим, интересно отметить, что источником, столь блестяще проведшим операцию по дезинформации разведки партизан, несомненно, являлся служащий в грузинским батальоне "Бергманн"-а выходец из мегрельских или абхазских районов Грузии, знающий о родственной связи абхазов с населяющими Западный Кавказ черкесо-адыгскими племенами. На основании вышеизложенного напрашивается вывод, что контрразведка "Бергманна" умело сбросила разведке партизан дезинформацию, содержащую либо заведомо неверные сведения, либо, - для придания им определенной правдоподобности, - абсолютно бесполезные и к тому времени безнадежно устаревшие данные
(как уже отмечалось, данная разведсправка подготовлена 1 ноября 1943 г.). Известно, что уже 24 июля 1943 г., как указывается в списке восточных формирований штаба генерала восточных войск, был издан приказ, предписывающий сохранить "Бергманн" на уровне полка трехбатальонного состава, и, таким образом положивший конец проекту создания на основе "Бергманна" Кавказской дивизии.
Касаясь этого, Г.Габлиани, - со времени переброски "Бергманна" в Крым до июля 1943 г., упоминающий данное соединение в качестве дивизии, - с болью подчеркивает, что к данному периоду: "дивизию "Бергманн" должны были разделить на три батальона, - грузинский, азербайджанский и северокавказский. Отныне, согласно приказу Гитлера, ни одно из добровольческих соединений не имело право быть крупнее батальона". Отмечая, что за две недели до этого он беседовал с генералом Гельмихом о перспективе создания в будущем Кавказской освободительной армии, которая могла бы включить в себя все уже существующие кавказские формирования, к тому времени рассредоточенные по разным дивизиям и лишенные общего руководства, - Г.Габлиани ясно указывает на конечную цель данного начинания.
Возвращаясь непосредственно к истории грузинского батальона "Бергманн-I", надо отметить, что к августу 1943 г. батальон со старого места дислокации был переведен в северо-западную часть полуострова, где осуществлял охрану береговой зоны от Ак-мечети до Евпатории. В сентябре "Бергманн-I" вновь перебросили в район юго-восточнее Севастополя. Батальон нес охрану прибрежной дороги от Фороса до Алушты и, кроме того, вел разведку в горах Яйлы против советских партизан. Вероятно, именно тогда была проведена контрразведывательная акция по дезинформации партизан, отразившаяся в сведениях критически разобранной нами разведсправки.
К тому времени 17-я германская армия покинула кубанский плацдарм и, в соответствии с общим планом отвода немецких войск, эвакуировалась с Таманского полуострова через Керченский пролив без серьезных потерь. 24 октября 1943 г. советские войска прорвали оборону 6-й немецкой армии севернее Мелитополя и устремились через Ногайские степи к низовьям Днепра. Предвидя надвигающуюся опасность, командующий 17-й армией генерал-полковник Э.Енеке составил план по своевременному прорыву 17-й армии из Крыма. Для осуществления этой операции, целью которой был прорыв 17-й армии через пока еще не занятый противником Перекоп и включение ее в оборонительные порядки немецких войск на нижнем течении Днепра, германские дивизии, в том числе 153-я дивизия, в которую входил полк "Бергманн", в конце октября была переведена на север полуострова. В частности, грузинский батальон "Бергманн-I" был передислоцирован в с.Бесчестное, - южнее сивашского перешейка. 28 октября Гитлер, исходя из политико-стратегических соображений, отменил намеченную на следующий день операцию. В результате время было потеряно, и в начале ноября 1943 г. советские войска проникли на перекопский перешеек, а также форсировали Сиваш, овладев плацдармом на его южном берегу. 1 ноября грузинский батальон "Бергманн-I" получил приказ отразить атаку советских войск в районе Сиваша и, перейдя в контрнаступление, овладеть с. Уршино, захваченном советскими войсками. После кавалерийской атаки грузинского эскадрона под командованием кн. М.Дадиани Уршино было очищено от противника. В результате последовавших за этим недельных кровопролитных боев, бойцы "Бергманна" предотвратили попытки советских войск ворваться в Крым. При этом, северокавказский батальон "Бергманн-III", сражающийся на перекопском перешейке также проявил себя самым лучшим образом. Генерал-фельдмаршал Э.фон Клейст в письменном виде объявил благодарность командиру грузинского батальона "Бергманн-I" оберлейтенанту Э.Бранду. В сообщении вермахта от 17 ноября 1943 г. отмечались особые заслуги кавказских добровольческих соединений в боях за северные перешейки Крыма. "В различных германских отчетах воздавалась хвала граничащей с безумием храбрости грузинских солдат", - отмечает в связи с этим западногерманский исследователь второй мировой войны Й.Хоффманн.
В апреле 1943 г. в рамках частичной эвакуации с полуострова находившиеся в Крыму грузинские формирования: батальон "Бергманн-I", полевой батальон I/9 и горнострелковый батальон II/4 наряду с прочими более мелкими подразделениями были вывезены из Крыма. В частности, по данным списка восточных формирований штаба генерала восточных войск за ноябрь 1943 г. в состав 17-й армии входили не только "Бергманн-I" и грузинские батальоны I/9 и II/4, но и раннее подчиняющиеся командующему керченской военной дороги 5-я и 6-я грузинские роты снабжения /151, 5-я грузинская строительная рота /17, а также 5-я грузинская строительная рота /24.
Грузинский батальон "Бергманн-I" был переброшен на Балканы, - в Грецию и Хорватию. Батальоны I/9 и II/4, как уже отмечалось, направлены во Францию и включены в качестве запасных батальонов Грузинского легиона в дислоцированный в г. Альби-Кастр 1-й кадровый полк добровольческой кадровой дивизии.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Грузинские легионеры в УПА

Интерестный взгляд на данную тему в свете возвеличивания на Украине бойцов УПА и ОУН. Весь ниже представленный текст написан именно втаком духе. Но в нем есть немного информации представляющей интерес в рамках рассматриваемого вопроса. Так что читая этот материал не забывайте делать поправку в связи с этим. от автора.


Первый призыв к "батальонцам", Главная Команда УПА сделала в июне 1943 г. в виде листовок и статей в подпольной украинской прессе (на русском языке), обращенных к грузинским легионерам. Впоследствии все призывы к грузинам печатались на грузинском языке в подпольных типографиях Одессы, имевших соответствующий шрифт. Учитывая тот факт, что в данный период на территории Украины, как уже отмечалось, находились: грузинский батальон Ii/198 и, кроме того, целый ряд более мелких вышеупомянутых подразделений, входивших в состав германских войск, ведущих боевые действия в районе Курска - Белгорода, а затем, - с осени 1943 г. участвующих в отступлении германских войск к Днепру, - становиться ясным, что пропагандистская акция украинских повстанцев была направлена на эти формирования.
В частности, листовки, обращенные к грузинским легионерам и бойцам других восточных формирований вермахта, как подчеркивает исследователь истории УПА С.Ткаченко, "содержали обращение к героическому прошлому этих народов, призывали к борьбе против московского империализма и объясняли, что немецкий империализм тоже не принесет освобождения. Поэтому УПА советовала "не умирать за империалистические планы Гитлера", а с оружием в руках переходить на сторону УПА и заодно нацеливала на совместную борьбу против сталинизма, ставя его в один ряд с фашизмом.
Следует подчеркнуть, что пропагандистские акции УПА увенчались успехом и грузинские легионеры, наряду с представителями других народов советской империи в большом количестве пополняли ряды УПА. При этом, судя по имеющимся материалам, можно выделить несколько этапов перехода военнослужащих Грузинского легиона на сторону повстанцев: первый этап, - летом 1943 г., когда на сторону УПА перешли первые бойцы Грузинского и других легионов. Судя по всему, их количество было сравнительно небольшим, поскольку первоначально военное руководство УПА вследствие недостатка личного состава создало из бывших кавказских легионеров национальный отдел на уровне куреня (батальона). Данный курень состоял из объединенных по региональному признаку грузин, армян и черкесов (возможно, под последними украинские источники имеют в виду всех северокавказцев). Тем не менее, по данным С.Ткаченко: "уже в июле 1943 г. отдел, состоящий из грузин, армян и черкесов, - входил в загон (полк, - Г.М.) Крука на Кременеччине, отличился в бою с партизанами из соединения Михайлова в Сурозских лесах, возле села Теремное".
Второй этап перехода грузинских легионеров в ряды УПА имел место осенью и зимой 1943 г., когда в результате провала наступления вермахта под Курском-Белгородом, германские войска окончательно потеряли стратегическую инициативу на германо-советском фронте. Учитывая, что основная масса переходов легионеров на сторону УПА наблюдается именно в период ноября-декабря 1943 г., нельзя не прийти к выводу, что данное событие совпадает по времени с переброской грузинского батальона Ii/198 и других более мелких грузинских подразделений в Западную Европу. При этом прямые сведения по данному вопросу содержатся в отчете командира Ii/198-го батальона, капитана фон Мюллера, который, отмечая имеющие место случаи дезертирства отдельных легионеров, в определенной степени считает их простительными из-за ухудшающегося осенью 1943 г. положения германских войск на восточном фронте. Таким образом, можно предположить, что основная масса переходов военнослужащих Ii/198-го батальона и других грузинских рот имела место во время их переброски на Запад через территорию Западной Украины. То, что данный этап являлся самым массовым, свидетельствует тот факт, что, по словам украинского исследователя: " с осени 1943 г. в связи с непрерывным увеличением количества перебежчиков из них стали формировать новые части. Причем, эти национальные части все чаще выступали под собственными национальными знаменами, получали командиров и политвоспитателей своей национальности. Смешанные в национальном отношении отделы стали распадаться, вместо них создавались однородные по этническому составу части". Хотя, в данном исследовании не указывается конкретное количество перешедших на сторону УПА грузин, можно предположить, что уже к декабрю 1943 г. грузинский национальный отдел был организован на уровне куреня (батальона). Данный вывод, на наш взгляд, подтверждает тот факт, что на проведенной 21 - 22 ноября 1943 г. первой конференции угнетенных народов Восточной Европы и Азии, состоявшейся на территории занятой повстанческой армией, грузинская делегация в количестве шести человек наряду с азербайджанской была самой многочисленной. При этом известно, что к этому времени азербайджанский национальный отдел был представлен куренем (батальоном).
Незадолго до вступления красной армии на территорию Западной Украины в УПА насчитывалось 15 национальных отделов различной численности - от сотни до куреня.
Факты перехода грузинских легионеров в ряды УПА с исторической точки зрения не следует рассматривать изменой принципам грузино-германской борьбы против большевизма. Как уже отмечалось, основная масса переходов грузинских легионеров на сторону УПА имело место в ноябре-декабре 1943 г. Таким образом, до тех пор, пока вермахт сохранял хоть малейшие шансы на успех, грузинские легионеры, как об этом свидетельствует пример бойцов Ii/198-го батальона, честно выполняли свой долг перед германскими товарищами по оружию. Переброска грузинских антибольшевистских частей на Запад, как уже отмечалось, имела мало общего с провозглашенным представителями германского командования делом освобождения Грузии от Советской России. В то время как продолжение антикремлевской борьбы в рядах УПА наполняло новым содержанием национально-освободительную борьбу грузинских легионеров, как уже отмечалось, не имеющих ничего общего с расистской доктриной Гитлера. Необходимо помнить: - принимая данное решение, легионеры не могли не осознавать, что, оставаясь в глубоком тылу советских войск с целью ведения партизанских действий, в целом, - подвергали свою жизнь гораздо большей опасности, чем при дислокации на второстепенных участках Западного фронта.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
824-й грузинский батальон

Окидывая взглядом грузинские батальоны, дислоцированные в 1944 - 45 гг. на Западном и Юго-Западном фронтах, нельзя не заметить факт исчезновения из источников и посвященной данной проблеме литературы какого бы то ни было упоминания о судьбе последнего из созданных центром формирования восточных легионов в Польше грузинских батальонов: - 824-го, носящего, по свидетельству Ш.Маглакелидзе наименование "Ильи Чавчавадзе". То, что данный батальон, упомянутый по нумерации западногерманским историком Й.Хоффманом , действительно существовал, свидетельствуют не только мемуары Ш.Маглакелидзе, в которых, как уже отмечалось, перечислено семь созданных в Польше грузинских батальонов (за исключением переформированного еще в начале 1943 г. в дорожно-строительную часть 796-го батальона), но и такой надежный источник, как списки восточных формирований штаба генерала восточных войск. В частности, в списке за сентябрь 1943 г. перечисляются находящиеся в Польше части и подразделения Грузинского легиона. Согласно списку, представленный на уровне полка грузинский легион, приказ о переводе которого на западный фронт отдан 1.10.43 г., включает в себя: грузинский кадровый батальон, унтер-офицерскую роту, 823-й батальон (приказ о переброске на Запад отдан 25.09.43 г.), 824-й грузинский пехотный батальон (в процессе формирования), и, наконец, - 795-й пехотный батальон, приказ о передислокации которого во Францию отдан 25.09.43 г.
Таким образом, становится очевидно, что к моменту переброски во Францию частей Грузинского легиона, 824-й батальон до завершения своего формирования еще на какое то время был оставлен в Польше. Вероятно, этим и объясняется отсутствие упоминания данной части среди дислоцированных во Франции других грузинских батальонов.
Возможно, таинственное исчезновение 824-го батальона так и осталось бы одной из множества неразгаданных тайн последней мировой войны, если бы не выписка из хранящегося в архиве С.Дробязко текста советской армейской разведсправки под заглавием "О соединениях войск противника, действующих перед фронтом 13-й армии, по состоянию на 4.07.44 г"., которую российский исследователь любезно передал мне.
В частности, в упомянутой справке, подготовленной разведотделом советской 13-ой армии сообщается: "349 пд (пехотная дивизия, - Г.М.): 911 и 912 пп (пехотные полки, - Г.М.), 349 ап (артиллерийский полк - Г.М.). Командир дивизии генерал-лейтенант фон Лаш. Участок фронта - Галица (иск.-Г.М.) - Ортеховская. Дивизия прибыла в апреле 1944 г. из Франции. В состав дивизии входит Грузинский легион (до 700 чел.). Полки двухбатальонного состава".


Ефрейтор Грузинского легиона. 1944 - 45 гг. Приказами генерала добровольческих соединений от 20 февраля и организационного отдела Генштаба ОКХ личному составу восточных (в том числе и Грузинского) легионов было разрешено ношение петлиц и погон вермахта. Единственными отличительными знаками оставались лишь кокарды и нарукавные знаки, что и отображено на данной фотографии.

Таким образом, по данным упомянутого документа, к апрелю 1944 г. на южный участок германо-советского фронта, проходивший к тому времени по территории Западной Украины, подо Львов из Франции прибыла 349-я дивизия вермахта под командованием генерал-лейтенанта Отто фон Ляша, хорошо знакомого исследователям второй мировой войны в качестве последнего коменданта г.Кенигсберга.
При этом, в посвященной структуре и организации вермахта классической книге Мюллера- Гиллебранда относительно 349-й дивизии сообщается: "349-я пехотная. Сформирована летом 1943 г., с ноября 1943 г.- на Западе. Разгромлена в июле 1944 г". Принимая во внимание тот факт, что, кроме 824-го батальона, все существующие к этому времени грузинские части находились в западной и юго-восточной Европе, а также на Балканах, вполне закономерно предположить, что дислоцирующийся под Львовом батальон Грузинского легиона может быть лишь последним из созданных в Польше грузинских частей, - 824-м пехотным грузинским батальоном.

В пользу данного предположения, помимо всего прочего, свидетельствует грузинский исторический материал. В частности, опубликованный в газете Грузинского легиона "Сакартвело" ("Грузия") отрывок из письма одного из легионеров, который, как нам кажется, служил именно в 824-м батальоне. Так, в 32-м (103-м) номере за 14 августа 1944 г. в рубрике "Картины сражений и письма солдат с восточного фронта" опубликовано письмо, которое один из легионеров направил своему товарищу. "Тебя, наверное, интересуют мои приключения. Та группа грузин, которая зимой покинула вас, попала в одну из германских дивизий. Упомянутая дивизия стояла тогда на Ла-Манше. Между прочим, перед отъездом я хотел проститься с тобой, но не нашел тебя, и, к тому же, спешил. 27 марта с Ла-Манша наша дивизия прибыла на восточный фронт. Несмотря на жестокие морозы и метель, в тот же день мы перешли в наступление и в течение трех дней отбросили врага на 50 километров восточнее Л-ва. После этого заняли оборонительные позиции". (См. Грузины под германским знаменем во второй мировой войне. Тбилиси. 1994. стр.485.).
Таким образом, сравнивая советский, германский и грузинский материалы, становится очевидным, что советская разведка не ошиблась, зафиксировав наличие в 349-й дивизии вермахта батальон Грузинского легиона. При этом грузинский материал полностью сходится с показаниями прочих источников.
В частности, то, что грузинское формирование, в котором служил автор письма, покинуло место своей дислокации именно зимой 1943 г., как нельзя лучше совпадает с вероятной запоздалой переброской 824-го батальона на Запад. Поскольку, по германским данным, упомянутая часть в момент переброски во Францию прочих грузинских батальонов все еще находилась в процессе формирования. При этом выясняется, что к этому времени на месте прежней дислокации батальона все еще оставались грузинские легионеры, в том числе военнослужащий, которому было адресовано само письмо. Вместе с этим, сообщается, что дислоцирующаяся на Ла-Манше (как и большинство созданных в Польше грузинских батальонов) германская дивизия, в которую попал автор письма, в марте 1944 г. была переброшена на восточный фронт, что по времени полностью совпадает с данными советской разведывательной справки. И, наконец, окончательно решает вопрос, упомянутый в письме грузинского легионера и зашифрованный военной цензурой из соображения секретности город Л-ов, который, по нашему мнению может быть лишь столицей Галиции городом Львовом, под которым, как известно, и дислоцировалась 349-я дивизия.

Ко всему этому можно добавить, что указанная в советской разведсправке численность грузинского батальона (около 700 человек), судя по имеющимся на сегодняшний день материалам, была свойственна именно созданным в Польше двум последним (823-му и 824-му) грузинским батальонам т.н. "третьей волны", сформированным во второй половине 1943 г. В частности, в опубликованных недавно мемуарах члена военного отдела грузинского союзного штаба М.Кавтарадзе, лично посетившего с инспекционной поездкой весной 1944 г. 823-й грузинский батальон, дислоцирующийся на острове Гернси, прямо указывается численность данной части - 700 человек.
К сожалению, на сегодняшний день точно неизвестна судьба входивших в 349-ю дивизию легионеров 824-го грузинского батальона. Будем надеяться, что после окружения в середине июля 349-й дивизии превосходящими силами советской армии, по крайней мере части грузинского батальона удалось вырвавшись вместе с германскими товарищами из окружения спастись и отступить на Запад. Либо, следуя примеру выживших в боях украинских бойцов 14-й дивизии СС "Галичина", находившихся на том же участке фронта под Бродами, - присоединиться к действующим на Западной Украине повстанческим отрядам УПА. Во всяком случае, как пишет в своих воспоминаниях очевидец тех событий, бывший генерал-майор вермахта Ф.В.Меллентин, к 20 июля 1944 г: "Основные силы 13-го корпуса (в который входила и 349-я дивизия, - Г.М.) под командыванием генералов Лаша и Ланге сумели пробиться к нашим позициям. Тысячи людей, собранных ночью в мощный кулак, с громовым "ура" бросилась на противника. Этот удар отчаявшихся людей, решивших прорваться или умереть, разорвал кольцо русских; большая часть окруженных войск была спасена".

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Небольшое добавление о группе обер-лейтенанта Ланге

Дествительно группа обер-лейтенанта Ланге связалась с лидером чеченского сопротивления Х. Исрапиловым (он же Терлоев, до войны окончил институт Красной профессуры, в реальности был евреем (мать - еврейка, отец - чеченец) В статьеуказанно что группа Ланге успешно провело диверсионные акты, но это ошибка, они высадились в районе Карджина (Северная Осетия), в составе группы был радист Засеев, который сразу явился в райотдел НКВД (был завербован Дзабиевым Х.-М.) . После чего Засеев вернулся в группу к Ланге и вывел того на Исрапилова (в составе группы Исрапилова действовал сотрудник НКВД ЧИАССР Ушахов Ш., наверное по этой прничине автор статьи утверждает, что Исрапилов имел "своих" людей в органах ГБ). После того как Ланге сообщил в Центр о том, что имеется широкоразвлетвленная сеть подполья, Засеев вывел группу Ланге на засаду. В принцыпе все, сотрудник НКВД Дзабиев погиб, Засеев погиб, Ланге был арестован.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Грузинское восстание на острове Тексел

Грузинское восстание на острове Тексел (5 апреля 1945 — 20 мая 1945) — восстание батальона военнопленных советских солдат из Грузии на голландском острове Тексел против немецких оккупантов во время Второй мировой войны. Иногда это восстание описывают как «Последнее сражение в Европе».

Остров являлся ключевым пунктом германского Атлантического вала и был сильно укреплён. Грузинский батальон (около 800 человек) был сформирован из грузин, набранных гитлеровцами из лагерей советских военнопленных на территории Польши, которые предпочли стать перебежчиками чем умереть от голода в лагере (по другим данным под угрозой расстрела). Батальон был направлен в район голландского города Харлем. В начале 1944 года в батальоне возникла подпольная организация, и немцы, заподозрив это, перевели батальон на остров Тексел, где грузины выполняли вспомогательную роль.

В ночь с 5 на 6 апреля 1945, надеясь на скорую высадку войск союзников, бывшие советские солдаты подняли восстание против нацистов и за короткое время взяли остров под свой контроль, уничтожив приблизительно 400 немцев. Однако им не удалось захватить береговые батареи на севере и юге острова, поэтому вскоре немцы высадили десант с материка и отбили остров после недели ожесточённых боёв. После этого грузины разбились на несколько групп, отошли за минные поля и продолжали сопротивление.

За время «русской войны» (так назвали эти события жители Тексела) приблизительно 800 немцев, 570 грузин и 120 местных жителей было убито, множество ферм было сожжено. Бессмысленное сражение продолжалось даже после того как Германия капитулировала (5 мая в Нидерландах и 8 мая в Германии). Вплоть до 20 мая канадские части не могли остановить «Последнюю битву Европы».

Выживших грузинов ждала нелёгкая судьба. После репатриации в СССР, как и многие другие бывшие заключённые лагерей для военнопленных, они попали в советские лагеря.

В 1953 голландцы на народные деньги воздвигли на острове гранитный монумент в Ходеберге около Оудешильда в память этого восстания против немецких оккупантов. Постоянная экспозиция о восстании существует в музее аэронавтики аэропорта острова.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
Элементы униформы












Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20068
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +124
И несколько фотографии


















 


Facebook Comments