Автор Тема: Итервью с министром обороны Грузии Дмитрием Шашкиным  (Прочитано 4032 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20113
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +125
Итервью с министром обороны Грузии Дмитрием Шашкиным

[float=left][/float]А.ВЕНЕДИКТОВ: Рад вас приветствовать, господин министр, в вашей новой должности. Расскажите, как из министра образования становятся министром обороны?

Д.ШАШКИН: Ну, спасибо за поздравление. Вы знаете, после революции роз в Грузии сложилась команда молодых управленцев, которые обладают большим опытом руководства, опытом менеджмента, и поэтому, в принципе, есть возможность, чтобы на те направления, которые премьер-министр считает необходимыми, выдвигать конкретных людей для того, чтобы обеспечивать осуществление тех задач, которые в данный момент ставятся перед теми или иными министерствами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, когда Горбачев стал президентом СССР, его упрекали военные депутаты, оппозиция в том, что он – лейтенант. И вы – лейтенант. Вас генералы еще не чморят?

Д.ШАШКИН: Вы сразу так на агрессию переходите, с Горбачевым сравниваете как-то...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это неизвестно, агрессия это или наоборот. Но тем не менее, вы оба лейтенанты.

Д.ШАШКИН: Я – юрист по образованию, поэтому, как бы, само собой полагающееся получение звания в процессе обучения. Поэтому у меня был опыт работы в Министерстве внутренних дел после того, как я закончил школу. Был опыт соприкосновения с системой обороны при получении звания. Поэтому для меня это, в принципе, не чуждая система.

Но кроме этого, надо сказать еще одну очень важную вещь. Мы раньше об этом, если не ошибаюсь, говорили с вами. Я и с другими российскими журналистами говорил на эту тему, что, в принципе, очень важно... У всего есть свои плюсы, у всего есть свои минусы. Когда назначается человек не конкретно из этой среды, всегда идет диспут двух тем – должны ли быть министры назначены технократы или это, все-таки, политические назначения каждого министра. Я как и многие мои коллеги, как и это правительство всегда говорим о том, что у нас принцип, что министр – это политик, это человек, который определяет политическую составляющую каждого министерства. Министры не технократы. И у этого есть очень простое объяснение, почему, скажем так, мне эта позиция близка и почему я ее абсолютно поддерживаю. Потому что когда министр не технократ, это такая, знаете, если вернуться назад, это на некоторых легко продавать, скажем так, эту тему, что, вот, министр должен быть технократом, он должен знать полностью систему и так далее, и тому подобное.

У технократа-министра есть всегда один большой минус. Он на систему смотрит как на своего собственного ребенка, то есть ребенка, которого он сам родил, которого он сам вырастил. И поэтому любое изменение для него очень тяжело проходит. Это реальность. У министра-политика всегда существует люфт и всегда существует возможность задавать вопросы.

Действующий премьер-министр Грузии – он полицейским не был, когда провел блистательную реформу полиции. Я ни в тюрьме не родился, когда был министром по исполнению наказаний, юридической помощи и пробации, и ни учителем, когда был министром системы образования. У нас, у людей, которые получают политические назначения, есть огромная возможность, огромный люфт, как я уже сказал, задавать вопросы. И спрашивать самый главный вопрос – почему? Потому что когда вы проводите реформы, всегда найдется очень много людей, которые вам скажут, что «Нет, этого делать нельзя, это не получится» и так далее, и тому подобное. Всегда у политика-министра есть возможность спросить «Почему?» В основном, на этот вопрос как раз и не получаешь ответа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это понятно.

Д.ШАШКИН: Вот поэтому мы свободны от комплексов, мы свободны от субъективного восприятия той или иной сферы. И главное для нас, что у нас есть большой опыт руководить теми или иными отраслями, опыт менеджмента и главное, как я уже сказал, самое главное, мы свободны от комплексов, от предрассудков и от какого-то субъективного восприятия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи второй вопрос про комплексы. Человек, которого зовут Дмитрий Николаевич Шашкин... Это отмечают наши слушатели, которые задавали вам вопросы. Чуть ли не половина вопросов, как может русский руководить грузинской армией, которая еще недавно воевала с Россией? Там комплексов не возникает?

Д.ШАШКИН: Комплексов не возникает. Я объясню, почему. Потому что я, честно говоря, смотрел на те вопросы, которые вам задавались. Меня удивило то, что эти вопросы задавались, потому что эти вопросы... Почему меня удивило, я тоже объясню. Потому что эти вопросы не задаются в Грузии в связи с тем, что, видимо, у нас в Грузии развитие страны пошло по другому направлению, а в России, к сожалению, по другому.

Мы смотрим на этот вопрос, население Грузии, все граждане Грузии смотрим на этот вопрос как вопрос этнического происхождения и национальной принадлежности. У нас те же самые ценности, как, допустим... На этот вопрос точно также смотрят французы, смотрят турки, смотрят англичане, смотрят американцы. То есть у нас вопрос стоит... Этническое происхождение и национальность – они разделены.

А те люди, видимо, которые задавали вопросы, которые я видел на вебсайте, они, видимо, смотрят, это еще старая советская модель, модель, которая еще культивировалась Российской империей, когда люди разделялись по национальному признаку.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но здесь, ведь, вопрос в том, что если бы министром обороны Грузии был назначен, скажем, этнический люксембуржец или американец, предположим, это одна история. Но я еще вторую часть вопроса вам напомню, что еще 4 года назад Россия воевала с Грузией.

Д.ШАШКИН: Я еще раз повторю, все люди, которые проживают на территории Грузии, являются основополагающей нацией, грузинами разного этнического происхождения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И у вас не возникло проблем с этим? Ни среди генералитета, ни среди политиков, ни среди оппозиции?

Д.ШАШКИН: Эти проблемы в Грузии среди нормальных людей никогда не возникают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, есть часть ненормальных людей и значительная.

Д.ШАШКИН: Ну, я не могу сейчас говорить за некоторых представителей оппозиции – это сейчас их проблема. Среди нормальных людей, которых абсолютное большинство в Грузии, такие вопросы не возникали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И у вас лично не возникло, Дмитрий, чувства какого-то дискомфорта в этом смысле?

Д.ШАШКИН: Никак. Я руководил системой образования, я руководил системой исправительного наказания и юридической помощи, и пробации. Опять же, все жители Америки – они американцы разного этнического происхождения. В любой стране будут люди, которые такой вопрос, наверное, зададут. Это будет Франция... Во Франции все французы, в Турции все турки разного этнического происхождения. Разного этнического происхождения во Франции и так далее. Ну, абсолютное большинство, наверное, 98% такие вопросы не задают в Грузии. Ну, может быть, какие-то маргинальные элементы будут, которые такие вопросы зададут. Я надеюсь, что когда-нибудь и Россия придет к такому мировоззрению.

О.ЧИЖ: Вы упомянули военную реформу, и мы вот говорили с некоторыми людьми. У многих есть такое впечатление и здесь у нас в России, что сейчас на армию выделяются какие-то огромнейшие деньги.

Д.ШАШКИН: Да, я читал, в России опрос общественного мнения проводили. Грузия – №1 враг России, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. Это так. Ну, вот, можете сказать нам, какую часть ВВП или бюджета в целом имеет реформа или армия? И второй вопрос, как вы, наверное, тоже видели, очень многие спрашивают, действительно ли американцы, западные структуры финансируют реформу и финансируют армию? Нам нужны факты.

Д.ШАШКИН: По-моему, точно такой же вопрос вы мне задавали год назад про систему образования.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно. Но я лишь транслирую то, что спрашивают мои слушатели.

Д.ШАШКИН: Да, я помню, вы мне вопрос задавали, когда мы компьютеры детям раздавали. Это американские деньги. Вот это ваш вопрос был.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос моих слушателей, я обязан вам задать.

Д.ШАШКИН: Нет, это все деньги бюджета. А у нас бюджет абсолютно прозрачен, транспарентен. На систему обороны выделяется чуть-чуть больше, чем на систему образования. Мне легко сравнивать с системой образования . В процентном соотношении бюджет обороны приблизительно больше бюджета по образованию приблизительно на 8-10%, чем у системы образования. Они очень близки. Там разница очень минимальная. Приблизительно, наверное, 8-10%. Больше на оборону тратится, чем на образование, но уже со следующего года, если вы слушали заявление премьер-министра, на образование будет больше денег тратиться, чем на оборону, потому что бюджет образования поднимается за 4 года по миллиарду на каждый год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Миллиард лари?

Д.ШАШКИН: Нет, не миллиард. Точно чтобы сказать... Значит, 3 миллиарда в 4 года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Лари?

Д.ШАШКИН: Да. То есть он будет больше, чем у Министерства обороны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи еще раз вопрос, касающийся внешнего финансирования. На подготовку определенных подразделений, там, американские инструкторы... Это же тоже деньги американского налогоплательщика.

Д.ШАШКИН: Опять же, здесь никакого секрета военного нету, так, секрета Полишинеля никакого нету. Наша главная цель, одна из наших главных целей в системе обороны – вступление в НАТО. Мы все те обязательства, которые мы на себя взяли, вместе с этим выполняем. Мы участвуем в операции ISAF, которая является очень важной операцией для, в принципе, всей планеты. Грузия вносит свой вклад в осуществление...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это Афганистан.

Д.ШАШКИН: Да, это Афганистан. ...в осуществление этой операции вместе с нашими партнерами. Поэтому очень важное значение имеет подготовка наших военнослужащих к этой операции, которые, так как они находятся в составе коалиционных сил, конечно, получают тренинг, получают подготовку от лучших инструкторов, которые существуют, для того чтобы максимально сделать все для того, чтобы у нас не было потерь и мы вышли на те показатели, на ту цель, которая стоит перед коалиционными войсками.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, если говорить, давайте так, в процентном отношении. Вот, есть бюджет обороны Грузии и есть помощь, тренировка, финансирование...

Д.ШАШКИН: Опять же, опять же...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, приблизительно скажите. Вот, есть же миф такой?

Д.ШАШКИН: Ну, нету у нас американских миллиардов в системе и образования, и обороны. Ну, нету. И компьютеры мы делаем здесь, это компьютеры на грузинские деньги. И армия у нас одета, обута и кушает, питается на грузинские армии. Мы делаем все за свой бюджет. Нету здесь миллиардов каких-то из конспиративных теорий, которые вот тут тратятся и так далее.

Мы говорили об этом год назад. Если я не ошибаюсь, тогда несколько журналистов было из России, я не помню, честно вам скажу, кто мне задал вопрос, почему существует такой стереотип, какой-то непонятный страх перед Грузией со стороны России, почему такое внимание со стороны российского государства. А потому что очень просто. Мы, маленькая страна без залежей нефти, газа, золота, алмазов и тому подобного показали пример другим странам особенно бывшего Советского Союза, что без огромных природных ресурсов можно достичь успехов, можно победить коррупцию, можно строить государство. И поэтому наш позитивный, наш успешный пример очень опасен. Да, он опасен для тех стран, которые пытаются своему населению внушить, что невозможно самому это все сделать, невозможно победить коррупцию, невозможно строить собственную армию, невозможно детям раздавать компьютеры бесплатно в подарок. Это, наверное, пугает тех руководителей, которые внушают, опять же, своему населению...

Вот поэтому этот стереотип, что это не они сами, это, вот, им кто-то. Вот, когда они компьютеры раздают, это не они сами сделали для детей подарок (каждый ребенок компьютер получает, первоклассник), это на чьи-то деньги. Если армия создается, это не они сами, а, вот, им кто-то что-то делает и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, есть такое мнение, это правда.

Д.ШАШКИН: Ну, это, опять же, это попытка объяснения собственного бессилия по отношению к будущему своего государства, к будущему борьбы с коррупцией и так далее, и тому подобное. Это первый вопрос.

И второй вопрос, конечно, тоже понятно, наверное, когда, к сожалению, проводятся опросы общественного мнения в России, когда они показывают, что Грузия – враг №1. Наверное, сложно все время российскому населению объяснять, что маленькое государство, у которого оккупировано приблизительно 20% территорий, которому 3 года назад объявило войну самое большое государство по территории в мире... А это государство все равно выжило, все равно развивается и намного лучше развивается, чем его сосед. Наверное, сложно объяснять населению, и поэтому приходится выдумывать таких монстров, что это не они сами, там за их спиной Америка, Австралия, Канада и так далее, и тому подобное.

О.ЧИЖ: Скажите, ведь, у Грузии есть и своя военная доктрина. В ней прописано, кто враг Грузии?

Д.ШАШКИН: У Грузии доктрина... Спасибо за этот вопрос. Мы сейчас работаем над концепцией трех «Т». Приблизительно к 1-му августа она будет известна. Опять мы ничего не скрываем, нам нечего скрывать. Министерство обороны работает над концепцией, состоящей из трех «Т» - Total care, Total training и Total defence.

Total care – тотальная забота. Опять же, никакого велосипеда в этом нет. У американских рейнджеров есть такой слоган «Мы не оставляем никого». В Грузии этот слоган немножко изменен и концепция Total care, тотальной заботы основана на: «Ни в мирное, ни в военное время мы не оставляем никого». Это подразумевает под собой полный пакет тех гарантий, которые государство берет на себя официально перед каждым военнослужащим и членами их семей, что очень важно.

Total training, тотальная подготовка подразумевает под собой обучение армии по всем передовым технологиям для того, чтобы мы как можно быстрее вошли в НАТО.

И ваш вопрос как раз о доктрине, Total defence – тотальная оборона. Президент Грузии неоднократно об этом говорил и официальные лица, мы все неоднократно об этом говорим. И мы взяли официально перед международным сообществом обязательство о неприменении военной силы для возвращения наших территорий. Мы их вернем, Абхазию и Осетию, но вернем мирным путем. Поэтому концепция, военная концепция Грузии – тотальная оборона. Концепция, основанная на том, что мы вернем Абхазию и Осетию мирным путем. Но несмотря на это, у нас есть очень беспокойный сосед, который все время что-то мутит. Поэтому нам очень важна защита собственных территорий.

Защита. Опять же очень важно, даже чтобы не углубляться в какие-то конспиративные теории, а достаточно посмотреть, на чем основана концепция тотальной обороны. Она основана на резервистах. У нас очень маленькая армия. В России, наверное, думают, что здесь стоят миллионные армии, которые угрожают, поэтому, наверное, Грузия...

А.ВЕНЕДИКТОВ: А сколько?

Д.ШАШКИН: Это абсолютно открытая информация. Никакого секрета, опять же, в этом нет. Приблизительно 26 тысяч военнослужащих есть в Грузии.

О.ЧИЖ: Это резервисты тоже?

Д.ШАШКИН: Не-не-не, это регулярная армия, 26 тысяч. Я не знаю, почему Россия так боится маленькой Грузии. Наверное, это для вас тоже был бы сюрприз. Это мы не скрываем, это официальная информация, это не какой-то государственный секрет. Эта маленькая армия основана на концепции обороны. Мы ни с кем не хотим воевать, мы ни с кем ни на кого нападать не собираемся и не собирались никогда. Мы вернем свои территории, но вернем их мирным путем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если говорить об еще одном беспокойстве, которое высказывает российское руководство (публично, во всяком случае), это перевооружение армии. Я знаю, что еще президент Медведев говорил об этом с президентом Обамой – это было одной из центральных тем их разговора. Ограничили ли американцы как-то свое военно-техническое?

Д.ШАШКИН: Ну, после войны, которую российское руководство развязало в 2008 году против Грузии, долгое время пытались создать, сперва реально создать, а потом миф создать об эмбарго. Это бред. Никакого эмбарго нет и не может быть. Ну, когда мы говорим о страхах, то, наверное, должны еще бояться того, что мы в школы новые компьютеры внесли, создали...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вас это задело, Дмитрий, в свое время. Даже не думал.

Д.ШАШКИН: И в школах создали, в каждой школе у нас WiFi, свои серверы стоят и так далее. Тоже, наверное, очень опасно по мнению президента Медведева, наверное.

Опять же, мы имеем претензию на то, что мы – молодое, маленькое, бурно развивающееся государство. Мы, конечно, будем в своем развитии использовать все те передовые достижения, которые существуют в мире, для того, чтобы у нашего народа была лучшая жизнь и для того, чтобы показать пример Абхазии и Осетии того, как развивается Грузия.

Ведь, со стороны России сейчас главный метод разделения нашего народа – создание той Берлинской стены, которая в свое время Берлин разделила после Второй мировой войны, а сейчас пытаются такую же стену возвести на территории Грузии, разделив единый народ, грузин, абхазов и осетин. Это единый народ, который на протяжении веков, веков и веков жил на одной территории.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, ну, есть же и Северная Осетия, осетины, которые живут в России. Это про единый народ просто.

Д.ШАШКИН: Всегда будет это территория Грузии. Никогда у грузин никаких проблем не было ни с абхазами, ни с осетинами. Не было никогда этих проблем. Это та же самая концепция со стороны РФ, которая была советской концепцией разделения Германии, Берлина на Восточный и Западный. Но, опять же, всем надо хорошо помнить историю. Вот, вы журнал показали по истории. Хороший журнал очень. Историю хорошо надо помнить, что и Советский Союз не думал, что Берлин воссоединится и Германия воссоединится. А если вы помните, был такой премьер... Я не знаю, если вы бывали в ГДР, каждую пятницу около Берлинской стены (там было такое возвышение), там собирались люди, каждую пятницу со стороны Восточной Германии оттуда был виден Западный Берлин, была видна нормальная жизнь. Отсюда была серость, безысходность, а там была процветающая Западная Германия. Вот, людей никто не собирал. Они просто собирались и смотрели, как может развиваться государство, такое же, как они. Поэтому вот эта концепция и для нас абсолютно адекватна. Поэтому мы всегда об этом говорили и повторяем, что Грузия будет территориально целостной мирным путем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи вот какой вопрос. Очень часто мы слышим из уст руководителей Абхазии и Южной Осетии, что, вот, вдоль границ начинается передвижение крупных сил грузинской армии – это провокация. Наши базы ставятся под ружье... Просто знаю. Зачем?

Д.ШАШКИН: Ну, это... Знаете, параноидальный страх – это уже из области шизофрении. Это был реальный случай, когда, если я не ошибаюсь, полтора года назад подняли под ружье российские базы в Абхазии из-за того, что президентский самолет летел в сторону Сенаки. Это была реальная история, когда были проведены... Даже была угроза со стороны российских войск, что «мы собьем этот самолет». Президент все равно прилетел в Сенаки. Но такие были, к сожалению, прецеденты. Так вот параноидальный страх – это, к сожалению, он существует. Но на такие шизофренические страхи всегда есть логические ответы. На территории Грузии сейчас находится около линии оккупации, на линии оккупации находятся мониторы из европейских стран. Они контролируют любое передвижение грузинской армии. Я вам могу сказать, что грузинская армия на данный момент находится на базах. Любое передвижение... Мы всегда ставим в известность евромониторинг, который находится на нашей территории на линии оккупации. Поэтому для нас это огромный гарант (их наличие). Потому что как раз вот такие страхи – это, как бы, укол усмирительного, когда они находятся, чтобы вот такие параноидальные страхи не возникали у определенных лиц.

О.ЧИЖ: Давайте зафиксируем. То есть количество грузинских военнослужащих на границе за последнее время не увеличилось?

Д.ШАШКИН: Грузинские военнослужащие на границе вообще не находятся. Если вы имеете в виду границу оккупации, то грузинские военнослужащие на границе оккупации вообще не находятся. Грузинские военнослужащие находятся на месте дислокации на своих военных базах. Любое передвижение военнослужащих с территории баз – всегда ставятся в известность те мониторы, которые находятся в Грузии из европейских стран.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это европейские наблюдатели.

Д.ШАШКИН: На линии оккупации находятся силы полиции, которые вооружены легким оружием, табельным оружием. Это полицейские, это не военные. На них смотрят военнослужащие российской армии. Но на границе оккупации со стороны Грузии находятся только полицейские.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел еще одну тему затронуть. Вы знаете, что одна из главных проблем, которая сейчас обсуждается между Россией и США, это противоракетная оборона. И туда затесалась информация о том (и я знаю, что этот вопрос тоже поднимался), что противоракеты будут размещены в том числе и на территории Грузии.

Д.ШАШКИН: У меня на данный момент никакой информации, подтверждающей это, нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Тем не менее, Грузия готова принимать участие в Европейской ПРО?

Д.ШАШКИН: Грузия является частью Европы. Мы делаем все для того, чтобы мы стали составной частью Европейского Союза и НАТО. Для нас эти 2 цели являются основополагающими. Мы ведем переговоры с Европейским Союзом для того, чтобы Грузия стала полноправным членом Европейского Союза, мы ведем переговоры с НАТО для того, чтобы Грузия стала полноправным членом НАТО. Это для нас является двумя приоритетами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А зачем в НАТО? Вот, вы сейчас стали министром... Я понимаю, что вы были членом правительства, членом команды, понимаю, что это обсуждалось на Совете безопасности, естественно, и долгие годы. Но вот сейчас вы стали министром обороны. Вы, наверняка, смотрите, уже другой угол зрения, другая кочка, другая горка, да? Вот, с практической точки зрения? Или только с политической?

Д.ШАШКИН: Никакого секрета нету. На протяжении многих-многих лет РФ своими действиями показывает всему миру, Грузии в частности, что ее очень нервирует существование независимой суверенной целостной Грузии. К сожалению, это реальность. Если вы посмотрите особенно на последние 15 лет, вы увидите очень много признаков этого. Поэтому никогда мы из этого секрета не делали, всегда говорили о том, что НАТО для нас – это гарантия демократического суверенного развития нашей страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это зонтик, Дмитрий?

Д.ШАШКИН: Это гарантия демократического...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну это зонтик для демократического?..

Д.ШАШКИН: Это гарантия демократического суверенного развития нашей страны. Мы не раз заявляли со всех трибун, что мы с Россией готовы говорить везде, всегда, о чем угодно, договариваться, проводить переговоры кроме нашей независимости, нашего суверенитета, нашей целостности. Вот, кроме этих трех компонентов, которые для любой страны были бы основополагающими, если мы спросим любого... Француза спросим, немца спросим, канадца, американца. Независимость, суверенитет, территориальная целостность – для нас это основополагающие моменты. Обо всем мы готовы кроме этих трех компонентов, которые являются частью нашего государства, мы готовы на любых площадках в любое время договариваться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но для этого надо НАТО рядом иметь, да? Получается.

Д.ШАШКИН: Опять же я повторю, у нас 75% приблизительно... Сейчас были опросы общественного мнения, там есть вопросы о методологии. Но все время опросы общественного мнения показывают, что всегда 2/3 как минимум поддерживают вступление в НАТО. Вот, (НЕРАЗБОРЧИВО) проводил в мае, было 70 с лишним процентов.

Население абсолютно адекватно воспринимает необходимость вступления в НАТО. Это, опять же, для нас гарантия нашего демократического развития, независимого суверенного развития страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, был вопрос. Вам вернули Хаммеры, захваченные российскими войсками после российско-грузинской войны?

Д.ШАШКИН: Ну, это вы знаете ответ на этот вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, спрашивают слушатели.

Д.ШАШКИН: Наверное, слушатели не знают, что это были Хаммеры, которые предназначались как раз для операции ISAF.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Афганистане?

Д.ШАШКИН: Да, это были Хаммеры захваченные у другого государства на нашей территории.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это была собственность американцев?

Д.ШАШКИН: Кроме Хаммеров были захвачены также с разных военных баз унитазы, стулья, столы, стульчаки от унитазов. Вы можете посмотреть кадры, как российская армия вывозила в порядке мародерства унитазы с военных баз. Наверное, не хватало этого солдатам, потому что они очень радовались этому. Ну, это еще один был пример... А потом вы меня спрашиваете «Почему вы хотите в НАТО?», да? Это был пример того, что может предложить нам наш беспокойный северный сосед.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Говоря, все-таки, об участии вас в операции в Афганистане и разговоры про Хаммеры, ну, продолжая, как бы, разговор про Афганистан, что получает Грузия за участие в Афганистане?

Д.ШАШКИН: Грузия исполняет те обязательства, которые она взяла перед собой, перед мировым сообществом в рамках операции ISAF. Мы будем выполнять все наши обязательства, и эти обязательства взяты нами в рамках сотрудничества с НАТО и в рамках той программы, которую осуществляет НАТО вместе с Грузией.

О.ЧИЖ: Сколько человек сейчас физически там находится?

Д.ШАШКИН: Там находится один батальон.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Батальон – это?..

Д.ШАШКИН: Там находится один батальон.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Один батальон». Ну, мы посмотрим по штатному расписанию. Если министр не хочет сказать, мы как-нибудь посмотрим, на самом деле.

Д.ШАШКИН: (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если говорить, опять-таки, о концепции обороны страны. Были у вас проблемы с беспилотниками, как я понимаю, да?

Д.ШАШКИН: Какие проблемы? В смысле?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Проблемы.

Д.ШАШКИН: В смысле «проблемы»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вам их не поставили израильские фирмы, насколько я понимаю, после российско-грузинской войны. Некоторые израильские фирмы отказались поставлять. Вот поэтому я возвращаюсь к своему вопросу о военно-техническом сотрудничестве с другими странами. Потому что все понимают, что, поставляя...

Д.ШАШКИН: Ну, беспилотники делаем мы сами, это не проблема. У нас работает промышленность и мы делаем сами, грузинские эксперты делают беспилотники. Так что никакой проблемы с этой стороны у нас нету. Опять же, мы развиваем нашу оборону. Я подчеркиваю, мы развиваем нашу оборону.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Насколько уровень конфликтов между, скажем, военнослужащими грузинской армии снизился?

Д.ШАШКИН: У нас нет дедовщины.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я не про дедовщину. Между военнослужащими грузинской армии и российской армии, вот, возможно, снизился? Или повысился? Как вы оцениваете ситуацию вообще?

Д.ШАШКИН: Я, опять же, цифры вам назову очень интересные. Сейчас я понимаю, тяжело сравнивать грузинскую армию с российской армией по численности. У нас идет постоянное уменьшение любых правонарушений, которые совершаются военнослужащими на территории военных баз. У нас нет дедовщины. Это, наверное, очень так, необычно для российского слушателя. В Грузии нет дедовщины. В Грузии в прошлом году было зафиксировано... Я вам скажу статистику 2-х последних лет. В 2010 году было зафиксировано более 100 правонарушений всего по всей территории со стороны военнослужащих. В прошлом году было 70. Так что, вы видите, на 1/3, где-то на 30% идет снижение постоянное.

О.ЧИЖ: Но в армии, ведь, служат и русскоговорящие солдаты, правильно? И солдаты с русскими корнями. Бывают национальные какие-то конфликты?

Д.ШАШКИН: Ну, мы опять возвращаемся к началу нашего разговора.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, мы понимаем идею, но а практика-то какая?

О.ЧИЖ: Да. Случаи есть?

Д.ШАШКИН: Нету. У нас нету этой проблемы. Во время военной агрессии со стороны России среди жертв среди военнослужащих были офицеры, сержанты, солдаты, скажем так, с негрузинскими фамилиями также. Они являются с другого этнического происхождения фамилиями, скажем так, которые являются гражданами Грузии, они являются также грузинами. К сожалению, являлись (они погибли). Но этническое их происхождение было не, скажем так, не коренное с Грузией. Поэтому никаких проблем нету.

Я вам приведу пример. Опять же, наверное, это тяжело понять обычному слушателю, который сейчас находится в России, который слушает каждую минуту пропаганду о Грузии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас слушатели разумные – вы объясните.

Д.ШАШКИН: Во время интервенции на территорию Грузии в 2008 году, когда колонна российских войск пыталась пройти в Самцхе-Джавахети– это я поясню, это регион, где компактно проживает население, по этническому происхождению армянское население. Колонна российских войск была остановлена грузинами этнически армянского происхождения. Там в тот момент не находились регулярные военные части.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это что было, ополчение?

Д.ШАШКИН: Да, это были обычные люди, которые там проживают, которые остановили продвижение. Это всем известный факт, это, может быть, замалчивается и не говорится об этом на той же территории России, но все в Грузии прекрасно знают этих людей. Колонна российских войск была остановлена людьми этнически армянского происхождения, грузинами, которые не пустили эту колонну на территорию Самцхе-Джавахети, потому что был такой миф, что эти люди идут туда и будут приняты местным населением с радостью. Ни в коем случае. Это очень известный факт. Может быть, многие его не знают в России, скорее всего, абсолютное большинство не знает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы никуда не уходим от военных событий 2008 года, к сожалению. Конечно, в России интересуются, знаете ли вы что-нибудь о судьбе летчика, который пропал?

Д.ШАШКИН: Все обязательства, которые мы взяли перед собой, были осуществлены. Вы говорите о стратегическом бомбардировщике, который был выслан со стороны России для проведения бомбардировки нашей страны, Т-22, если я не ошибаюсь? Мы передали, мы обменяли всех, передали всех военнопленных или всех погибших. Поэтому о ком что мы знали, мы всех передали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но пока... Я просто хочу сказать, вот, пока ваши службы это делали и делают, вот, один из пилотов...

Д.ШАШКИН: Да, был сбит стратегический бомбардировщик, целью которого была бомбардировка территории. Опять же, здесь надо пояснить...

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, там наблюдение было, Дмитрий.

Д.ШАШКИН: Я немножко хочу пояснить сейчас уже как министр обороны. Был сбит самолет, который является стратегическим бомбардировщиком, который до этого никто никогда не сбивал, дальность радиуса которого составляет более 2 тысяч километров. То есть это самолет, который не используется даже по логике войны, со стороны российского генералитета не должен был использоваться против Грузии. Он был сбит нашими противовоздушными силами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Про пилота.

Д.ШАШКИН: Останки летчика... Кроме того, были другие сбиты летчики, раненые были переданы. Останки убитых были также переданы. Этот самолет был сбит над территорией Грузии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому я вас и спрашиваю.

Д.ШАШКИН: Который собирался бомбить мирное население Грузии. У нас намного больше жертв среди мирного населения, к сожалению, после войны, чем кто-либо мог представить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы хотите сказать, что он нес бомбы?

Д.ШАШКИН: Он был сбит... Давайте так скажем. Стратегический военный бомбардировщик.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, секундочку. Нам, российским гражданам зам начальника Генерального штаба объяснял, что да, был послан самолет и что этот самолет был послан для наблюдения. Там была установлена фиксирующая аппаратура. Поэтому я задаю вопрос.

Д.ШАШКИН: Как министр обороны я вам могу сказать, что военный стратегический бомбардировщик не ведет наблюдения. У него название «военный стратегический бомбардировщик», он осуществляет абсолютно иные задачи, чем, к сожалению, наблюдение.

О.ЧИЖ: Он нес оружие? Ну, то есть вы же изучали то, что осталось от самолета.

Д.ШАШКИН: Военный стратегический бомбардировщик был сбит над территорией Грузии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю: ровно через год он станет министром иностранных дел.

Д.ШАШКИН: (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не будем обижать Григола Вашадзе, но дипломатические ответы...

Д.ШАШКИН: У нас очень хороший министр иностранных дел.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, да.

Д.ШАШКИН: Не надо интригами заниматься. (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что мне здесь заниматься интригами? Можно я у себя буду заниматься интригами? Я однажды спросил госсекретаря Колина Пауэлла, который мне отвечал, но как госсекретарь приблизительно так же, как вы. Я ему сказал: «Колин, вы – генерал, ответьте мне как генерал». Он говорит: «Как генерал я вам отвечу: я не генерал, я – госсекретарь».

В этой связи скажите мне, пожалуйста, вот, градус противостояния сейчас российской и грузинской, там, армий, военных сил – он в этом году, с вашей точки зрения, повышается, понижается, морозится? Как, вот, вы как министр обороны теперь с этой кочки можете сказать, что вы видите, что вы чувствуете?

Д.ШАШКИН: Мы отменили визы для российских граждан. То есть все граждане России могут беспрепятственно проехать на территорию Грузии. И я считаю, это было очень своевременное, очень важное решение, которое мы приняли, потому что огромное количество туристов с российскими паспортами в данный момент прибывает в Грузию. Когда эти люди видят собственными глазами ту реальность, которая существует в Грузии, для нас это еще один маленький шаг в сторону мирного урегулирования конфликта, который существует между Грузией и Россией. У нас нет конфликта с Абхазией или с Осетией, у нас есть конфликт между Грузией и Россией. Поэтому, к сожалению, конечно, существует много фактов попытки эскалации этого конфликта со стороны российского правительства. Например, назначение больших маневров в то же самое время, когда в Грузии будут проходить парламентские выборы. Такие маневры не проходят в это время обычно. Ну, они были назначены, несмотря на это.

Эти попытки будут продолжаться, я абсолютно уверен. Опять же, очень просто, потому что, ну, наверное, так считает российское государство, что Грузия являет собой угрозу для России, угрозу развития страны, угроза примером, что можно без коррупции развиваться, можно победить коррупцию, быть успешным государством, можно первоклассникам раздавать компьютеры, можно строить новые школы, новые больницы и так далее, и тому подобное, и не иметь для этого много нефти, много газа, алмазов, золота и тому подобного. Ну, наверное, из-за этого напрягаются определенные люди в правительстве РФ.

Мы со своей стороны будем делать, делаем и делали все для того, чтобы никакой эскалации не было. Я хочу подчеркнуть, опять же, Грузия взяла на себя обязательства перед всем мировым сообществом. Мы не применим силу для возвращения наших территорий, Абхазии и Осетии. Мы не применим. Это обязательство официально взято, подтверждено в одностороннем порядке. Мы не будем применять силу, мы вернем эти территории, мы вернем их мирным путем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Может быть, последний вопрос. Вы, вот, готовы там начать разговор с Сердюковым, с нашим министром обороны?

Д.ШАШКИН: Грузия...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, вы-вы, министр обороны, военный министр.

О.ЧИЖ: Один на один.

Д.ШАШКИН: Грузия готова на любой площадке в любое время на любые темы кроме территориальной целостности, суверенитета и независимости государства говорить на любых площадках с любыми людьми, чтобы те проблемы, которые существуют, были решены.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Министр обороны Грузии Дмитрий Шашкин. Спасибо.

Д.ШАШКИН: Спасибо вам.


Эхо Москвы


Оффлайн Simo Hayha

  • Global Power Moderator
  • Генералисимус
  • ******
  • Сообщений: 20113
  • Карма 2041
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +125
Дм. Шашкин: Мы никому не мешаем, чужого ничего не хотим, но своего никому не уступим

[float=left][/float]Прошло четыре года с российской военной агрессии 2008 года. На этой неделе в Грузии отмечается неделя памяти. Как оценивает министр обороны Грузии события четырехлетней давности, и какова новая стратегия оборонного ведомства? «Грузия Online» предлагает эксклюзивное интервью министра обороны Грузии Дмитрия Шашкина грузинскому изданию «Prime Time»:

Разумеется, хотелось бы начать с августовской войны… 4 года прошло с последней российской военной агрессии. Что Вы скажете, как министр обороны на четвертой годовщине с трагедии…

Оценка весьма простая, но одновременно весьма болезненная и тяжелая. В 2008 году против Грузии была осуществлена откровенная, неприкрытая военная агрессия, в результате которой приблизительно 20% наших территорий оккупировано. И сейчас войсковые части Российской Федерации стоят на территории Абхазии и Цхинвальского региона и продолжают политику оккупации территорий Грузии. Это была война, которая никак не была провоцирована с нашей стороны. Это была совершенно открытая интервенция, которую осуществила Российская Федерация против нашей страны.

Насколько вероятно повторения событий спустя четыре года?

Из-за того, что у нас крайне сложный сосед, причем абсолютно непрогнозируемый, наша главная задача, чтобы Грузия постоянно была готова к тотальной обороне. Мы никому не мешаем, чужого ничего не хотим, но свое никому не уступим.

Касательно стратегии Министерства обороны… На какие вопросы Вы делаете акцент как на приоритетные?

Видение министра уже опубликовано, оно опирается на т.н. 3Т концепции: тотальная забота, тотальные учения и тотальная оборона. Наш главный слоган "Ни в мирное время, ни на войне мы не оставим ни одного человека". Это касается вообще населения и, разумеется, солдат, капралов, сержантов, офицеров и их семей. Когда мы говорим о тотальной заботе, подразумевается армия, семьи военнослужащих, а также мы даем гарантию, что грузинская армия всегда будет с нашим народом.

Что конкретно подразумевается в тотальной заботе о солдатах? Какие у них будут социальные гарантии?

Мы, исходя из этой концепции, разработали превосходный пакет, который предлагаем всем военнослужащим. Есть несколько мотиваций, которые будут способствовать тому, чтобы солдат в большей мере был концентрирован на выполнение своей обязанности и чувствовал, что государство заботится о нем и делает все для того, чтобы его и его семью меньше беспокоили проблемы.

Первая мотивация - сфера здравоохранения. С 2013 года заработает новый страховой пакет, который покроет страхование всех находящихся на контракте военнослужащих и их семей. Для нас весьма важно, чтобы любой военный знал, что государство заботится о его семье. Вместе с тем, предприятия, существующие в оборонной системе, например, предприятие "Дельта", с будущего года перечислят 20% прибыли в реферальный фонд, который специально создается для военнослужащих и их семей. И если с военнослужащим произойдет что-то такое, что не финансируется страховкой, как раз с помощью этого фонда будет покрыта возникшая необходимость.

Второй мотивацией для военных является обеспечение образования государством. Например, если вы в 2013 году сдали в высшее учебное заведение и не смогли получить грант, мы предлагаем отказаться от отсрочки обязательной военной службы, на которую автоматически получаете право при поступлении в ВУЗ. Предлагаем пойти к нам в армию, отслужить год и спустя этот год государство берет обязательство покрыть ваше четырехлетнее обучение на бакалавра в объеме государственного гранта. То есть, примитивно говоря: год служишь в армии, четыре года государство платит тебе налог за высшее образование.

Что касается тех военнослужащих, которые в настоящее время находятся на контракте и служат в вооруженных силах, им с точки зрения образования предоставляется несколько привилегий. В частности: если вы служите в течение 16 лет, то есть у вас оформлено 4 контракта, вашим детям государство полностью покроет стоимость обучения в бакалавриаете. В случае если вы подпишете второй контракт и наряду с этим хотите учиться в высшем учебном ведомстве и изберете факультет, являющийся приоритетным для Минобороны, например, инженерный, в этом случае тоже государство покроет плату за обучение.

Дети-первоклассники всех капралов, сержантов и офицеров бесплатно получат учебники от Минобороны. Если вам придется сменить местоположение, скажем, служили в Сенаки и перешли в Вазиани, вашей супруге государство передаст ваучер профессионального образования в тысячу лари для того, чтобы она проще смогла найти в будущем работу. Кроме того, вы, как военнослужащий получите от государства ваучер для изучения английского языка и компьютера.

С будущего года будет специальный фонд, который покроет стоимость учебы военных в ведущих иностранных военных училищах. Не грузиноязычных военнослужащих мы бесплатно обучим грузинскому языку, для этого они также получат ваучеры.

В случае если во время выполнения обязанности, в том числе в международных миссиях, погибнет наш военнослужащий, в виде компенсации государство передаст его семье квартиру, а также мы позаботимся о занятости супруги и образовании детей погибшего.

При оформлении каждого последующего контракта Министерство обороны заплатит военнослужащему одноразовую финансовую премию в размере 7000 лари.

В случае если у военного подписано 5 контрактов, то есть отслужил в течение 20 лет, до пенсии этот человек единовременно получит полную зарплату последнего одного года. Всем военнослужащим будут установлены налоги на муниципальный транспорт. На них также будут выдаваться льготные займы из банков.

Мы обеспечим отдых детей военнослужащих, они будут пользоваться лагерем патриотов и разными проектами. Трудно говорить об этом, но в случае военных действий ни одного нашего военнослужащего, ни живого, ни погибшего, мы не оставим в руках врага. На этом основана также т.н. концепция рейнджеров.

Что касается остальных двух концепций, какие компоненты включают тотальные учения и тотальная оборона?

Вторая и третья концепции выстроены на совершенно секретных аспектах. Единственное, что я могут публично сказать, это то, что мы продолжим активную работу с тем, чтобы как можно быстрее стать страной членом НАТО, тесно сотрудничать с Соединенными Штатами Америки.У нас есть очень конкретный план, который был согласован на встрече президента Саакашвили и президента Обама.

Об американо-грузинском военном сотрудничестве говорила и недавно находящаяся с визитом в Грузии Хиллари Клинтон. На каком этапе в настоящее время это сотрудничество?

Да, как я уже сказал, существует согласованный двумя президентами конкретный план из шести пунктов. Осуществление этого плана начнется 5 сентября. Это соглашение охватывает как противовоздушный потенциал, также и усиление разных компонентов нашей армии.

Какова роль военного резерва в усилении обороноспособности?

На части концепции тотальной обороны также наложен гриф "секретно", однако должен сказать, что одним из главных компонентов этой концепции является резерв. Мы очень маленькая страна, и не можем существовать, имея только профессиональную армию. Именно поэтому был создан добровольный резерв, который даст всем нашим гражданам возможность в случае необходимости защитить свой город, свое село. Очень важна их подготовка, учение и изучение взаимодействий с регулярными частями.

22/08/2012 «Prime Time» Мириан Боколишвили

http://www.apsny.ge/interview/1345669791.php

 


Facebook Comments