Автор Тема: Курдское государство  (Прочитано 4360 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Кистинец

  • Ветеран форума
  • ******
  • Сообщений: 6635
  • Карма 311
  • Пол: Мужской
  • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
  • Уважение: +22
Курдское государство
« : Февраль 09, 2013, 09:59:30 pm »
  • Publish
  • 0
    Курдское государство — быть или не быть? Так в чем вопрос?



    Как-то по-иному мы начали воспринимать революции. Даже названия им придумываем романтические, так сказать, «садовоягодные», не имеющие прямого отношения к насилию. «Революция роз» в Грузии (ноябрь 2003 г.), «Революция тюльпанов» в Киргизии (март 2005 г.), «Финиковая революция» в Египте (январь 2011 г.) Как будто так можно избежать разгула вакханалии, упредить ее негатив, который обязательно выплеснется вместе с революционными лозунгами.

    Не будет исключением и «арабская весна», что расцвела в странах Ближнего и Среднего востока в декабре 2010 и не сбрасывает своих лепестков до сегодняшнего дня. Стало быть, весна затяжная и непредсказуемая?

    «Флористические» революции выдвигали конкретные требования — от проведения экономических и политических преобразований до полной смены власти. А вот в отношении «урожая» такой «весны», то она оказалась, к глубокому сожалению, трагически высокой — погибло от 80 до 120 тысяч человек. Международный валютный фонд (МВФ) по-своему подсчитал цену «арабской весны», в привычных для себя долларах. И оказалось, что потери основных стран составляют более 55 миллиардов долларов США. А вот заместитель генерального секретаря Лиги арабских государств (ЛАГ) по экономическим вопросам Мухаммед аль-Таваджири поспешил уточнить, что только прямые финансовые убытки от революционных потрясений обошлись арабским государствам, как минимум, в 75 миллиардов долларов!

    …«Арабская весна» началась в Тунисе 18 декабря 2010 года после самосожжения Мухаммеда Буазизи против полицейской коррупции и жестокого обращения. Охватив Тунис, волна беспорядков накрыла Алжир, Иорданию, Египет и Йемен, а затем распространилась и на другие страны арабского мира. Кстати, самые массовые и наиболее организованные демонстрации часто проходили по пятницам, после совершения полуденного намаза.

    Пытаясь избежать новых потрясений и не потерять власть, арабские правители друг за другом бросились спешно проводить социально-политические реформы (Кувейт, Иордания, Оман, Алжир, Катар). В ряде стран (Египет, Ливия, Тунис, Йемен) были свергнуты или отправлены в отставку правительства. В Саудовской Аравии и Бахрейне протесты были жестоко подавлены, а в Сирии до сих пор не прекращается самая настоящая война. К слову, в Египте, Сирии, Ливии и Йемене значительно упрочили свои позиции радикальные исламисты.

    Во время региональных беспорядков некоторые лидеры объявили о своём намерении уйти в отставку по истечении сроков полномочий. Так, президент Судана Омар аль-Башир объявил, что не будет добиваться переизбрания в 2015 году. Так же как и премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, срок полномочий которого истекает в 2014 году. Хотя в стране неоднократно и агрессивно проходили демонстрации оппозиции с требованием его немедленной отставки. Массовые протесты в Иордании стали причиной роспуска королём Абдаллой двух правительств.



    Геополитические последствия революций не могли не привлечь всеобщего внимания. Кое-кого из лидеров «весны» выдвинули лауреатами на получение Нобелевской премии мира. Вполне красноречиво заявил о поддержке «арабской весны» лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири: «Мы на стороне арабской весны, которая принесет с собою подлинный ислам».

    Кстати говоря, победно-разрушительное шествие революционной весны продолжается. Сейчас уже можно сказать, что «арабская весна» пришла и в Иракский Курдистан.

    Кто такие курды? Как складывалась история курдского народа?

    В этническом плане курды — индоевропейский ираноязычный народ. Это не арабы и не турки. Значит «арабская весна» по своей, так сказать, семантике курдам уже не подходит. Если режиссер революций не изменит своему пристрастию к метафорам, то может статься, что революцию в Курдистане назовут, к примеру, «курдским рассветом» или опять же «курдской весной».

    Обратим внимание, что на сегодняшний день курды — один из многочисленных народов этого региона — 30–40 миллионов, то есть 4-й по величине этнос, после арабов, персов и турок. Их численность сравнима с населением таких стран, как Афганистан, Алжир или Канада. Кроме того, это хорошо организованная, идейно монолитная, имеющая многолетний опыт подпольной и вооруженной борьбы община.



    Курды — это и самый многочисленный народ в мире, не имеющий своей государственности. И, наконец, курды — это разделённый, вынужденный жить на стыке границ четырех государств народ. В Турции их 15–17 млн. человек, в Ираке — 4–4.5 млн., Сирии и Иране — около 7.5 млн. Около 2,5 миллионов курдов рассеяны по многим странам Европы и Америки. Территория их компактного проживания составляет 450 тысяч квадратных километров, то есть, превосходит по площади многие европейские страны, к примеру, такие как Швеция, Италия или Великобритания.

    Корни курдской проблемы глубоко уходят в далёкие 20-годы прошлого столетия: в 1920 году между странами Антанты и Турцией был заключён Севрский договор, разделивший Османскую империю. В договоре предусматривалось, что курды, наряду с другими народами региона, смогут, обретя независимость, создать свою государственность. Однако по прошествии всего лишь трех лет решения договора пересматриваются, потому что Великобритания и Турция с ним не согласились. Чтобы легче было контролировать нефть в районе курдского города Киркук, Лондон включил эти и другие населённые курдами земли в состав королевства Ирак, находившийся в вассальной зависимости у англичан. В итоге, по Лозаннскому договору 1923 года, курдские земли разделяются между четырьмя государствами. Мнением самих курдов, как водится, никто не поинтересовался. В таких условиях у курдов остался выбор — либо ассимилировать, либо уйти с оружием в руках в горы на партизанские базы. И с лозунгом «Курдистан или смерть» вот уже 90 лет курды сражаются за создание Великого Курдистана. Вот так и возникла курдская проблема.

    До сих пор курды, пытаясь восстановить историческую справедливость, добиваются равноправия с арабами, турками и персами. Они разделены между государствами, в основу политики которых был положен турецкий, персидский, арабский национализм с идеей создания «единой нации», что совсем не оставляет места для национального развития курдов. Это и вылилось в величайшую национальную катастрофу. Но, несмотря на отсутствие собственной государственности, курды сохранили свои национальные традиции, культуру и язык.

    По правде говоря, в разное время курдам удавалось добиваться успеха. Так, в 20-е годы прошлого столетия на территории Турецкого Курдистана 3 года просуществовала самопровозглашённая Араратская Курдская Республика. В 1946 г. на территории Иранского Курдистана на короткое время была провозглашена Мехабадская республика. Среди курдов очень популярной остается идея создания «Великого Курдистана», то есть, независимого государства на всей территории этнического Курдистана, а в качестве первого этапа рассматривается возможность получения остальными частями Курдистана того же статуса, который ныне имеет пользующийся широкой автономией Иракский Курдистан. Но стал он таким недавно.

    Вот вопрос: реально ли создание Курдистана в ближайшее время? Пусть не Великого Курдистана, о чем мечтают все курды, а всего лишь на территории отдельного государства?..

    Какого из четырех?

    В Иране курдам предоставлена возможность учиться в школах на родном языке. Они имеют небольшую квоту в университетах, издают курдские книги, национальные газеты. Работает научное общество. Но курдское национальное движение преследуется, а его лидеры по-прежнему в глубоком подполье.

    После победы исламской революции в Иране в 1979 году аятолла Рухолла Мусави Хомейни объявил, что концепция этнических меньшинств противоречит исламскому учению, поэтому в Иране считают, что иранские курды — это сначала граждане Ирана, а потом уже курды. Более того, курды в шиитском Иране исповедуют ислам суннитского толка, поэтому против них ведется еще и религиозная война. Но Иран не может окончательно подавить как военное сопротивление, возглавляемое и направляемое «Партией свободной жизни» (PJAK), так и политическое. Сегодня есть множество свидетельств того, что в Иране курдские партии активизировались, создавая единый фронт для принятия решений, связанных с будущим Восточного (Иранского) Курдистана.



    Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи.

    Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи во время своей недавней поездки в Анкару заявил, что курдские боевики создают «общие проблемы» как для Турции, так и для Ирана. Может это и так, если речь идет о PJAK, но вот сирийских курдов президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад поддерживает и «в сговоре с Асадом организовал наступление «Курдской рабочей партии» (РКК) в восточной провинции Семдинли, граничащей с Ираном», цитируют «The Telegraph» турецкие СМИ.

    Они же сообщили, что «в Турции активизировались более 100 иранских агентов, действующих от имени РКК». Не будет большой ошибкой предположить, что курдскую карту в Иране активно пытаются разыграть как США, так и израильский «Моссад».


    «Партия свободной жизни» (PJAK)

    Иранская разведка утверждает, что финансирование PJAK идёт по линии «Моссада». Боевики PJAK в течение последних нескольких лет совершили на территории Ирана несколько вооружённых нападений на иранские воинские части (преимущественно на офицеров и подразделения КСИР и терактов. Корпус стражей вынужден был провести против PJAK контртеррористические операции. Часть боевиков PJAK сбежала в Иракский Курдистан, где из-за их преследования иранскими подразделениями даже возникла определенная напряжённость на границе Ирана и Иракского Курдистана.



    К слову, PJAK в Иране и в Турции получает немалые доходы от наркоторговли и контрабанды, поэтому иранские курды относятся к боевикам PJAK как к обычным бандитам.

    Вряд ли с Ирана начнется возрождение Великого Курдистана.

    В Турции само слово «курд» было запрещено. Турецкие власти сочли необходимым официально именовать курдов «горными турками». Лишь в 1982 году в Турции признают существование курдов, и только в 1991 году они получают официальное разрешение общаться на своём родном языке, а в 2001 году — петь курдские песни. В 2004 году был открыт первый курдский телеканал TRT 6, снят запрет на частные теле- и радиоканалы. Такие свободы Турция предоставила курдам отнюдь не из-за любви к ним. Просто решение курдского вопроса является одним из условий вступления Турции в ЕС. Но и сейчас в стране по-прежнему отсутствуют курдские школы, запрещён курдский язык в официальных учреждениях. Курдам отказывают в регистрации имён, записанных курдской латиницей, а в уголовном кодексе Турции — члена НАТО, потенциального члена ЕС — имеется статья, предусматривающая наказание за «курдизм». Так, несколько лет назад было заведено дело на мэра города только за то, что он разрешил напечатать афиши фестиваля курдской культуры по-курдски. Судили, правда, за нарушение «Закона о турецких буквах и правилах их применения».


    Эмблема Курдской рабочей партии

    Борьбу за независимость курдов в Турции возглавляет Курдская рабочая партия. В 1985 году она объявила о начале вооруженной борьбы за создание независимого Курдистана. За это она попала в разряд террористической организации. Партия имеет свои филиалы или базы во всех сопредельных странах. В Иране это «Партия свободной жизни Курдистана (PJAK)», а в Сирии — «Партия Демократический союз» (PYD).

    Премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно пытался примириться с курдами. Он начал официальные расследования массового уничтожения курдов в 90-е годы прошлого века, открыл государственный телеканал на курдском языке. В июне прошлого года премьер-министр Турции как-то заявил, что курдский язык может быть включён в учебные планы и станет вторым дополнительным языком при условии, что изъявившего в этом желание количества студентов будет достаточным.

    С 2008 года правительство Турции сменило политику бойкота Иракского Курдистана на политику его полной экономической интеграции. Под давлением внутренних проблем Турция продолжает развивать свои отношения с иракским Курдистаном, намереваясь расширить их и в политической сфере. Курды верят, что Турция вскоре порвет свои отношения с аль-Малики в частности и с шиитским режимом — вообще и начнет развивать отношения с двумя другими силами в разрушающемся Ираке — арабами-суннитами и курдами. В своих обещаниях Эрдоган зашел так далеко, что даже заявил М.Барзани о поддержке Турции в случае нападения иракской армии на его потенциальное государство.

    Аналитики полагают, что Анкара может соблазнить независимый Курдистан ролью потенциального и обильно-стабильного источника очень необходимой Турции нефти. Кроме того, Турция видит Курдистан в роли надежного и стабильного буфера между собой и враждебными Ираком и Ираном. Анкара, возможно, возьмет Курдистан и в союзники против такого врага, как Рабочая партия Курдистана. Кстати, Анкара, установив свое присутствие в «освобожденных» районах Сирийского Курдистана, намерена развивать связи и с сирийскими курдами. РКК, в свою очередь, также стремится превратить эту территорию в плацдарм для активизации борьбы курдов в самой Турции.

    Вместе с тем, в погоне за региональной гегемонией Турции, Эрдоган, как считают аналитики, допустил стратегический просчёт, предав президента Сирии Башара Асада, с которым по курдской проблеме придерживался единой позиции. В итоге война приблизилась к границам Турции. Этим воспользовалась РКК, объявив в июле Эрдогану новую войну. Боевики РКК возобновили нападения на турецкую полицию и пограничные гарнизоны. А Башар Асад, оказавшись в тяжёлом положении, ответил ему предоставлением дополнительных прав своим курдам. Боевики из Курдской Рабочей Партии в Турции тут же усилили свою активность. Подавить РКК Эрдоган не в состоянии, даже при помощи Ирана, спецслужбы которого тесно сотрудничают с турецкими коллегами в этом вопросе.

    Сирия до последнего времени упорно отрицала само существование курдов в стране, большинство которых даже не являлось гражданами Сирии и лишено самых элементарных прав: занимать государственные должности, иметь курдские школы, культурные центры. Курдские партии на нелегальном положении, сотни активистов курдского движения брошены в тюрьмы. И только под влиянием «арабской весны» и продолжающихся вот уже который месяц массовых протестов сирийских мусульман-суннитов президент Башар Асад, желая переманить курдов на свою сторону, решил-таки предоставить им гражданство. Более того, он разрешил им формировать вооруженные отряды «для защиты своих исконных территорий», которые сейчас воюют против «повстанцев» вблизи турецкой границы, что очень не нравится Анкаре.

    По данным «Trend News Agency», в июле 2012 года боевые отряды Свободной курдской армии под руководством Партии «Демократический союз» взяли под свой контроль сирийские курдские города Амоуда, Африн, Камышлы и ряд других, что на севере Сирии. Эти города образовали с южными турецкими курдскими поселениями единый район, что может дать начало фактическому объединению курдов Турции и Сирии. Конечно, до реального объединения и создания Курдистана, будь то Сирийского или Турецкого, еще далеко, но турецкая газета «Hurriyet» писала в конце июля 2012 года: «Всего неделю назад у нас была 400-километровая граница с курдами, а теперь к ней можно спокойно прибавить ещё 800 километров».


    Незатихающая боль курдов — Халабджа.

    В Ираке курдов признавали. Более того, с 1970 года существовала курдская автономия, имеющая школы, университеты и радио. Но в отместку за поддержку курдами Ирана в ирано-иракской войне (1980–1988 гг.) Саддам Хусейн разрушил около 4 тысяч курдских деревень и посёлков, используя против мирного населения еще и химическое оружие (только в Халабдже погибло более 5 тыс. человек, а десятки тысяч были искалечены). За пределы страны было изгнано около 200 тысяч курдов. Чтобы не допустить их возвращения, были вырублены сады, засыпаны колодцы, сравнены с землёй курдские дома и кладбища. Все курдские служащие были заменены арабами, улицы переименованы на арабский лад и т. д. Почти половина населения Иракского Курдистана переселяется подальше от границы, в так называемые «образцовые посёлки», а фактически резервации.

    Иракская Курдская автономия, образованная в 1991 году после первой войны в Персидском заливе, опять-таки лишь номинально являлась субъектом иракского государства. Широкую и реальную автономию курды получили после вторжения США в Ирак в марте 2003 года. Американцы первоначально планировали создать «многоэтническую иракскую нацию» по своему образцу и подобию, но курдский президент Масуд Барзани отказался подписывать новую конституцию Ирака, потому что в ней не были оговорены самые широкие автономные права курдов. И своего добился! Иракский Курдистан в 2003 году получил собственный парламент, правительство, создал вооруженные силы Peshmerga,(«идущие на смерть»), насчитывающие сегодня около 90 тыс. человек, службу безопасности, (организованную, кстати, при помощи израильских инструкторов), получил право выхода из состава Ирака, пользуется налоговыми каникулами в течение 10 лет и пр.

    Сегодня наметилась устойчивая тенденция объединения курдских средств массовой информации (более десятка спутниковых теле- и радиоканалов), активно занимающихся повышением национального самосознания курдов. В 2005 году в Эрбиле был построен аэропорт международного класса, обеспечивающий связь Иракского Курдистана с внешним миром.

    Таким образом, курды оказались уже практически в шаге от независимости. Реально Иракский Курдистан стал не только примером, но и оплотом для всех курдов, образцом государства, о котором они мечтают. Это государство де-факто, которое:

    интенсивно развивает товарооборот сопредельных частей Курдистана, строит единую инфраструктуру, обеспечивая быстрый и устойчивый рост экономики всего Курдистана;
    все новые месторождения нефти и газа на курдских землях превращает в реальный фактор мировой экономики, обеспечивающий стабильное наполнение бюджета;
    закладывает основы национального образования в четырех своих университетах, где обучается курдская молодёжь из всех частей Курдистана;
    открывает консульства и дипломатические представительства иностранных государств, превращаясь в субъект международного права;
    обеспечивает бурный подъём курдской культуры и литературы;
    реализовывает социальную программу, направленную на повышение рождаемости курдов, что ведет к неуклонному росту их доли в этническом балансе стран, разделивших Курдистан, чем закладывается своего рода демографическая бомба для всего Ближнего Востока.
     Излишне утверждать, что создание независимого курдского государства активизирует аналогичные устремления курдов Турции, Сирии и Ирана.

     По мнению аналитиков, и не только западных, объявление в скором времени о создании независимого и самостоятельного Курдского государства вполне вероятно. Они считают, что следующей острейшей проблемой Ближнего Востока в ближайшее время (месяцев или пары лет, но не десятка) могут стать политические игрища вокруг создания независимого Великого Курдистана. Это может произойти не совсем скоро, но это не будет «событием на вечном горизонте». Создание курдского государства может радикально сказаться на:

    политической карте Ближнего Востока, где возникнут новые очаги напряженности и пограничные конфликты;
    рынке нефти и газа, поскольку территории курдов богаты их залежами;
    туристическом бизнесе в Турции, поскольку курды открыто угрожают турецким властям усилением вооруженной борьбы за свою независимость.
    Возвращаясь к вопросу создания государства Курдистан на территории Ирака, поинтересуемся: насколько это реально?

    С момента получения широкой автономии конфликт между Иракским Курдистаном и центральным правительством в Багдаде неуклонно обостряется. Борьба идет за сферы влияния и за нефтеносную провинцию Киркук.


    Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани — Масуд-объединитель!
    Источник en.wikipedia.org

    Масуд Барзани недавно предупредил, что будет добиваться независимости, если разногласия с Багдадом не решатся в его пользу. Курдские газеты пишут о возможном кровопролитном военном конфликте, если учесть, что у Барзани есть отлично подготовленная армия. «Все! Хватит!» все чаще звучит из его уст. По всей видимости, только одно препятствие осталось на пути курдов к независимости. И оно исчезнет или с распадом Сирии, или получением сирийскими курдами автономии. И тогда все геополитическое окружение изменится в пользу курдов!

    Взять под контроль курдов мирными средствами премьер-министр Ирака Нури аль-Малики не в состоянии. По мнению аналитиков, сегодня у курдов появился последний шанс обрести собственные территории и настоящую независимость. Они не сомневаются в создании Великого Курдистана, а задают лишь один вопрос: кто же станет «главным в доме»? И тут же отвечают: Иракский Курдистан. Если президент М. Барзани поведет себя правильно и осторожно, чем он и известен в мире политиков, то войдёт в историю как создатель Великого Курдистана, как Барзани-Объединитель. Аналитики убеждены, что он должен думать не только о власти в Иракском Курдистане, но и суметь грамотно управлять противоречивыми устремлениями курдов в Сирии, Иране и Турции.

    Что уже точно известно, так это то, что и Вашингтон, и Тель-Авив, как говорится, находятся с ним в одной лодке. Значит и Брюссель рано или поздно последует тем же курсом.

    В США — за Великий Курдистан потому, что это означает раскол всего Ближнего Востока и ослабление всех тех государств, которые Вашингтон стремится развалить или ослабить, — Сирии, Ирана, Ирака. Да и гегемонические устремления Турции в регионе Белому дому тоже не по нутру. В мире лишь у одного есть право быть сильным, остальным уготована роль слабых. В этом вся соль вашингтонской геополитики.

    Серьезно обновленный состав Госдепартамента под руководством переизбранного президента США, видимо, скоро приступит к заключительному этапу переговорного процесса с Турцией на предмет окончательного согласования позиций сторон по курдскому вопросу. Возможно, не за горами начало реализации уже утвержденного военно-политического плана краткосрочных и среднесрочных мер по урегулированию кризисных ситуаций в Сирии и Ираке, в рамках общей стратегии НАТО по Ближнему Востоку.

    Заодно с Вашингтоном заинтересован в ослаблении вышеназванных стран и Тель-Авив: ведь «курдская карта» серьезно может навредить ядерному Ирану. С Турцией Израиль тоже не в лучших отношениях, хотя «на людях» они демонстрируют свою дружбу.

    В итоге, при заинтересованности двух таких мощных союзников, как Израиль и США, и при сегодняшних процессах в Иракском Курдистане, стремлении курдов Сирии и Турции объединиться и добиться независимости, Великий Курдистан может оказаться реальностью. Россия и Китай вряд ли будут категорически против.

    Таким образом, если Иракский Курдистан обретет независимость, а салафиты в Сирии не захватят власть, курды получат реальный шанс на объединение в рамках давно ожидаемого и горячее желаемого Великого Курдистана.

    Оффлайн Кистинец

    • Ветеран форума
    • ******
    • Сообщений: 6635
    • Карма 311
    • Пол: Мужской
    • Мечта - мысль, которой нечем кормиться. (Ж. Ренар)
    • Уважение: +22
    Re: Курдское государство
    « Ответ #1 : Февраль 09, 2013, 10:14:38 pm »
  • Publish
  • 0
    Курдское государство – быть или не быть? Так что нас ждет?



    Итак, арабское весеннее половодье набрало силы и смыло режимы в четырех государствах. Сегодня мы в преддверии новых и, возможно, радикальных изменений в Сирии, Турции, Ираке, частично в Иране, да и на всем Ближнем Востоке!

    Развивающиеся события позволяют предположить, что к ноябрю текущего года может появиться курдское независимое государства в Ираке и курдские автономии на территории одного или двух соседних с ним государств. Курды в Ираке уже добились независимости. В Сирии они уже на пути к формированию автономии. У них очень серьезный тыл — иракские курды обеспечивают военную подготовку бойцов для «сирийского Курдистана», всячески помогают им материально. И если они достигнут желаемого, то это будет одним из последствий геополитических изменений вследствие «арабской весны».

    Сложилось впечатление, что режиссеры «арабской весны» сами не ожидали такого поворота дел. То есть, рассчитывали на триумф, а получился, мягко говоря, провал. Вряд ли они мечтали увидеть в Египте у власти «братьев мусульман» или быть свидетелями значительного укрепления позиций исламистов в ряде других государств Ближнего Востока. Что теперь делать с тысячами добровольцев-исламистов, воюющих в Сирии против режима Б. Асада? Может поэтому Вашингтон «вдруг» зашевелился и предлагает Анкаре обсудить вопрос по курдам? А как быть с его готовностью оказать «посильную помощь оружием и средствами (читай деньгами)» сирийским курдам? Кажется, что американцы уже опоздали, а курды сами решили, что и как им делать.

    Так что же произошло в Курдистане на стыке 2012 и 2013 годов? Если проследить за хронологией, то все выглядит приблизительно так:

    Президент Ирака курд Джалал Талабани

    1. Поздно вечером в понедельник 17 декабря прошлого года у Джалала Талабани (Jalal Talabani) случился удар. По заявлению врачей, состояние здоровья президента Ирака, лидера «Патриотического союза Курдистана» (ПСК) Джалала Талабани стабильное и он пошел уже на поправку. Какое-то время проходил реабилитацию в одной из берлинских клиник. Болезнь Д. Талабани спровоцировала целую череду событий и переговоров, направленных на предотвращение раскола в ПСК.

    На сегодняшний день сложившаяся в ПСК ситуация грозит серьезной борьбой за власть. В поединке могут сойтись Бахрам Салих и Косрат Расул — члены правительства Курдистана. Не откажется занять место отца и сын Джалала Талабани — Кубад — представитель курдского регионального правительства в США.


    Представитель Курдского регионального правительства в США Кубад Талабани.

    Глава отошедшей от ПСК группы «Gorran» («Измение») Нечирван Мустафа также в обойме главных претендентов на место лидера в Иракском Курдистане. Тем более, что Н. Мустафа вместе с Джалалом Талабани и Расулом Косратом создавал ПСК.

    Группа «Gorran» в 2009 году, заняв реформистскую антикоррупционную платформу, выиграла муниципальные выборы в провинции Сулеймания.

    Есть предположения, что возникнет определенная напряженность и в вопросе избрания нового президента Ирака после смерти Д. Талабани. Дело в том, что кандидату на пост президента Ирака необходимо получить благословение лидера Курдистана Масуда Барзани, не находящего общего языка с премьер-министром Ирака Нури аль-Малики по поводу Киркука и других богатых нефтью районов Курдистана.

    Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани
    www.regnum.ru/news

    2. 18 декабря «Washington Post» опубликовал статью «Ирак и Автономный Курдистан на пороге гражданской войны». Почему именно сейчас? Что побудило автора статьи так быстро среагировать?

    3. С 25 декабря Автономная курдская область на севере Ирака прекратила экспортировать нефть. Из-за спора с центральными властями о расчетах за нефть, в частности, из-за контракта «Exxon Mobile», подписанного с правительством Курдистана по разработке нефтяного месторождения в спорном районе Киркука.

     

    Дело в том, что с 2003 года курды самостоятельно заключили до 50 сделок по экспорту нефти. Правительство Ирака считает эти сделки незаконными. В 2011 году было достигнуто соглашение, по которому курды отдавали всю нефть Ираку и получали от правительства 50 % выручки от ее экспорта. В апреле 2012 года курды резко снизили экспорт нефти, считая, что правительство задолжало им полтора миллиарда долларов. В июле того же года курды, в качестве «жеста доброй воли», разрешили экспорт нефти, за которую правительство обещало в сентябре заплатить 848 миллионов долларов. Но заплатило лишь 550 миллионов.

    Член иракского Парламента и доверенное лицо Премьер-министра Ирака Сами аль-Аскари выразился предельно ясно: если «Exxon Mobile» придет на эту землю, то столкнется с иракской армией. «Мы не хотим войны, но мы будем воевать за нефть и суверенитет Ирака», — пообещал аль-Аскари.

    «Мы не хотим войны, — сказал президент Курдистана Масуд Барзани в своем выступлении перед командованием вооруженных сил Курдистана Пешмерга, — но если война придет к нам, то все курды готовы к борьбе».

     Части Пешмерга и регулярных вооруженных сил Ирака двинулись навстречу другу другу в заняли позиции по обе стороны границы Иракского Курдистана. 20 декабря стало известно о достижении соглашения между премьер-министром Ирака Н. аль-Малики и президентом Иракского Курдистана Масудом Барзани, при посредничестве США и Д. Талабани о создании комиссии по урегулированию конфликтной ситуации. 29 декабря курды предупредили посла США в Багдаде о недопустимости развёртывания иракских воинских частей в районе Киркука (Южный Курдистан). Похоже, кровопролития удалось избежать.

     

    9 января 2013 года Иракский Курдистан начал самостоятельно экспортировать нефть на мировые рынки через территорию Турции, используя нефтепровод Киркук-Юмурталын (турецкая провинция Мардин) а 18 января его уже подорвали боевики из РКК.

    4. 24 декабря на 7 странице ливанской газеты «The Daily Star» опубликована статья редактора иракского издания «Al-Sabah» и доверенного лица премьер-министра Ирака Абд аль-Джаббар Шабута «Курдское государство будет создано и Багдад может его признать». В статье Шабут предлагал свой план выхода из сложившейся в Ираке и автономном Курдистане конфликтной ситуации.



    5. 9 января в Париже в информационном центре Рабочей партии Курдистана были застрелены три курдянки: соучредитель РКК Сакине Джансиз, Фидан Доган и Лейла Шайлемез. Представители турецких сил безопасности присутствовали на похоронах, но держались на расстоянии от многотысячной толпы, сообщила турецкая газета «Hurriyet Daily News». Считается, что убийство курдских активисток еще больше обострит и без того напряженную ситуацию в курдских районах Турции.

    6. По данным информационного агентства «Кurdistan.ru» в течение вот уже четырех недель января 2013 года в трех иракских провинциях (Анбар, Ниневия, Салахаддин), в курдских городах Диала, Масул и Киркук продолжаются массовые протесты против политики премьера Ирака Нури аль-Малики. Десятки тысяч демонстрантов требуют от правительства реальных политических реформ, а не пустых обещаний.
    Только в городе Самарра, что к северу от Багдада, на улицы вышло более 20 тысяч протестующих против правительства Ирака. Репортер агентства «Shafaaq News» передал с места событий, что проповедник Самарры, Шейх Мухаммед Таха Талиб в своей пятничной молитве призвал правительство ответить на справедливые требования демонстрантов.

    7. Закрывается граница с Иорданией.

    8. В сирийском городе Рас-эль-Айн, что в пяти километрах от турецкой границы, не прекращаются ожесточенные столкновения между боевыми отрядами курдов и вооруженными экстремистами из исламской группировки «Фронт победы». По данным телеканала «al-Mayadin» от 20 января 2013 года, исламисты непрерывно атакуют этот стратегически важный населенный пункт на северо-востоке Сирии, где проходит шоссе, связывающее курдские области на границе с Турцией, помогающей сирийской оппозиции.

    Курдский национальный совет, объединяющий 12 партий и организаций, обратился к командованию Сирийской свободной армии с требованием немедленно положить конец войне, развязанной экстремистами. В заявлении подчеркивается, что наемники, воюющие на стороне Сирийской свободной армии, стали «послушным орудием в руках Турции, преследующей свои цели в конфликте». Из других курдских районов в Рас-эль-Айн перебрасываются свежие курдские отряды. Основу сил самообороны курдов составляют бойцы Курдского демократического союза, который, как считается, тесно связан с запрещенной в Турции Курдской рабочей партией (PKK).

    Как видно, такие события могут положить начало маловероятным, но вполне возможным и очень болезненным процессам на всем Ближнем Востоке:
    1. Окончательному расколу Ирака на три федерации со слабой, чисто номинальной властью федеративного центра в Багдаде: курдскую, суннитскую и шиитскую. Речь идет о суннитском регионе на базе провинций Анбар, Мосул, Салахеддин и Дияла. В этих провинциях, как отмечают аналитики, быстро увеличивается политическая активность суннитов на фоне обострившегося экономического и политического кризиса, стремительного обнищания населения и бездействия центральной власти.

    Если автономия курдов стала реальностью, а автономия суннитов маловероятна, то появление нового шиитского государственного образования в восточных провинциях Ирака вблизи Ирана, безусловно, вызовет крайне негативную реакцию суннитских монархий Персидского залива. При всем этом сложившееся соотношение сил в Ираке, где уже сформировались центры будущих автономий, а курдская автономия не только сформировалась в качестве успешного государственного образования, но и получила серьезное международное признание, создав прецедент для будущих суннитской и шиитской автономий, практически исключает другой путь решения проблем этой страны.

    Безусловно, этот процесс будет двигаться по-иракски сложно, с договоренностями, которые, как заведено, будут приниматься не просто в последний момент, а когда уже фактически истекло время для их принятия. Но все же хочется надеяться на мирный диалог сторон, не рубящий «по-живому», а развязывающий и снимающий ключевые для Ирака проблемы межконфессиональных и межнациональных отношений. Более того, в отличие от центральных властей Ирака, закрывших границы для сирийских беженцев, руководство Иракского Курдистана открыло границы для своих собратьев из «Сирийского Курдистана».

    Курды Ирака владеют и реальным экономическим потенциалом – сейчас они, в обход центральной власти, самостоятельно экспортируют свою нефть. Таким образом, они имеют силу не только военную, но и экономическую. Кстати, количество международных компаний, заключающих с Иракским Курдистаном контракты в экономической сфере, увеличивается.

    Таким образом, у курдов Сирии, Ирака, да и Ирана появилась мощная поддержка. Нельзя сказать, конечно, что курды сейчас диктуют условия, но их позиции для переговоров очень хорошие. И этому есть подтверждения!


    Премьер-министр Регионального правительства Курдистана Нечирван Барзани

    По данным информационного агентства «Shafaaq News» от 24 января 2013 года, премьер-министр Регионального правительства Курдистана (КРГ) Нечирван Барзани встречался с представителями других курдских партий и организаций и обсуждал вопросы урегулирования взаимоотношений. Так, в переговорах участвовали действующий председатель «Патриотического союза Курдистана» Бархам Салих и генеральный координатор «Движение за перемены» («Goran») Нечирван Мустафа. Одним из вопросов переговоров была новая конституция, которая «должна удовлетворить всех жителей Курдистана»!

    Накануне переговоров с ПСК и «Goran» Нечирван Барзани встретился также с председателем «Исламской группы» Али Бапиром и генеральным секретарем «Исламского союза Курдистана» Мухаммедом Фараджа и обсудил спорные вопросы относительно реформ и новых законов, которые имеют национальные аспекты. А фактически, речь шла о координации действий по формированию государства Курдистан на территории Ирака!

    Приблизительно в это же время президент Иракского Курдистана Масуд Барзани находился в Швейцарии, на Всемирном экономическом форуме в Давосе, где встречался с мировыми лидерами и должностными лицами ведущих компаний мира. Так, такой была встреча с президентом «Exxon Mobil» Рексом Тиллерсоном, в ходе которой стороны обсудили вопросы деятельности компании в Курдистане и Ираке. Примечательно, что крупнейшая нефтегазовая корпорация «Exxon Mobil» решила сконцентрироваться на сотрудничестве в нефтяной сфере с автономным иракским Курдистаном, отказавшись от своих проектов в Ираке.

    (Подробнее: http://kurdistan.ru/2013/01/24/news-18042_ob.html)
    Курдская сторона сообщила, что готова ежедневно экспортировать порядка 1,5 тыс. тонн нефти. В перспективе курды планируют стать самостоятельными игроками на мировом рынке углеводородов. Ни для кого не секрет, что прибыль они хотят использовать и для поддержки движения всех курдов за автономию. Багдад, все еще считающий подобные поставки «контрабандой», выразил недовольство происходящим. Ещё бы: ведь в Курдистане добывается около 60 % всей иракской нефти. Иракский Курдистан на шестом месте по величине запасов углеводородов в мире (6,3 млрд. т.) Но курдов мало волнует мнение официального Ирака. Их сдерживает не критика центрального правительства, а слаборазвитая инфраструктура. Поставки нефти из Курдистана в средиземноморский турецкий порт Джейхан осуществляется на… грузовиках. Есть трубопровод Киркук-Джейхан, но его часто взрывают боевики РКК.

    10 ноября 2012 года премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани во главе высокопоставленной торговой делегации посетил Иран. Цель визита, по словам представителя Патриотического союза Курдистана в Тегеране Назема Даббага — изучение возможностей для развития торговых отношений с Ираном. Барзани обсудил пути укрепления взаимного торгового обмена и экономическое сотрудничество между Курдистаном и Ираном. Кстати, в 2012 году товарооборот между Ираном и Иракским Курдистаном достиг 4 млрд. долларов США.

    2. Появление курдской федерации в Сирии, наподобие Иракского Курдистана, несомненно, расколет страну, несмотря даже на возможное сохранение в руках Б.Асада власти в любом виде, даже в форме алавитского (Alavit) государства. И это не фантазии, а трезвый прогноз возможного развития ситуации в Сирии, предпринятый военным экспертом израильского издания «Полоса», пишет KM.RU.

     

    Президент Сирии Башар Асад может согласиться с созданием алавитского государства под российским протекторатом на средиземноморском побережье страны. В таком случае единая Сирия, конечно, канет в Лету, распавшись на части (суннитскую, курдскую и пр.), но многочисленные сторонники Асада найдут для себя государственное пристанище. А дополнительной порукой тому станет присутствие у берегов Сирии российского флота с морской пехотой на борту.

    «Если Асад проигрывает Сирию в целом, то в качестве запасного варианта он может укрепиться в этих алавитских районах, сохранить достаточные боевые возможности своей армии и даже создать там небольшое военизированное алавитское государство», — отмечает эксперт. «Расположение его будет хорошим  — два порта,  да и поддержка алавитского населения, которому ничего хорошего при уходе Асада не предвидится, ему гарантирована», — прогнозирует эксперт.


    Военно-морская база ВМФ РФ в Тартус, Сирия

    А что же сирийские курды? А они воюют с исламистами и пытаются создавать автономию, начав с вопроса формирования своих вооруженных сил. Очевидно, они хорошо знакомы с ленинскими словами, что «каждая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться». «Главной задачей создаваемой нами армии является защита территории сирийского Курдистана от любого вооруженного вмешательства, будь то войска Асада, или отряды оппозиционной Сирийской свободной армии, или боевики исламистских радикальных группировок», — вторит классикам революции глава Национального курдистанского совета (НКС) Ширко Аббас (Shirko Abbas). По словам лидера сирийских курдов, США и страны Западной Европы уже согласились предоставить военную и финансовую помощь для создания независимой курдской армии, с целью воспрепятствовать распространению радикального исламизма в Сирии.

    Аналитики советуют сирийским курдам сплотиться под единым руководством объединенного политического совета только основных курдских партий, принимая во внимание положительный и отрицательный опыт Иракского (Южного) Курдистана и рекомендации руководства этого региона в интересах всего курдского народа, в том числе проживающего в Турции и Иране. Чрезвычайно важное значение следует уделить вопросу централизованной координации стратегии и тактики всех четырех регионов Курдистана. Лидером национально-освободительного движения, конечно, является Южный Курдистан во главе с политическим руководством этого региона, но придать ему необходимую силу можно только объединив усилия всех.


     Лидер Рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан
    newshopper.sulekha.com

    3. Начало коренных преобразований в Турции. Развитие событий в соседних Ираке и Сирии показали, что у курдов появился благоприятный момент для начала переговоров с турецкими властями, которые, похоже, демонстрируют готовность приступить к разрешению одного из важнейших внутренних вопросов — курдского. Всего пару дней назад в прессе появилась информация о том, что правительство практически в открытую начало вести переговоры с лидером Рабочей партии Курдистана Абдуллой Оджаланом (Abdullah Ocalan), вот уже 13 лет отбывающим пожизненное заключение в турецкой тюрьме.

    Однако, несмотря на решительность Эрдогана, эксперты считают, что стороны выдвигают друг другу слишком спорные требования, с которыми их оппоненты вряд ли согласятся. Тем не менее, по данным «kurdistan.ru» со ссылкой на турецкие СМИ, стороны уже приблизились к созданию некой «дорожной карты», на основе которой будут действовать в ближайшее время. Так, план предполагает разоружение бойцов РКК и выезд их с территории Турции в обмен на расширение прав курдского меньшинства. Конечно, разоружение бойцов Рабочей партии Курдистана довольно спорный и сложно решаемый вопрос. Курдам для ведения переговоров очень нужны винтовки. Поэтому, в недалеком будущем маловероятно, чтобы члены Рабочей партии Курдистана сложили оружие. Кстати, премьер-министр Эрдоган уже объявил, что курды, которые не хотят жить в Турции, могут беспрепятственно покинуть ее территорию. Эрдоган, пытаясь таким образом сыграть на опережение, может пойти на ряд уступок во имя сохранения стабильности в стране.

     

    Требования курдов включают в себя создание учебных заведений и судов, осуществляющих делопроизводство на курдском языке, закрепление этнически нейтрального определения турецкого гражданства в тексте готовящейся конституции страны, а также расширение прав региональной администрации в районах компактного проживания курдов. Помимо этого, сообщается, что курды требуют освободить своего лидера Оджалана и тысячу его сторонников, находящихся в местах заключения. Однако, при всем при этом, нельзя исключить и вариант создания отдельного Курдистана, который бы вписался в новую геополитическую расстановку сил, порожденную «арабской весной». Две курдских автономии в Ираке и в Сирии уже сегодня создают условия для поддержки турецких курдов.

    Есть еще один момент, который нужно учитывать при прогнозировании ситуации в Ираке. Этот момент — президент Ирака Д. Талабани. Так, перед своей болезнью во время официальной встречи с рядом кувейтских журналистов в Багдаде он заявил, что якобы возможность отделения Курдистана от Ирака полностью исключена, подчеркивая при этом, что курды являются зрелыми, и «не хотят отделения или независимости, потому что это невозможно». По словам президента, «я глава партии и мой девиз с самого первого дня был самоопределение, независимость... Но когда мы голосовали за Конституцию, мы осуществили своё право на самоопределение федеральным путём». Д. Талабани также напомнил, что 95 % курдов проголосовали за конституцию, потому что она была федеральной. Отвечая на вопрос кувейтцев о геополитических условиях, не позволяющих образовать курдское государство в регионе, Талабани отметил: «Я всегда говорил эту притчу экстремистам: если Курдистан объявит о независимости, и Турция, Иран или Ирак не объявят ему войну, а просто закроют границы, что мы будем тогда делать? Мы просто задохнёмся по одной простой причине, — из-за того, что экономических поставок и инфраструктуры для независимости не существует. Нам нравится сегодняшняя демократическая система, права и свободы», — подытожил президент-курд Ирака Джалал Талабани, тем самым, возможно, поставив крест на своей политической карьере в новом и независимом Курдистане.

    Безусловно, Джалал Талабани является одной из главных фигур в постсаддамовской истории Ирака. Многое — и на локальном уровне в непростом тандеме Эрбиля и Сулеймании, и разрешение множества проблем на уровне Багдада — было связано с Талабани. Прекрасный переговорщик и мастер компромисса, проводивший свою челночную дипломатию в стране, разделенной этническими и конфессиональными линиями и предрассудками, он продемонстрировал, что он незаменим в раздираемом этими противоречиями Ираке. Его роль велика и в Курдистане, поскольку, как бы то ни было, он принадлежит к старой партийной гвардии, которая прошла через все испытания, выпавшие курдам во второй половине XX века. Это был кровавый век для курдского народа, любая политическая ошибка, случись она в Багдаде, Эрбиле или Сулеймании, стоила тысяч жизней простых граждан.

    Иной точки зрения придерживается президент Иракского Курдистана Масуд Барзани. Ещё в преддверии праздника Навруз в марте 2012 года ходили слухи, что он готовится провозгласить независимость автономного региона, и в Брюсселе «под это дело» открылось официальное представительство Регионального правительства Иракского Курдистана. Однако, вскоре процесс притормаживается, чтобы вновь активизироваться в эти дни.

    Западные аналитики уже предлагают курдам конкретные шаги по реализации их вожделенной мечты:

    вести переговоры без жестких ультиматумов и на принципах равноправного партнерства;
    заблаговременно подготовить проект трехстороннего мирного договора, предусматривающего создание курдских автономных регионов в Турции и Сирии, а также однозначные обязательства США и Турции по признанию и защите суверенитета Южного Курдистана с момента выхода автономного региона из федеративного Ирака и провозглашения государственной независимости.
    Кроме того, было бы крайне целесообразно и важно, чтобы этим же договором США и Турция признали Высший Политический Совет во главе с президентом Южного Курдистана постоянно действующим представительским органом-гарантом защиты политических, социально-экономических, гуманитарных и национально-культурных прав курдского народа на всей территории исторического Большого Курдистана. Такой мирный договор по курдскому вопросу, подписанный США, Турцией и Южным Курдистаном, следовало бы в дальнейшем передать в Совет Безопасности ООН для запуска процедуры присоединения к нему других государств, призывая таким образом, международное сообщество к солидарности в деле содействия миру, безопасности и сотрудничеству на Ближнем Востоке.

    Высший Политический Совет, который давно надо было бы учредить на общенациональной конференции, должен бороться мирными средствами на региональном и международном уровне за национально-культурное и духовно-историческое единство курдского народа, отстаивать право народа Южного Курдистана на государственную независимость, а также за конституционное закрепление прав народа на автономное самоуправление в исконно курдских территориях Турции, Сирии и Ирана.

    Природные ископаемые, как уже отмечалось ранее, сопоставимы по запасам углеводородных ресурсов с лучшими мировыми показателями. И этот огромный производственный потенциал позволят Южному Курдистану в недалеком будущем интегрироваться в экономику Турции, Сирии, Ирака, Ирана и значительно расширить свои рыночные возможности за счет вовлечения трех приграничных курдских регионов в сферу развития транспортно-логистической, коммуникационной и инженерной инфраструктуры, способствующей установлению долгосрочных и взаимовыгодных экономических, финансовых и промышленно-производственных отношений в интересах государств-партнеров с входящими в них автономиями.

    Вот так, ни много ни мало, а уже есть рецепты объявления Курдистана. Дело осталось за малым — объявить Новое Государство состоявшимся!

    Итак, Южный Курдистан готов к сотрудничеству со всеми государствами на взаимоприемлемых условиях во всех областях экономики — от добывающих отраслей промышленности и до перерабатывающих производств, от сферы коммерческих услуг до здравоохранения, медицины и фармакологии, от туризма до образования и спорта, от сельского хозяйства до агропромышленного комплекса и т.д.

    А что можно еще предложить Курдистану?

    http://bintel.com.ua/ru/projects/kurdskoe-gosudarstvo-byt%27-ili-ne-byt%272/


     


    Facebook Comments